САУ, РСЗО, средства ПВО. Музей отечественной военной истории в Падиково

 

Официальный сайт: Музей отечественной военной истории
Адрес: Московская область, Истринский район, деревня Падиково, улица Конная, КСК «Дивный»

Реактивная система залпового огня БМ-13

Реактивная система залпового огня БМ-13, Музей отечественной военной истории в Падиково

Реактивная система залпового огня БМ-13

См. также:
Боевая машина реактивной артиллерии БМ-13. ВИМАИВиВС, СПб
Боевая машина реактивной артиллерии БМ-13-16 на шасси ЗИС-6. ВИМАИВиВС, СПб
Реактивная система залпового огня БМ-13. Музей отечественной военной истории в Падиково
РСЗО БМ-13Н на ЗИС-151 в Центральном музее Вооруженных Сил, Москва
БМ-13Н на базе ЗИС-151. Военно-патриотический парк «Патриот»
БМ-13Н на открытой площадке Центрального музея Великой Отечественной войны, Москва
БМ-13Н на шасси Зис-151 в Нижегородском городском музее техники и оборонной промышленности
РСЗО БМ-13Н в экспозиции историко-культурного комплекса «Линия Сталина», Минск
БМ-13Н. Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, Минск
БМ-13Н образца 1943 года в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
БМ-13НМ образца 1958 года в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
БМ-13НММ 2Б7Р образца 1966 года в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
БМ-13Н на базе ЗИС-151 у окружного дома офицеров, Екатеринбург
БМ-13НМ на базе ЗИС-151, Военный музей, Белград, Сербия
Артиллерийская часть БМ-13Н в музее форта №5 «Фридрих Вильгельм III», г.Калининград
БМ-13НММ, музей-панорама «Сталинградская битва», Волгоград
БМ-13НМ обр. 1958 года на шасси ЗиЛ-157 в Саратовском музее боевой и трудовой славы

Снаряд М-31 для реактивной системы залпового огня БМ-31

Снаряд М-31 для реактивной системы залпового огня БМ-31, Музей отечественной военной истории в Падиково

Снаряд М-31 для реактивной системы залпового огня БМ-31

Cамоходная артиллерийская установка СУ-76М

"Как и в случае со многими другими советскими самоходными артиллерийскими установками, путь к созданию СУ-76 оказался совсем не простым. Первоначально в качестве базы для машины, предназначенной для поддержки мотомеханизированных соединений, предполагалось использовать двухбашенный танк Т-26. Позже в планах появился и Т-50. Сразу после начала войны резко изменившаяся ситуация заставила срочно менять саму концепцию такой САУ. Вместо легкой боевой машины поддержки пехоты появился ЗИС-30, истребитель танков на шасси тягача «Комсомолец». К самоходной установке с более широкой специализацией конструкторы вернулись лишь в конце 1941 года. СУ-12, в итоге ставшая первым серийным вариантом СУ-76, получилась далеко не с первой попытки."
Источник: Юрий Пашолок, «"Бумажные" САУ в легком весе» | Warspot.ru

Cамоходная артиллерийская установка СУ-76М, Музей отечественной военной истории в Падиково

Cамоходная артиллерийская установка СУ-76М

"Принятая 2 декабря 1942 года на вооружение Красной армии самоходная установка СУ-12 была вполне удачной машиной. Правда, у неё имелся врождённый дефект в виде параллельно расположенных двигателей. Такая компоновка силовой установки стала ахиллесовой пятой машины: число дефектов, связанных с моторно-трансмиссионной группой, было очень высоким. Из-за проблем многие СУ-12 долгое время даже не могли добраться до фронта. Чтобы исправить ситуацию, нужно было серьёзно переделывать проблемные узлы. Так появилась СУ-15М, более известная как СУ-76М. Она стала вторым по численности образцом бронетехники Красной армии, уступая только Т-34.
...
Первое время С.А. Гинзбург, главный конструктор СУ-12, считал причиной многочисленных поломок коробок передач их низкое качество. Но конструкторское бюро (КБ) завода №38 было иного мнения. К 11 марта 1943 года директор завода №38 К.К. Яковлев, главный инженер Л.Л Терентьев и главный конструктор М.Н. Щукин подготовили письмо, в котором изложили свой взгляд на причины поломок. По их мнению, проблема была не столько в качестве КПП, сколько в компоновочной схеме. В письме предлагались определённые решения, способные улучшить ситуацию, но для полноценного решения проблемы требовалась радикальная мера — установка на САУ двигателя и коробки передач от Т-70. Это предложение поддержали военный представитель на заводе и Главное артиллерийское управление (ГАУ).
...
Самоходная установка с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б получила заводское обозначение СУ-15. Хотя от заводского КБ требовалось просто перекомпоновать машину под новые агрегаты, переделке подверглось и её боевое отделение. Причиной тому стали недостаточно просторные рабочие места командира и заряжающего. Из-за переделки моторного отделения внутри боевого отделения появился достаточно большой выступ, под которым скрывались радиатор и воздуховод системы охлаждения. Поскольку двигатель располагался теперь только справа, воздухозаборник и воздуховод системы охлаждения также остались только справа. Лючок для системы запуска двигателя расположился в правой части центрального лобового листа корпуса, люк доступа к главной передаче — в правой части верхнего лобового листа. Слева от механика-водителя находился отсек с топливными баками общим объёмом 412 литров.
Для увеличения объёма боевого отделения конструкторы немного расширили рубку влево, здесь появился небольшой выступ. Влево сместилась и орудийная установка, которая претерпела некоторые изменения и стала похожей на орудийную установку ЗИС-8, разработанную КБ завода №92. Появилась специальная балка с литым основанием под штырь верхнего станка. В средней части балка крепилась к лобовому листу рубки. С помощью этой конструкции удалось избавиться от старого варианта орудия с укороченными станинами, которые занимали немало места в боевом отделении. Боевое отделение сохранило крышу по типу СУ-12. Боевая масса машины составила 11,2 тонны.
...
К середине мая 1943 года СУ-15 с номером 15-601 прошла 960 километров, остальные три машины по 50–100 километров. В целом машина получилась удачной, но у комиссии возник целый ряд претензий. Среди них, помимо производственных дефектов, указывался и высокий износ ходовой части.
...
В Главном бронетанковом управлении Красной армии (ГБТУ КА), которое с конца апреля 1943 года контролировало работы над самоходными установками, одной из причин быстрого износа посчитали чрезмерный вес машины. Кроме того, весной 1943 года были изучены трофейные немецкие аналоги СУ-15 — самоходные установки Marder II и Marder III. С учётом полученной информации было принято решение облегчить конструкцию СУ-15 путём уменьшения толщины лобовой брони до 25 мм, а бортов и кормы до 13–15 мм. Этого вполне хватало, чтобы защитить экипаж от огня стрелкового вооружения. Наконец, ГБТУ КА распорядилось снять крышу боевого отделения и убрать броню с части бортов и кормы рубки. Эти меры позволили снизить боевую массу до 10,5 тонн. Для защиты от непогоды САУ получила тент. Переделки и снижение максимальной скорости СУ-15 до 30 км/ч были утверждены постановлением ГКО №3760сс от 17 июля 1943 года. Переделанная подобным образом самоходная установка получила обозначение СУ-15М."
Источник: Юрий Пашолок, «Самый массовый самоход Красной армии» | Warspot.ru

"Лето 1943 года оказалось для советского танкостроения временем серьёзных перемен. Сражение на Курской дуге дало ГБТУ КА много пищи для размышлений. Появились сомнения в эффективности советских лёгких танков. Выпускавшийся на ГАЗ им. Молотова лёгкий танк Т-70Б имел на поле боя мало шансов не только при встрече с тяжёлыми, но даже средними танками противника. Эффективность нового лёгкого танка Т-80, производство которого с трудом налаживалось на заводе №40, тоже была под вопросом. Даже в случае установки на него длинноствольной 45-мм танковой пушки ВТ-43 перспективы Т-80 при встрече с немецкими танками были сомнительными.
21 августа 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №3964сс «О производстве самоходных артиллерийских установок с 76-мм пушками на Горьковском автозаводе и заводе № 40 Наркомата среднего машиностроения». В соответствии с этим документом первым делом под нож попал Т-80, производство которого на заводе №40 и так не было массовым. В сентябре в Мытищах планировалось сдать первые 15 СУ-76М, в октябре — 50, в ноябре — 100 и в декабре — 150. Что же касается ГАЗ им. Молотова, то там первые 15 СУ-76М ожидалось получить в октябре. Затем темпы производства резко увеличивались: в ноябре 1943 года здесь планировалось построить 200 машин, в декабре — 300. Производственные возможности завода в Горьком вполне позволяли выполнять эти планы. СУ-76М становилась по-настоящему массовой машиной."
Источник: Юрий Пашолок, «Самый массовый самоход Красной армии» | Warspot.ru

"8 июля 1943 года на вооружение Красной армии была принята лёгкая самоходная установка СУ-76М (СУ-15М). По массовости она стала второй после Т-34/Т-34-85 боевой машиной Красной армии. Благодаря вполне удачной конструкции СУ-76М не претерпевала серьёзных метаморфоз. Но ближе к концу Великой Отечественной войны с учётом отзывов с фронтов машина прошла небольшую модернизацию, направленную, прежде всего, на улучшение защиты боевого отделения. Нового индекса эта машина не получила. Часто её называют «СУ-76М послевоенного выпуска», что неверно: в серию эти САУ пошли с апреля 1945 года, а после окончания Второй мировой войны они выпускались всего два месяца. В ходе советско-японской войны эти «послевоенные» машины успели и повоевать.
...
Вопреки расхожему мнению, послевоенная служба СУ-76М не была короткой и растянулась более чем на полтора десятилетия. Секрет долголетия оказался прост: разработка новых образцов самоходной артиллерии, особенно лёгкого типа, после войны затянулась. Детищу Щукина попросту не нашлось замены. Кроме того, самоходные установки, особенно позднего выпуска, отличались довольно высокой надёжностью. Больше всего претензий имелось к моторам ГАЗ-203. Поэтому в начале 50-х годов появилась новая силовая установка, получившая обозначение СУ-15А. Это была спаренная установка двух грузовых моторов ГАЗ-51, форсированных с 70 до 78 лошадиных сил. Таким образом, суммарная мощность установки составляла 156 л.с. Прирост мощности по сравнению с ГАЗ-203 был незначительный, зато надёжность оказалась существенно выше.
Область применения СУ-76М осталась неизменной: их включали в состав самоходных артиллерийских дивизионов в стрелковых дивизиях. Большую часть СУ-76М в послевоенном СССР составляли машины с модернизированным боевым отделением. Во многом из-за этого на памятниках и в музеях на территории бывшего СССР преобладают именно такие машины."
Источник: Юрий Пашолок, «Финальная версия» | Warspot.ru

См. также:
СУ-76М, Музей отечественной военной истории в Падиково
СУ-76М, Центральный музей Вооруженных Сил
СУ-76М и макет этой САУ, Музей техники Вадима Задорожного
СУ-76М, Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи
СУ-76М, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
СУ-76М, Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области
СУ-76М, музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма

Самоходная артиллерийская установка СУ-85

"САУ была выпущена в мае 1944-го года. Серийный номер 405323А. Принимала участие в боевых действиях. После войны была переделана в железнодорожный тягач. Служба этого тягача закончилась несколько лет назад , была выкуплена для Музея Отечественной военной истории в Падиково. После реставрации , в мае 2018-го года , самоходка была показана посетителям. Через несколько месяцев СУ-85 была доработана и выставлена в экспозиции музея. 7-го ноября самоходка приняла участие в марше на Красной площади. В мае 2019 года приняла участие в мероприятиях , посвященных Дню Победы."
Источник: Самоходка-труженица: tankist_31 — ЖЖ

Самоходная артиллерийская установка СУ-100

"3 июля исполнилось 75 лучшей советской САУ среднего класса - СУ-100. Ее разработка началась в начале 1944 года как сменщика другой машины аналогичного класса - СУ-85. Первоначально планировалось поставить на СУ-100 орудие С-34 разработки ЦАКБ, но оно показало худшие результаты, чем детище КБ завода №9 - Д-10С. Как показали испытания, лоб немецкого среднего танка Pz.Kpfw.Panther поражался бронебойным снарядом Д-10С на дистан2ии 1300-1400 метров. Кроме того, толщина лба СУ-100 увеличилась до 75 мм, а также появилась командирская башенка, которая существенно улучшила обзор командиру.
По результатам испытаний опытных образцов СУ-100 Сталин подписал постановление ГКО №6131сс «Об организации производства самоходных артиллерийских установок СУ-100 на Уралмашзаводе Наркомата танковой промышленности и 100-мм пушек Д-10с на заводах №№ 8 и 9 Наркомата вооружения».
Уже в сентябре были сданы первые СУ-100, а всего было выпущено 3241 СУ-100, из них 204 на заводе №174 в Омске. Эти машины дебютировали на фронте в январе 1945 года, для некоторых из них служба еще продолжается (например, в Йемене). Также в 50-е годы СУ-100 выпускались по лицензии в Чехословакии (SD-100).
До наших дней сохранилось немалое количество СУ-100, значительное количество данных машин всё еще находу. Одна из них находится в Музее отечественной военной истории. Данная машина с серийным номером 711977 была выпущена на УЗТМ в августе 1945 года. Долгое время она находилась на службе в армии Болгарии, а ныне вернулась в Россию. Машина участвовала в ряде мероприятий, включая памятный парад 7 ноября 2017 года на Красной площади.
"
Длинноствольный юбиляр: yuripasholok — ЖЖ

"Работы по усилению вооружения танков и самоходных установок пошли по трём направлениям. Первым, наиболее простым направлением, считалось увеличение начальной скорости 85-мм орудия до 1000–1050 м/с. Вторым направлением стало использование орудий с баллистикой 122-мм корпусной пушки А-19. В случае с тяжёлыми танками данное направление стало успешным — так появилось орудие Д-25Т, самое мощное из отечественных танковых систем. Наконец, третьим направлением стало использование калибра 100 мм — для советской полевой и танковой артиллерии этот калибр был новым.
История появления в СССР орудий этого калибра была непростой. Всё началось со 100-мм (10-см) австро-венгерской морской пушки K10 производства фирмы Skoda («круглые» калибры были типичны для Австро-Венгрии). Данные орудия ставились в том числе и на те корабли, которые по итогам Первой мировой отошли Италии. Итальянцам орудие приглянулось, и компания OTO (Odero Terni Orlando) наладила его производство. Через итальянцев 100-мм орудия попали в СССР — используя его как базу, конструкторское бюро завода «Большевик» создало сначала систему Б-24, а позже и более мощную Б-34.
Судьба Б-34 складывалась непросто, это орудие далеко не сразу приняли на вооружение и не раз дорабатывали. Тем не менее его заметили конструкторские бюро, занимавшиеся танковыми системами. Причин оказалось несколько. Во-первых, орудие имело унитарное заряжание, причём унитарный патрон оказался довольно компактным и не очень тяжёлым. Во-вторых, система являлась мощным орудием, однозначно превосходя 85-мм зенитную пушку и находясь примерно в той же категории, что и 107-мм орудие М-60. Правда, существовал один серьёзный минус: на тот момент Б-34 не имела бронебойного снаряда."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

"Во многом самоходная установка, получившая обозначение СУ-100, была результатом компромиссных решений. С одной стороны, было очевидно, что необходимо расширять боевое отделение. С другой стороны, над конструкторами дамокловым мечом висело ограничение по массе. Во многом именно проблемы с перегрузкой ходовой части стали главной причиной, почему та же СУ-122М и аналогичные машины так и не стали серийными. В результате боевое отделение по основным геометрическим параметрам оставалось равнозначным СУ-85. Одинаковым оказался и угол наклона верхнего лобового листа рубки — 52 градуса от вертикали.
Фактически СУ-100 была развитием опытного образца модернизированной СУ-85, созданной в конце 1943 года. По сравнению с серийной СУ-85 было внесено некоторое количество улучшений, главным из которых стало появление командирской башенки. Впрочем, простой заменой орудия при разработке СУ-100 не ограничились. Для начала толщина верхнего лобового листа и люка механика-водителя увеличилась до 75 мм. Это позволило заметно увеличить стойкость брони против наиболее распространённых противотанковых орудий (прежде всего 7,5 cm Pak 40). Двухстворчатый люк для панорамы в крыше корпуса сильно изменился, также в его левой створке появился перископический прибор MK-IV. Смотровые перископические приборы по периметру рубки убрали, зато на крышу вернулся вытяжной вентилятор. От наклона кормового листа рубки отказались, что позволило выиграть немного свободного места в боевом отделении."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

"Реалии Великой Отечественной войны были таковы, что средние САУ недолго задерживались в производстве. В случае с СУ-100 ситуация оказалась обратной: забегая вперёд, стоит сказать, что эта самоходка продержалась на конвейере дольше всех советских боевых машин разработки военного периода.
...
Так как производство СУ-100 началось в сентябре 1944 года, а фактические поставки в войска — ближе к ноябрю, эта машина оказалась куда менее заметным явлением на поле боя, чем СУ-85. Фактически боевое применение СУ-100 началось только в начале 1945 года. На дату боевого дебюта СУ-100 повлияли и выявившиеся дефекты, прежде всего, выход из строя передних опорных катков. Также поступали жалобы на различные детали орудийной установки, а также трещины, проявлявшиеся в месте стыка бортов рубки и «косынок»."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

См. также:
СУ-100, Музей отечественной военной истории в Падиково
Два экземпляра СУ-100, Музей техники Вадима Задорожного
СУ-100, Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи
Два экземпляра СУ-100, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
Два экземпляра СУ-100, Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области
СУ-100, музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
СУ-100, Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-122

"САУ была выпущена в ноябре 1944-го года. Серийный номер 242-41185. Принимала участие в боях на завершающем этапе войны. После войны была модернизирована , а после переделана в железнодорожный тягач БТТ-1. Последний раз капремонт тягач проходил в 1982-ом году на БТРЗ №7 в Киеве. До недавнего времени использовалась в качестве тягача. В прошлом году была доставлена в Музей Отечественной военной истории и восстановлена в виде ИСУ-122. Орудие сделано из макета ствола А-19 и оригинальной МЛ-20. В ноябре 2018-го года САУ заняла свое место в экспозиции."
Источник: Свежее пополнение: tankist_31

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152

"Из тройки советских самоходных установок, созданных в конце 1942 – начале 1943 года, КВ-14 (с апреля 1943 года СУ-152) оказалась наиболее удачной. Она не имела откровенных проблем с надёжностью, как у СУ-12, была более удобной для работы расчёта. Разумеется, имелись к СУ-152 и претензии. В ходе серийного производства машину дорабатывали, но радикальной модернизации не планировалось. Желание расширить боевое отделение в задней его части привело лишь к созданию эскизных наработок, дальше дело не продвинулось.
Отсутствие радикальных переделок было связано с тем, что машина в целом соответствовала заявленным требованиям. В отличие от танка КВ-1с, послужившего для неё базой, сама СУ-152 не выглядела устаревшей. Её вооружение было способно эффективно бороться против любого образца немецкой бронетехники. Именно благодаря вооружению СУ-152 пережила на конвейере не только КВ-1с, но и КВ-85, а последние такие машины сдавались уже в ходе производства ИС-85.
Тем не менее принятие ИС-85 на вооружение Красной армии указывало на то, что время тяжёлой САУ на базе КВ-1с уходит. В постановлении ГКО №4043 от 4 сентября 1943 года, которым ИС-85 принимался на вооружение, значилась и разработка САУ на его базе. Построить опытный образец намечалось к 15 октября, а к 1 ноября планировалось провести испытания. Первые пять машин, обозначенных как ИС-152, предполагалось сдать в ноябре, ещё 30 — в декабре. Такие сжатые сроки объясняются тем, что машина проектировалась на уже готовом шасси ИС-85, которое не планировалось существенно переделывать."
Источник: Юрий Пашолок, «Самая массовая тяжёлая самоходка в истории»| Warspot.ru

"При разработке новой самоходной установки учитывался опыт проектирования и эксплуатации СУ-152. Боевое отделение ИС-152 удалось сделать чуть более просторным. Для этого пришлось отказаться от наклонного кормового листа рубки и изменить конфигурацию бортовых листов. Их угол наклона уменьшился с 25 до 15 градусов. Задние бортовые листы стали более длинными, что тоже позволило выкроить немного свободного места. Топливный бак перенесли с правого борта в переднюю левую часть боевого отделения, слева от механика-водителя. Решение довольно странное, но места бак стал занимать меньше. Перенос бака сделал удобнее работу командира и замкового."
...
6 ноября 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №4504сс «О тяжёлой самоходной артиллерийской установке ИС-152 с гаубицей-пушкой МЛ-20с». Документ предусматривал начало серийного производства машины, сохраняя объёмы, заданные в постановлении ГКО №4043. Первые машины получились очень дорогими: каждая из них обходилась в 400 тысяч рублей, что было заметно выше СУ-152. Впрочем, уже в первом квартале 1944 года стоимость снизилась до 350 тысяч рублей, а с апреля — до 295 тысяч."
Источник: Юрий Пашолок, «Самая массовая тяжёлая самоходка в истории»| Warspot.ru

Летом 1943 года состоялась демонстрация руководству страны достижений отечественного танкостроения. К показу были подготовлены ИС-85, КВ-85, первые опытные танки ИС-2 Челябинского Кировского завода и артсамоходы на их базе ИСУ-152 и ИСУ-122, а также СУ-85, созданная на "Уралмаше" на базе танка Т-34. Вот как это событие описано в книге сотрудников танкового конструкторского бюро Кировского завода Н.С.Поповым и В.И.Петровым "Без тайн и секретов": "Их разместили неподалеку от Царь-Пушки лицом к зданию Верховного Совета. Вскоре на площадь вышли члены Государственного Комитета Обороны во главе со Сталиным. Здесь же были нарком танковой промышленности В. А. Малышев, командующий бронетанковыми войсками генерал-полковник Я. Н. Федоренко. На пояснения Малышева о боевых возможностях машин Сталин, указывая пальцем на пушку 122-мм калибра, заметил, что орудие вполне внушительное и подходит для тяжелого танка.
Разговор этот происходил у правофлангового танка ИС-2. Затем Верховный Главнокомандующий подошел к самоходной артиллерийской установке ИСУ-152. Ему, видимо, было известно, что самоходные орудия, названные в Курской битве "зверобоями", хорошо показали себя в боях. Подойдя к машине, он неожиданно вскарабкался на корпус самоходки, на которой не было никаких вспомогательных трапов, и, заглянув в открытый командирский люк, спросил, как обстоят дела с вентиляцией боевой рубки. Видимо, кто-то ему докладывал, что экипажи на машинах первого выпуска угорали. Водитель-испытатель К. Е. Егоров спокойно ответил ему: "Действительно, выхлопные газы попадают внутрь машины, но для этих самоходок отработана улучшенная вентиляция, она в три раза больше пропускает через себя воздуха и опасность задымления или загазовывания башни пороховыми газами полностью устранена". Сталин, полностью удовлетворенный компетентным ответом механика-водителя, больше никому из инженеров по этому поводу вопросов не задавал. После осмотра опытных образцов Верховный Главнокомандующий, обращаясь к окружающим, громко сказал:
- На этих танках и будем заканчивать войну!
"
4 сентября 1943 г. постановлением Государственного Комитета Обороны тяжелые танки КВ-85, ИС-85 и ИС-152 (будущая ИСУ-152) были приняты на вооружение Красной Армии. Тем не менее, Челябинский Кировский завод продолжал выпуск СУ-152 и дело было не только в инерции производства. Дело в том, что работа над эталонным образцом ИСУ-152, т.е. САУ, вроде бы уже принятой на вооружение, шла до поздней осени 1943 года.
Задержка с запуском самоходки в серию произошла по причине наличия многочисленных деффектов (что не удивительно) и по причине существенного превышения стоимости, относительно запланированной (а вот это для меня было удивительным). Вообще, снижению стоимости выпускаемой бронетехники уделялось самое пристальное внимание.

История с осмотром самоходки в различных вариациях кочует по всем материалам, раскрывающим тему ИСУ-152. Но ни в одной публикации нет ответа на простой вопрос: почему в СССР серийные САУ появились только зимой 1942/1943 года?
Не было потребности в противотанковом средстве, за неимением у вермахта тяжелых танков? Ничего подобного, советские солдаты познакомились с T-VI, годом раньше, 29 августа 1942 года у станции Мга под Ленинградом.
Не было технической готовности? 152-мм гаубицу-пушку МЛ-20 приняли на вооружение в 1937 году. Шасси танка КВ-1 - тоже не новость, в производстве с марта 1940 года. В 1942 его доработали, попытавшись устранить претензии танкистов и получился КВ-1С. Оставалось только соединить шасси и орудие.
Первые попытки к такому объединению относятся к весне 1931 года, когда КБ завода «Большевик» получило задание на проектирование самоходной установки 76-мм полковой пушки на шасси танка Т-26. Возврат к этой концепции состоялся в мае 1941 года с утверждением тактико-технических требований на «76-мм самоходную пушку поддержки мотомеханизированных соединений». Документом предполагалось установка 76-мм танковой пушки КТ в полуоткрытую рубку, на шасси устаревшей двухбашенной модификации лёгкого танка Т-26.
Не было задач под самоходные артиллерийские установки? Думаю, что в ходе наступательных действий конца 1941 года наши войска испытывали острую потребность в мобильной артиллерии. Тем более, что перед глазами был пример немецкой САУ Sturmgeschutz III (также называемой StuG III или «Арт-штурм»). В общем, наши предки были знакомы с боевым применением штурмовых орудий, использовавшихся немцами для огневой поддержки атакующей пехоты. (Да, я понимаю, что ИСУ-152 и «Арт-штурм» это САУ разных классов. Сравнивать ИСУ-152 надо скорее с Sturmpanzer IV «Brummber», но это не меняет сути дела).
Может быть мешали экономические соображения? Но самоходки стоят дешевле (Википедия напоминает опыт лучшей практики: "Штуг III стоил 82,5 тысяч марок, в то время как Панцеркампфваген III стоил более 103 тысяч марок (буксируемый вариант той же 75-мм пушки, используемой в Штуге, стоил 12 тыс. марок)". Дешевле (относительно танковых экипажей) стоит и подготовка экипажей самоходок. В условиях нехватки танков и подготовленных экипажей после тяжелейших потерь 1941 года - вполне разумный был бы подход.
Полагаю, что дело как в нехватке заводов, способных выполнить заказ на самоходки без снижения выпуска танков, так и в общей неготовности принять идею САУ. Идея должна была созреть. Даже если вообразить, что СССР до войны закупил у Германии отличный StuG III и начал его производство - это не привело бы к радикальному сдвигу в сознании и к появлению самоходной артиллерии. Просто мехкорпуса РККА получили бы несколько необычные, безбашенные танки. В реальной истории мы видим эксперименты с артиллерийскими танками (БТ-7А, КВ-2 и т.п.). Поэтому Советский Союз вступила в войну не имея самоходной артиллерии, т.е. без универсальных систем, без штурмовых орудий, без противотанковых САУ, зенитных самоходок и т.д. Только опыт войны, а также развитие промышленности, накопленный опыт проектирования, массового производства и применения бронетехники позволили к 1943 году изменить положение дел и дать армии самоходки разных классов для усиления пехоты и танков.

По-моему, очень хорошо описал этот перелом Михаил Николаевич Свирин в книге "Самоходки Сталина. История советской САУ 1919-1945". "К концу 1943 г. Красная Армия обладала тремя классами САУ, отличавшимися друг от друга массой системы и калибром вооружения. Легкие САУ, СУ-76, предназначались для качественного усиления частей легких танков Т-70 и "Валентайн", борьбы с неприятельскими средними танками и батареями противотанковых орудий. Средние САУ, СУ-85, выполняли схожие задачи, но уже в отношении частей средних танков Т-34. Тяжелые же, СУ-152, предполагалось привлекать для качественного усиления танковых соединений при прорыве особо укрепленных полос обороны, а также привлекать для борьбы с вражескими подразделениями тяжелых танков. Хорошо видно, что только СУ-152 были остро необходимы для организации наступлений, мощности же осколочно-фугасной гранаты СУ-76, равно как и осколочной СУ-85, было явно недостаточно для разрушения укреплений и "выкуривания" пехоты из окопов.
Опыт преследования противника, и особенно - переправы через Днепр и наступление с Лютежского плацдарма показал, что для организации эффективного артиллерийского сопровождения в данных условиях были необходимы мобильные артсистемы, способные вести огонь с закрытых позиций, равно как и командно-наблюдательные машины к ним
"

В этой же книге у М.Свирина приведен рассказ ветерана, который вспоминает о качественных и количественных изменениях в подготовке личного состава самоходной артиллерии. "Ввиду необходимости увеличения численности личного состава самоходной артиллерии, начиная с 1 ноября 1943 г., помимо центра подготовки кадров самоходной артиллерии в пос. Клязьма Московской обл., были открыты две школы подготовки самоходчиков легких и средних САУ, а также 12 самоходно-артиллерийских учебных полков.
Ветеран В.Б. Ананьев рассказывал: "После Днепра наш полк был отведен на переформировку. И тут на одном из совещаний, ставя задачи батареям на проведение учений, командир вдруг сказал троим офицерам, в том числе и мне, остаться. И совершенно неожиданно объявил, что мы откомандируемся в распоряжение штаба бронетанковых войск для прохождения дальнейшей службы. Ходили слухи, что нас отправляют в академию, но на самом деле я закончил курсы, после которых оказался в самоходно-артиллерийской школе, где преподавал тактико-специальную подготовку… В нашей школе все преподаватели были орденоносцами, и мы получили строжайшее указание не щадить курсантов… Да мы и сами это хорошо понимали. Каждый огрех подготовки в тылу на фронте стоил жизни, а мальчишек надо было готовить как следует… Я старался, как мог, хотя сам по возрасту был старше своих курсантов всего на два-три года. За требовательность они меня прозвали за глаза "жандарм" и "ходячий устав". Только награды выручали. Все-таки против боевого офицера выступать не решались… Сначала было очень обидно, что ребята из моего полка освобождают города, гибнут, а я с хорошим боевым опытом ошиваюсь в тылу и вдалбливаю этим неблагодарным своенравным юнцам азы военного искусства. Но когда начали приходить благодарные письма с фронта о наших "орлятах" и от них, настроение улучшилось…"
Практика отправки опытных командиров батарей в военные училища и школы дала свои плоды, но через год. Если на Курской дуге самоходчики применяли свои машины большей частью по-танковому, то весной-летом 1944 г. уровень их подготовки в среднем вырос в несколько раз.
"

"Приходящие на фронт новобранцы уже не обучались на устаревшей матчасти и их подготовка не ограничивалась "начальными навыками". По воспоминаниям М. Соломина (55-я гв. тбр): "Вдруг осенью 1944-го из тыла к нам начали приходить очень умные мальчики – младшие лейтенанты… Они уже не производили впечатления школьников в одежде не по росту, а нормально командовали, прекрасно знали матчасть не только свою, но и противника, хотя бы "на троечку" умели водить и без вмешательства ремроты устраняли наиболее распространенные неисправности, на "хорошо" стреляли из танкового оружия… А главное – практически все они делали все это машинально! Не задумываясь! Их звали – "академики"! Я удивлялся, как сильно изменился уровень подготовки всего за какой-то год!"
Лучшим показателем возросшей боеспособности РККА в указанный период было то, что начиная с лета 1944 г. здесь неизменно удавалось совершать боевые действия во взаимодействии не только частей и подразделений, но также соединений и родов войск. Ведение боя без разведки, отдание приказов по наступлению или обороне без четкого знания обстановки – остались в прошлом.
"
Источник: Михаил Свирин, "Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955"

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково

Место механика-водителя

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково

Место наводчика

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково

Боеукладка

Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково

Место командира

См. также:
Единственная сохранившаяся в РФ самоходка СУ-152, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152М, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152М, Центральный музей бронетанкового вооружения и техники, Кубинка
Экспериментальная ИСУ-152 образца 1945 года («Кировец-2»), Центральный музей бронетанкового вооружения и техники, Кубинка
ИСУ-152, Музей техники Вадима Задорожного
ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково
ИСУ-152, Технический музей, г.Тольятти
ИСУ-152, Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области
ИСУ-152К, музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
ИСУ-152К, Открытая площадка Центрального музея Великой Отечественной войны
ИСУ-152, Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей
ИСУ-152, музей «Panssarimuseo», Парола
ИСУ-152, Музей истории «Мотовилихинских заводов», Пермь
ИСУ-152, Историко-культурный комплекс «Линия Сталина», Минск
ИСУ-152, Выставочный комплекс «Салют, победа!», Оренбург
ИСУ-152, Мемориальный Парк Победы, Казань
ИСУ-152 в Саратовском музее боевой и трудовой славы
ИСУ-152 у музея-панорамы «Сталинградская битва»

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С»

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С», Музей отечественной военной истории в Падиково

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С»

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С», Музей отечественной военной истории в Падиково

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С»

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С», Музей отечественной военной истории в Падиково

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С»

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С», Музей отечественной военной истории в Падиково

152-мм армейская самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С»

152-мм дивизионная самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»

152-мм дивизионная самоходная гаубица 2С19 «Мста-С», Музей отечественной военной истории в Падиково

152-мм дивизионная самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион»

Сначала приведу сведения из официальной истории создания этой интересной установки. Вот что пишет об этом А.С. Ефремов в работе «Седьмой "цветок" в артиллерийском "букете" и его унифицированные наследники» («Техника и вооружение», №12/2011).
"САУ 2С7 «Пион» создавалась с 1967 г. как мощное орудие для стрельбы как обычными, так и тактическими специальными боеприпасами. Большой калибр (203,2 мм – исторически сложившийся калибр, соответствующий 8 дюймам был выбран в связи с тем, что ко времени разработки орудия достижения в области конструирования специальных снарядов позволили «уложить» в этот калибр тактический ядерный (атомный) заряд. Это открывало уникальную возможность считать САУ «Пион» самой мощной артустановкой полевого типа.
...
Само 203-мм орудие 2А44 создали в КБ Волгоградского завода «Баррикады», с которым у конструкторов КБ-3 Кировского завода сложились давние творческие связи. Компоновочная схема САУ была выбрана не сразу. Под руководством одного из старейшин КБ-3 Л.И. Горлицкого – создателя знаменитых артсамоходов времён Великой Отечественной войны — был разработан проект с использованием узлов тяжёлого танка Т-10, в котором пушка устанавливалась традиционно — в сильно бронированной рубке в носовой части машины. Такой вариант получил индекс «Объект 216 сп1».
В то же время расчёты показали, что при большой силе отката (а у этого орудия она составляла около 135 т) использовать готовые гусеничные шасси затруднительно. Выход был найден в применении гусеничных шасси, разработанных по специальной схеме, но с готовыми узлами серийных танков. В новом шасси применили семиопорную подвеску, обрезиненные гусеничные ленты, резиновые бандажи на опорных и поддерживающих катках. Конструкция предусматривала возможность опускать перед выстрелом направляющие колеса ходовой части на фунт и тем самым увеличивать опорную поверхность при выстреле, при этом обрезиненные катки и гусеница вкупе с работой четырех пар энергоёмких телескопических амортизаторов существенно снижали вибрационные и ударные нагрузки.
С целью уменьшения массы машины в КБ-3 приняли вариант компоновки с задним открытым расположением пушки и рабочих мест расчёта, который при движении «по-походному» размещался в бронированных отделениях корпуса. Так появился «Объект 216 сп2», разработку которого выполнили под руководством Г.Н. Рыбина и В.В. Кулагина. Кормовое расположение открытого боевого отделения оказалось предпочтительнее ввиду целого ряда преимуществ:
- ствол размещается в пределах длины корпуса (с незначительными выносом вперёд), что исключает утыкание его при движении по пересеченной местности;
- создаётся оптимальная схема восприятия сил при выстреле и максимальное удобство боевой работы экипажа.
Пожалуй, самое главное состоит в том, что благодаря движению откатных частей пушки за пределами корпуса обеспечиваются большая длина отката, позволяющая не использовать дульный тормоз, и хорошая устойчивость при стрельбе. Длина отката достигает 1400 мм."

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково

Члены боевого расчёта располагаются в отделении управления в носовой части корпуса (вынесено за гусеничный обвод) и в среднем отделении

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково

Возможность вести стрельбу без выключения подрессоривания обеспечило сошниковое устройство и опускаемые на грунт направляющие колеса. Заглубление сошника производится без применения ручного труда и ускоряется за счёт зубьев рыхлителей.

Традиционно, всё что скрывается за ладными строками, выглядит уже не столь красиво. В реальной жизни бал правили интриги в советском ВПК, личная заинтересованность "красных директоров", конкуренция конструкторских бюро, сознательное придерживание разработок с целью позднее получить финансирование и прочие блага на последующую "модернизацию" изделий, а также уйма иных поражающих воображение факторов. Открываем воспоминания инженера-испытателя ОКБТ ПО «Ленинградский Кировский завод», а затем работника 7 Главного управления Министерства оборонной промышленности СССР, Ю.М. Мироненко. Цитата:
"Во второй половине 60-ых годов прошлого столетия в Минобороны спохватились, что в СССР, в отличие от США, напрочь отсутствует дальнобойная самоходная артиллерия. Началась возня. Не определившись, что же конкретно нужно, было найдено самое простое решение – поручить промышленности разработать аванпроекты чего-нибудь удобоваримого.
Сказано – сделано, и двум заводам Ленинградскому «Кировскому» и Волгоградскому «Баррикады» было поручено проектирование самоходной пушки с дальностью стрельбы 30 км. Про калибр и «прочее» - ни слова… Пережившие «эпоху Хрущёва» артиллеристы ленинградского и волгоградского КБ с энтузиазмом принялись за работу и «нарисовали» множество вариантов «самоходов» от 152 мм до 203мм. Кировчане вспомнили даже знаменитый «Конденсатор-2П» калибра 406 мм. Прорисовки предлагаемых вариантов были представлены в Министерство обороны, и оно… задумалось.

Прошёл ни один год, и вот в 1970 году более или менее сформировавшаяся мысль была оформлена постановлением Правительства, которое поручило Миноборонпрому создать самоходную пушку «Пион» калибром 203,2 мм с дальностью стрельбы обычными снарядами – 32 км, а активно-реактивными – 42 км. Однако, пока военные раскладывали свой «пасьянс», из Миноборонпрома была выведена большая группа предприятий, объединённая в Министерство машиностроения СССР, а Ж.Я.Котин покинул «Кировский завод» и перешёл на работу в министерство.

Всё это осложнило работу. Ведь уход из Миноборонпрома «снарядчиков» нарушил единоначалие, и оставшимся «пушечникам» пришлось обращаться к ним с протянутой рукой. Тем же было не выгодно класть в неё всё, чем обладали. Поэтому находились тысячи причин, чтобы дать минимум, оставив остальное себе - в «научно-технический задел», т.е. на будущее. Имея постоянно такой «задельчик», эти деятели годами создавали только видимость напряжённой работы, в результате чего эффективность наших артиллерийских снарядов постоянно уступала «НАТО-вским». Как говорится, не от хорошей жизни, даже в танковом институте ВНИИтрансмаш было содано подразделение, занимавшееся разработкой новых снарядов. Минмаш нагло играл в героические догонялки – как только появлялось « у них», - тут же «наши» самоотверженно их догоняли … Так что главному конструктору пушки Г.И. Сергееву и нашей «конторе» пришлось потратить много сил и здоровья, чтобы у созданной в Волгограде уникальной пушки были достойные ей боеприпасы.
На «Кировском заводе» тоже создалась неблагоприятная для «самоходчиков» обстановка. Жозеф Яковлевич, при котором в ОКБТ был накоплен огромный опыт создания самоходных артустановок и ракетных комплексов, ушёл с поста главного конструктора, оставив вместо себя весьма далёкого от артиллерии Н.С.Попова.
"

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково

Боекомплект установки составляет 40 выстрелов раздельного заряжания со сгорающим картузом. Но только 4 из них размещаются в кормовой части артиллерийской установки и составляют неприкосновенный запас. Остальные выстрелы перевозятся автомобильным транспортом.

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково

Перед стрельбой снаряды выкладываются на грунт и подаются к орудию на тележке.

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково

Осколочно-фугасные снаряды массой 110 кг и длиной 1 метр переносятся для заряжания с помощью поворотного подъемного крана, размещенного справа на задней части корпуса.

Вновь обратимся к воспоминаниям Ю.М. Мироненко. Цитата:
"Итак, в начале 1971 года, вслед за вышедшим в 1970 году постановлением Правительства, наше Министерство оборонной промышленности наконец-то получило от военных тактико- технические требования на разработку «Пиона»! Так как оба предприятия входили в состав Миноборонпрома, надо было выпустить приказ Министра, определяющий этапы выполнения ОКР, сроки, чёткую кооперацию, а самое главное - назначить головного исполнителя.

И началось! В схватке за звание «головного» сцепились артиллеристы СКБ завода «Барикады» ( главный конструктор Г.И.Сергеев) с самоходчиками» КБ-3 «Кировского завода» (бывшего ОКБТ), возглавляемым заместителем главного конструктора - Н.В. Куриным. Силы же были неравны. На стороне Волгограда – 1-ое Главное управление министерства и «Волгоград» в полном составе, а на стороне Н.В.Курина только его подчинённые – и всё! Н.С.Попову эта работа была, как лишняя баба на возу, а моему 7 Главку, завязшему с танковыми проблемами – как принудительный ассортимент, который ко всему прочему, потянет за собой организацию производства и всё, что с этим связано…

Положа руку на сердце, мне тоже всё это было «пофигу» - лишняя головная боль и ответственность. Однако, наблюдая «краем глаза» за состоянием работ в Волгограде, где уже «просматривалась» пушка и даже была прорисована конструкция самоходной установки, я с отвращением воспринимал действия Н.С. Попова по созданию условий для отстранения его КБ от этих работ. Не найдя ничего лучшего, чтобы избавиться от «Пиона», он загнал подразделение Курина в угол, заставив их закомпоновывать 12-метровую пушку в башню, монтируемую на танковое шасси. Мало того, чтобы отпугнуть заказчиков приказал изготовить деревянный макет этого сооружения в натуральную величину. Когда я, представители ГРАУ и нашего Управления опытных работ узрели это страшилище, у нас подкосились ноги…
Попов явно хотел убить двух зайцев – запугать военных габаритами этого монстра, а отрезав половину пушки, превратив её в несуразную гаубицу, отшатнуть от себя Волгоград.
Попытки переубедить его были безуспешны – или это, или ничего! «Пошептавшись» с Н.В. Куриным мы пришли к одному единственному варианту – надо поддержать конструкцию волгоградцев, т.е. проектировать открытую самоходную установку полноразмерной пушки.
"

См. также:
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей техники Вадима Задорожного
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, СПб
Самоходная пушка 2С7 «Пион», музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Технический музей, Тольятти
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области

240-мм самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан»

240-мм самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Музей отечественной военной истории в Падиково

240-мм самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан»

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Cтальная фугасная мина 53-Ф-864 к миномету М-240 образца 1950 года

240-мм выстрел 53-ВФ-864 со стальной фугасной миной 53-Ф-864 предназначен для разрушения прочных камено-деревоземляных сооружений полевого типа, деревянных и кирпичных зданий и сооружений, приспособленных противником для обороны, а также для подавления и уничтожения опорных и командных пунктов, батарей, скоплений живой силы и боевой техники противника.

См. также:
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Музей техники Вадима Задорожного
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Музей отечественной военной истории в Падиково
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, СПб
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Самоходный миномёт 2С4 «Тюльпан», Технический музей, Тольятти

120-мм дивизионно-полковая авиадесантная самоходная артиллерийско-миномётная установка 2С9 «Нона-С»

Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4В1 «Шилка»

"...Появление в 50-х годах зенитных ракетных комплексов, способных поражать воздушные цели на средних и больших высотах, привело к тому, что лётчики штурмовой и бомбардировочной авиации освоили новый тактический приём - заход на наземные объекты с малых, до 300 м, и предельно малых высот. Поразить скоростной самолёт, атакующий в течение 15-30 с, расчёты ракетных и ствольных зенитных установок просто не успевали. Понадобилась новая техника - мобильная, быстродействующая, с высокой степенью автоматизации, могущая вести огонь с места и на ходу. Над такими зенитками принялись работать и советские конструкторы, которые сразу же столкнулись с рядом серьёзных проблем, поскольку раньше ничем подобным не занимались.
Прежде всего это касалось компоновки. Сравнительно лёгкую, но громоздкую электронную аппаратуру поначалу предполагали разместить внутри корпуса самоходки, но по ряду причин, прежде всего из-за длинных волноводов радиолокационной станции, этот вариант отвергли. Тогда решили смонтировать вооружение, аппаратуру и места экипажа в крупной, закрытой башне. Правда, тактико-техническое задание позволяло ограничиться полузакрытой машиной, однако крыша понадобилась, чтобы защитить от влаги и пыли радиоэлектронику.
Состоявшие тогда на вооружении 37- и 57-мм пушки не устроили конструкторов из-за кассетного механизма заряжения (отсюда низкий темп стрельбы) и большой массы, требовавшей мощных силовых приводов. Другое дело -23-мм автоматическая пушка с ленточным питанием, что, кстати, позволило обойтись без заряжающего. А сравнительно небольшая мощь её осколочного снаряда вполне компенсировалась значительным весом секундного залпа - такой метод давно применяется в истребительной авиации.
Немало хлопот доставил выбор места для антенны радиолокатора. Ведь при установке стволов перед стрельбой на упреждение возникает рассогласование между линией выстрела и электрической осью локатора, из-за чего они, стволы, могут стать помехой для радиолуча. Сначала пушки думали установить попарно по бортам башни, а антенну и оптический визир впереди. Однако разнесённые артсистемы увеличили бы момент инерции вращающейся башни, а при отказе одной возникали бы асимметричные нагрузки на приводы. Кроме того, зеркало антенны перекрывало бы наводчику наблюдение за передней полусферой. Поэтому место стволам выделили в центре установки, а антенну поставили впереди и сбоку от них. Однако при выстрелах на полигоне дульная волна разрушила её...
В окончательном варианте антенну смонтировали на корме, на высоком кронштейне (в походном положении ее зеркало укладывали над крышей силового отделения), а стволы - впереди, в два яруса, между которыми уложили короба с боезапасом.
Изготовленные башни обкатывали на ходовых макетах, выполненных на базе СУ-85, которую предполагали использовать в качестве шасси для будущей машины, сняв штатную пушку и уменьшив бронирование. Удалось сэкономить 4 т, да масса полностью укомплектованной башни превысила 8 т! Более подходящим был ПТ-76, но требовалась основательная переделка корпуса, чтобы установить тяжелый и сложный погон диаметром 2700 мм под башню. Лучше уж создать специальный корпус. Так и сделали - башня держалась на погоне Т-54, опущенном ниже верхней кромки бортов и опиравшемся на легкую коробчатую раму, которая обеспечивала прочность тонкобронному корпусу. Ее нижняя цилиндрическая часть удачно разместилась в надгусеничных нишах.
Общая компоновка была классической - впереди отделение управления, за ним боевое, в корме моторно-трансмиссионное. Для повышения удельной мощности форсированного двигателя В-6Р применили эжекционную систему охлаждения. Она потребляла всего 2,2-2,5% его мощности (против 10-12% для вентилятора). Заборник воздуха для двигателя оснастили лабиринтной системой перегородок, где застревали крупные частицы пыли, потом воздух проходил по туннелю вдоль борта и поступал в основной фильтр с эжекционным отсосом остатков пыли выхлопными газами. Крутящий момент от двигателя передавался на ведущие колеса через гитару, главный фрикцион, пятиступенчатую коробку передач с синхронизаторами, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи. Ходовую часть с шестью однорядными опорными катками на борт заимствовали у ПТ-76, плавное движение обеспечивала торсионная подвеска с большими ходами и мощными амортизаторами на первых, пятом левом и шестом правом узлах. Срок службы гусеницы повысили, уплотнив резиновыми втулками торцы шарниров, чтобы на трущиеся части не попадали абразивные частицы. Запас топлива находился во внутренних баках: один - в силовом отделении, другой - справа от водителя.
При марше по хорошей дороге станция электропитания работала от основного двигателя, на тяжёлых грунтах и стационарной позиции автоматически включался газотурбинный ДТ-4 мощностью 80 л. с., который хоть и поглощал много топлива, зато давал нагрузку через минуту после включения. Равные с танками подвижность и проходимость позволяли боевой машине прикрывать войска на марше - эффективный огонь велся благодаря системе стабилизации линии выстрела и визирования.
Радиолокационный комплекс обеспечивал автоматический поиск, обнаружение и поражение воздушных целей на высотах 100-1500 м. При работе в комбинированном режиме, когда дальность задаётся локатором, а угловые координаты - оптическим визиром, стрельба ведётся по самолётам, летящим на сверхмалых высотах. Если же они ставят помехи или пускают ракеты, самонаводящиеся по излучению радара, станция отключается и наводчик осуществляет прицеливание по визиру."
Сергей Грянкин, "ЗСУ-23-4" («Техника-молодёжи» №12/1990)

Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4В1 «Шилка», Музей отечественной военной истории в Падиково

Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4В1 «Шилка»

Ну, а теперь нюансы, которые могут несколько омрачить светлую картину, нарисованную в научно-популярном журнале.
1) Радиолокационная станция 1РЛ33М2 не способна самостоятельно контролировать воздушное пространство. Эффективность кругового поиска ограничена скоростью движения антенны по азимуту – 18-22 градусов в секунду. Таким образом, антенна РПК «Шилки» выполняет полный оборот примерно за 18-20 секунд. Современные средства воздушного нападения за это время уже достигнут позиции установки.
2) В отсутствии внешнего целеуказания у «Шилки» с поиском целей всё очень грустно. Дальность обнаружения Миг-17, летящего на высоте 1500-2000 метров – не более 20 км. На автосопровождение такую цель «Шилка» сможет взять на дальности не более 15 км. При этом надо учитывать, что ЭПР современных боевых самолётов куда меньше, чем у старого советского истребителя. Да и возможности средств воздушного нападения действовать на малых и предельно малых высотах неизмеримо выросли.
3) Отдельно стоит коснуться вопроса боевой устойчивости «Шилки» в условиях применения противником средств радиоэлектронного противодействия. Открываем Приложение 29 к «Временному наставлению войскам ПВО СВ. Установка ЗСУ-23-4». Защита от пассивных помех реализована посредством СДЦ. Против импульсных помех используется режим «Вобуляция» (изменением частоты повторения зондирующих импульсов в процессе облучения цели). Для борьбы с активными шумовыми помехами предлагалось уходить на запасную частоту. В начале 1960-ых годов эти меры полагали достаточными. Однако, опыт боевых действий с участием ЗРК «Квадрат» и ЗСУ-23-4, полученный в ходе арабо-израильских конфликтов, привёл к разработке в США контейнерного обнаружительного приёмника, а затем и станции активных помех AN/ALQ-162, предназначенной в том числе для подавления РЛС непрерывного излучения.
4) Прикрытие «Шилками» войск в движении сопровождалось существенными ограничениями. На марше назначались дежурные машины, которые должны были меняться каждые 2 часа. Цитирую: "Установки, совершающие марш в готовности номер один, через два часа движения необходимо переводить в готовность номер два, так как ресурс непрерывной работы гидроприводов рассчитан на 2 часа".
5) Ведение огня в движении также имело свои существенные ограничения. "Движение самохода во время стрельбы или сопровождения цели должно быть равномерным, плавным, без больших ускорений, со скоростью не более 15-20 км/ч." (Источник: Приложение 32 к «Временному наставлению войскам ПВО СВ. Установка ЗСУ-23-4», 1968 год)
6) Предположим, что ламповую 1РЛ33М2 заменили на новую РЛС с современной твердотельной элементной базой. Но даже в этом случае ЗСУ-23-4 не обеспечивает безопасную дальность поражения современных летательных аппаратов. Её 23-мм артиллерийская установка имеет серьёзные ограничения. Наклонная дальность стрельбы – 2500 м. Высотный интервал огня – 100-1500 м. Дальность стрельбы по наземным целям – 2000 м. Вероятность поражения цели типа Миг-17 составляет всего 0,6. Таким образом, даже в самом выгодном режиме поиска - в узком секторе (80, а ещё лучше 30 градусов) до стрельбы врядли дойдёт. Типовая дальность применения оружия с летательных аппаратов сегодня раза в два больше, чем дальняя граница зоны поражения «Шилки» (2000 метров).
Таким образом, даже модернизированная до уровня ЗСУ-23-4М4 или ЗСУ-23-4М5 машина годится только для ближнего прикрытия объектов (например, тяжёлых ЗРК) от воздушного нападения и для борьбы с БПЛА. Собственно, опыт применения «Шилки» в локальных конфликтах говорит о превращении ЗСУ в машину огневой поддержки (пусть даже и с крайне слабым бронированием).

Зенитная самоходная артиллерийская установка ЗСУ-57-2

Зенитная самоходная артиллерийская установка ЗСУ-57-2, Музей отечественной военной истории в Падиково

Зенитная самоходная артиллерийская установка ЗСУ-57-2

Зенитный пушечно-ракетный комплекс 2С6 «Тунгуска»

Зенитный пушечно-ракетный комплекс 2С6 «Тунгуска», Музей отечественной военной истории в Падиково

Зенитный пушечно-ракетный комплекс 2С6 «Тунгуска»

Реактивная система залпового огня БМ-14