Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Средства ПВО


Навигация по странице:
Зенитная пулемётная установка М-4
Звукоулавливатель
Станция РП-15-1 «Искатель»
Зенитный прожектор З-15–4Б образца 1939 года
ПУАЗО-1 образца 1932 года
ПУАЗО-2 образца 1934 года
ПУАЗО-3 образца 1939 года
ПУАЗО-3 образца 1939 года
ПУАЗО-4А образца 1944 года
Радиолокационная станция РУС-2
Радиолокационная станция орудийной наводки СОН-2
85-мм зенитная пушка образца 1939 года, №4526
85-мм зенитная пушка образца 1939 года, №10552
85-мм зенитная пушка образца 1944 года, №15022
40-мм зенитная автоматическая пушка Bofors L60
25-мм зенитная пушка 72-К образца 1940 года
130-мм зенитная пушка КС-30 образца 1954 года
14,5-мм зенитная пулемётная установка ЗПУ-4
Зенитная ракета В-400 (5В11) опытного ЗРК «Даль»
Пусковая установка СМ-63 с макетом ракеты 11Д ЗРК СА-75
Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4В «Шилка»
Боевая машина 9А31 ЗРК полкового звена «Стрела-1»
Боевая машина 9А33 ЗРК дивизионного звена «Оса»
Боевая машина 9А35 ЗРК полкового звена «Стрела-10»
Боевая машина 9А330 ЗРК дивизионного звена «Тор»
Зенитная самоходная установка 2С6 ЗРПК «Тунгуска»
Пусковая установка 2П24 ЗРК армейско-фронтового звена «Круг»
Зенитная управляемая ракета 3М8 ЗРК 2К11 «Круг»

Месторасположение: г.Санкт-Петербург, Александровский парк, 7
Официальный сайт: ВИМАИВиВС

Выделил отдельную страницу под экспонаты музея, имеющие отношение к противовоздушной обороне.

Дополнительно:
ВИМАИВиВС. Артиллерия в годы Великой Отечественной войны
ВИМАИВиВС. Стрелковое оружие и иное лёгкое вооружение
ВИМАИВиВС. История ракетного вооружения
ВИМАИВиВС. Вооружение и средства связи 1930-х гг.
ВИМАИВиВС. Внешняя экспозиция

Зенитная пулемётная установка М-4

Редкий случай - перед вами оригинальная пулемётная установка, а не кустарные самоделки "по мотивам" М-4, как во многих музеях нашей страны.

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

На кронштейнах должны быть установлены большие ящики, вмещающие длинные ленты повышенной емкости (по 500 патронов). Правый короб должен выступать вбок

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

На вертлюге - шильдик с указанием номера ЗПУ и года выпуска

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

На ближнем пулемёте системы Максима хорошо видно устройство открытого стоечного прицела: поднятая стойка, хомутик и целик

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Хорошо виден приёмник патронной ленты, подвод распределительной трубки системы водяного охлаждения

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Дистанционная планка и зенитный прицел - отсутствуют

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Трубки отвода пара в систему охлаждения пулемётной установки

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

В тумбовом основании - система водяного охлаждения. Хорошо видна рукоятка подъёмно-стопорного механизма

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Спусковая тяга имеет четыре регулируемых спусковых плеча. Хорошо видны ручки затыльника и спускной рычаг

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

На пулемёте чётко видно клеймо. Дата изготовления - 1938 год

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Наплечные дуги демонтированы. Хорошо видны закреплённые на раме противовесы, которые уравновешивали качающуюся часть установки

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей, СПб

Общий вид пулемётной установки

Звукоулавливатель

Очень интересный экспонат - звукоулавливатель. Около двадцати лет назад он был недоступен для осмотра, будучи закрыт в зале, рассказывающим об артиллерии Красной Армии 1930-ых годов. В 2017 году звукоулавливатель перенесли в зал, посвящённом артиллерии в годы Великой Отечественной войны, а в 2019 году частично выставили экспонаты довоенного периода.

Одним из первых комплексов, освоенных производством в Москве, была система «Прожзвук» (прожектор – звукоулавливатель) С-2 для сухопутной ПВО, в которой наведение лучей прожектора для освещения цели при стрельбе в ночных условиях производилось по данным от звукоулавливателя. Применение сельсинов позволяло прожектору повторять все движения звукоулавливателя. Система «Прожзвук» явилась первым отечественным всепогодным и работающим в любое время суток средством обнаружения самолетов – именно поэтому подобные системы вызывали тогда интерес и активно разрабатывались во многих странах. Одновременно в войска поступил звукоулавливатель ЗТ-2. Ни один документальный фильм об обороне Москвы или Ленинграда не обходится без кадров, на которых запечатлены характерные раструбы звукоулавливателя. Эта система, как вспоминал А.И. Шокин, отличалась весьма большой сложностью и, к сожалению, низкой эффективностью. Основным средством противодействия самолетам противника являлись звукоулавливатели и прожектора.
Источник: Александр Александрович Шокин. «Александр Иванович Шокин. Портрет на фоне эпохи»

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель»

Обратите внимание на гибрид радиолокатора и прожектора. О том, как в СССР появились подобные системы замечательно рассказывает М.М. Лобанов в хорошо известной книге «Развитие советской радиолокационной техники». Цитирую:
"Недостаточная надежность поиска и освещения самолетов противника системами «Прожзвук» поставила на очередь разработку системы «Радиолокатор-прожектор». Учитывая технические и эксплуатационные возможности радиолокационных средств и необходимость максимального конструктивного упрощения системы, ГАУ предложило коллективам инженеров-разработчиков НИИ радиопромышленности и прожекторного завода такую схему устройства, при которой отпадала бы необходимость относить прожектор от радиолокатора и связывать их через пост управления наведением луча синхронной передачей, как это было в системах «Прожзвук».
НИИ радиопромышленности и прожекторный завод приняли предложенную ГАУ схему и тактико-технические требования на радиопрожектор и вскоре создали систему РАП (радиопрожектор) под названием «Яхонт», Система радиопрожектора включала: – радиоизлучающую и приемную аппаратуру на волне 1,5 м с мощностью излучения в импульсе 100 кВт, смонтированную на станине прожектора; – антенное устройство типа «решетка», укрепленное на барабане прожектора и вращающееся вместе с ним; – индикаторный прибор в виде электронно-лучевой трубки; – зенитный прожектор с диаметром зеркала 150 см и силой света 850 млн. свечей (кандел); – агрегат электропитания, перевозимый на одноосном прицепе.
Полигонные испытания на НИЗАП ГАУ, проведенные в мае 1943 г. (инженер-испытатель В. А. Калачев), показали, что «Яхонт» обнаруживал самолет на дальности до 20 км и в зависимости от состояния погоды освещал его лучом прожектора на предельно наблюдаемом расстоянии. После соответствующей тренировки обслуживающего персонала освещение самолета радиопрожектором происходило без светового поиска «с выстрела», т, е. сразу же после команды «Луч», следовавшей за докладами радиооператоров: «Есть пеленг», «Есть азимут», «Есть угол места». Это гарантировало почти 100%-ную надежность освещения самолетов и создавало для ЗА и ИА благоприятные условия в борьбе с воздушным противником. На этом основании инженеры полигона рекомендовали принять радиопрожектор «Яхонт» на вооружение и поставить его на серийное производство.

Приобретенный к тому времени опыт использования РЛС в войсках ВНОС, ЗА и ИА показывал, что при наличии этих средств уничтожение самолетов противника успешно осуществлялось и без прожекторов. Поэтому было бы нецелесообразно выпускать «Яхонт» за счет сокращения станций РУС-2, РУС-2с, СОН-2от и «Гнейс-2». По этим соображениям ГАУ приняло решение: радиопрожектор «Яхонт» на производство не ставить. Это было правильное решение
".

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Перед прожекторной станции выставлен стереоскопический дальномер 4-метровой базы

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Самая верхняя — антенна передатчика

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Четыре приёмные антенны. Задача оператора — поворачивать платформу до тех пор, пока на электронно-лучевой трубке отметки сигналов принимаемых антеннами не станут равными по длине.

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Рабочие места операторов станции

Не менее интересна история образца, с которого скопировано отечественная изделие «Радиолокатор-прожектор». Впрочем, в самом факте заимствования нет ничего особенного. Интенсивное военно-техническое сотрудничество внутри антигитлеровской коалиции позволяло инженерам союзных стран знакомиться с интересными разработками и использовать их в совместной борьбе против нацистского блока. Одним из примеров является копирование в СССР британской прожекторной системой SLC.
В июне 1940 года появилась первая версия оборудования радиолокационной наводки прожекторов SLC (Searchlight Control), получившая прозвище "Elsie". Система в первых версиях работала вручную, просто маховики крутились по команде глядящего на индикаторы оператора, но главное было начать. Оборудование работало, в принципе, так же, как звукопеленгаторы, те же четыре приемных антенны на месте бывших ушей...
...
Отношение командования ПВО к этим изделиям было ...неровным. Их, с одной стороны, не любили за капризность, а с другой стороны - к 1943 году хорошие результаты по освещению самолетов противника были получены в Кенте, Сассексе, Лондоне и Восточной Англии. Однако, звездный час прожекторов SLC состоялся южнее: они прекрасно показали себя в составе ПВО Мальты и в Северной Африке. Там влажность была радикально ниже, проблем с работоспособностью нежной электроники не возникало, и эффективность освещения немецких самолетов достигала 90%. Во многих случаях пилоты ночных истребителей даже не пользовались собственными радарами, цели им выдавали "на блюдечке, с голубой каёмочкой". Однако, во второй половине войны полутораметровая волна уже перестала обеспечивать требуемую точность, да и по V-1 они работали так себе, поэтому разработчики начали переход на сантиметровый диапазон, потребовавший уже другой электроники и других антенн.

Источник: Англичанка Elsie против Люфтваффе: прожекторные системы SLC. — ЖЖ strangernn

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Индикаторные приборы реализованы на электронно-лучевых трубках

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Зенитный прожектор диаметром 150 см с мощностью светового луча 850 миллионов свечей

В процессе работы прожекторные системы SLC продемонстрировали точность в 1 градус по азимуту и высоте и эффективную дальность 15 000 ярдов (14 000 м). При работе по бомбардировщикам расчёты добивались их обнаружения на 20 000 ярдах (18 000 метров). Такие ТТХ были близки к характеристикам 150-см прожектора, луч которого имел ширину 1,25 градуса и мог проникать даже сквозь облака.
Начиная с 1942 года, прожекторные установки получили не только радар, но и новую систему опознавания "свой-чужой". Замена была связана с появлением у союзников радаров сантиметрового диапазона, построенных на магнетронах. Антенна IFF Mark III располагалась рядом с передатчиком в верхней части изделия. Поскольку система опознавания работала в полосе частот между 157 и 187 МГц, геометрические размеры её антенны были существенно меньше антенны передатчика.
Почему я об этому упоминаю? Потому что в 1943-1945 годах союзники по антигитлеровской коалиции поставили Советскому Союзу пятьсот комплектов этой системы опознавания. В дальнейшем, в ходе Корейской войны 1950-1953 годов, американцы всерьёз опасались атак авианосцев группами самолётов советского производства, отправляющих корректные ответы на запросы IFF. Дошло до того, что с мая 1951 года в американских ВВС на Дальнем Востоке действовал приказ: не считать дружественными самолёты с отметкой транспондера Mark III. К этому времени Великобритания и США уже начали переход на систему Mark X, однако это не избавило их вооружённые силы от "friendly fire incident". Так, 23 июня 1950 года, британский корвет HMS «Hart», действовавший в составе миротворческих сил Организации Объединенных Наций, открыл огонь по двум американским истребителям P-51 Mustang.

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Планшет для отметки и ведения целей

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Градуированная линейка для определения наклонной дальности до цели

Интересно, что англичане считали существенным недостатком системы SLC большую численность расчёта: три оператора для определения дальности, направления и высоты цели, а также номера расчёта для управления и обслуживания прожектора. Одним из способов компенсации нехватки личного состава стало комплектование расчётов женщинами из Вспомогательной Территориальной Службы (Auxiliary Territorial Service).
23 апреля 1941 года англичане провели «Эксперимент в Ньюарке». Его задаче стало изучение вопроса: способны ли женщины из ATS работать с тяжёлыми прожекторами ПВО справляясь со стрессом, вызванным эксплуатацией сложного оборудования и проживанием в необжитых местах? Положительные результаты привели к тому, что вскоре в Риле началось формирование первых женских расчётов прожекторов ПВО. В июле 1942 года 26-й прожекторный лондонский полк Королевской артиллерии стал первым полком, в котором 301-ая батарея стала чисто женской, а 339-ая - наполовину женской. Вскоре многие другие прожекторные и зенитные полки, начали переводить в пехоту мужчин в возрасте до 30 лет, годных по медицинской категории А1.

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Антенное устройство, укреплённое на барабане прожектора и вращающееся вместе с последним

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей, СПб

Передающая антенна

В период Великой Отечественной войны радиопрожекторы не получили существенного распространения, главным образом, по тактическим и производственным соображениям. В первые послевоенные годы зенитно-прожекторные части подверглись значительному сокращению. Тем не менее, на обороне Москвы остались три дивизии (1-я, 2-я и 3-я), а для ПВО Ленинграда была сформирована из трех полков 4-я зенитная прожекторная дивизия. К 1947 году их полки оснастили новыми 150-сантиметровыми радиолокационными прожекторными станциями РП-15-1 «Искатель».

Отечественный аналог британской SLC предназначался для обнаружения воздушных целей и определения наклонной дальности до них, точного наведения прожектора по азимуту и углу места на обнаруженную цель, для ее освещения лучом прожектора ночью. «Искатель» представлял собой зенитный прожектор ЗП-15-2, на котором монтировались радиолокатор и система дистанционного управления с выносным постом управления. В состав станции входили также агрегат питания на автомашине ЗИС-151, одновременно являвшейся тягачом. Дальность обнаружения воздушных целей составляла не менее 28—30 км, однако дальность пеленга — не менее 25 км. Минимальная дальность обнаружения и пеленга воздушных целей — 1 км. Масса радиопрожектора (с повозкой ЗУ-13п) — около 5070 кг.
Однако, рост скоростей и высот полёта воздушных целей привёл к утрате актуальности концепции прожекторной станции. Впрочем, устройства этого типа долгое время эксплуатировались в пограничных войсках.

Зенитный прожектор З-15–4Б образца 1939 года

В ходе Великой Отечественной войны для решения задач противовоздушной обороны широко применялись зенитные прожекторные станции типа З-15-4. Они предназначалась для обнаружения и освещения в ночное время самолетов противника с целью уничтожения их огнем истребительной авиации и зенитной артиллерии.
Основной единицей применения З-15-4 был отдельный зенитно-прожекторный батальон. В батальоне были три роты, в каждой роте — по три взвода. Взвод состоял из четырех прожекторных станций. Назначение двух станций-искателей, было в том, чтобы с помощью прожекторов и звукоулавливателя нащупать лучом самолет противника. Расчеты этих двух станций 3-15-4 должен быть захватить и затем непрерывно освещать самолет противника.
Луч мог сорваться с самолета, поэтому две другие станции - «сопроводители» подхватывали самолет в перекрестке лучей, высвечивали его, затем в дело вступала зенитная артиллерия. Если же зенитчики открывали заградительный огонь, не дождавшись попадания цели в перекрестье лучей, то звукоулавливатели уже не могли запеленговать самолеты. Интересно, что в местах сосредоточения большого количества прожекторов, например на подступах к Москве, предусматривалось создание целых световых прожекторных полей, около тридцати километров шириной и до пятнадцати глубиной. В центре этих полей несли дежурство ночные истребители.

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-1 образца 1932 года

"Чтобы попасть в плывущую, а тем более летящую цель нужно было до выстрела, в считаные секунды навести орудия, решив задачу встречи снаряда с целью. При этом должны быть учтены баллистические свойства орудия, снаряда и условий стрельбы, включая температуру воздуха, влажность, давление, ветер и пр. ПУАЗО должен был выдавать данные по установке дистанционной трубки взрывателя снаряда. Необходимость определения и учета третьей координаты – высоты, быстрый рост скорости самолетов и их малоразмерность требовали гораздо более высокого быстродействия и точности счетно-решающих устройств и систем управления. Арифмометр для этого никак не годился в силу своей медлительности. Современному инженеру, избалованному возможностями электронной вычислительной техники, трудно представить себе, каким же образом с помощью механических устройств можно было делать столь сложные расчеты. Скорее всего, он не смог бы разработать подобную систему. Это и тогда было очень трудным делом, но куда более сложной и масштабной проблемой было создание производств, которые могли бы серийно изготавливать точнейшие детали для центральных приборов, собирать их, настраивать, испытывать и сдавать заказчику.
В 1930 году в Артиллерийской академии им. Дзержинского (бывш. Михайловской) под руководством К.В. Крузе начались, а в 1932 г. завершились работы по созданию механического прибора управления артиллерийским зенитным огнем – ПУАЗО-1. С помощью этого прибора можно было стрелять только по визуально наблюдаемым целям, без учета метеоусловий, проводя сложные и неудобные вычисления по графикам с большими ошибками совмещения изохрон полета цели и снаряда. Но лучше пока ничего не было, и после некоторой механизации и введения электрической синхронной передачи выработанных данных с прибора на пушки, модернизированный прибор в только в 1934 году под названием ПУАЗО-2 был принят на вооружение. Серийным предприятием для его производства был определен завод «Госшвеймашина», который уже в 1932 году обязывался выпустить 400 шт.
Анализ состояния и перспектив развития ПВО был проведен в записке Наркомвоенмора К.Е. Ворошилова от 24 марта 1932 г. В соответствии с этим документом традиционные средства защиты – зенитная артиллерия и пулеметы – должны были уступить свое «первенствующее значение» в активной системе ПВО воздушным силам. Тем не менее НКВМ констатировал «отсутствие в стране современных систем зенитных орудий, прожекторов и необходимых для их боевого обслуживания приборов управления. Освоение же промышленностью образцов новой 76-мм зенитной пушки позволит нам только с конца 1932 г. переходить на постепенное перевооружение на эту систему. Также не справилась промышленность и с изготовлением аэростатов воздушных заграждений, основных средств местной защиты и приборов радиоуправления»
".
Источник: Александр Александрович Шокин. «Александр Иванович Шокин. Портрет на фоне эпохи»

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-1, Артиллерийский музей, СПб

Прибор №3035506 выпущен Подольским механическим заводом Народного комиссариата тяжелой промышленности (до 1931 года — «Госшвеймашина»)

Построительный планшет ПУАЗО-1, Артиллерийский музей, СПб

Построительный планшет прибора управления зенитным огнём ПУАЗО-1 образца 1932 года

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-2 образца 1934 года

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-2, Артиллерийский музей, СПб

Соединительный ящик выпущен заводом №205 в 1940 году к комплекту типа B-IV, номер системы №78224.

введение электрической синхронной передачи выработанных данных с прибора на пушки синхронная электрическая передача выработанных данных для стрельбы, обеспечивавшая их непрерывное поступление от прибора на орудие. Это позволяло значительно увеличить темп ведения огня и его точность, а также давало возможность стрелять по маневрирующим самолетам Под названием ПУАЗО-2 в 1934 году модернизированный прибор был также принят на вооружение

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-2, Артиллерийский музей, СПб

Тренога прибора управления (№77818) выпущена заводом №205 в 1939 году, раньше остальных составляющих комплекта ПУАЗО.

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-2, Артиллерийский музей, СПб

Прибор управления (№78017) к комплекту ПУАЗО №42301 выпущен московским заводом №205 имени Н.С. Хрущёва (до 1936 года — Завод точной электромеханики) в 1940 году

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3 образца 1939 года

ЭВМ, действовавшая на базе электромеханических устройств В случае приближения вражеских самолетов их обнаруживают с помощью специального дальномера. Это такая трехметровая труба, внутри которой установлена тонкая механика и качественная оптика, позволяющие снимать точные характеристики цели (высоту, дальность, направление движения). Дальномерную установку обслуживали четыре человека. Данные от дальномера девчата приборного отделения ручным способом вводили в ПУАЗО. В прибор также вносились метеорологические данные: направление и скорость ветра, температура и влажность воздуха. От ПУАЗО по специальным кабелям автоматически рассчитанные данные поступали на орудия, где наводчики, совмещая стрелки на контрольных приборах, добивались совпадения реального положения орудия с положением, рассчитанным ПУАЗО. ПУАЗО также выдавало данные о замедлении взрывателя снаряда. Затем по команде "Огонь!" осуществлялся залп батареи

С появлением новых дальнобойных 76-мм и 85-мм зенитных пушек ПУАЗО-2 устарел, и для его замены более совершенным прибором на заводе № 205 имени Н.С. Хрущева на конкурсной основе началась разработка новых приборов. Одним из ведущих специалистов по ПУАЗО из Артиллерийской академии, Н.И. Пчельниковым, еще в 1935 году был предложен прибор, получивший название «упрощенный» и шифр «СК». Образец, показавший хорошие качества при полигонных испытаниях, был изготовлен и испытан с положительными результатами. Наиболее совершенным по результатам полигонных испытаний был признан ПУАЗО-3 на базе ЗАС СП, разработанный в 1939 г. В августе 1940 г. после того как еще несколько его образцов прошли дополнительные полигонные испытания, ПУАЗО-3 был принят на вооружение и запущен в серийное производство на 205-м заводе. Существенными недостатками ПУАЗО-3 был большой по численности боевой расчет в 7 человек и то, что, как и ПУАЗО-1 и ПУАЗО-2, он обеспечивал стрельбу только по визуально наблюдаемым целям. Дальнейшее совершенствование ПУАЗО механического типа потребовало бы еще большей численности расчета. Поэтому в решении задачи встречи снаряда с целью требовался переход от механизированного к аналитическому (вычислительному) методу, как это делалось в разрабатывавшихся морских системах.
Источник: Александр Александрович Шокин. «Александр Иванович Шокин. Портрет на фоне эпохи»

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3, Артиллерийский музей, СПб

ПУАЗО-3 (№4401627) выпущен предприятием ЗМГ в составе комплекта №4111500

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3 образца 1939 года

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3, Артиллерийский музей, СПб

Знаки и цифры на шильдике прибора (нижняя грань) трудноразличимы

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3, Артиллерийский музей, СПб

Комплект соединительных кабелей для связи прибора и зенитных орудий

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-3, Артиллерийский музей, СПб

Комплект кабелей выпущен московским заводом №205.

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А образца 1944 года

В 1944 году, на вооружение была принята 85-мм зенитная пушка обр. 1944 г. (КС -1). Она была получена наложением нового 85-мм ствола на лафет 85-мм зенитной пушки обр. 1939 г. Целью модернизации было повышение живучести ствола и удешевление производства. На вооружение КС-1 приняли 2 июля 1945 года. Для наводки пушки по данным ПУАЗО установлены принимающие приборы, связанные синхронной связью с ПУАЗО. Установка взрывателей с помощью установщика взрывателей производится по данным ПУАЗО или по команде командира 85 мм зенитная пушка обр. 1939 г. была снабжена принимающими приборами ПУАЗО-З, а 85-мм зенитная пушка обр. 1944 г. – ПУАЗО-4А.

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей, СПб

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., №5417

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей, СПб

Сквозь краску проступает номер комплекта в который входил этот прибор управления артиллерийским зенитным огнём: 10284

Радиолокационная станция РУС-2

Радиолокационная станция орудийной наводки СОН-2

На передней панели аппаратуры станции орудийной наводки — логотип Научно-исследовательского электромеханического института (находился на территории Московского радиотехнического завода). Попробую кратко рассказать о создании института и о сложностях освоения производства СОН-2.

"В начале Великой Отечественной войны имевшиеся средства ПВО не обеспечивали требуемого эффекта защиты от нападения вражеской авиации. Целью создания НИЭМИ – предприятия, ставшего заводом-институтом в условиях военного времени, была острая необходимость разработки и организации в максимально сжатые сроки серийного производства отечественной радиолокационной станции орудийной наводки (СОН) – аналога английской СОН – GL-µkII. Опыт использования последней показывал, что эффективность зенитной обороны с ее применением становилась на порядок выше.
Решение о создании завода-института принималось на самом высоком правительственном уровне по итогам глубокого шестимесячного анализа испытаний зарубежного аналога в боевых порядках зенитной батареи, расположенной на подступах к Москве. В течение января 1942 г. результаты испытаний обсуждались в Секретариате ЦК ВКП(б), в ГАУ Наркомата обороны и в Наркомате электронной промышленности. Затем было подготовлено постановление ГКО СССР о создании завода-института с лабораториями для исследований и серийным производством. Сроки организации предприятия были максимально жесткими. На разработку документации СОН и организацию серийного производства отводилось всего 10 месяцев (постановление ГКО вышло 10 февраля 1942 г., а в декабре 1942 г. первые два образца станции, названной СОН-2, должны были поступить в войска).
Предприятие фактически создавалось на пустом месте: не было производственной территории и помещений, полностью отсутствовали кадры, материалы и оборудование, техническая документация прототипа появилась только в марте 1942 г. (из первой партии прибывших по ленд-лизу английских станций был выделен один комплект в качестве прототипа будущей отечественной СОН-2.).
"
Источник: Варшавский А.Е., Давыдов М.Е. (НИЭМИ), «Ретроспективный анализ этапов развития компаний, создающих высокотехнологичную продукцию с длительным жизненным циклом»

"На предприятие были направлены высококвалифицированные научные кадры из институтов Академии наук (профессора, доктора и кандидаты технических наук), которые возглавили, в частности лаборатории, где параллельно с разработкой аппаратуры для СОН-2 решались и другие вопросы (связанные с увеличением точности бомбометания). Неоднократно заместитель наркома В.А. Восконян вылетал в осажденный Ленинград, где на радиозаводах находил нужных людей, комплектовал из них группы, которые переправлялись в Москву; привлекались также, когда не удавалось найти радиоспециалистов, представители родственных специальностей. В итоге удалось сформировать руководящий состав, имеющий опыт организации производства систем радиообнаружения самолетов. В связи с жесткими сроками работали без выходных по 12 -14 часов в сутки, большинство руководителей находилось фактически на казарменном положении и многими сутками не покидало территорию предприятия.
Катастрофически нехватало кадров конструкторов и технологов, но благодаря постановлению ГКО с эвакуированных заводов были вызваны соответствующие специалисты, из которых были сформированы группы высококвалифицированных конструкторов и технологов, за три месяца разработавшие техническую документацию на СОН-2. Трудности освоения новой техники в основном были связаны с чтением «слепых» чертежей аппаратуры прототипа, переводом конструкторской документации с дюймовых размеров на метрические, компоновкой элементов станции из отечественных деталей. Во многих случаях, вследствие отставания элементной базы от примененной в прототипе, отечественные радиодетали имели бoльшие габаритные размеры и отличия в паспортных данных, что потребовало максимальной интенсификации конструкторов и технологов.
Для изучения образца изделия, разработки чертежей, испытания отдельных систем станции первой была организована общезаводская лаборатория, которая сформировалась к началу апреля 1942 г. В ней образовались специализированные группы по направлениям: антенно-фидерных устройств, приемников, передатчиков, измерительных устройств, конструкторов и технологов и др. По мере набора кадров специализированные группы общезаводской лаборатории укрупнялись и к сентябрю 1942 г. из них были образованы лаборатории в соответствии с намеченной структурой завода-института. Важным в деле ускорения организации предприятия было назначение на должность директора завода опытного производственника в области радиоаппаратуры, бывшего директора Радиозавода им. Коминтерна, А.А. Форштера. Последовательный календарный план организации завода включал следующее: подбор руководителей производственных участков, набор и подготовку кадров; определение структуры завода, оптимально обеспечивающей изготовление СОН; разработку технической документации СОН; организацию производства вакуумной техники; приобретение оборудования и материалов; установление связей по кооперации; организацию ремонтных и вспомогательных служб, заводоуправления. Значительную роль в деле разработки и серийногоосвоения производства СОН-2 сыграла длительная командировка ведущих специалистов завода-института в Англию для детального ознакомления с производством английского прототипа СОН-2 и приобретения документации.
Менее чем за 10 месяцев в условиях острой нехватки квалифицированных кадров формирование трудового коллектива завода-института было завершено.
"
Источник: Варшавский А.Е., Давыдов М.Е. (НИЭМИ), «Ретроспективный анализ этапов развития компаний, создающих высокотехнологичную продукцию с длительным жизненным циклом»

"Для организации наиболее сложного электровакуумного производства (предстояло разработать и организовать производство 29 типов радиоламп: приемо-усилительные, генераторные, выпрямительные, электроннолучевые трубки и т.д.) были привлечены высококвалифицированные специалисты. Организацию производства электровакуумной техники возглавил специалист высшей квалификации В.И. Егиазаров, прошедший практику на заводах в США. Значительную роль в разработке новых радиоламп сыграл руководитель электровакуумной лаборатории Н.Д. Девятков, впоследствии академик РАН – теоретик, генеральный директор НПО «Исток».
На начальном этапе из-за отсутствия специального оборудования многие операции по изготовлению деталей для радиоламп проводились вручную вчерашними школьницами 16-17 лет (все радиолампы удалось воспроизвести с незначительными отклонениями от английских прототипов: прототипы были аккуратно разрезаны и разобраны на отдельные детали, вымерены микрометрами и на этой основе составлены чертежи). Многие измерительные приборы, предназначенные для стендов и контрольной аппаратуры самой станции изготавливались непосредственно в измерительной лаборатории завода-института вплоть до вычерчивания шкал и нониусных делений (резонансные волномеры, измерители потерь в ВЧ-кабелях, аппаратура контроля параметров радиодеталей и др.).
В лабораторных группах научно-исследовательского сектора предприятия первые блоки опытного образца станции появились уже в марте 1942 года. Основная масса блоков первого комплекта станции была настроена в июле-августе 1942 г. Все производственные участки, предназначенные для серийного производства СОН-2, были оборудованы и задействованы в технологическом цикле в июле 1942 г., а в августе по круглосуточному графику начался монтаж первого комплекта станции. В конце октября 1942 г. первый образец СОН-2 был вывезен для испытаний на заводскую площадку, на месяц раньше установленного срока.
"
Источник: Варшавский А.Е., Давыдов М.Е. (НИЭМИ), «Ретроспективный анализ этапов развития компаний, создающих высокотехнологичную продукцию с длительным жизненным циклом»

85-мм зенитная пушка образца 1939 года, №4526

85-мм зенитная пушка образца 1939 года, №10552

85-мм зенитная пушка образца 1944 года, №15022

40-мм зенитная автоматическая пушка Bofors L60

25-мм зенитная пушка 72-К образца 1940 года

130-мм зенитная пушка КС-30 образца 1954 года

14,5-мм зенитная пулемётная установка ЗПУ-4

14,5-мм зенитная пулемётная установка ЗПУ-4, Артиллерийский музей, СПб

Счетверённая зенитная установка 14,5-мм крупнокалиберных пулемётов С. В. Владимирова (КПВ)

Зенитная ракета В-400 (5В11) опытного ЗРК «Даль»

Дополнительно:
Ростислав Ангельский, "Ракетные леса Подмосковья" («Техника и вооружение» №4/2002)
Ганин С.М., "Первая отечественная зенитная ракетная система ПВО Москвы – С-25 «Беркут»" («Невский бастион», 2/1997 год)
Ганин С.М., Карпенко А.В., Колногоров В.В., Петров Г.Ф., "Беспилотные летательные аппараты" («Невский бастион», 1999 год)
Персональный сайт по истории ПВО – ЗРС С-25 «Сосна» («Беркут»)-2 продолжение.Ракеты В-300.
Дмитрий Леонов, "Книга о 658 ЗРП"
Зенитная управляемая ракета В-300 из состава ЗРК С-25 «Беркут». Музей техники Вадима Задорожного
Зенитная ракета В-400 (5В11) опытного ЗРК «Даль». ВИМАИВиВС, Санкт-Петербург
ЗУР ЗРК С-25. Музей Войск ПВО страны, Балашиха
ЗУР 5Я25М (изделие 217МАМ) из состава ЗРК С-25. Парк «Патриот»
ЗУР семейства В-300 на пусковой установке мишенного комплекса «Лиса-М». Парк «Патриот»

Пусковая установка СМ-63 с макетом ракеты 11Д ЗРК СА-75

Дополнительно:
Антенный пост станции наведения ракет СНР-75М ЗРК С-75М «Волхов» в Техническом музее. Тольятти

ЗУР 5Я23 (В-759) на пусковой установке СМ-90 ЗРК С-75М «Волхов» в Техническом музее. Тольятти

Зенитная управляемая ракета 5Я23 из состава ЗРК С-75М. Военно-патриотический парк «Патриот»
Зенитная управляемая ракета В-750 (5Я23) на пусковой установке СМ-90 из состава ЗРК С-75М. Военно-патриотический парк «Патриот»
Пусковая установка СМ-63 с макетом ракеты 11Д ЗРК СА-75. ВИМАИВиВС, Санкт-Петербург
Пусковая установка СМ-90 ЗРК С-75М «Волхов» у окружного дома офицеров, Екатеринбург
Пусковая установка СМ-90 ЗРК С-75. Музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Пусковая установка СМ-90 и антенный пост станции наведения ракет РСН-75МВ ЗРК С-75М. Музей Войск ПВО страны, Балашиха
Транспортно-заряжающая машина ПР-11 с зенитной ракетой 13Д ЗРК С-75. Музей техники Вадима Задорожного
Транспортно-заряжающая машина ПР-11 с тягачом ЗИЛ-157 (из состава ЗРК С-75). Музей техники Вадима Задорожного
Транспортно-заряжающая машина ПР-11Д зенитно-ракетного комплекса С-75. Ярославский музей боевой славы
Транспортно-заряжающая машина ПР-11Д зенитно-ракетного комплекса С-75. Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей
Зенитная ракетная система С-75
История техники ПВО (учебники, наставления и тех.описания на С-75, С-125, С-200)

Зенитная самоходная установка ЗСУ-23-4В «Шилка»

"...Появление в 50-х годах зенитных ракетных комплексов, способных поражать воздушные цели на средних и больших высотах, привело к тому, что лётчики штурмовой и бомбардировочной авиации освоили новый тактический приём - заход на наземные объекты с малых, до 300 м, и предельно малых высот. Поразить скоростной самолёт, атакующий в течение 15-30 с, расчёты ракетных и ствольных зенитных установок просто не успевали. Понадобилась новая техника - мобильная, быстродействующая, с высокой степенью автоматизации, могущая вести огонь с места и на ходу. Над такими зенитками принялись работать и советские конструкторы, которые сразу же столкнулись с рядом серьёзных проблем, поскольку раньше ничем подобным не занимались.
Прежде всего это касалось компоновки. Сравнительно лёгкую, но громоздкую электронную аппаратуру поначалу предполагали разместить внутри корпуса самоходки, но по ряду причин, прежде всего из-за длинных волноводов радиолокационной станции, этот вариант отвергли. Тогда решили смонтировать вооружение, аппаратуру и места экипажа в крупной, закрытой башне. Правда, тактико-техническое задание позволяло ограничиться полузакрытой машиной, однако крыша понадобилась, чтобы защитить от влаги и пыли радиоэлектронику.
Состоявшие тогда на вооружении 37- и 57-мм пушки не устроили конструкторов из-за кассетного механизма заряжения (отсюда низкий темп стрельбы) и большой массы, требовавшей мощных силовых приводов. Другое дело -23-мм автоматическая пушка с ленточным питанием, что, кстати, позволило обойтись без заряжающего. А сравнительно небольшая мощь её осколочного снаряда вполне компенсировалась значительным весом секундного залпа - такой метод давно применяется в истребительной авиации.
Немало хлопот доставил выбор места для антенны радиолокатора. Ведь при установке стволов перед стрельбой на упреждение возникает рассогласование между линией выстрела и электрической осью локатора, из-за чего они, стволы, могут стать помехой для радиолуча. Сначала пушки думали установить попарно по бортам башни, а антенну и оптический визир впереди. Однако разнесённые артсистемы увеличили бы момент инерции вращающейся башни, а при отказе одной возникали бы асимметричные нагрузки на приводы. Кроме того, зеркало антенны перекрывало бы наводчику наблюдение за передней полусферой. Поэтому место стволам выделили в центре установки, а антенну поставили впереди и сбоку от них. Однако при выстрелах на полигоне дульная волна разрушила её...
В окончательном варианте антенну смонтировали на корме, на высоком кронштейне (в походном положении ее зеркало укладывали над крышей силового отделения), а стволы - впереди, в два яруса, между которыми уложили короба с боезапасом.
Изготовленные башни обкатывали на ходовых макетах, выполненных на базе СУ-85, которую предполагали использовать в качестве шасси для будущей машины, сняв штатную пушку и уменьшив бронирование. Удалось сэкономить 4 т, да масса полностью укомплектованной башни превысила 8 т! Более подходящим был ПТ-76, но требовалась основательная переделка корпуса, чтобы установить тяжелый и сложный погон диаметром 2700 мм под башню. Лучше уж создать специальный корпус. Так и сделали - башня держалась на погоне Т-54, опущенном ниже верхней кромки бортов и опиравшемся на легкую коробчатую раму, которая обеспечивала прочность тонкобронному корпусу. Ее нижняя цилиндрическая часть удачно разместилась в надгусеничных нишах.
Общая компоновка была классической - впереди отделение управления, за ним боевое, в корме моторно-трансмиссионное. Для повышения удельной мощности форсированного двигателя В-6Р применили эжекционную систему охлаждения. Она потребляла всего 2,2-2,5% его мощности (против 10-12% для вентилятора). Заборник воздуха для двигателя оснастили лабиринтной системой перегородок, где застревали крупные частицы пыли, потом воздух проходил по туннелю вдоль борта и поступал в основной фильтр с эжекционным отсосом остатков пыли выхлопными газами. Крутящий момент от двигателя передавался на ведущие колеса через гитару, главный фрикцион, пятиступенчатую коробку передач с синхронизаторами, планетарные механизмы поворота и бортовые передачи. Ходовую часть с шестью однорядными опорными катками на борт заимствовали у ПТ-76, плавное движение обеспечивала торсионная подвеска с большими ходами и мощными амортизаторами на первых, пятом левом и шестом правом узлах. Срок службы гусеницы повысили, уплотнив резиновыми втулками торцы шарниров, чтобы на трущиеся части не попадали абразивные частицы. Запас топлива находился во внутренних баках: один - в силовом отделении, другой - справа от водителя.
При марше по хорошей дороге станция электропитания работала от основного двигателя, на тяжёлых грунтах и стационарной позиции автоматически включался газотурбинный ДТ-4 мощностью 80 л. с., который хоть и поглощал много топлива, зато давал нагрузку через минуту после включения. Равные с танками подвижность и проходимость позволяли боевой машине прикрывать войска на марше - эффективный огонь велся благодаря системе стабилизации линии выстрела и визирования.
Радиолокационный комплекс обеспечивал автоматический поиск, обнаружение и поражение воздушных целей на высотах 100-1500 м. При работе в комбинированном режиме, когда дальность задаётся локатором, а угловые координаты - оптическим визиром, стрельба ведётся по самолётам, летящим на сверхмалых высотах. Если же они ставят помехи или пускают ракеты, самонаводящиеся по излучению радара, станция отключается и наводчик осуществляет прицеливание по визиру."
Сергей Грянкин, "ЗСУ-23-4" («Техника-молодёжи» №12/1990)

Ну, а теперь нюансы, которые могут несколько омрачить светлую картину, нарисованную в научно-популярном журнале.
1) Радиолокационная станция 1РЛ33М2 не способна самостоятельно контролировать воздушное пространство. Эффективность кругового поиска ограничена скоростью движения антенны по азимуту – 18-22 градусов в секунду. Таким образом, антенна РПК «Шилки» выполняет полный оборот примерно за 18-20 секунд. Современные средства воздушного нападения за это время уже достигнут позиции установки.
2) В отсутствии внешнего целеуказания у «Шилки» с поиском целей всё очень грустно. Дальность обнаружения Миг-17, летящего на высоте 1500-2000 метров – не более 20 км. На автосопровождение такую цель «Шилка» сможет взять на дальности не более 15 км. При этом надо учитывать, что ЭПР современных боевых самолётов куда меньше, чем у старого советского истребителя. Да и возможности средств воздушного нападения действовать на малых и предельно малых высотах неизмеримо выросли.
3) Отдельно стоит коснуться вопроса боевой устойчивости «Шилки» в условиях применения противником средств радиоэлектронного противодействия. Открываем Приложение 29 к «Временному наставлению войскам ПВО СВ. Установка ЗСУ-23-4». Защита от пассивных помех реализована посредством СДЦ. Против импульсных помех используется режим «Вобуляция» (изменением частоты повторения зондирующих импульсов в процессе облучения цели). Для борьбы с активными шумовыми помехами предлагалось уходить на запасную частоту. В начале 1960-ых годов эти меры полагали достаточными. Однако, опыт боевых действий с участием ЗРК «Квадрат» и ЗСУ-23-4, полученный в ходе арабо-израильских конфликтов, привёл к разработке в США контейнерного обнаружительного приёмника, а затем и станции активных помех AN/ALQ-162, предназначенной в том числе для подавления РЛС непрерывного излучения.
4) Прикрытие «Шилками» войск в движении сопровождалось существенными ограничениями. На марше назначались дежурные машины, которые должны были меняться каждые 2 часа. Цитирую: "Установки, совершающие марш в готовности номер один, через два часа движения необходимо переводить в готовность номер два, так как ресурс непрерывной работы гидроприводов рассчитан на 2 часа".
5) Ведение огня в движении также имело свои существенные ограничения. "Движение самохода во время стрельбы или сопровождения цели должно быть равномерным, плавным, без больших ускорений, со скоростью не более 15-20 км/ч." (Источник: Приложение 32 к «Временному наставлению войскам ПВО СВ. Установка ЗСУ-23-4», 1968 год)
6) Предположим, что ламповую 1РЛ33М2 заменили на новую РЛС с современной твердотельной элементной базой. Но даже в этом случае ЗСУ-23-4 не обеспечивает безопасную дальность поражения современных летательных аппаратов. Её 23-мм артиллерийская установка имеет серьёзные ограничения. Наклонная дальность стрельбы – 2500 м. Высотный интервал огня – 100-1500 м. Дальность стрельбы по наземным целям – 2000 м. Вероятность поражения цели типа Миг-17 составляет всего 0,6. Таким образом, даже в самом выгодном режиме поиска - в узком секторе (80, а ещё лучше 30 градусов) до стрельбы врядли дойдёт. Типовая дальность применения оружия с летательных аппаратов сегодня раза в два больше, чем дальняя граница зоны поражения «Шилки» (2000 метров).
Таким образом, даже модернизированная до уровня ЗСУ-23-4М4 или ЗСУ-23-4М5 машина годится только для ближнего прикрытия объектов (например, тяжёлых ЗРК) от воздушного нападения и для борьбы с БПЛА. Собственно, опыт применения «Шилки» в локальных конфликтах говорит о превращении ЗСУ в машину огневой поддержки (пусть даже и с крайне слабым бронированием).

Боевая машина 9А33 ЗРК дивизионного звена «Оса»

Ранний тип боевой машины автоматизированного войскового ЗРК, вооружённого четырьмя ракетами 9М33, открыто размещёнными на направляющих.

Боевая машина 9А330 ЗРК дивизионного звена «Тор»

Зенитная управляемая ракета 3М8 ЗРК 2К11 «Круг»