Танки. Музей техники Вадима Задорожного

Месторасположение: Московская область, Красногорский район, п. Архангельское, 4-й километр Ильинского шоссе. Официальный сайт: http://www.tmuseum.ru

Навигация по странице:
Лёгкий танк Т-18
Плавающий танк Т-37А (экземпляр №1)
Плавающий танк Т-37А (экземпляр №2)
Плавающий танк Т-37А (экземпляр №3)
Плавающий танк Т-38
Лёгкий танк Т-26
Средний танк Т-34
Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства
Средний танк Т-34-85 польского производства
Средний танк Т-34-85 со следами болгарской модернизации
Средний танк Т-44М
Средний танк Т-55А
Лёгкий танк Т-60
Лёгкий танк Т-70
Основной боевой танк Т-72
Основной боевой танк Т-80Б
Тяжёлый танк ИС-2
Тяжёлый танк ИС-3
Экспериментальный тяжелый танк «Объект 757»
Тяжёлый танк Т-10М
Лёгкий танк M3A1 «Стюарт» (США)
Средний танк M4A4 «Sherman» (США)
Лёгкий танк типа 95 «Ха-го» (Япония)
Средний танк Pz.Kpfw.III Ausf.J (Германия)
Командирский танк Pz.Bef.Wg.Ausf.H (Германия)
Средний крейсерский танк Mk.VIII «Cromwell», A27M (Великобритания)
Средний танк Mk.7, FV 4101 «Charioteer» (Великобритания)
Инженерный танк «Churchill AVRE» (Великобритания)
Лёгкий танк Pz.Kpfw.38(t) (Чехословакия)
Макет лёгкого танка Т-26 (убыл из музея в Орловскую область)
Средний танк М-50/М4А3 «Sherman» (убыл из музея в Верхнюю Пышму)

Дополнительно:
Авиационная техника. Музей техники Вадима Задорожного
Легкобронированная техника. Музей техники Вадима Задорожного
Артиллерия, РСЗО, ОТР. Музей техники Вадима Задорожного
Инженерная и другая специальная техника. Музей техники Вадима Задорожного
Автомобили. Музей техники Вадима Задорожного
ПВО. Музей техники Вадима Задорожного
Самоходные артиллерийские установки. Музей техники Вадима Задорожного
Танки. Музей техники Вадима Задорожного
Музей боевой техники Мемориального комплекса «Победа», Чебоксары
Нижегородский городской музей техники и оборонной промышленности
Выставочный комплекс «Салют, победа!», Оренбург
Мемориальный Парк Победы, Казань
Бронетехника стран-участников нацистского блока. Парк «Патриот»
Техника стран-участников антигитлеровской коалиции. Парк «Патриот»
Техника у окружного дома офицеров и штаба Центрального военного округа, Екатеринбург

Лёгкий танк Т-18

"Модель образца 1930 года. Комплектация – стандартный набор в наши дни, без "колхоза". Танк прибыл с Дальнего Востока. Эксплуатировался как БОТ. На левом и правом бортах под баками видны лишние детали: два уголка (видимо использовались как усилитель), круговой шов от сварки, а так же рассечения в кормовой части (прорезан бронелист и вставлена поперечная труба). Верхняя крышка вентиляции моторного отсека установлена наоборот. Элементы ходовой отсутствуют полностью. Колпак броневой башни оригинальный."
001 – Музей техники Вадима Задорожного

Плавающий танк Т-37А (экземпляр №1)

"Первый в мире по-настоящему надежный плавающий танк разработала и построила английская фирма Vickers Armstrong. Его прототип был изготовлен в течение апреля 1931 года на экспериментальной станции фирмы в Чертей и проходил испытания на р.Темзе. Плавучесть танка обеспечивалась малой массой, корытообразной формой клепаного корпуса и поплавками из бальзы, укрепленными над гусеницами. Кроме того, прототип имел поплавок из капка, укрепленный поперек кормовой части корпуса. Башня вместе с пулеметом была заимствована у 6-тонного танка Vickers Mod.А. Лобовая 9-мм броня защищала машину от бронебойных пуль на дистанциях свыше 150 м, а 7-мм бортовая— на дистанциях свыше 250 м.
Танк имел блокированную подвеску. На каждом борту располагались по две двухкатковых балансирных тележки, подвешенные на четвертьэллиптических листовых рессорах. Последние опорные катки задних тележек выполняли роль направляющих колес. Ширина мелкозвенчатых гусениц — 257 мм.
Карбюраторный 6-цилиндровый двигатель Meadows EST мощностью 90 л.с. позволял машине массой 2,75 т развивать скорость на суше до 64 км/ч, а на плаву— 9,7 км/ч. Двигатель, трансмиссия, включавшая в себя четырехскоростную коробку передач 9AU, и радиатор размещались справа, а башня и рубка механика-водителя были смещены влево. Движение на плаву осуществлялось с помощью гребного винта. Маневрирование — с помощью кольцевого руля, управляемого с места механика-водителя."
Источник: М.Б. Барятинский, «Амфибии Красной Армии» («Бронеколлекция» №1/2003 (46))

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

При восстановлении линейного Т-37А реставраторы воспроизводили танк раннего выпуска, у которого отсутствуют поплавки на надгусеничных полках

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Подвеска опорных катков — сблокированная попарно.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

В лобовом листе башни танка в шаровой установке установлен 7,62-мм танковый пулемёт ДТ образца 1929 года

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Слева рубка механика-водителя, а в смещённой к правому борту башне рабочее место командира, выполнявшего также функции стрелка.

"В июне 1931 года испытания были завершены, и всю документацию передали на завод фирмы Vickers в Эльсвике, где в дальнейшем боевая машина, получившая название Vickers Carden-Loyd и индекс военного министерства А.4, производилась серийно. Впрочем, британская армия в августе того же года заказала только два танка, которые прошли обширную программу войсковых испытаний. Также по две машины были изготовлены для Сиама и Нидерландов. Наиболее крупную партию плавающих танков — 29 единиц — закупил Китай; они вошли в состав 1-го и 2-го танковых батальонов Китайской национальной армии, участвовали в 1937 году в уличных боях с японцами в Шанхае и тогда же почти все были потеряны.
5 февраля 1932 года советская внешнеторговая фирма АРКОС (Arcos Ltd. — All Russian Cooperative Society Limited) заказала фирме Vickers восемь плавающих танков. Первая машина была поставлена 21 июня, а последняя — 22 октября того же года. После поступления первых закупленных танков, их испытаний и всестороннего изучения началось интенсивное проектирование отечественных образцов. При этом никакой лицензии не приобреталось."
Источник: М.Б. Барятинский, «Амфибии Красной Армии» («Бронеколлекция» №1/2003 (46))

Плавающий танк Т-37А (экземпляр №2)

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Для увеличения водоизмещения к надгусеничным полкам слева и справа крепились поплавки, заполненные пробкой.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Рядом с люком механика-водителя расположены фара и звуковой сигнал.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Движение на плаву обеспечивал двухлопастный гребной винт.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Поворот на плаву осуществлялся с помощью руля, установленного в потоке винта.

"Плавающий танк Т-37 конструкции ОКМО вышел на испытания в июле 1932 года. Его компоновка была подобна Т-33 и амфибии Vickers-Carden-Loyd. Т-37 имел клепано-сварной корпус, изготовленный из обычной (не броневой) стали. На крыше устанавливалась башня, смещенная к левому борту. Ее вращение осуществлялось вручную. Вооружение танка состояло из 7,62-мм пулемета ДТ, установленного в шаровой установке, смонтированной в переднем листе башни.
Автомобильный карбюраторный двигатель Форд-АА мощностью 40 л.с., расположенный продольно, был смещен к правому борту. Он позволял 2,85-тонной машине развивать скорость до 35 км/ч по шоссе и 4 км/ч на плаву. Запас хода танка по шоссе составлял 160 км. Трансмиссия состояла из главного фрикциона (обычного автомобильного сцепления), главной передачи, дифференциала и коробки перемены передач, карданного вала и привода водоходного движителя. На плаву Т-37 передвигался при помощи трехлопастного гребного винта и плоского руля.
Ходовая часть машины была изготовлена «по типу ходовой части фирмы „Крупп“, с которой наши конструкторы ознакомились в ходе испытаний немецких танков в Казани», Применительно к одному борту она состояла из двух двухкатковых тележек, двух поддерживающих катков, ведущего и направляющего колес.
В ходе заводских испытаний у танка Т-37 выявилось большое количество недостатков и недоработок, поэтому дальнейшие работы по машине прекратили осенью 1932 года. Впоследствии танк Т-37 был отправлен в утиль."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

За башней — глушитель и бронеколпак над окном воздухопритока.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Танковый вариант пулемёта Дегтярёва отличался от пехотного наличием выдвижного металлического приклада и дисковым магазином с трехрядным расположением патронов (ёмкость 63 патрона).

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Каждый опорный каток устанавливался на одном конце треугольного балансира, другой конец которого крепился на шарнире к корпусу танка, а третий — соединялся попарно пружиной со вторым балансиром тележки.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Обрезиненный ленивец

"Учитывая опыт, накопленный при проектировании машин T-41 и Т-37, Управление механизации и моторизации РККА приняло решение о разработке нового плавающего танка для принятия его на вооружение Красной Армии. Предполагалось, что машина «по компоновке будет аналогична Т-41, но с подвеской от танка Т-37».
Постановлением Совета труда и обороны СССР от II августа 1932 года, еще до изготовления опытного образца, на вооружение Красной Армии был принят новый легкий плавающий танк, получивший обозначение Т-37А.
Создание и организацию серийного производства Т-37А поручили 2-му заводу ВАТО в Москве. Сюда передали весь материал по Т-37 разработки ОКМО, а также одну прибывшую из Англии амфибию Vickers-Carden-Loyd. Руководил работами главный конструктор танка Т-41 Н. Козырев.
Несмотря на уже имевшийся на заводе № 37 опыт серийного производства танкеток Т-27, развертывание выпуска танка Т-37А шло с большими трудностями. Дело в том, что новая машина была сложнее, чем Т-27, а возможности завода были достаточно ограничены. Тем не менее, годовой план по плавающим танкам на 1933 год, полученный от руководства Спецмаштреста, составлял 1200 машин. Кроме того, параллельно с освоением танка Т-37А завод № 37 продолжал выпуск Т-27 (при плане на 1933 год в 507 штук завод изготовил 914 Т-27), что, естественно, создавало дополнительные сложности."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Плавающий танк Т-37А (экземпляр №3)

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Танк оснащён поручневой антенной, установленной на надгусеничных полках.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Для предохранения антенны при движении танка по лесу и кустарнику в передней части поплавков установили специальные защитные ограждения в виде треугольных рамок.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Наглядное сравнение размеров танков Т-37А и Т-38

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

В распоряжении механика-водителя имелись смотровые щели в откидном лобовом щитке и в правом борту корпуса.

"Каждый изготовленный заводом танк Т-37А перед передачей его в войска проходил два испытания. Первое проводилось непосредственно заводом (без участия представителя военной приемки) и проходило на Черкизовском пруду, недалеко от заводской проходной (этот пруд существует и сейчас. — Прим. автора ). Целью этого испытания была проверка герметичности корпуса танка и слаженности работы всех его механизмов.
Второе испытание проводилось военпредом и являлось приемо-сдаточным. Для этого все танки, догруженные до полной боевой массы и с экипажем из двух человек, совершали 25-километровый марш на подмосковное Медвежье озеро. Здесь проходили испытания на плаву в течение 30 минут при движении на максимальной скорости. За это время в корпус танка не должно было проникнуть более 1,5 л воды, в противном случае танк мог быть забракован военпредом."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Одиночное ведущее колесо (звёздочка)

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Ходовая часть: четыре одиночных обрезиненных опорных катка, три поддерживающих катка, ленивец и одиночное ведущее колесо (звёздочка).

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Одна из смотровых щелей в башне (изнутри закрыта задвижкой).

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Ввод антенны находился за люком механика-водителя, а с введением надгусеничных поплавков его перенесли вперед на верхний лист корпуса.

"В ходе серийного производства танки Т-37А оснащались двумя типами корпусов и башен — клепаным и сварным. Первый тип изготавливался на Подольском крекинго-электровозостроительном заводе имени Орджоникидзе и был наиболее массовым. Герметичность корпуса при движении на плаву обеспечивалась прокладкой между листами брони мешковины, пропитанной суриком.
Сварные корпуса производились Ижорским заводом в Ленинграде, но объем их производства был небольшой. Дело в том, что подольский завод в 1933–1935 годах не мог обеспечить изготовление необходимого количества корпусов для обеспечения выпуска танков Т-37А."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

С начала 1937 года на смотровую щель в лобовом щитке механика-водителя стали устанавливать броневую планку, предохраняющую от попадания свинцовых брызг при ружейно-пулеметном обстреле танка.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Посадочный люк механика-водителя

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Глушитель, за ним окно воздухооттока и лючок заливной горловины радиатора.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

В крыше башни - посадочный люк командира танка

"Примерно с 1934 года начали разрабатываться различные варианты доставки танков Т-37А по воздуху посадочным способом. Таким образом предполагалось использовать эти машины в составе воздушно-десантных подразделений для захвата различных объектов в тылу противника. Доставку танков предполагалось осуществлять путем их подвески под фюзеляжем бомбардировщиков ТБ-3. В 1930-е годы было разработано большое количество различных вариантов подвесок, большая часть из которых осталась в опытных образцах. Лишь вариант ПГ-12, разработанный в Экспериментальном институте НКТП под руководством П. Гороховского, был использован для доставки нескольких танков по воздуху в ходе так называемых Больших Киевских маневров, проходивших в сентябре 1935 года. Следует отметить, что во время полета экипажи Т-37А находились не в танках, как пишут некоторые источники, а в самолете. После посадки танкисты быстро отцепляли боевую машину и шли в бой.
Еще одной интересной работой по десантированию Т-37А были опыты по сбросу танков на воду. Такие испытания были проведены в октябре 1936 года на Медвежьих озерах под Москвой. Работы по проектированию подвески и механизма сброса велись под руководством начальника проектно-конструкторского сектора научно-испытательного отдела ВАММ имени Сталина военного инженера 3-го ранга Ж. Котина (через два года он возглавит КБ Кировского завода в Ленинграде). Сброс танка в озеро осуществлялся с минимально возможной высоты 15–20 метров. Для предохранения танка при ударе о воду под днищем машины монтировались специальные амортизирующие приспособления различных типов: дубовые брусья, брезентовый экран с сосновыми рейками и еловый лапник (!), уложенный между экраном и днищем танка. В ходе испытаний был проведен сброс на воду трех Т-37А с различными вариантами амортизации, из которых наиболее удачным оказался вариант с еловым лапником. Тем не менее, все три танка получили серьезные повреждения днища при ударе о воду и затонули. Поэтому дальнейшие эксперименты по сбросу Т-37А были прекращены."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Двухлопастный гребной винт. Поворот на плаву осуществлялся с помощью руля, установленного в потоке винта.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Двигатель ГАЗ-АА в блоке с главным фрикционом и коробкой передач установлен между сиденьями командира и механика-водителя.

Т-37А, Музей техники Вадима Задорожного

Боеукладка дисков к пулемёту ДТ

"Впервые танки-амфибии вступили в бой в 1939 году, причем действовать им пришлось на самых различных театрах. Их дебютом стало участие в боевых действиях против японских войск на реке Халхин-Гол в мае — сентябре 1939 года. Здесь эти машины применялись в условиях пустынно-степной местности и только для действий на суше.
К началу конфликта в составе 11-й танковой бригады 57-го Особого корпуса, дислоцировавшегося в Монголии, имелось всего 8 танков Т-37А. Эти машины впервые использовались в бою с японским отрядом полковника Ямагато 28–29 мая 1939 года, поддерживая огнем свою пехоту.
К началу июля в район конфликта прибыла 82-я стрелковая дивизия, танковый батальон которой насчитывал 14 танков Т-26 и 14 Т-37А. В последующих боях эти танки активно использовались для поддержки своих стрелковых частей. Всего за время действий на реке Халхин-Гол потери танков Т-37А (сгоревшими, окончательно разбитыми и отправленными в капитальный ремонт) составили 17 машин из 25 участвующих в боях.
Следует отметить, что танки-амфибии показали себя в боях не с самой лучшей стороны. Так, в отчетных документах, составленных после боев с японцами, по этому поводу говорится следующее: «Танки Т-37 показали себя непригодными для атаки и обороны. Тихоходны, слетают гусеницы, ходить по пескам не могут»."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

См.также:
Плавающий танк Т-37А в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Плавающий танк Т-37А. Военно-патриотический парк «Патриот»

Плавающий танк Т-38

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Подвеска танка — блокированная, пружинная, на каждом борту имелось по две двухкатковых тележки.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

На переднем плане — глушитель, за ним окно воздухооттока и лючок заливной горловины радиатора.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Деревянные досчатые крылья.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Т-38, по сравнению с Т-37А, имел более широкий корпус без дополнительных надгусеничных поплавков.

"Эксплуатация плавающих танков в войсках выявила у них большое количество недостатков и недоработок. Выяснилось, что у Т-37А ненадежна трансмиссия и ходовая часть, часто спадают гусеницы, мал запас хода, недостаточен запас плавучести. Поэтому КБ-Т завода № 37 получило задание на проектирование нового танка-амфибии на базе Т-37А. Работы начались в конце 1934 года под руководством нового главного конструктора завода Н. Астрова. При создании боевой машины, получившей заводской индекс 09А, предполагалось устранить выявленные недостатки Т-37А, главным образом повысить надежность работы агрегатов нового плавающего танка.
В июне 1935 года опытный образец танка, получившего армейский индекс Т-38, вышел на испытания. При проектировании нового танка конструкторы по возможности постарались использовать элементы Т-37А, к этому времени, хорошо освоенного в производстве. Компоновка Т-38 была аналогична танку Т-37А, правда, механик-водитель был размещен справа, а башня слева. В распоряжении механика-водителя имелись смотровые щели в лобовом щитке и правом борту корпуса.
Т-38, по сравнению с Т-37А, имел более широкий корпус без дополнительных надгусеничных поплавков. Вооружение Т-38 осталось прежним — 7,62-мм пулемет ДТ, смонтированный в шаровой установке в лобовом листе башни. Конструкция последней, за исключением мелких изменений, была полностью заимствована у танка Т-37А. На Т-38 был установлен тот же двигатель, что и на его предшественнике — ГАЗ-АА мощностью 40 л.с.
...
В выводах, содержащихся в отчете об испытаниях Т-38, было сказано следующее: «Танк Т-38 пригоден для решения самостоятельных тактических задач. Однако для повышения динамики необходимо поставить двигатель М-1. Кроме того, необходимо устранить недостатки: гусеница спадает при движении по пересеченной местности, недостаточна амортизация подвески, рабочие места экипажа неудовлетворительны, водитель имеет недостаточный обзор влево, повысить плавучесть танка»"
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Пулемёт ДТ в шаровой установке, расположенной в лобовом листе башни танка.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Чтобы казённая часть пулемёта не мешала танкисту пулемёт ДТ оснащался выдвижным металлическим прикладом, что позволяло после окончания стрельбы максимально сокращать его размеры.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Двигатель ГАЗ-АА в блоке с главным фрикционом и коробкой передач установлен между сиденьями командира и механика-водителя.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Бронещиток механика-водителя в походном положении.

"Плавающий танк Т-38 после принятия в 1936 г. на вооружение первоначально сопровождался только хвалебными отзывами. Но продолжалось это недолго. Как уже говорилось выше, в ходе учений лета 1937 г. выяснилось, что новый танк обладает большим количеством недостатков, в частности малым водоизмещением и, как следствие, малой плавучестью. Чтобы улучшить мореходные качества Т-38, в том числе и для перевозки десанта, на него, по рекомендации АБТУ, в 1937-1938 гг. пытались устанавливать поплавки, снятые с ремонтных или списанных Т-37, но авторитета боевой машине они, понятно, не добавляли.
Обнаружились недостатки у Т-37 и Т-38 и при проведении испытаний по новой методике во время движения посуху из-за большой склонности гусениц к спаданию на поворотах. Проходимость танка по пересеченной местности оказалась недостаточной, эффективность подвески – крайне низкая, а о маневренности на мягком грунте говорить избегали. Ввиду недостаточной удельной мощности двигателя танк не мог нормально эксплуатироваться вне дорог, а недостаточная эффективность охлаждения двигателя привела к тому, что почти половина танков Т-38, участвовавших в летнем пробеге 1937 г. (при температуре воздуха +27°С и более), вышли из строя от перегрева двигателя и требовали большого ремонта вплоть до замены силового агрегата.
Большое число подобных дефектов, выявившихся в ходе эксплуатации Т-38 практически во всех частях привело к тому, что осенью 1937 г. танк был объявлен небоеспособным и его приемка была ограничена. Тогда же КБ завода № 37 получило задание провести доработку конструкции танка с целью устранения отмеченных дефектов и улучшения боевых возможностей."
Источник: Свирин Михаил Николаевич, «Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)»

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Сиденье механика-водителя

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Откидной бронещиток механика-водителя

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Слив насоса откачки воды, поступающей в корпус танка при движении через водоёмы

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

В 1937 году появились «тележки нового образца», которые отличались отсутствием поршня внутри горизонтальной пружины, а для того, чтобы в случае разгрузки катков направляющий стержень не вышел из трубки, к кронштейнам тележки крепился стальной трос.

"Боевое крещение советские танки-амфибии получили в ходе вооруженных конфликтов на Дальнем Востоке. Правда, использовались они там в весьма ограниченном количестве. Так, в частях и соединениях Красной Армии, участвовавших в боевых действиях в районе реки Халхин-Гол, танки Т-37А имелись только в составе стрелково-пулеметного батальона 11 тбр (8 единиц) и танкового батальона 82 сд (14 единиц). Судя по отчетам, они оказались малопригодными и в наступлении, и в обороне. В ходе боев с мая по август 1939 года 17 из них были потеряны.
В составе стрелковых и кавалерийских частей Красной Армии (к тому времени в танковых бригадах западных военных округов танков-амфибий уже не было) Т-37А и Т-38 приняли участие в «освободительном походе» в Западную Украину и Белоруссию, в сентябре 1939 года.

К началу боевых действий с Финляндией, 30 ноября 1939 года в частях Ленинградского военного округа насчитывалось 435 Т-37 и Т-38, которые довольно активно участвовали в боях. Так, например, 11 декабря на Карельский перешеек прибыл 18 отб в составе 54 единиц Т-38. Батальон был придан 136 сд, танки использовались в качестве передвижных огневых точек на флангах и в промежутках между боевыми порядками атакующих пехотных подразделений. Кроме того, на танки Т-38 была возложена охрана командного пункта дивизии, а также вывоз с поля боя раненых и доставка боеприпасов."
Источник: М.Б. Барятинский, «Амфибии Красной Армии» («Бронеколлекция» №1/2003 (46))

"В целом в ходе боевых действий Т-37А и Т-38 показали низкую надежность и эффективность: корпус разрушался даже от взрыва противопехотной мины, броня пробивалась огнем противотанковых ружей, вооружение оказалось недостаточно эффективным. Двигатель танков оказался маломощным, вследствие чего маневренность машин на местности оказалась недостаточной, сцепление с грунтом слабым, а проходимость в условиях глубокого снежного покрова очень низкой. В некоторых частях на траки гусениц Т-37А и Т-38 наваривали шипы, изготавливаемые из подручных материалов. Там, где такой возможности не было, переворачивали наизнанку (гребнем наружу) от двух до восьми траков. Все это давало положительный результат, несколько повышая проходимость танков."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

В корме корпуса расположен радиатор и четырёхлопастной вентилятор.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Откинутый люк механика-водителя закрывает бронеколпак над окном воздухопритока.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Люк механика-водителя

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

За рабочим местом механика-водителя — карданный вал, двигатель ГАЗ-АА в блоке с главным фрикционом и коробкой передач.

"То, что состоявшие на вооружении Красной армии плавающие танки-разведчики далеко не полностью соответствуют современным требованиям, командование РККА осознавало ещё в середине 30-х годов. Ещё более очевидным это стало по итогам боёв с применением танков в Испании. От ружейно-пулемётного огня броня плавающих танков Т-37 и Т-38 надёжно защищала только с дистанции 400 метров и дальше, а вооружения в виде пулемёта ДТ хватало только для борьбы с пехотой.
В результате советские танки-разведчики выигрывали у лёгких разведывательных бронеавтомобилей только за счёт более высокой проходимости и возможности преодолевать водные преграды. Понимая это, в начале 1938 года ГБТУ КА были оформлены тактико-технические требования на новый разведывательный танк, получивший индекс Т-39. Этот танк отличался усиленным бронированием. Вскоре он превратился в Т-40, который также получил более мощное вооружение в виде 12,7-мм пулемёта ДШК. Этот танк был принят на вооружение уже 19 декабря 1939 года, но по целому ряду причин к 1 июня 1941 года в войсках оказалась всего 121 такая машина.
Между тем, на ту же самую дату в РККА имелось 2314 танков Т-37 и 1143 Т-38. Как и Т-40, они распределялись по разведывательным батальонам. С самого начала Великой Отечественной войны танки-разведчики несли тяжёлое бремя, нередко выполняя несвойственные им задачи танков непосредственной поддержки пехоты. Это может показаться странным и даже нелепым, но из-за огромных потерь любая боевая машина для Красной армии была на вес золота. Присутствие в боевых порядках пехоты даже таких танков оказывало на войска положительное моральное воздействие: какой-никакой, а всё же танк."
Источник: Юрий Пашолок, "Метаморфозы амфибии-разведчика" (Warspot.ru)

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Щиток приборов и органы управления. Видна коробка передач и её рычаг.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Поворот танка при движении на плаву осуществлялся при помощи руля, на верхний конец вертикальной трубы которого был надет румпель, соединенный тягой с рычагом управления рулём.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Гусеница мелкозвенчатая, с двухгребневыми литыми траками из марганцовистой стали.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Аскетичное сиденье командира танка

"Достаточно долго — до конца 1943 года — эксплуатировались плавающие танки Т-37А и Т-38 на Ленинградском фронте. Здесь, в условиях блокады, активных боевых действий не велось, к тому же имелась возможность ремонта машин на предприятиях Ленинграда. Из-за невысокой боевой ценности танков-амфибий их использовали главным образом для выполнения второстепенных задач. Так, на основании постановления Военного Совета Ленинградского фронта № 001225 от 3 сентября 1942 года сформировали три танковые роты по 10 Т-37А и Т-38 для охраны и обороны авиагарнизонов 38-го БАО (Озерки), 50-го БАО (Смольная) и 8-й авиабазы Балтийского флота.
...
Дольше всего танки-амфибии Т-37А и Т-38 действовали на Карельском фронте. Здесь в сентябре 1941 года, за счет личного состава и матчасти расформированных отдельных разведывательных батальонов стрелковых дивизий, решением Военного Совета фронта были созданы внештатные бронеотряды. Эти отряды поступили в распоряжение командования оперативных групп фронта — Мурманской, Кандалакшской, Кемьской и Медвежьегорской. Всего в составе этих групп имелось 38 танков Т-37А и Т-38. Это не такая уж и малая сила, если учесть, что к этому моменту на Карельском фронте имелось всего 34 танка (3 Т-28, 17 БТ, 6 Т-26 и 8 XT-133), 20 танкеток Т-27 и 44 броневика.
...
В дальнейшем, в связи со стабилизацией линии фронта, танки в активных боевых действиях не участвовали вплоть до 1944 года."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Установлена имитация пулемёта ДТ. Хорошо видно устройство шаровой установки. Ручка подвижной губки опущена вниз.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Броневая планка на смотровой щели предохраняет командира от попадания свинцовых брызг при ружейно-пулеметном обстреле танка.

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

На оригинальном двигателе устанавливался карбюратор «ГАЗ-Зенит»

Т-38, Музей техники Вадима Задорожного

Башенный люк

"К лету 1944 года все оставшиеся в строю Т-37А и Т-38, а также машины, переданные с Ленинградского фронта, были сведены в 92-й отдельный танковый полк. В ходе подготовки к наступлению в Карелии командование фронта приняло решение использовать этот полк «для форсирования реки Свирь и захвата плацдарма с целью обеспечения переправы остальных войск». Эта операция стала вторым (и самым удачным) эпизодом, в котором плавающие танки использовались для переправы через водную преграду. Совместно с 92-м танковым полком, имевшим к 18 июля 1944 года 40 Т-37А и Т-38, должен был действовать 275-й отдельный моторизованный батальон особого назначения (ОМ-БОН), насчитывавший 100 автомобилей-амфибий Ford-GPA, полученных из США по программе ленд-лиза.
19 июля 1944 года 92-й танковый полк и 275-й ОМ БОН вышли в район выжидательных позиций и к исходу 20 июля сосредоточились южнее Лодейного Поля. Река Свирь в этом месте имела ширину от 250 до 400 метров, глубину до 5–6,5 метров и скорость течения более 0,4 м/с. На подготовку операции танкисты имели всего одни сутки. За это время частями была проведена разведка местности, подготовлены исходные позиции для техники, выбраны пути подхода к реке и спуски в воду. Одновременно была проведена рекогносцировка берега и реки командирами и механиками-водителями танков и автомобилей-амфибий.
Операция началась утром 21 июля 1944 года. Началу переправы через реку Свирь предшествовала мощная артиллерийская подготовка, длившаяся 3 часа 20 минут. За 40–50 минут до окончания артогня 92-й танковый полк занял исходные позиции. 8-й, 339-й и 378-й гвардейские тяжелые самоходно-артиллерийские полки (63 ИСУ-152). Танки и автомобили-амфибии с десантом автоматчиков и саперов, начали переправу еще до окончания артиллерийской подготовки. Ведя огонь из пулеметов с хода, машины быстро достигли противоположного берега. При поддержке огня тяжелых самоходных полков, ведущих огонь прямой наводкой по ДЗОТам и огневым точкам противника, плавающие танки преодолели проволочные заграждения, три линии траншей и при поддержке десанта с автомобилей-амфибий завязали бой в глубине захваченного плацдарма.
Мощная артиллерийская подготовка и внезапность атаки плавающих танков и автомобилей-амфибий не позволили противнику использовать все огневые средства и обеспечили быстрый захват правого берега реки Свирь на фронте до 4 километров. При этом потери 92-го танкового полка составили всего 5 машин. В дальнейшем, по мере переправы стрелковых частей и расширения плацдарма, к вечеру 23 июля на правый берег Свири переправили танковую бригаду, танковый полк и четыре самоходно-артиллерийских полка, которые расширили и углубили прорыв.
Операция по форсированию реки Свирь стала последним эпизодом участия советских плавающих танков в Великой Отечественной войне.
Следует отметить, что в некоторых учебных танковых частях танки Т-37А и Т-38 эксплуатировались вплоть до конца войны — например в Горьковском учебном танковом центре 4 Т-38 числились вплоть до лета 1945 года."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

См.также:
Плавающий танк Т-38. Центральный музей Вооружённых Сил
Плавающий танк Т-38. Военно-патриотический парк «Патриот»
Плавающий танк Т-38. Музей техники Вадима Задорожного
Плавающий танк Т-38 образца 1936 года в музее «Боевая слава Урала»
Плавающий танк Т-38. Музей отечественной военной истории в Падиково

Лёгкий танк Т-26

В конце 1929 года стало очевидно, что срок разработки всех отечественных танков не выдержан, их ТТХ не соответствуют заданным, а серийный выпуск невозможен. Причины тому очевидны: конструкторы не имеют нужного опыта, острый дефицит кадров в отечественной тяжелой промышленности, крайняя скудность станочного парка и инструментальной оснастки. Комиссия под председательством наркомтяжпром Г.К. Орджоникидзе приняла решение об обращении к зарубежному опыту, который виделся в приглашении в СССР зарубежных конструкторов и командировании за границу лучших представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов танков, артиллерийских тягачей с документацией и получения технической помощи по вышеуказанным объектам.
Источник: М.Н. Свирин, «Броня крепка. История советского танка 1919-1937».

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Лёгкий пушечный танк Т-26РТ образца 1933 года. Поручневой антенной оснащались не только командирские, но и часть линейных машин. Доля радиофицированных танков определялась лишь объёмом поставок радиостанций 71-ТК-1.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

На кормовом листе подбашенной коробки хорошо виден задний фонарь (стоп-сигнал). На корме танка - глушитель и короб воздушного колпака, предохранявший от осадков, прежде всего - от снега.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Следы британского происхождения танка – водитель размещён справа.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

На верхнем кормовом листе - жалюзи над масляным радиатором, прикрывающие место забора наружного воздуха. Рядом должен быть закреплён реечный домкрат и запасной опорный каток.

В Великобритании советская закупочная комиссия столкнулись с отказом фирмы «Виккерс-Армстронг» продавать что-либо в единичном экземпляре, тем более – с документацией. Поэтому у тогдашнего законодателя мирового танкостроения было приобретено несколько образцов бронетанковой техники в комплекте с чертежами: а) эскизными, б) сборочными, в) монтажными, г) инспекционно-производственными. Фирма «Виккерс-Армстронг» обязалась предоставить все танки сначала в виде опытной партии по 3 штуки каждого типа, по итогам которых внести изменения в конструкцию. Итак, у англичан были приобретены:
1) 20 танкеток Carden-Loyd Mk VI (иногда именовавшиеся "гусеничными пулемётовозами Карден-Ллойда"), которые после некоторых доработок превратились в советские Т-27. На их приобретении особо настаивал маршал М.Н. Тухачевский, который считал, что в будущих военных конфликтах танкетки выступят в роли "бронированной саранчи" и заменят кавалерию. Тухачевский лично написал сценарий к учебному фильму «Танкетка» и выбил финансирование киносъёмок.
2) 15 малых шеститонных танков Vickers Mk.E Type A (в наших документах «В-26») стали родоначальниками многочисленного (около 10 000 машин) семейства Т-26. Любопытно, что британская армия оценила Vickers Mk.E, но не приняла на вооружение. Производитель выпустил 153 танка этого типа по заказам от СССР, Греции, Польши, Боливии, Сиама, Финляндии, Португалии, Китая и Болгарии.
3) 16 закупленных двенадцатитонных Vickers Medium Mark II не нашли продолжения в советском танкостроении. В 1941 году их корпуса (которые готовили к установке в укрепрайонах) достались финнам в Карелии и немцам в районе г.Остров.
Пятибашенный танк A1E1 «Independent» и шестнадцатитонный трехбашенный Vickers Mark III англичане продавать отказались. Впрочем, агентурные данные о 16-тонном танке были восприняты в Советском Союзе очень внимательно, и в сентябре 1932 года на испытания вышел самостоятельно спроектированный опытный Т-28. Также комиссией были закуплены в США два танка Джона Кристи «М.1940», ставшие отправной точкой для создания семейства советских танков БТ. Несколько позже, в 1933 году, в Великобритании был приобретён танк-амфибия Vickers A4E11, испытания которого дали старт разработке советских плавающих танков (Т-37 и прочие).

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Опорные катки сблокированы попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на листовых четвертьэлиптических рессорах.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Смотровая щель крышки люка уже получила стеклоблок триплекс. Фара установлена в откидном колпаке, который выполнен из 8-мм штампованной брони.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Под развитой башенной нишей в которой, на этой машине, находилась радиостанция, видна амбразура для стрельбы из личного оружия. Рядом - габаритный фонарь.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Воздушный колпак с сеткой, через которую выбрасывается горячий воздух, прокачиваемый вентилятором.

Что касается дальнейшего совершенствования отечественной версии британского «шеститонника», то уже через пару лет двухбашенный «чистильщик окопов» превратился в однобашенный классический пушечный танк. Конструктор опытно-конструкторского машиностроительного отдела ленинградского завода «Большевик» Семён Гинзбург добился финансирования работ над "классической" модификацией, понимая её преимущества с точки зрения массы, стоимости и маневра вооружения. Было опробовано несколько вариантов башен кругового вращения, пока в 1933 году не появился Т-26 с 45-мм полуавтоматической пушкой 20К в башне с развитой кормовой нишей. Интересно, что производство двухбашенных Т-26 продолжалось. Существенную роль тут сыграло мнение маршала М.Н. Тухачевского который был уверен, что именно двухбашенные машины являются наиболее подходящими для целей сопровождения пехоты, и именно они должны составлять костяк танковых сил. По состоянию на 1 июня 1941 года в РККА числился 1261 двухбашенный танк Т-26.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Большая ниша служила противовесом пушки и одновременно местом для укладки боеприпасов или размещения радиостанции. В кормовом листе ниши находится люк с дверцей для демонтажа пушки.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Каждая тележка состояла из литой коробки (которую за характерную форму танкисты называли «поросенок»), четырех сдвоенных опорных катков, соединенных балансирами, а также двух четвертьэллиптических рессор.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Вентиляция боевого отделения (в нерабочем, закрытом положении).

Установка новой, «большой» башни на корпус Т-26 привела к росту массы танка на 850-1200 кг. Для перетяжелённой машины мощности мотора в 85-88 л.с. было явно недостаточно. Тут надо сказать, что фирма «Виккерс» обязалась в течение трёх лет уведомлять советскую сторону о существенных изменениях и доработках в конструкции лицензированных танков. И вот, осенью 1932 года представитель фирмы «Виккерс» сообщил о новом варианте двигателя Vickers Mk.E, развивавшего мощность 100 л.с. Ознакомившись с описанием новинки специалисты двигательного цеха ленинградского завода «Большевик» предложили самостоятельно поднять мощность мотора путём разработки нового карбюратора. К маю 1933 года новый мотор был более-менее отлажен и выдал 92 л.с., но эксплуатационная мощность мотора составляла 75 л.с. Именно эту модификацию получили Т-26 с цилиндрической пушечной башней. Конструкторы планировали в дальнейшем оснащать танк дизельным двигателем мощностью 150 л.с. Под перспективный дизель в 1934 году даже расширили моторно-трансмиссионное отделение танка. Однако надёжный дизельный двигатель советская промышленность осилила очень и очень не скоро (даже путём копирования немецких дизелей).
Стоит отметить, что у пушечных танков на крыше подбашенной коробки с правой стороны добавился вентилятор боевого отделения. Связано это было с тем, что при стрельбе из 45-мм орудия загазованность боевого отделения порой приводила к отравлению экипажа пороховыми газами.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

В заднем кормовом листе с левой стороны имеется отверстие для вывода патрубка выхлопной трубы к глушителю. В центре кормового листа - отверстие для привода ручной заводки двигателя. Хорошо видна буксирная цепь.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

45-мм пушка 20К, спаренная с пулемётом ДТ, установлена в сварной цилиндрической башне производства Ижорского завода.

Лёгкий танк Т-26, Музей техники Вадима Задорожного

Антенный ввод

См.также:
Лёгкий пулеметный танк Т-26 образца 1931 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий пушечный танк Т-26РТ образца 1933 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий танк Т-26, двухбашенная модификация с пулеметным вооружением (выпуск 1931-1933 гг.). Центральный музей Великой Отечественной войны
Лёгкий танк Т-26 (выпуск 1933-1938 гг.). Центральный музей Великой Отечественной войны
Лёгкий танк Т-26РТ образца 1933 года, город Выборг
Т-26 в музее «Panssarimuseo»
Лёгкий танк Т-26 образца 1932 года с пушечно-пулемётным вооружением. Военно-патриотический парк «Патриот»
Танк телеуправления ТТ-26. Военно-патриотический парк «Патриот»
Легкий танк Т-26, обр.1933г. Площадка Центрального музея Вооруженных Сил
Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года. Музей отечественной военной истории в Падиково
Лёгкий танк Т-26 обр.1933 года. Музей отечественной военной истории в Падиково
Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года. Музей отечественной военной истории в Падиково

Средний танк Т-34

Обратите внимание, по броне музейного Т-34 идёт надпись «Боевая подруга». С таким именем воевало несколько танков :
1) Т-34 «Боевая подруга» построенный на средства работниц Свердловского хлебомакаронного комбината №1. Экипаж лейтенанта Кирилла Ивановича Байды. Танк разбит 3 августа 1943 года у посёлка Томаровка Белгородской области. Дату указываю по наградному листу, в котором также сказано что командир взвода 211-го танкового батальона 93-й танковой бригады К.И. Байда был ранен и обожжён, но продолжал вести огонь из подбитого танка.
2) Т-34 «Боевая подруга» — второй танк купленный на средства коллектива того же комбината. Боевая машина передана экипажу К.И. Байды, который воевал на правобережной Украине. 31 июля 1944 года эта "тридцатьчетвёрка" подбита в Самборском районе у села Лютовиско. Командир танковой роты 93-й отдельной танковой Житомирской Краснознамённой бригады старший лейтенант К.И. Байда погиб.
3) Т-34 «Боевая подруга» из 26-й Ельнинской гвардейской танковой бригады. Механик-водитель Мария Васильевна Октябрьская, командир экипажа Петр Иванович Чеботько. После смерти М.В. Октябрьской в бригаде стало традицией называть танк в её память. Четвёртая по счёту машина «Боевая подруга» и её экипаж под командованием гвардии лейтенанта Чеботько закончили боевой путь под Кёнигсбергом.
4) Т-34 «Боевая подруга», номер части неизвестен. В феврале 1942 года, к 24-й годовщине РККА, жители освобожденной Калуги собрали свыше 50 тыс. руб. на танк «Боевая подруга».
5) ИС-2 № 434 «Боевая подруга» из 7-й гвардейской танковой бригады. Известна фотография Виктора Тёмина, запечатлевшего эту машину в мае 1945 года у стен Рейхстага.

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Надпись скопирована с танка «Боевая подруга», построенного на средства работниц Свердловского хлебомакаронного комбината

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Экспонат собран из копанной башни выпуска 1943 года и корпуса танка, выпущенного в ноябре 1942 года на заводе №183.

Надпись на экспонате не соответствует исторической надписи на танке Марии Октябрьской. Скорее всего реставраторы руководствовались тремя фотографиями с митинга в честь передачи танкистам "тридцатьчетвёрки", купленной на средства свердловчанок. Митинг по случаю вручения танка «Боевая подруга» состоялся 8 марта 1943 года на свердловском хлебомакаронном комбинате №1. На этих снимках отлично видно, что надпись «Боевая подруга» нанесена над нижней кромкой башни и повторяется на бортовом листе корпуса танка. Цвет, шрифт и размер букв соответствуют тому, что мы видим в музее.
Интересно, что на фотографии 08.03.1943 именной танк стоит на снегу, но окрашен в зелёный цвет. Поясню с чем связан мой интерес к этим деталям. Одной из загадок этой истории остаётся ещё фотография, датированная 15 марта 1943 года. На снимке – проводы на фронт танка «Боевая подруга» уже с завода «Уралмаш». Однако на заводском дворе совсем нет снега, танк в зимнем камуфляже и частично видимая тёмная надпись «....ая подруга» идёт уже по верхней кромке башни, а по борту корпуса надпись и вовсе отсутствует.
Что же касается надписи «Боевая подруга» на танке, купленном Марией Октябрьской, то она совершенно иная – слова написаны не подряд, а разнесены по высоте. Кроме того, отважная женщина прибыла на фронт в октябре 1943 года и никак не могла участвовать в получении техники в марте 1943 года. Надеюсь когда-нибудь всё-таки получится разобраться в этих хитросплетениях и точно идентифицировать события на фотографиях.

В истории с танками экипажа Кирилла Иванновича Байды есть ещё одна загадка. Точнее, странность-то одна: неправильное название танка, а вот свидетельств — два. Во-первых, это послевоенный нагрудный знак снайпера-танкиста 68 гв.тп «Байдовский стрелок». На башне танка в центре этого знака хорошо видна надпись «Фронтовая подруга». Во-вторых, статья О.Гусева, напечатанная в газете «Правда» от 15 ноября 1973 года. Называется публикация "Три судьбы «Фронтовой подруги»". Цитирую:
"— И все же мы купили танк. новенький Т-34. На башне по нашей просьбе написали— «Фронтовая подруга» ... — Розалия Михайловна Шасолина с трудом сдерживает волнение. – Деньги на танк собирали все женщины, работавшие на нашем уральском заводе. Приносили свои сбережения даже матери многодетных семей. Помню, одна из них сдала в партком почти всю месячную зарплату. Военпред, пригнавший боевую машину на заводской двор, был закалённый человек. Но и он смахнул слезы, когда увидел перед строем молодых танкистов исхудавших работниц завода. Женщины пришли сказать воинам самые важные в эту минуту слова: «Мы вручаем вам «Фронтовую подругу». Берите наш танк. Бейте ненавистного врага!»
Так уж получилось, что командиром танка стал земляк Розы Шасолиной, бывший тракторист из николаевского села Кривое Озеро Кирилл Иванович Байда. Места механика-водителя, стрелка-радиста и командира башни заняли Михаил Макушин, Иван Алексин, Степан Яшкин. Назавтра рота, в состав которой входил и экипаж «Фронтовой подруги», отправлялась на фронт.
Был митинг. Выступала Александра Орлова, секретарь партийной организации завода, танкисты клялись, что с честью выполнят наказ Родины… Потом прощально гуднул паровоз и умчал парней на фронт. Долгожданное письмо от экипажа «Фронтовой подруги» пришло на завод с передовой. Командир «тридцатьчетвёрки» Байда писал: «Находимся в засаде под одной из высот, где ещё вчера были фашисты. Впереди, примерно в 150 метрах, идёт сражение, наши теснят врага. Скоро и мы включимся – ожидаем сигнала. Хлопцы просят передать, что ваш наказ неукоснительно выполняем. Недавно участвовали в освобождении села, где жил член нашего экипажа Михаил Макушин. Местные жители целовали и нас, и броню нашего танка».
Сколько радости принёс на завод этот маленький фронтовой треугольник! Письмо читали, пересказывали друг другу и снова читали… В цехах появились плакаты: «Что ты сделал сегодня, чтоб помочь экипажу Байды громить фашистов?»
Началась переписка. «Письмо с рапортом о досрочном выполнении вашим заводом предмайских социалистических обязательств начальник политотдела дивизии прочитал перед всеми воинами части. – сообщал Байда. – Оно не только обрадовало моих товарищей, но и ещё выше подняло дух остальных экипажей. А это очень важно. Впереди – большие бои, в которых мы тоже надеемся принять участие». Дата: май 1943 года. Близилось сражение на Курской дуге.
«Помнишь Роза, – спрашивал Шасолину Кирилл Байда в одном из писем, – когда мы прощались, ты сказала «Освободи мой родной город!» Я принял твою просьбу, как наказ… Я участвовал, подружка, в освобождении твоего, нашего с тобой Николаева».
И вдруг пришёл треугольничек, надписанный незнакомым почерком. «Здравствуйте, дорогие друзья, подарившие нам танк «Фронтовая подруга»! – обращался к работницам командир танковой роты А.Елизаров, в которой воевал экипаж Байды. – Ваш танк прошёл с боями славный путь, много раз ходил в атаку. В последнем жестоком бою он сгорел, нанеся фашистам исключительно тяжёлые потери. Люди экипажа живы, здоровы, только Байде обожгло лицо, он сейчас вылечивается». И вновь пошёл по цехам тетрадный листок, исписанный химическим карандашом…
В документах о награждении К.И. Байды орденом Отечественной войны 1 степени отмечалось, что при прорыве сильно укреплённой оборонительной полосы гитлеровцев Байда первым ворвался со своим танковым взводом в глубину обороны противника. Его машина уничтожила четыре пушки и три пулемёта с расчётами, а взвод пленил более 40 гитлеровцев. Будучи раненным, отважный офицер продолжал бой и в подбитом танке до конца выполнил боевую задачу.
Уже в Карпатах узнал Байда, что с Урала в адрес его части идёт ещё один подарок – «Фронтовая подруга» номер два, построенная на средства женщин того же завода. В торжественной обстановке дар уральцев был передан мужественному экипажу". Полную версию статьи я найти не смог, но исходя из названия, в 68 гвардейском танковом полку (после войны 93-я танковая бригада была переформирована в полк) традиция сохранялась. Кроме названия всё остальное соответствует документам. 12 мая 1943 года – прибытие экипажа именного танка на фронт. Статьёй подтверждаются награждение К.И. Байды орденом Отечественной войны, должность командир взвода, ожоги полученные в августе 1943 года. Совпадает всё, кроме названия. Вопрос о том, как появилась «Фронтовая подруга» ещё ждёт своего настойчивого исследователя.

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Пробитая башня – изнутри наварена пластина,чтобы дождь не затекал

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Башня, выпущенная во второй половине 1943 года, найдена на местах боев

См. также:
Средниий танк Т-34-85 у окружного дома офицеров, Екатеринбург
Танк Т-34-85 с 85-мм пушкой ЗИС-С-53, выпущенный заводом №183 в 1945 году. Выставочный комплекс «Салют, победа!» в парке имени Фрунзе. Оренбург
Танк Т-34-85 в Техническом музее, г.Тольятти
Т-34 образца 1941 года. Открытая площадка Центрального музея Вооруженных Сил, Москва
Т-34-85, №700, завод №174, г.Омск. Музей боевой техники Мемориального комплекса ''Победа'' в городе Чебоксары
Т-34-85, №707, завод №112, г.Горький">Музей боевой техники Мемориального комплекса ''Победа'' в городе Чебоксары
Т-34-85. Военный музей (Војни музеј). Белград, Сербия
Средний танк Т-34 «Московский пионер» (выпущен в 1942 году заводом №183, г.Нижний Тагил). Центральный музей бронетанкового вооружения и техники. Кубинка
Средний танк Т-34-85. Мемориальный Парк Победы в городе Казани
Таранный удар Т-34 капитана В.Г. Богачева по Pz.Kpfw III. Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны
Средний танк Т-34. Историко-культурный комплекс «Линия Сталина»
Средний танк Т-34 образца 1941 года. Военно-патриотический парк «Патриот»
Средний танк Т-34 выпуска Сталинградского тракторного завода, 1942 год. Военно-патриотический парк «Патриот»
Средний танк Т-34-85. Военно-патриотический парк «Патриот»
Средний танк Т-34 производства завода №112, выпуска 1942 года. Открытая площадка Центрального музея Великой Отечественной войны
Т-34-85 производства завода №112 «Красное Сормово». Нижегородский городской музей техники и оборонной промышленности
Средний танк Т-34-57 образца 1941 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Средний танк Т-34-76 образца 1941 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Средний танк Т-34-76 образца 1941 года, производства СТЗ в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Средний танк Т-34-76 образца 1942 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Средний танк Т-34-85М1, производства Bumar Labedy в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Средний танк Т-34-85 в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма

Второй экземпляр танка Т-34 с 76-мм пушкой появился в музее в сентябре 2019 году. При сборке экспоната использовались детали от настоящих Т-34. Машина имитирует вид "тридцатьчетвёрки" первой половины 1942-го года, производства Нижнетагильского завода №183. Как и несколько других боевых машин, эту специально собирали для сдачи в аренду киностудиям.
Сообщение же о том, что танк доставили из тольяттинского Технического музея вызывает очень большие сомнения. В Тольятти выставлялись только Т-34-85.

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Литая башня собрана из фрагментов разбитых башен нескольких танков.

Т-34, Музей техники Вадима Задорожного

Заводской номер, нанесённый на лобовом листе, над "военпредовской планкой".

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства

"20–25 февраля 1948 года коммунисты заняли ключевые посты в руководстве Чехословакии, что привело в том числе и к чисткам. 14 июня президентом Чехословакии стал коммунист Клемент Готвальд. Всё это не могло не отразиться на отношениях с СССР, в том числе и в военной сфере.
Но как раз решение чехословацкого Генштаба по танкам связано с политикой в наименьшей степени. Стремительно устаревающий парк бронетанковой техники надо было обновлять, мало того, многие подразделения вообще остро нуждались в комплектовании хоть бы какими-то танками. Дело дошло до того, что начались модернизация и принятие в строй немецких StuG 40 и Pz.Kpfw. IV. При этом за прошедшее после войны время чехословацкая промышленность не выпустила ни одного по-настоящему нового танка или самоходной установки. Единственным разумным решением в этой ситуации стало обращение за помощью к политическому и военному союзнику."
Источник: Юрий Пашолок, «Чехословак с тагильской родословной» | Warspot.ru

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Расположение фар и их ограждение — характерные признаки послевоенных Т-34-85 чехословацкого производства

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Аккуратные кромки броневых листов на танках выпускавшихся по лицензии в Чехословакии

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Литьевой номер на борту башни – характерный признак "тридцатьчетвёрок" польского и чешского производства. На советских Т-34 номер обычно расположен на корме башне

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

«Фигурные» кожухи выхлопных труб – ещё один признак заграничного происхождения экспоната. Странно, что отсутствует порт связи с экипажем

"В июле 1949 году Чехословакия получила лицензию на производство Т-34–85. Причины, почему именно этот танк, казавшийся устаревшим ещё в 1945 году, был выбран для производства, просты. Во-первых, с Т-34–85 чехословацкие военные были хорошо знакомы. Во-вторых, несмотря на то что он действительно не был новейшим танком, даже в конце 40-х годов это не казалось критичным. В-третьих, танк был технологичен, и его освоение в производстве не представляло больших проблем.
Возникает дополнительный вопрос, почему же Чехословакия приобрела лицензию именно на Т-34–85, а не на куда более совершенный Т-54. Ответ на этот вопрос прост: к 1949 году в СССР только осваивалось производство Т-54, а окончательно его облик сформировался лишь к началу 50-х. Даже если не касаться того, что СССР вообще мог бы не поделиться лицензией на совсем новую машину, освоение производства Т-54 могло потребовать куда больше времени. В случае же постановки на конвейер Т-34–85 чехословацкая промышленность получала опыт выпуска танков, боевая масса которых превышала 30 тонн. Ни до войны, ни во время неё боевые машины такой массы в Чехословакии не строилось."
Источник: Юрий Пашолок, «Чехословак с тагильской родословной» | Warspot.ru

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Безбалочное сопряжение лобовых броневых листов корпуса сварным швом

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Отбортовка вокруг установки курсового пулемета (для крепления герметизирующего чехла при форсировании водных препятствий по дну).

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Ведущее колесо

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Литые опорные катки с наружной резиновой амортизацией. Выпуск этой модификации начался в 1945 году.

"Техническая документация на Т-34–85 была доставлена заказчикам в ноябре 1949 года. Отправителем был советский завод №183 из Нижнего Тагила, разработчик Т-34–85. Танк, который предстояло выпускать в Чехословакии, несколько отличался от тех машин, что производились в СССР. Последние советские Т-34–85 были выпущены ещё в 1946 году, и их конструкция постепенно дорабатывалась. Неудивительно, что в итоге чехословацкая тридцатьчетвёрка отличалась от советских собратьев.
Для производства танков в январе 1950 года началась перестройка завода CKD Sokolovo, находившегося в Праге. Использование паровозостроительного завода в качестве базы выглядит вполне разумным решением, особенно если принять во внимание наличие на нём развитого парка подъёмного оборудования. Для помощи в организации перепрофилирования производства в Чехословакию прибыли специалисты из СССР.
Подрядчиком по производству двигателей стал завод Skoda в Пльзени, где был организован выпуск моторов В-2. Изготовителем вооружения было определено ещё одно предприятие Skoda, находившееся в словацкой Дубнице-над-Вагом. Как и CKD Sokolovo, этот завод, SMZ, ранее занимался паровозостроением. Наконец, корпусное производство было организовали на заводе им. Сталина (Zavod J.V.Stalina, ZJVS) в словацком Мартине. Новый танк безо всяких оговорок можно называть именно чехословацким, поскольку в его выпуске оказались задействованы как чешские, так и словацкие предприятия."
Источник: Юрий Пашолок, «Чехословак с тагильской родословной» | Warspot.ru

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Уральские корни чехословацкой машины — прилив под электропривод механизма поворота башни.

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Гладкая поверхность и отсутствие раковин — высокое качество литья

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Соединительные пальцы забивались в гусеницу со стороны корпуса. Специальный выступ – пальцеотбойник не давал им самостоятельно выдвигаться при движении. Таким образом предотвращалось заклинивание гусеницы или поломки пальцев.

Средний танк Т-34-85 чехословацкого производства, Музей техники Вадима Задорожного

Узкие петли верхнего кормового листа

"21 марта 1953 года на место умершего лидера Чехословакии Клемента Готвальда пришёл Антонин Запотоцкий, что привело к определённым изменениям политического курса страны. В этом же году начались и экспортные поставки Т-34–85. 21 сентября 1955 года между Чехословакией и Египтом была заключено соглашение о поставках целого ряда образцов вооружения и военной техники. Т-34–85 среди них, разумеется, присутствовали.
Всего Египет получил 820 танков, часть из которых (230 штук) успела поучаствовать в боях за Суэцкий канал. Боевые действия начались 29 октября 1956 года, против Египта воевали Израиль, Франция и Великобритания. В ходе этого конфликта воюющие стороны понесли тяжёлые потери в бронетанковой технике. Среди трофеев антиегипетской коалиции оказались и танки Т-34–85 чехословацкого производства.
В следующий раз воевать чехословацким Т-34–85 пришлось совсем в другом уголке земного шара. Куба приобрела около сотни танков как советского, так и чехословацкого производства. Закупки велись прямо со складов чехословацкой армии и достались заказчику с очень большой скидкой – 67 процентов.
...
Вторым по объёму приобретённых танков покупателем чехословацких Т-34–85 оказалась Сирия. Всего туда отправилось 120 машин. Оказавшиеся в сирийской армии танки получили наибольшее число изменений среди всех Т-34–85 чехословацкого выпуска. Наиболее заметной деталью стала массивная турель под пулемёт ДШК, установленная на командирской башенке.
Сирийским Т-34–85 довелось понюхать пороха в начале июня 1967 года, когда разразилась Шестидневная война. Значительная часть этих танков оказалась либо подбитой, либо захваченной израильской армией. Тогда же в бой снова ходили и египетские Т-34–85. Всего арабами был потерян 251 танк этого типа. Некоторые из трофеев израильские военные позже переделали в долговременные огневые точки, закопанные вдоль границы с Сирией и Иорданией. Их двигатели и ходовая часть снимались, а на месте отделения управления размещалась большая боеукладка.
Среди регионов, куда поступали на экспорт чехословацкие машины, были и более спокойные. Например, Румыния и Болгария получили, в общей сложности, 120 машин. Около 30 танков отправилось в Индию, Ирак и Йемен. В последнем, впрочем, этим танкам всё же пришлось повоевать. Сражались чехословацкие Т-34–85 и в Ливане, где они оказались в 70-х годах."
Источник: Юрий Пашолок, «Чехословак с тагильской родословной» | Warspot.ru

Средний танк Т-34-85 польского производства

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Странно, что бронезащита выхлопного патрубка имеет форму, как на танках советского выпуска, да и сам патрубок без отбортовки

"... лицензию в 1951 году приобрела Польская Народная Республика. Выпуск танков Т-34-85 был развернут на заводе Bumar Labedy. Первые четыре машины собрали к 1 мая 1951 года, при этом часть узлов и агрегатов привезли из СССР. В 1953 — 1955 годах Войско Польское получило 1185 танков собственного производства, а всего в Польше было выпущено 1380 Т-34-85.
Польские "тридцатьчетверки" дважды модернизировались по программам Т-34-85М1 и Т-34-85М2. В ходе этих модернизаций они получили предпусковой подогреватель, двигатель приспособили для работы на различных видах топлива, были введены механизмы, облегчавшие управление танком, иначе разместили боекомплект. Благодаря внедрению дистанционной системы управления курсовым пулеметом, экипаж танка сократился до 4 человек. Наконец, польские "тридцатьчетверки" оснащались оборудованием подводного вождения.
На базе танков Т-34-85 в Польше было разработано и выпускалось несколько образцов инженерных и ремонтно-эвакуационных машин."
Источник: М.Б. Барятинский, «Средний танк Т-34-85»

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Два признака Т-34-85 польского производства — расположение номера и две горизонтальные линии по борту башни.

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Отличительный признак Т-34-85 польского выпуска — номер на маске орудия

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Клейма, характерные для машин польского выпуска

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Ещё один отличительный признак Т-34-85 польского выпуска — номер на командирской башенке

Головным производителем лицензионных танков для нужд Вооружённых сил Польши стал завод Bumar Labedy в Гливице. Серийное производство двигателей В-2-34 (а также В-2ИС) пусть с существенной задержкой, но организовали на Механическом заводе №1 им. Марселя Новотко в Варшаве. Топливную аппаратуру для них поставлял Механический завод №2 в Варшаве. Танковые орудия ЗИС-С-53 выпускал завод Huta Stalowa Wola в городе Сталова Воля. Броневые листы поставляли металлургические комбинаты в Гданьске (вероятно Panstwowe Przedsiebiorstwo Obrotu Wyrobami Hutniczymi) и в Катовицах.
В польской армии лицензионные советские машины получили обозначение Т-34-85М. Первые пять танков (вероятно с советскими дизелями) поляки собрали в декабре 1952 года. Общий объём выпуска за 1952 — 1956 годы составил 1380 танков Т-34-85М. В 1957 году польская промышленность переключилась на выпуск более современных машин линии Т-54/55. Тем не менее, через три года после окончания серийного выпуска "тридцатьчетвёрок" поляки начали модернизацию машин этого типа, продолжавшуюся до начала 1970-ых годов. Работы проводились на военно-механическом заводе в Семяновице-Слёнске. Модернизированные танки получили индексы Т-34-85М1 и Т-34-85М2.

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Литые опорные катки с наружной резиновой амортизацией. Выпуск этой модификации начался в СССР в 1945 году.

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

Носовая балка уже отсутствует — верхний и нижний лобовые листы сварены встык.

Средний танк Т-34-85 польского производства, Музей техники Вадима Задорожного

У этой машины отсутствует, характерная для польских Т-34-85 более позднего выпуска, отбортовка вокруг установки курсового пулемета (для крепления герметизирующего чехла при форсировании водных препятствий по дну).

Средний танк Т-34-85 со следами болгарской модернизации

Корпус танка выпущен в Чехословакии, а башня тагильская с болгарскими переделками: помимо командирской башенки есть вторая — на люке заряжающего.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Необычное сочетание грубого литья тагильской башни и гладкого корпуса танка чехословацкого выпуска.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Петли верхнего кормового листа у Т-34-85, выпущенных в Чехословакии больше, чем у машин советского выпуска

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Характерный признак машин чехословацкого выпуска – «фигурные» кожухи выхлопных труб

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Эта башня и та, что венчает соседний тягач на базе Т-44М, имеют одинаковые, нестандартные, люки заряжающего. Аналогичные переделки встречаются на танках Т-34-85, эксплуатировавшихся в Болгарии.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Безбалочная носовая часть корпуса

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Пробка на механизме натяжения гусениц

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Прилив под электропривод механизма поворота башни.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Литьевой номер на тыльной стороне башни Т-34-85 — признак производства в СССР.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Тагильская башня существенно старше чехословацкого корпуса машины — с мая 1945 танки Т-34 выпускались с разнесенными грибками башенных вентиляторов.

Т-34-85 со следами болгарской модернизации, Музей техники Вадима Задорожного

Порт для связи экипажа танка с пехотой

Средний танк Т-44М

"Судьба у советского среднего танка Т-44 оказалась довольно странной. Машина не успела на войну, с точки зрения вооружения и защиты довольно быстро устарела, тем не менее, ее не постигла участь быстро исчезнувшего из войск танка. Несмотря на массу болячек, с Т-44 сложился удивительный факт. Т-44 со всеми своими «болячками» неожиданно оказался самым надёжным и массовым советским танком нового поколения, который выпускался в первую послевоенную пятилетку. Больше того, Т-54, который так ждали военные, оказался машиной довольно сырой. Освоить выпуск удалось в 1947 году, а уже в начале 1949 года Т-54 почти год дорабатывали, приостановив выпуск. Т-44, между тем, продолжал исправно служить, позже пройдя несколько волн модернизации. Иные машины дожили до 70-х годов. Так что неудачей назвать эту машину точно не получится."
Источник: Долгоиграющий промежуточный танк: yuripasholok — ЖЖ

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Тягач на базе танка Т-44М, на который водрузили башню от Т-34-85 со следами модернизации, характерной для Болгарии. Ещё одна такая же башня украшает стоящий поблизости корпус Т-34-85 чехословацкого производства.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Самое примечательное в этой нижнетагильской башне - нестандартный люк заряжающего в виде ещё одной башенки.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Следы болгарской модернизации: кроме командирской башни имеется ещё одна - в виде нестандартного люка заряжающего.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Крыша над МТО: сетка над входными жалюзи, люк доступа к воздухоочистителю, за ним люк доступа к топливному насосу и люк доступа к топливному фильтру.

"В 2017-ом году в экспозиции Музея Вадима Задорожного появился танк Т-44. Танк был выпущен в апреле 1945-го года. Серийный номер 37214. Как видим [по номерам, выбитым на броне] танк проходил капремонт на Львовском БТРЗ трижды , во время одного из них он и стал тягачем , но сначала, в 1960-ые годы, он прошел модернизацию до уровня Т-44М. Уже в наши дни оборудование с тягача сняли и установили тагильскую башню от Т-34-85."
Источник: Недавнее пополнение : tankist_31

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Запасные топливные баки левого борта переделаны по образцу , выхлопной патрубок двигателя

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

В ходе модернизации на надгусеничных полках установлены плоские топливные баки ёмкостью 55 литров, по типу использовавшихся на Т-54.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Направляющее колесо (ленивец).

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Механик-водитель получил люк со створкой, которая поднималась вверх и вбок. В передней, не открывающейся части люка появился смотровой прибор MK-IV, который вращался вместе с люком. Это существенно улучшало обзор.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Ведущие колёса, по типу Т-34-85, сделали уменьшенного диаметра (530 мм), а количество роликов сократили до пяти.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

Слабым местом советских танков являлось размещение люка механика-водителя и шаровой установки курсового пулемёта в лобовой броне. На танке Т-44 эти ослабленные зоны бронирования ликвидированы. Лобовой бронелист монолитен и имеет лишь небольшую смотровую щель для водителя и амбразуру пулемёта ДТМ.

Средний танк Т-44М, Музей техники Вадима Задорожного

На корпусе Т-44 установлена башня Т-34-85 производства Нижнетагильского завода №183.

Средний танк Т-55А

Лёгкий танк Т-60

"... является одним из Т-60, воссозданных несколько лет назад в Музее техники Вадима Задорожного. Эти танки стали первенцами в новом направлении – танки для мероприятий. Так исторически сложилось, что Т-60 в целом виде попадаются крайне редко. Эти танки гибли в основном от довольно крупных калибров, а почему единственным более-менее целым элементом обычно оказывается башня. Вот башни, найденные на полях сражений в разных точках России, и стали базисом для восстановления."
Источник: Т-60 из Музея техники Вадима Задорожного: yuripasholok

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

На верхнем лобовом листе хорошо видны люк доступа к главной передаче и рубка механика-водителя. На нижем листе — бронировка отверстия для ручной заводки двигателя. 4 клепки левее — крепление главной передачи

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Т-60 разработан на основе танка Т-40. Ходовая часть заимствована полностью: по каждому борту четыре опорных катка и три малых катка, поддерживающих верхнюю ветвь гусеницы.

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

На верхней кормовой плите видны два лючка на болтах предназначеные для доступа к заливным горловинам топливных баков. На гусеничной полке установлен ящик ЗИП.

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Т-60 выпускался на четырёх заводах, но фонарь на верхней кормовой плите размещали только на московском заводе №37 имени Серго Орджоникидзе.

"В виду относительной скудности информации по Т-60 танки из Музея Техники несут скорее собирательный образ этого танка. Корпус сделан по типу ГАЗ-овского выпуска 1941 года, ходовая часть по типу танков завода №37, обвес – типовой ГАЗ, и так далее. Башни при этом разных заводов, как правило 1942 года выпуска. То есть в качестве прототипа для моделирования эти танки подходят крайне условно. Тем не менее, следует сказать большое спасибо тем, кто эти танки восстановил, именно как экспонаты эти танки выглядят великолепно. Тем более с учетом того адового объема работ, который пришлось проделать. Именно эти машины выходят на исторический парад 7 ноября на Красной Площади, они же участвуют в целом ряде мероприятий."
Источник: Т-60 из Музея техники Вадима Задорожного: yuripasholok

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Пулемёт ДТ (пламягаситель тут лишний, он стоял на ручной версии ДП) и 20-мм нарезная автоматическая пушка ТНШ. Помимо маски ствол орудия дополнительно защён броневым кожухом. Его также пришлось делать заново – от разбитого танка уцелела только башня.

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами располагались спереди, а ленивцы с механизмом натяжения гусеницы — сзади.

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Ленивец (направляющее колесо)

Т-60, Музей техники Вадима Задорожного

Правее люков, прикрывающих топливные горловины, расположены жалюзи для выброса воздуха (лето – все пять заглушек сняты).

"Безусловно, создание и производство Т-60 было во многом вынужденной мерой. Огневой мощи его 20-мм пушки хватало только на борьбу с легкобронированными целями, а бронирование защищало максимум от крупнокалиберных пулемётов. Тем не менее, лучше иметь такой танк, чем вообще никакого. В качестве машины поддержки пехоты Т-60 вполне годился, справлялся он и с ролью танка-разведчика. Маленький, довольно юркий и тихий, этот танк сыграл свою важную роль в боях конца 1941 – начала 1943 годов. А на Ленинградском фронте и в Карелии Т-60 прослужили вплоть до осени 1944 года."
Источник: Юрий Пашолок, «Малый танк большой войны» |Warspot.ru

Дополнительно:
Юрий Пашолок, «Свердловские Т-60» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Юрий Пашолок, «Т-60 тяжёлого периода» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Юрий Пашолок, «Танк со сталинградских окраин» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Юрий Пашолок, «Малый танк большой войны» |Warspot.ru
Александр Гребнев, «Самый массовый из легких» | Военно-исторический портал Warspot.ru

Лёгкий танк Т-70

"20 июля 1941 года Красная армия приняла на вооружение малый танк Т-60. Это была во многом вынужденная мера, поскольку огромные танковые потери первого месяца Великой Отечественной войны требовалось срочно восполнять, а наладить массовое производство лёгкого танка Т-50 для этих целей не удалось. И хотя выпустить запланированные 10 000 танков за оставшиеся месяцы 1941 года так и не удалось, Т-60 уже с октября стал массово поступать в войска, сыграв важную роль в отражении наступления немцев под Москвой. Вместе с тем, ещё в августе 1941 года появилась идея о модернизации Т-60, которая в итоге привела к созданию более тяжёлого танка, получившего название T-70.
...после установки более крупногабаритной пушки и без того не слишком просторная башня Т-60 становилась ещё более тесной, а работа поворотными механизмами в башне с новой компоновкой стала менее удобной. Не добавляло комфорта и то, что командир танка продолжал оставаться ещё и заряжающим. В Т-60 данный недостаток компенсировался тем, что ТНШ являлась автоматической пушкой с ленточным питанием, и её не требовалось перезаряжать после каждого выстрела. После установки 45-мм полуавтоматической пушки нагрузка на командира башни выросла, что в боевых условиях значительно снижало эффективность ведения огня.
...
Растущая в размерах и массе башня стала причиной для запуска работ по кардинальной переделке всего танка Т-60. Возглавил конструкторские работы, которые начались ещё в конце 1941 года, Н. А. Астров.
...
Общая компоновка корпуса Т-60 у нового танка сохранилась, но при этом сам он значительно изменился. Возросшая боевая масса потребовала установки новой силовой установки. Её изготовили из двух двигателей ГАЗ-11 модель 202, спаренных в продольной плоскости. Получившийся мотор получил название ГАЗ-203. Вместо коробки передач от грузовика ГАЗ АА была взята КПП от ЗИС-5.
Более длинная силовая установка стала причиной удлинения и корпуса танка. При его переделке инженеры ГАЗ им. Молотова отказались от рубки механика-водителя, заменив её наклонным листом с массивным люком, в котором был установлен смотровой прибор. Такая конструкция оказалась более стойкой к вражеским снарядам. Пришлось вносить изменения и в ходовую часть. Количество опорных катков увеличилось до пяти на борт. Кроме того, были усилены торсионы. Одним словом, по факту у конструкторов ГАЗ вместо модернизированного Т-60 получался новый танк."
Источник: Юрий Пашолок, «Т-70: подросший малыш» |Warspot.ru

"На необходимость некоторых доработок конструкции Т-70 указывалось ещё в тексте постановления ГКО №1394. Вторым пунктом этого документа Горьковский автомобильный завод (ГАЗ) обязали устранить обнаруженные в ходе испытаний дефекты. А согласно третьему пункту, с 1 июня 1942 года Т-70 должен был выпускаться с более широким траком и более толстыми катками. Необходимость в такой модернизации возникла из-за того, что нагрузка на ходовую часть лёгкого танка выросла. Если у Т-60 с утолщённой бронёй на один опорный каток в среднем приходилось 775 кг нагрузки, то у Т-70 этот показатель вырос до 920 кг.
Однако при движении танка по асфальтовым и проселочным дорогам усиление нагрузки на ходовую часть практически не ощущалось. Именно по этой причине запуск в серию Т-70 с катками и гусеничными лентами от Т-60 посчитали возможным. Совсем иначе обстояли дела при езде по снегу и целине, а также болотистой местности. Зимой 1941–42 годов на Т-60 поступали жалобы из частей, связанные с плохими показателями движения по снегу. Увеличение массы Т-70 явно не способствовало улучшению ситуации.
Далеко не лучшими были и показатели движения Т-70 по мягким грунтам. В ходе испытаний летом 1942 года серийный танк повели по заболоченному участку местности, где до того проверялись зарубежные танки. Итоги испытаний оказались неутешительными. Танк проехал 70 метров из 80, сев в итоге на брюхо. Выбрался он из болота сам, используя бревно для самовытаскивания. Для сравнения, Light Tank M3 преодолел этот же участок местности без проблем, также как Pz.Kpfw.38(t) и Valentine VII."
Источник: Юрий Пашолок, «Поверхностная модернизация лёгкого танка» |Warspot.ru

"Появление Т-70Б на фронте в конце 1942 года оказалось весьма неоднозначным. Надежность ходовой части заметно выросла, но при этом на повестке дня появился другой вопрос. Дело в том, что ходовые части Т-70Б и Т-70 оказались довольно разными. Толщина опорных и поддерживающих катков выросла до 130 мм, иными оказались и торсионы, и балансиры. Вряд ли это доставило особую радость зампотехам. Существовала, впрочем, ещё одна, куда более существенная проблема. В середине 1942 года немцы прекратили выпускать легкие танки, переключившись на производство самоходных установок. Причина была банальной: легкий танк перестал отвечать требованиям современной войны. И Pz.Kpfw.II, и Pz.Kpfw.38(t) мало что могли сделать с советскими Т-34 и КВ. Примерно то же самое можно было сказать и о боевой ценности Т-70Б по сравнению с немецкими средними и тяжелыми танками. С точки зрения боевой эффективности Т-70 оказался куда лучше своего предшественника, малого танка Т-60. Другое дело, что и противники изменились. Это не столь ощущалось в конце 1942 года, когда шли бои под Сталинградом, но уже в ходе боев за Харьков в феврале-марте 1943 года ситуация поменялась. Впрочем, в Главном автобронетанковом управлении Красной армии (ГАБТУ КА) проблему устаревания легких танков ощутили куда раньше."
Источник: Юрий Пашолок, «Поверхностная модернизация лёгкого танка» |Warspot.ru

"К лету 1943 года Т-70 и Т-70Б в основном вытеснили из войск Т-60. Вопрос в том, что и сам Т-70 уже морально устарел. Бои на Курской дуге наглядно показали, что время легких танков уходит. Части, имевшие на вооружение Т-70, понесли тяжелые потери. На основе анализа боевых действий советское военное руководство приняло решение от легких танков в их тогдашнем виде отказаться. Это не означало, что от легкого танка отказываются совсем, но смысла в развитии семейства Т-60/Т-70 уже не было никакого. Вместо них было предложено запустить разработку легкого танка нового поколения, который по заявленным характеристикам больше напоминал Т-50, но с 76-мм пушкой. Началась долгая эпопея разработки перспективного легкого танка, которая, в итоге, завершилась с нулевым результатом. Что же касается заводов, выпускавших легкие танки, их было решено переключить на выпуск СУ-76М. Так советские военные повторили действия немецкого военного руководства. Осенью 1943 года единственной страной, которая продолжала массово выпускать легкие танки, остались США.
Снятие с производства Т-70Б отнюдь не означало, что эти танки быстро исчезнут из войск. Они продолжали верой и правдой служить в Красной армии, используясь по прямому назначению. Разумеется, их численность в войсках неуклонно падала, постепенно их заменяли на Т-34. Т-70Б нередко использовались в качестве командирских танков в самоходных артиллерийских полках. Немало Т-70 воевало на Ленинградском фронте, где они принимали участие в боях вплоть до осени 1944 года. Впрочем, и на центральных фронтах в некоторых частях Т-70 активно воевали и летом 1944 года. Речь идет о танковых полках при кавалерийских дивизиях. В их составе Т-70Б активно применялись, например, в ходе Львовско-Сандомирской операции. Например, машины данного типа имелись в 61-м и 87-м отдельных танковых полках.
В целом Т-70Б оказался вполне неплохим танком. Многие преследовавшие его проблемы были напрямую связаны со скоростью разработки и запуска в серийное производство. Кроме того, на недолгую карьеру Т-70Б очень сильно повлияла быстро менявшаяся ситуация на фронтах. Развитие танкостроения военного времени шло так стремительно, что легкому танку уже вскоре после его создания просто не осталось места на поле боя."
Источник: Юрий Пашолок, «Поверхностная модернизация лёгкого танка» |Warspot.ru

Основной боевой танк Т-72

Модификация точно не установлена – прицел, бонки и дополнительный бронелист на ВЛД и т.д.

Основной боевой танк Т-80Б

Тяжёлый танк ИС-2

"... танк был выпущен на ЧКЗ в феврале 1945-го года , с использованием корпуса завода №200 , и башни производства УЗТМ. Серийный номер 412740. Принимал участие в боевых действиях. После войны был модернизирован до уровня ИС-2М. Находился на полигоне , а спустя некоторое время попал в музей Вадима Задорожного. Танк интересен тем , что на нем сохранились траки как военного , так и послевоенного выпуска. По внешнему виду танк был отреставрирован до состояния танка ИС-2. Причем ходовая часть осталась от ИС-2М."
Источник: Российские ИСы часть 11: tankist_31

Тяжёлый танк ИС-3

"Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков. Стоимость одной машины в ценах тех лет составляла 350 000 рублей. ИС-3 поступали на вооружение тяжелых танкосамоходных полков Советской Армии.
Однако уже в самом начале их эксплуатации в войсках выявился целый ряд недостатков, ставших следствием ряда конструктивных просчетов и ошибок, допущенных при его проектировании. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов ИС-3, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. В 1948—1952 годах все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков). Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Масса танка при этом возросла до 48,8 т.
Несмотря на значительный объем переделок и высокую стоимость работ, программа УКН для одного танка стоила 260 000 рублей —танки так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации.
В конце 50-х годов танк подвергся дополнительной модернизации и стал именоваться ИС-ЗМ. Целью модернизации было подтягивание его до уровня боевых машин того периода и максимально возможная унификация узлов и агрегатов с более современными танками.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

"На экспорт ИС-3 почти не поставлялись. В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше — его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор. В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.

Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков. Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962—1967 годах.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

"5 июня 1967 года израильские войска перешли в наступление на Синайском полуострове — началась война, получившая название «шестидневной». Решающую роль в операциях на сухопутном фронте играли танковые и механизированные соединения, основу парка которых с израильской стороны составляли американские танки М48А2 с 90-мм пушками, английские «Центурион» Мк5 и Мк7, модернизированные в Израиле путем установки 105-мм пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками.

С египетской стороны им противостояли танки советского производства Т-34-85, Т-54, Т-55 и ИС-3. Последние, в частности, имелись в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис — Рафах. Еще 60 ИС-3 имела 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль- Кунтиллы. Тяжелые танки советского производства (как, впрочем, и все остальные) могли стать серьезным противником для израильтян. Однако этого не произошло, хотя несколько М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и безнадежно устаревшая система управления огнем (для сравнения — на М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор наведения). Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3.

Но самое главное — боевая подготовка египетских танкистов была несравненно ниже, чем израильских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших необходимой стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один ИС-ЗМ был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в... открытый башенный люк.
...
Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-ЗМ, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге египетская армия потеряла 73 танка ИС-3 и ИС-ЗМ. К 1973 году она располагала лишь одним танковым полком на этих боевых машинах. Данных о его участии в боевых действиях нет.
Армия обороны Израиля использовала захваченные ИС-ЗМ до начала 70-х годов. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 от трофейных танков Т-54А. Одновременно от последних заимствовали и крышу моторнотрансмиссионного отделения. К арабо- израильской войне 1973 года большинство ИС-ЗМ было установлено в качестве неподвижных огневых точек, вкопанных в землю вдоль Суэцкого канала на так называемой «Линии Бар Лева». В ходе боевых действий никакой существенной роли они не сыграли и вновь попали в руки египтян. Этим исчерпывается единственный полноценный эпизод боевого применения в судьбе тяжелого танка ИС-3.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

См. также:
Тяжёлый танк ИС-3 у окружного дома офицеров, Екатеринбург
Тяжелый танк ИС-3, бортовой №046 в Техническом музее, г.Тольятти
Тяжелый танк ИС-3, бортовой №217 в Техническом музее, г.Тольятти
Тяжелый танк ИС-3. Музей техники Вадима Задорожного
Тяжелый танк ИС-3. Парк «Патриот»
Тяжелый танк ИС-3 в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Тяжелый танк ИС-3. Музей отечественной военной истории в Падиково

Экспериментальный ракетный тяжелый танк «Объект 757» (база Т-10М с ПТРК «Рубин»)

"Объект 757 – уникальная опытная боевая машина, сохранившаяся в единственном экземпляре. По известным данным, в 2007 году танк был найден на одном из армейских полигонов, перевезен в музей Задорожного и отреставрирован. Объект 757, скорее всего, служил мишенью на полигоне и имел многочисленные повреждения ходовой части, корпус обгорел. Разработка танков, вооруженных ПТРК (противотанковые ракетные комплексы), началась в СССР в конце 1950-х годов. Создавалось сразу несколько независимых проектов на шасси тяжелых танков. Самым перспективным в то время считался ПТРК "Рубин", пробивная способность ракеты достигала 500 мм броневой стали. Объект 757 является одним из таких проектов. Этот танк – гибрид сразу нескольких машин. От опытного тяжелого танка "Объект 770" была взята ходовая часть принципиально нового типа, обеспечивающая отличную плавность хода и проходимость. Данная ходовая часть на серийных тяжелых танках не устанавливалась. Гусеницы унифицированы с Т-10. Корпус Объекта 757 аналогичен серийному тяжелому танку Т-10. Башня – стандартная для ракетных танков того времени, устанавливалась сразу на нескольких прототипах. Танк обладает низким силуэтом, благодаря заниженной ходовой части и приплюснутой башне."
Источник: Музей Задорожного – бронетехника и артиллерия – Фото _ Семь байт

Тяжёлый танк Т-10М

"Танк был восстановлен, где находился до этого – неизвестно. Танк полностью соответствует строевой машине, демонтированы только спаренный с пушкой КПВТ, крыша МТО и двигатель. Командирская башенка немного помята. Установлен ИК-прожектор "Луна". Судя по фотографиям, на некоторые Т-10М устанавливались забашенные ящики ЗИП и зенитные пулеметы КПВТ. Над данном танке турели и ящика нет."
Источник: Музей Задорожного – бронетехника и артиллерия – Фото _ Семь байт

Лёгкий танк M3A1 «Стюарт» (США)

"Машина, представленная в музее, была поставлена СССР по ленд-лизу. В музей попала только нижняя половина корпуса, все остальное было восстановлено силами сотрудников музея. Интересно, что танк на ходу и двигатель в нем стоит оригинального производства (1942 г)."
Источник: Музей Задорожного – бронетехника и артиллерия – Фото _ Семь байт

Средний танк M4A4 «Sherman» (США)

Американский средний танк M4A4, серийный номер 17473, выпущен на Detroit Arsenal Tank в декабре 1942 года. Надпись на орудийном стволе «Murder Inc.» — название танка, которым в кинофильме «Fury» командует сержант Pete Binkowski. Экспонат действительно принимал участие в киносъёмках. Модификация M4A4 — относительно редкий вариант, с необычной, 30-цилиндровой, силовой установкой Chrysler A57 multibank, состоящей из пяти автомобильных бензиновых двигателей L6. Танк использовался американскими войсками в качестве учебной машины, а также поставлялся союзникам.

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

Модификация M4A4 отличается удлинённым корпусом в котором установлена бензиновая силовая установка Chrysler A57 multibank (в одном блоке соединено сразу пять автомобильных двигателей).

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

Узел парной блокированной подвески VVSS с буферными пружинами. Танки самых ранних серий, до лета 1942 года, имели подвеску с тележками от M2. Этот вариант подвески легко отличить по поддерживающим каткам, расположенным на вершинах тележек.

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

У этого танка надмоторная плита от другой модификации. Подвеска, длина корпуса, сочетание наклонного верхнего кормового листа и двухстворчатого люка сзади говорят — это точно M4A4.

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

Шаровая установка 7,62-мм курсового пулемёта M1919A4

Появление этой модификации связано с нехваткой двигателей в условиях развёртывания массового производства Шерманов. История "двигательного голода" и его удовлетворения усилиями американской промышленности подробно изложена в статье Юрия Пашолока "Массовый танк для союзников". Летом 1941 года на помощь моторостроителям пришли автомобильные гиганты. Компания General Motors разработала для Шермана спаренную версию дизельного двигателя. Ford предложил V-образный 8-цилиндровый двигатель Ford GAA объёмом 18 литров. Chrysler предложил необычную конструкцию из пяти автомобильных бензиновых двигателей, объединённых в один блок. Далее приведу пространную цитату из вышеупомянутой работы:
"Об этом моторе стоит рассказать подробнее. В отличие от Ford, имевшей авиастроительное подразделение, и General Motors, которая выпускала тяжёлые грузовики, в составе Chrysler Corporation не было предприятий, которые выпускали бы подходящие для средних танков двигатели. Самой тяжёлой продукцией корпорации были 3-тонные грузовики Dodge, оснащённые традиционными для Chrysler рядными 6-цилиндровыми моторами. Их мощность не превышала 100 лошадиных сил.
Под маркой Chrysler же и вовсе выпускались одни легковые автомобили, которые оснащались рядными 6-цилиндровыми моторами семейства Flathead. Один из таких моторов, объёмом 250,6 кубических дюймов (4,11 литра), предназначался для обновлённых версий легковых машин Chrysler S-Royal и Windsor. Как ни странно, именно его и выбрали в качестве основы для создания танкового двигателя.
Можно было бы создать что-то вроде спарки дизельных моторов GM 6–71, но в Chrysler пошли своим путём, тем более что мощности двух моторов для танка всё равно не хватило бы. В одном блоке было соединено сразу пять двигателей, что дало на выходе 30-цилиндровое чудовище. Похожая на звездообразный мотор силовая установка, получившая обозначение Chrysler A57 Multibank, на практике оставалась пятью двигателями. Общего вала у него не было, все пять моторов могли работать независимо. Коленчатые валы передавали мощность на главный вал через шестерёнчатую передачу. Выглядел этот мотор жутковато.
Chrysler A57 Multibank получился очень тяжёлым: полная масса установки, включая систему охлаждения, составляла около 2,5 тонн. Ещё одним недостатком стали размеры. Для пяти автомобильных моторов требовалось либо пять обычных радиаторов, либо один большой. Создатели двигателя выбрали второй вариант. Радиатор получился настолько большим, что по высоте полностью не вписывался в силовое отделение Medium Tank M3. По этой причине на крыше моторного отделения появился специальный выступ, ещё один выступ находился в днище. Перекочевали эти выступы и на Medium Tank M4, оснащённый Chrysler A57 Multibank. Ещё одним недостатком стало то, что крепление вала осталось таким же высоким, как у Continental R975.
Впрочем, у этого чудовища были и сильные стороны. Эта конструкция вполне надёжно работала и имела вполне достаточную для среднего танка мощность — 370 лошадиных сил в нормальном режиме и 425 в максимальном. Наконец, этот мотор мог выпускаться на мощностях фирмы Chrysler, которая с января 1942 года полностью прекратила выпуск легковых автомобилей.
Первым делом двигатель опробовали на переделанном соответствующим образом Medium Tank M3. Испытания проходили с 15 ноября 1941 года, уже в декабре было принято решение стандартизировать танк с таким мотором как Medium Tank M3A4. Всего опытная машина прошла 6,5 тысяч километров. После испытаний мотор пришлось немного доработать, но в целом он показал себя вполне неплохо. Из-за большой силовой установки моторное отделение пришлось немного удлинить, а тележки шасси расставить на большее расстояние. Пилотный экземпляр Medium Tank M3A4 прибыл на Абердинский полигон в феврале 1942 года.
Примерно в это же время было принято решение о выпуске Medium Tank M4 с таким двигателем. Комитет по вооружениям стандартизировал этот танк ещё до постройки первого опытного экземпляра: он получил обозначение Medium Tank M4A4.

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

Вид на момент поступления в музей

Средний танк M4A4 «Sherman», Музей техники Вадима Задорожного

Вид после установки двигателей

Корпус M4A4 тоже пришлось удлинять с примерно 590 см (такую длину имели корпуса M4 с другими силовыми установками) до 606 см. Удлинялась кормовая часть. Полная масса танка выросла до 31,6 тонн: M4A4 оказался не самым тяжёлым — M4A2 был на 200 килограмм тяжелее. Также M4A4 имел увеличенные расстояния между тележками. Число траков выросло с 79 до 83, удельное давление на грунт немного уменьшилось. Как показали испытания, машина имела примерно тот же уровень динамических характеристик, что и остальные танки семейства M4. При этом удлинённое моторное отделение и расставленные на большее расстояние тележки позволяют безошибочно отличить M4A4 от других версий.

Первые Medium Tank M4A4 поступили в Пустынный тренировочный центр в августе 1942 года. Машина оказалась вполне надёжной. Но вот обслуживание таких танков превращалось в сущий кошмар для экипажа. Дело в том, что каждый двигатель имел собственную водяную помпу, а также привод к ней. Несмотря на то, что в кормовой части моторного отделения имелся большой двухстворчатый люк (как на M4 и M4A1), заменить ремни приводов к помпам можно было, только демонтировав мотор. Который, как уже упоминалось, весил 2,5 тонны. Непросто было обслуживать и другие части двигателя. Из-за этого вскоре было принято решение M4A4 на фронт не отправлять, а использовать как учебные машины.
Подобный поворот событий мог привести и к остановке производства, но для M4A4 довольно быстро нашёлся заказчик — британская армия. Англичане активно использовали M4A4. Почему же танк, от которого американские военные отказались, пришёлся англичанам ко двору? Причиной стала надёжность. По английским данным, поступившим в Главное бронетанковое управление Красной армии (ГБТУ КА), M4A4, обозначавшийся англичанами как Sherman V, оказался самым надёжным из танков семейства М4. В то время, как для Sherman III (M4A2) дистанция пробега до капитального ремонта составляла 3200 километров, у Sherman V этот показатель составил 4000 километров. Это и объясняет, почему англичане не испугались трудностей с обслуживанием Chrysler A57 Multibank.

С прожорливостью на уровне тяжёлого танка M4A4 был не интересен советским военным. На одной заправке M4A4 мог преодолеть 182 километра по шоссе и 115 по просёлку, у M4A2 те же показатели составляли 310 и 210 километров. Кроме того, подверглась критике конструкция 30-цилиндрового мотора: он получился слишком сложным и неудобным в обслуживании. Единственным плюсом Chrysler A57 Multibank стала его надёжность: в ходе испытаний нареканий к его работе не было, имевшие место неисправности были связаны с работой ходовой части и масляным фильтром. В отличие от бензина, масла двигатель потреблял немного — всего 2 литра за 118 часов работы."

Дополнительно: Вынужденные импровизации | Warspot.ru

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го» (Япония)

"Работы по созданию танковых сил военное руководство Страны восходящего солнца начало с изучения опыта применения боевых машин стран - пионеров танкостроения. В 1917 — 1923 гг. японцами были закуплены и испытаны английские танки Mk IV, Мк.А «Уиппет», французские FT17 «Рено» и М21 «Шенильет». Первую танковую группу в японской армии сформировали в апреле 1925 г. из танков «Уиппет» и «Рено» и использовали ее как учебную. В 1927 — 1930 гг. прошли испытания английские машины — средний танк «Виккерс» Мк.С, легкий «Виккерс 6-тонный» и танкетка «Карден-Лойд» Mk VI, а также французский легкий танк «Рено» NC-27.
От использования исключительно зарубежных образцов к развитию собственного танкостроения Япония перешла в конце 1920-х годов. В это время началось бурное развитие оборонной промышленности, заметно отстававшей от передовых капиталистических стран. Комплекс мер, принятых на государственном уровне в 1928 — 1930 гг., позволил поднять технический уровень военной промышленности на несколько ступеней выше среднего по японской промышленности в целом."
Источник: С.Л. Федосеев, "Легкий танк «Ха-го»" («Бронеколлекция», №3/2006)

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Корпус и башня собраны из броневых листов, при помощи болтов и заклёпок с пулестойкими головками.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Экипаж три человека: механик-водитель, техник-стрелок, обслуживавший двигатель, и командир, выполнявший также функции наводчика-заряжающего.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Башня снабжалась куполом со смотровыми щелями. Края крыши купола загибались вниз, прикрывая вентиляционные отверстия. Конструкция купола, как и установка пушки, напоминала элементы башни французского FT-18 «Рено».

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

В корме башне установлен 7,7-мм пулемёт Тип 97, из-за чего она оказалась несимметричной в плане. Выступающая часть ствола закрывалась бронекожухом.

"Своим рождением легкий японский танк «Ха-го» был обязан первому японскому механизированному подразделению, которое появилось в 1932 году в составе кавалерии императорской армии. В этот период 7 легких танков Тип 92 и несколько грузовиков были организационно объединены под единым командованием, а затем включены в состав кавалерийской бригады. Во время операции императорской армии в 1933 году во Внутренней Монголии (Маньчжурия) взвод легких танков использовался для разведывательных целей. Результаты их применения доказали преимущество механизированной кавалерии перед обычными конными частями.

После боевых операций с участием танков некоторые высокопоставленные лица императорской армии стали осознавать необходимость принятия на вооружение бронетанковой техники в массовых количествах, так как пехота без поддержки танков уже не могла решать поставленные перед ней задачи. В связи с этим в 1933 году в составе Квантунской армии было сформировано полностью механизированное по японским понятиям соединение — отдельная смешанная бригада с дислокацией в Гунч-жулине. В нее вошли техника и личный состав двух по численности дивизий, на вооружении которых уже состояли не только легкие, но и средние танки «Чи-ро» Тип 89 модификаций А и В. Но скоро стало ясно, что средние танки были слишком тяжелы и не-маневренны для действий в горных районах, а бронемашины Тип 92 и Тип 93 «Суми-да» — слишком слабо вооружены.

Высшее командование армии в тот период считало, что танки с артиллерийским вооружением во время боя могут поддерживать только пехоту, а для поддержки кавалерии на марше и особенно во время боя нужна колесно-гусеничная скоростная машина. Конструкторы начали проектирование, в результате которого стало ясно, что модель колесно-гусеничного танка окажется не столь перспективна, как модель гусеничного, так как колесно-гусеничный танк показывал плохие результаты испытаний по проходимости на пересеченной местности. Также стало ясно, что танк для поддержки кавалерии должен совмещать в себе небольшой вес, высокую скорость и маневренность. Все данные требования были воплощены в проекте среднего танка Тип 95 «Ха-го».
Источник: Илья Мощанский, «Лёгкий танк «Ха-го». "Меч" самурая»

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Чтобы высвободить место для механика-водителя и и уравновесить силовую установку, башня танка смещена влево относительно продольной оси машины.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Передняя часть рубки откидывается на петлях кверху для посадки и высадки механика-водителя.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

7,7-мм пулемёт Тип 97 установлен в выступающей рубке техника-стрелка. Пулемёт снабжён оптическим прицелом с пятикратным увеличением. Бронекожух ствола отсутствует.

"Разработанный в 1933–34 годах силами арсенала Сагами, Тип 95 стал первым японским танком нового поколения. Заложенная в нём концепция быстроходной боевой машины с довольно низким корпусом, дизельным двухтактным двигателем и подвеской разработки Томио Хара стала основополагающей для последующих японских танков. Удачная конструкция, простота и неприхотливость сделала «Ха-Го» самым массовым японским танком военного периода. По своим характеристикам японская машина больше всего походила на советский Т-26. При этом, Т-26 к 1939 году считался танком, устаревшим уже практически по всем параметрам."
Источник: Юрий Пашолок, "Маньчжурский пленник" | Warspot.ru"

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Компоновка танка: заднее расположение двигателя, агрегаты трансмиссии в передней части корпуса. Машина являляется прямым потомком британского Vickers Mk.E

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

37-мм пушка Тип 94 с клиновым затвором, унифицированная с основным японским противотанковым орудием.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Маска пушки закрывалась рамкой, крепившейся к башне болтами. Противооткатные устройства (гидравлический тормоз отката с пружинным накатником) закрывались бронекоробом.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Разнесённая установка в башне пушки и пулемета сильно затрудняли работу командира, действовавшего в одиночку.

"Бои на границе Монголии и Маньчжурии, известные в Японии как «инцидент у Номон-Хана», стали местом боевого дебюта и для целого ряда японских боевых машин. Именно здесь впервые были использованы средние танки Тип 97 «Чи-Ха». Кроме того, в этих боях применялись и многочисленные лёгкие танки Тип 95 «Ха-Го». Из 87 танков Квантунской армии 35 машин относились к этой модели.
...
Итог лихой атаки японской танковой армады оказался крайне печальным. Преследуя советские разведывательные бронеавтомобили, ударная группировка попала в засаду. БА-10, которые были спрятаны по башни за укрытиями, методично расстреливали подходившие японские танки. Удачным выстрелом был уничтожен и «Чи-ха» командира 3-го танкового полка полковника Киетаки Йошимару. Сам он погиб.
Всего на свой счёт экипажи броневиков записали 19 танков. Ещё 6 танков подбили и уничтожили БТ-5. Особенно отличился взвод лейтенанта Алымова, который не только вывел из строя 2 вражеских танка, но и помог пехоте из 149-го стрелкового полка отбуксировать в тыл захваченную японскую машину. Ею оказался «Ха-Го» лейтенанта Ито из состава 4-го танкового полка.
Бои 3 июля обернулись для японских танкистов настоящей катастрофой. Всего ими было потеряно от 41 до 44 танков, погибло 70 человек, ещё пятеро пропали без вести. 5 июля танковые полки были отозваны в места дислокации, а 9 числа Ясуоки Масаоми отстранили от командования. Что ещё хуже, фотографии захваченного в бою танка лейтенанта Ито оказались на передовицах советских газет. Для японцев это стало серьёзным ударом по самолюбию."
Источник: Юрий Пашолок, "Маньчжурский пленник" | Warspot.ru"

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Одноместная башня кажется просторной за счёт отсутствия у экспоната казённой части танкового орудия. Она вращалась вручную, при помощи плечевого упора.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Отсутствует казённая часть башенного 7,7-мм пулемёта. Хорошо виден лючок вентиляции (рыжего цвета) в кормовой части башни.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Слева — место техника-стрелка, справа — место механика-водителя, щиток контрольных приборов и органы управления танком.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Коленчатый вал соединялся с коробкой передач. По оси танка проходит карданный вал, передававший вращение на агрегаты трансмиссии, размещённые в передней части корпуса.

"9 августа началась Манчжурская операция Красной армии. Гвардейские «тридцатьчетвёрки» генерал-лейтенанта А. Кравченко «распыляли» попавшиеся на пути части японской Квантунской армии. 11 августа загремели бои на Южном Сахалине. И только на Камчатке и острове Шумшу всё было тихо, но недолго. Рано утром 18 августа советский передовой отряд c Камчатки высадился на Шумшу и, застав японцев врасплох, почти без сопротивления продвинулся на 2 километра. Так стартовала Курильская десантная операция.

К сожалению, после этого высадка проходила уже не так безупречно. Через час к месту высадки подошли корабли с первым эшелоном десанта. Опомнившиеся японцы открыли ураганный огонь. Ситуация усугубилась тем, что перегруженные корабли в отлив не могли подойти вплотную к берегу. Отряд рыболовных кунгасов (дальневосточных лодок), которые собирались использовать для доставки бойцов на берег, в тумане потерял ориентировку и не прибыл вовремя. Десантникам пришлось высаживаться прямо в воду и добираться до берега вплавь. Вода повредила рации, так что связь с кораблями наладили только к 11 часам утра. Почти не удалось выгрузить артиллерию. И самое трагическое: именно в этот момент погибла большая часть десантников, записанных потом в «пропавшие без вести».

Сами японцы, однако, тоже довольно долго не могли понять, что именно происходит и кто их атакует. С острова в штаб полетели панические донесения о тысячах высадившихся американцев. Только спустя несколько часов японцы поняли, что их атакуют русские. Незнание сил и национальности противника не помешало командующему гарнизоном Шумшу отдать приказ «сбросить десант в море». Первыми из японской бронетехники к месту высадки подошли лёгкие танки. Примерно в 3:30 полковник Икеда отправил на разведку танковую роту капитана Ито Исао — 11 лёгких танков «Ха-Го». По меркам 1945-го года машины были безнадёжно устаревшими. Но в условиях, когда большая часть артиллерии десанта по-прежнему оставалась на кораблях, даже они представляли весьма серьёзную угрозу.
Десантников прикрывал огнём с моря сторожевой катер. Но главную роль в отражении японской атаки сыграл героизм камчатских морпехов. В наградных документах за Шумшу фраза «бросился с гранатами под вражеский танк» встречается неоднократно. Потеряв шесть или семь машин, японцы всё же смогли оттеснить десантников на восточный склон высоты 171 (гора Северная на современных картах). Там советские части начали спешно окапываться, частично приспособив для обороны захваченные японские позиции.

Описание дальнейших боевых действий у советской и японской стороны расходится, местами довольно сильно. По версии японцев — на помощь их разведгруппе подошла вторая танковая рота, но и этого оказалось недостаточно. В итоге японцы потеряли много танков, в бою погиб и сам полковник Икеда. По советской версии, командир второго эшелона десанта полковник Артюшин, получив донесение о подходящих японских резервах, выдвинул на опасное направление большую часть имевшихся у него противотанковых средств — расчёты противотанковых ружей (ПТР), гранатомётчиков и несколько доставленных на берег 45-мм пушек. Примерно в 14:00 по камчатскому времени японцы пошли в атаку 18 танками. Почти все они остались на нашей линии обороны, выбитые сосредоточенным огнём ПТР. Выйти из боя смог только один японский танк."
Источник: Андрей Уланов, «Последний танковый бой Второй мировой войны»| История и техника | World of Tanks

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

В задней части корпуса вдоль правого борта устанавливался 6-цилиндровый двухтактный дизель «Мицубиси» NVD 6120 воздушного охлаждения мощностью 110 л.с. Выбор двигателя объяснялся небольшими размерами и экономичностью (проблема топлива существовала в Японии даже в предвоенное время).

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

В верхнем лобовом листе прорезаны два лючка с откидными вбок крышками, служившие для обслуживания бортовых фрикционов и передач.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Как и на танках Первой мировой войны смотровые щели не имели защиты и являлись причиной ранений экипажа свинцовыми брызгами или мелкими осколками пуль.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Двухстворчатый люк на крыше командирской башенки — через него осуществлялась посадка и высадка командира и техника-стрелка.

"В задней части корпуса вдоль правого борта устанавливался двухтактный дизельный двигатель. Его выбор объяснялся экономичностью (проблема топлива оставалась для Японии острой на всем протяжении войны) и относительно небольшими размерами. По сравнению с четырехтактным, двухтактный дизель обещал значительное, на 50 — 70%, увеличение мощности при равных литраже и числе оборотов. А меньшая доля тепла, отводимого в систему охлаждения, позволяла обойтись воздушным охлаждением и уменьшить размеры силовой установки.
Ко времени появления танка Тип 95 в Японии достаточно продвинулись работы над двухтактными дизелями различного назначения — судовыми, танковыми. Дизель, принятый для легкого танка Тип 95, ранее уже был опробован на среднем танке Тип 89 «Оцу». Удельная мощность 16,2 л.с./т обеспечивала танку Тип 95 неплохую подвижность. Выхлопная труба двигателя с глушителем выводилась вдоль правого борта корпуса. Слева от двигателя устанавливались топливный и масляный баки."
Источник: С.Л. Федосеев, "Легкий танк «Ха-го»" («Бронеколлекция», №3/2006)

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

На танке использовали подвеску, разработанную японским инженером-майором Томно Хара, сочетавшая энергоёмкость и большой динамический ход опорных катков. Она использовалась на большинстве японских серийных танков.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Ходовая часть включала на борт четыре опорных катка и два поддерживающих ролика. Опорные катки были сблокированы по два на симметричных качающихся балансирах.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Балансир шарнирно крепился на длинном плече Г-образного рычага, ось которого фиксировалась на борту корпуса. Короткое плечо рычага имело шарнирное соединение с горизонтальной тягой. Тяга через тарель взаимодействовала со спиральной (винтовой) пружиной, укрытой в трубе, приклепанной к борту корпуса.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Опорные катки и поддерживающие ролики на танке Тип 95 — сдвоенные, обрезиненные.

"Отсутствие амортизаторов сводило на нет многие достоинства подвески и компоновочной схемы с расположением башни в середине корпуса — прицельная стрельба из танка с ходу была практически невозможна, а с коротких остановок сильно затруднена из-за значительных продольных колебаний. Опорные катки и поддерживающие ролики на танке Тип 95 — сдвоенные, обрезиненные. Ведущее колесо — переднего расположения. Крепление штампованного необрезиненного направляющего колеса включало винтовой механизм регулировки натяжения гусениц.
Мелкозвенчатая гусеница цевочного зацепления была составлена из металлических скелетообразных траков, каждый из которых имел центральный гребень и развитый грунтозацеп. Зацепление траков гусеницы зубьями ведущего колеса производилось за края грунтозацепов. Вынос направляющих и ведущих колес за обводы корпуса увеличивал длину опорной поверхности гусениц и проходимость танка."
Источник: С.Л. Федосеев, "Легкий танк «Ха-го»" («Бронеколлекция», №3/2006)

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Обилие лючков и съемные броневые детали облегчали обслуживание и ремонт танка, но снижали бронестойкость корпуса и башни.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Ведущее колесо — переднего расположения.

Лёгкий танк тип 95 «Ха-го», Музей техники Вадима Задорожного

Выхлопная труба двигателя с глушителем выводилась вдоль правого борта корпуса.

"Японские танки в целом отличались малой массой, легким бронированием, удовлетворительной подвижностью. Шасси танков стремились приспособить к условиям местности, на которой им предстояло действовать. Удельное давление на грунт для большинства моделей находилось в пределах 0,7 — 0,8 кг/см2, что обеспечивало неплохую проходимость. Собирались танки на каркасе, сварка заменила клепаные соединения только в начале 1940-х гг. Внутренний объем машин «ужимался» в расчете на низкорослость экипажей.

Легкий танк «Ха-го» на момент своего появления по основным боевым показателям был вполне современной машиной, отвечавшей ставившимся перед ней задачам. «Легкий танк по своим свойствам является основным средством танкового усиления пехоты (конницы) во всех видах общевойскового боя. Он же состоит на вооружении самостоятельных танковых соединений и танковых частей общевойсковых соединений» — это определение из книги Т.П.Кузнецова «Тактика танковых войск» (1940 г.) отображает взгляды на роль и место легких танков, широко распространенные в 1930-е гг. Новый этап в развитии танкостроения, начавшийся в тот же период, быстро сделал многие легкие танки, включая Тип 95, устаревшими. Но в ряде стран по разным причинам легкие машины оставались наиболее массовыми и широко применяемыми и тогда, когда главная роль на поле боя перешла к танкам среднего класса по весу. В Японии первым фактически отдавали предпочтение вплоть до 1944 г.

С одной стороны, они вполне отвечали условиям применения в Юго-Восточной Азии и на островах Тихого Океана в начале войны, с другой, большие затраты на войну и слабость промышленности не позволяли перейти на лучше бронированные и вооруженные модели. В боях против китайской армии, слабо оснащенной современным вооружением, или с колониальными британскими частями «Ха-го» неплохо себя показали. Но когда летом 1939 г. японские танкисты столкнулись на Халхин-Голе с советскими войсками, сказались такие недостатки этой машины, как слабая бронезащита, недостаточная мощность пушки, большое «мертвое пространство» при стрельбе, примитивные приборы наблюдения и неудовлетворительный обзор. Броня танка с 500 м пробивалась пулями крупнокалиберных пулеметов."
Источник: С.Л. Федосеев, "Легкий танк «Ха-го»" («Бронеколлекция», №3/2006)

По японской бронетехнике смотри также:
Средний танк тип 97 «ШинХоТо Чи-Ха». Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области
Лёгкий танк тип 95 «Ха-го». Музей техники Вадима Задорожного

Средний танк Pz.Kpfw.III Ausf.J (Германия)

"Данный Pz.Kpfw.III Ausf.J удалось собрать из кучи обломков, доставшихся от разных танков данного типа. Отчасти это макет, но весьма добротный, по крайней мере, сделан он куда лучше того, что нередко варят из подобных обломков."
Раритет из кусков: yuripasholok

Командирский танк Pz.Bef.Wg.Ausf.H (Германия)

Предположительно, при восстановлении машины собирали раннюю версию танка Pz.Bef.Wg.Ausf.H с ранней ходовой частью и муляжом 37-мм пушки. Характерный признак командирской машины: на надмоторной плите командирского танка большая рамочная антенна.

Средний крейсерский танк Mk.VIII «Cromwell», A27M (Великобритания)

Средний танк Mk.7, FV 4101 «Charioteer» (Великобритания)

«Чариотир» — британский средний танк, модернизация танка «Кромвель». Модернизация заключалась в установке новой башни с более мощной 84-мм пушкой. В 1952 году 200 «Кромвелей» были переоборудованы под стандарт «Чариотиров». В британской армии они состояли на вооружении до 1956 года, после чего были проданы другим странам.

"В 1951 г. танковые войска Финляндии потерпели большой урон – мало того, что были списаны танки, уничтоженные пожаром в мастерских 24 сентября, 30 ноября 1951 г. за ними последовали еще шесть Т-28, один Т-26, девять БТ-42, а также один PzKpfw IV. Сокращение продолжилось и в следующем году, когда было списано 36 тягачей «Комсомолец». Легкий танк Т-26, списанный в 1951 г., был приспособлен для использования в качестве учебного пособия. Аналогичным образом переделали еще одно штурмовое орудие StuG 40. Значительное сокращение парка танковых войск прошло с 1955 по 1960 г.. когда вся устаревшая матчасть, за исключением Т-34, Т-34-85, PzKpfw IV, StuG III и ЗСУ «Ландсверк Анти»II, была списана. Возможность заменить устаревшую технику появилась после значительного увеличения военного бюджета во второй половине 50-х годов. Вновь заказанные образцы были в гораздо лучшем состоянии, чем имеющиеся на вооружении, хотя и не полностью отвечали послевоенным требованиям.

В 1957 г. в Англии для проведения испытаний были заказаны танки «Чэриотир». Кроме трех машин для испытаний, были поставлены еще 35 и 15 танков без вооружения. Первые два танка прибыли в Турку 28 января 1958 г., после чего их доставили в Пароланнумми и испытали. Результаты испытаний и особенно – стрельб обнадеживали, и вскоре был подписан контракт на поставки этой техники. На основании поездки военных специалистов в Англию в феврале 1960 г., была достигнута договоренность о поставке дополнительной партии в 35 «Чэриотиров». Танки прибыли в Финляндию в сентябре и ноябре 1960 г. В Финляндию поставлялись танки «Чэриотир» Мк. VII модель В. Mk.VIIW модель В и Mk.VIII модель В."
Источник: Э.Мумку, Ю.Пурхонен, «Бронетехника Финляндии 1918 – 1997 гг. Часть первая» («Техника и Вооружение», №10/1998)

"... в боевых целях предполагаюсь использовать только находившиеся на консервации «Чэриотиры». Эффективное орудие «Чэриотира», также предложенное на продажу, легло в основу идеи о легком самоходном противотанковом орудии финской разработки. Работы так и не вышли из стадии предварительного исследования, так как выяснилось, что построить относительно легкую и маневренную машину не получится, ее вес будет примерно такой же, как и у «Чэриотира». Финская сторона также запрашивала Англию о поставках 105-мм пушек, но получила отказ, так как в Англии не желали продавать новейшее орудие и боеприпасы.
Основная идея вновь была реанимирована в 1962 г., когда фирма Локомо лтд. в Тампере разработала вариант установки 84-мм орудия «Чэриотира» в башню танка «Комет» и даже подготовила прототип. Танки «Комет» с более мощными орудиями предполагалось использовать в качестве противотанковых САУ. Но результаты испытаний были признаны неудовлетворительными и прототип был конверсирован в изначальный вариант."
Источник: Э.Мумку, Ю.Пурхонен, «Бронетехника Финляндии 1918 – 1997 гг. Часть первая» («Техника и Вооружение», №10/1998)

Инженерный танк «Churchill AVRE» (Великобритания)

AVRE = Armoured Vehicle Royal Engineers.

Инженерный танк «Churchill AVRE», Музей техники Вадима Задорожного

Инженерный «Черчилль» был демилитаризован англичанами методом заполнения бронекорпуса цементным раствором.

Лёгкий танк Pz.Kpfw.38(t) (Чехословакия)

Макет лёгкого танка Т-26 (убыл из музея в Орловскую область)

Средний танк М-50/М4А3 «Sherman» (убыл из музея в Верхнюю Пышму)

Израильскую модернизацию американского танка М4А3 «Sherman» передали в музей «Боевая слава Урала». В Верхней Пышме ходовой, комплектный М50 переделали в нечто, названное М4А2Е8. Для этого переделали башню, изменили угол наклона лба корпуса.