Танки. Музей отечественной военной истории в Падиково

 

Официальный сайт: Музей отечественной военной истории
Адрес: Московская область, Истринский район, деревня Падиково, улица Конная, КСК «Дивный»

Лёгкий танк Т-18

Лёгкий танк Т-18 (МС-1) имеет заводской номер 882 и относится к 4-й серии. Экспонат восстановлен из найденной в Ленинградской области огневой точки, в которую была превращена устаревшая боевая машина. Интересно, что у танка сохранилась литая деталь для установки ленивцев, чаще снимавшаяся перед установкой в БОТ. Бронекорпус выдалбливали из бетона отбойными молотками, а затем выдёргивали трактором. При реставрации ходовая часть изготовлена заново по оригинальным образцам и чертежам.

Лёгкий танк Т-18, Музей отечественной военной истории в Падиково

Лёгкий танк Т-18 или «малый танк сопровождения обр. 1927 г.» (МС-1)

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года

"Это один из двух оригинальных пулеметных танков Т-26 , которые сохранились до наших дней. Несмотря на то , что танк восстановлен из нескольких уничтоженных машин , он полностью соответствует оригинальным Т-26 выпуска до весны 1932-го года. Причем танк восстановлен до ходового состояния на родных узлах и агрегатах. При этом восстановленный танк имеет конфигурацию машин , до прохождения капремонта. То есть в том виде , в каком они выпускались."
Источник: Двухбашенный танк из Падиково: tankist_31

Самый простой способ ощутить эпоху, которую представляет это безмолвное железо – открыть книгу М.Н. Свирина «Броня крепка. История советского танка 1919-1937». Конечно, мы и так знаем из школьного курса истории, что для Советского Союза предвоенный период это, прежде всего, напряжённая работа по ликвидации отсталости экономики страны. Вспомним о сложнейшей внешнеполитической обстановке конца 1920-ых годов в которой страна приступила к индустриализации. Один только 1927 год был, казалось бы, тяжелее некуда: серия терактов, убийство советского дипломата Войкова, разрыв дипломатических отношений с Великобританией. Казалось, новая война неизбежна. Дошло даже до проведения пробной мобилизации. Дополняли картину внутренние проблемы: хозяйственный кризис и борьба с внутрипартийной оппозицией. Вот в этой накалённой атмосфере советские люди создавали промышленный потенциал своей страны. Однако сейчас нас интересуют именно работники отечественной танковой промышленности.
Вот тут фундаментальный труд Михаила Николаевича Свирина будет очень кстати. Из него мы узнаём, что в конце 1929 года стало очевидно, что срок разработки всех отечественных танков не выдержан, их ТТХ не соответствуют заданным, а серийный выпуск невозможен. Причины тому очевидны: конструкторы не имеют нужного опыта, острый дефицит кадров в отечественной тяжелой промышленности, крайняя скудность станочного парка и инструментальной оснастки. Комиссия под председательством наркомтяжпром Г.К. Орджоникидзе приняла решение об обращении к зарубежному опыту, который виделся в приглашении в СССР зарубежных конструкторов и командировании за границу лучших представителей военного ведомства и промышленности для приобретения образцов танков, артиллерийских тягачей с документацией и получения технической помощи по вышеуказанным объектам.

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

По каждому борту расположены восемь сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 300 мм.

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

В крышке люка механика-водителя прорезана смотровая щель без стеклоблока триплекс. В проёме моторной перегородки виден однодисковый главный фрикцион. Закрытый кожухом карданный вал соединяет его с коробкой передач.

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Ведущее колесо переднего расположения со съёмными зубчатыми венцами.

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Опорные катки сблокированы попарно в четыре балансирные тележки, подвешенные на листовых четвертьэлиптических рессорах.

В Великобритании советская закупочная комиссия столкнулись с отказом фирмы «Виккерс-Армстронг» продавать что-либо в единичном экземпляре, тем более – с документацией. Поэтому у тогдашнего законодателя мирового танкостроения было приобретено несколько образцов бронетанковой техники в комплекте с чертежами: а) эскизными, б) сборочными, в) монтажными, г) инспекционно-производственными. Фирма «Виккерс-Армстронг» обязалась предоставить все танки сначала в виде опытной партии по 3 штуки каждого типа, по итогам которых внести изменения в конструкцию. Итак, у англичан были приобретены:
1) 20 танкеток Carden-Loyd Mk VI (иногда именовавшиеся "гусеничными пулемётовозами Карден-Ллойда"), которые после некоторых доработок превратились в советские Т-27. На их приобретении особо настаивал маршал М.Н. Тухачевский, который считал, что в будущих военных конфликтах танкетки выступят в роли "бронированной саранчи" и заменят кавалерию. Тухачевский лично написал сценарий к учебному фильму «Танкетка» и выбил финансирование киносъёмок.
2) 15 малых шеститонных танков Vickers Mk.E Type A (в наших документах «В-26») стали родоначальниками многочисленного (около 10 000 машин) семейства Т-26. Любопытно, что британская армия оценила Vickers Mk.E, но не приняла на вооружение. Производитель выпустил 153 танка этого типа по заказам от СССР, Греции, Польши, Боливии, Сиама, Финляндии, Португалии, Китая и Болгарии.
3) 16 закупленных двенадцатитонных Vickers Medium Mark II не нашли продолжения в советском танкостроении. В 1941 году их корпуса (которые готовили к установке в укрепрайонах) достались финнам в Карелии и немцам в районе г.Остров.
Пятибашенный танк A1E1 «Independent» и шестнадцатитонный трехбашенный Vickers Mark III англичане продавать отказались. Впрочем, агентурные данные о 16-тонном танке были восприняты в Советском Союзе очень внимательно, и в сентябре 1932 года на испытания вышел самостоятельно спроектированный опытный Т-28. Также комиссией были закуплены в США два танка Джона Кристи «М.1940», ставшие отправной точкой для создания семейства советских танков БТ. Несколько позже, в 1933 году, в Великобритании был приобретён танк-амфибия Vickers A4E11, испытания которого дали старт разработке советских плавающих танков (Т-37 и прочие).

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

На подбашенной коробке с вертикальными лобовым листом на шариковых опорах размещались две клёпаные башни цилиндрической формы.

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

На кормовом листе подбашенной коробки хорошо виден задний фонарь (стоп-сигнал). На корме танка - глушитель и короб воздушного колпака, предохранявший от осадков, прежде всего - от снега

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

В моторном отделении находился 90-сильный четырехцилиндровый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения, являвшийся точной копией мотора «Армстронг-Сидлей» танка «Виккерс»

Лёгкий танк Т-26 обр.1931 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

На верхнем кормовом листе закреплён реечный домкрат. Слева от него - жалюзи над масляным радиатором, прикрывающие место забора наружного воздуха

Итак, три британских «шеститонника» прибыли в СССР и вышли на испытания, которые проходили, в том числе, и на склонах Поклонной горы. Понятно, что у испытуемых выявили ряд серьёзных недостатков, как-то: специальный двигатель воздушного охлаждения, который будет плохо работать жарким летом, дюймовые размеры, слабое бронирование, недостаточный обзор, невозможность форсирования двигателя без переделки моторного отсека, трудности зимнего пуска. В тоже время отмечались высокая скорость и маневренность танка, надежность и простота конструкции. Очень интересным выглядит мнение М.Н. Тухачевского, который, в частности, писал: «… касаемо осмотренного мною недавно английского танка Викерса, нашел его как нельзя лучше подходящим задаче сопровождения при атаке вражеских окоп… Расположение башен танка бок-о-бок очень выгодно позволяет танку развить сильный побортный огонь при пересечении окоп и траншей…, от которого никак не укрывает бруствер…
В этот ответственный момент танку недостает, как видится, еще одной огневой точки в виде пулемета или легкой пушки, направленной вперед по ходу для подавления целей (как то: пулемет, пушка) из второй линии обороны…
Нетрудно понять, что двухбашенная и трехбашенная схемы потому и приняты англичанами, что очень перспективны и наиболее выгодны для преодоления вражеской обороны среди своей пехоты…
». Думаю, ход мыслей маршала очевиден. Столь же очевидны и истоки многобашенной концепции советских Т-28 и Т-35.

Любопытны обстоятельства, ускорившие принятие Т-26 на вооружение. В январе 1931 года появились агентурные данные о том, что "польское правительство ведет закупки образцов 6-тонного танка типа Виккерс и 10-тонного быстроходного танка типа Кристи и усиленно готовится их массовому производству". В Советском Союзе воспринимали Польшу как серьёзного вероятного противника. Её спецслужбы вели активную разведывательную деятельность против СССР, что впрочем, объяснимо – не так давно завершилась советско-польская война 1920 года. Несколько позже, в 1934 году, была подписана «Декларация о неприменении силы между Германией и Польшей». Этот договор обезопасил восточные границы Германии и позволил Гитлеру действовать на Западе (Саар, Рурская область). Так что к сообщению разведки отнеслись максимально серьёзно. Отсюда, кстати, и спешный переход к серийному производству новых танков «как есть», хотя они явно уступали тем, что могло «вскоре появиться».

Лёгкий танк Т-26 обр.1933 года

Что касается дальнейшего совершенствования отечественной версии британского «шеститонника», то уже через пару лет двухбашенный «чистильщик окопов» превратился в однобашенный классический пушечный танк. Конструктор опытно-конструкторского машиностроительного отдела ленинградского завода «Большевик» Семён Гинзбург добился финансирования работ над "классической" модификацией, понимая её преимущества с точки зрения массы, стоимости и маневра вооружения. Было опробовано несколько вариантов башен кругового вращения, пока в 1933 году не появился Т-26 с 45-мм полуавтоматической пушкой 20К в башне с развитой кормовой нишей. Интересно, что производство двухбашенных Т-26 продолжалось. Существенную роль тут сыграло мнение маршала М.Н. Тухачевского который был уверен, что именно двухбашенные машины являются наиболее подходящими для целей сопровождения пехоты, и именно они должны составлять костяк танковых сил. По состоянию на 1 июня 1941 года в РККА числился 1261 двухбашенный танк Т-26.

Лёгкий танк Т-26 обр.1933 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

В крыше подбашенной коробки с правой стороны (башня сдвинута влево) появился вентилятор боевого отделения для борьбы с загазованностью боевого отделения при интенсивной стрельбе. В верхнем переднем листе - люк для доступа к коробке передач и бортовым фрикционам.

Лёгкий танк Т-26 обр.1933 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Следы британского происхождения танка – водитель размещён справа. Смотровая щель крышки люка уже получила стеклоблок триплекс. Фара установлена в откидном броневом колпаке.

Лёгкий танк Т-26 обр.1933 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

В 1937 году часть машин получила зенитный пулемёт ДТ на турельной установке П-40.

Установка новой, «большой» башни на корпус Т-26 привела к росту массы танка на 850-1200 кг. Для перетяжелённой машины мощности мотора в 85-88 л.с. было явно недостаточно. Тут надо сказать, что фирма «Виккерс» обязалась в течение трёх лет уведомлять советскую сторону о существенных изменениях и доработках в конструкции лицензированных танков. И вот, осенью 1932 года представитель фирмы «Виккерс» сообщил о новом варианте двигателя Vickers Mk.E, развивавшего мощность 100 л.с. Ознакомившись с описанием новинки специалисты двигательного цеха ленинградского завода «Большевик» предложили самостоятельно поднять мощность мотора путём разработки нового карбюратора. К маю 1933 года новый мотор был более-менее отлажен и выдал 92 л.с., но эксплуатационная мощность мотора составляла 75 л.с. Именно эту модификацию получили Т-26 с цилиндрической пушечной башней. Конструкторы планировали в дальнейшем оснащать танк дизельным двигателем мощностью 150 л.с. Под перспективный дизель в 1934 году даже расширили моторно-трансмиссионное отделение танка. Однако надёжный дизельный двигатель советская промышленность осилила очень и очень не скоро (не помогло даже хождение путём копирования немецких дизелей). С учётом низкой квалификации рабочих и слабых возможностей производства, выпуск надёжных ТНВД являлся для СССР недостижимой технологической мечтой.
Стоит отметить, что у пушечных танков на крыше подбашенной коробки с правой стороны добавился вентилятор боевого отделения. Связано это было с тем, что при стрельбе из 45-мм орудия загазованность боевого отделения порой приводила к отравлению экипажа пороховыми газами.

Лёгкий танк Т-26, Музей отечественной военной истории в Падиково

45-мм пушка 20К, спаренная с пулемётом ДТ, установлена в сварной цилиндрической башне производства Ижорского завода. Большая ниша служила противовесом пушки и одновременно местом для укладки боеприпасов или размещения радиостанции.

Лёгкий танк Т-26, Музей отечественной военной истории в Падиково

Каждая тележка состояла из литой коробки (которую за характерную форму танкисты называли «поросенок»), четырех сдвоенных опорных катков, соединенных балансирами, а также двух четвертьэллиптических рессор.

Лёгкий танк Т-26, Музей отечественной военной истории в Падиково

В 1939 году, учитывая опыт Испанской войны, надмоторные жалюзи получили специальную двугорбую крышку (некоторые танкисты называли ее «задница»), предохраняющую мотор от заливания горючей жидкостью.

Лёгкий танк Т-26, Музей отечественной военной истории в Падиково

В корпусе башни, под большой нишей, видна амбразура для стрельбы из личного оружия. В кормовом листе ниши находится люк с дверцей для демонтажа пушки.

"Первым Т-26 в коллекции Музея Отечественной военной истории в Падиково стал танк образца 1933-го года. Танк выпущен, предположительно , в 1935-ом году. Танк принадлежал к 3-й танковой дивизии 1-го мехкорпуса. Был уничтожен в боях за город Остров. Был восстановлен до полностью комплектного и ходового состояния. "
Источник: Участник боев за Остров: tankist_31

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года

"Если рождение Т-26 сразу поставило его в особые условия – наиболее сильного среди танков малой массы, то уже в 1935-36 гг. положение изменилось. В разных странах появились модели сходной боевой массы (до 10 т), имевшие сравнительную подвижность при сходной или лучшей броневой защите, хотя и при несколько более слабом вооружении. Наиболее интересными с точки зрения советских специалистов стали чехословацкие танки «Lt. vz. 34», «S-IIa», японский «Ха-Го», французские R 35, Н 35, FCM 36.
В справке, подготовленной в мае 1936 г. С. Гинзбургом для начальника УММ, в частности, значилось: «В настоящее время лучшие иностранные танки по всем характеристикам, кроме вооружения, обгоняют отечественные образцы, являющиеся развитием конструкций, разработанных шесть-семь лет назад… Наибольший интерес для отечественного танкостроения представляют танки «Шкода», имеющие чрезвычайно мягкий ход, французские «Форме и Шантье обр. 1936 г.», как имеющие корпус из толстых броневых листов, соединенных сваркой, а также танки «Рено обр. 1935 г.», использующие броневое литье…»
Хоть справка была посвящена только обзору новых образцов иностранных танков, в ней были также мысли и об отечественных боевых машинах: «В настоящее время развитие отечественных танков идет по пути наращивания их массы без изменения двигателя и конструкции ходовой части… Это приводит к тому, что ходовая часть и подвеска отечественных танков являются перегруженными и склонными к выходу из строя во время их боевой эксплуатации…»
"
Источник: Свирин Михаил Николаевич, «Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)»

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Танк получил, наконец, подбашенную коробку с наклонными бортами.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Колпак фары выполнен из 8-мм штампованной брони. Он предназначен для защиты фары от поражения брызгами свинца, пулями, камнями и пр.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Коническая башня танка Т-26 обр. 1939 года

Прошло два года с написания конструктором Семёном Александровичем Гинзбургом, обзора новинок иностранной бронетехники, но воз проблем с основным танком РККА оставался на прежнем месте. "В ходе испытаний, проведенных весной 1938 г., отмечалось, что танк уже является перегруженным и потому его проходимость недостаточна. И в заключение испытатели изложили свое мнение: "Все недостатки Т-26 в том, что его модернизация проводилась исключительно по пути наименьшего сопротивления – увеличения брони, мощности мотора и вооружения. Необходимо же кардинально переработать подвеску, которая теперь значительно перегружена и не обеспечивает гарантированного пробега, даваемого заводом-изготовителем. Кроме того, недостатками Т-26 следует считать – угловатость форм и отсутствие обтекаемости, малая удельная мощность и технические скорости. Большое удельное давление ввиду узких гусениц. Ненадежная конструкция длинного карданного вала. Вооружение для данного типа танка пока в общем соответствует своему назначению и несколько превосходит таковое у лучших зарубежных образцов…
Конструкция траков гусениц не дает гарантии их выскакивания из опорных катков. Пальцы гусениц разрушаются от больших нагрузок при движении танка по пересеченной местности. Т-26 является танком устарелой конструкции. Необходимо срочно разработать достойную замену этой машине".
Однако должны были еще состояться бои у оз. Хасан и на р. Халхин-Гол, чтобы танк сопровождения претерпел очередные изменения.
"
Источник: Свирин Михаил Николаевич, «Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)»

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Над снарядной боеукладкой - щиток механика-водителя. Справа от пушки - место башенного стрелка (заряжающего). С левой стороны от пушки - место командира танка (стреляющего)

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Одна из боеукладок дисков к пулемёту ДТ располагалась в нише подбашенной коробки.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Щель в крышке люка механика-водителя получила смотровой прибор.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Толщину бортовых листов подбашенной коробки увеличили до 20-мм, но броневая защита не улучшилась, так как вместо цементованных листов на изготовление корпуса теперь шли листы гомогенной брони.

Тем не менее, во второй половине 1930-ых годов советские конструкторы и технологи всё-таки основательно занялись подвеской Т-26. Вот что пишет об этом Михаил Николаевич Свирин: "Поскольку резиновые бандажи опорных катков не выдерживали нагрузок, приходящихся на них в условиях нашего бездорожья, был введен новый съемный бандаж опорного катка со шпильками. Теперь при выходе катка из строя его можно было не менять целиком, а лишь отремонтировать, заменив вышедшую из строя грузошину, которые теперь прессовались из синтетического каучука – неопрена. Была изменена конструкция натяжного механизма гусеничных цепей, начато изготовление траков горячей штамповкой, в результате чего их прочность значительно поднялась и главное – успешно закончились опыты по закалке гусеничных пальцев токами высокой частоты (ТВЧ).

Результаты ошеломили. Пальцы получились что надо – абсолютно твердые на поверхности и вязкие в толще, не хуже, чем лучшие образцы британских и немецких, что были в распоряжении УММ. Проведенные испытания окрыляли. Опытный танк со штампованными траками и пальцами, закаленными ТВЧ, прошел больше 200 км и не испытал ни одной поломки траков, ни одного обрыва пальцев!!! Две поломки кареток, обрыв коренной рессоры подвески, а гусеничные цепи целы! Результат казался невероятным.
"

Помимо вышесказанного, танк подвергся доработке в соответствии с требованиями военных, осмысливших опыт локальных военных конфликтов, испанской войны и войсковой эксплуатации бронетехники. Машина получила форсированный двигатель, коническую башню, подбашенную коробку с наклонными броневыми листами, а также подвеску с усиленными рессорами (пять коренных листов вместо трёх). В днище корпуса появился аварийный люк, использовавшийся также для выброса стрелянных гильз. Танк лишился двух мощных фар-прожекторов для ночной стрельбы (так называемые фары боевого света), крепившихся на маске орудия, непосредственно над стволом пушки. Учитывая опыт боевых действий, громоздкую поручневую антенну замененили на менее заметную штыревую. Эта модификация танка получила название Т-26-1 или же Т-26 образца 1939 года.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

В заднем кормовом листе с левой стороны имеется отверстие для вывода патрубка выхлопной трубы к глушителю. В центре кормового листа - отверстие для привода ручной заводки двигателя.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

На кормовом листе и на крыльях закреплены запасные части (в том числе каток и звуковой сигнала раннего образца - до 1938 года), инструмент и принадлежности.

Лёгкий танк Т-26 обр.1939 года, Музей отечественной военной истории в Падиково

Воздушный колпак с сеткой, через которую выбрасывается горячий воздух, прокачиваемый вентилятором.

"Ход [советско-финской] войны еше раз показал, что колесно-гусеничные танки в современной войне будущего не имеют, что мощность двигателей танков Т-26 и Т-26-1 недостаточна, но главное, что концепция о том, что танки прорыва и средние танки расчищают поле боя от противотанковой артиллерии, после чего передают его в распоряжение пехоты, поддержанной дешевыми легкобронированными танками для его зачистки от противопехотных средств, оказалась непригодной в реальных условиях, так как в ходе войны часто было так, что при атаке 20-й ТТБр финская противотанковая артиллерия не обнаруживала себя, открывая убийственный огонь лишь при появлении пехоты в сопровождении Т-26.
Также война показала массу недостатков в управлении танковыми корпусами, которые были очень громоздкими. Практически не только корпус, но и танковые бригады задач, поставленных перед ними, чаще всего не выполняли, так как характер местности затруднял действия не только танковых бригад, но даже и танковых батальонов.
Слабым местом советских танковых войск в ходе боев оказался острый недостаток эвакуационных и ремонтных средств, запчастей, грузовых автомобилей и автоцистерн. Чаще всего эвакуация подбитых танков велась исправными машинами, что часто приводило к их неоправданной порче.
Война выявила столько недостатков в РККА, что по обсуждению оных в апреле 1940 г. было проведено "Совещание при ЦК ВКП (б) начальствующего состава по сбору опыта боевых действий против Финляндии". В ходе совещанья действию танковых войск в войне была дана в целом высокая оценка, но все же матчасть имевшихся на вооружении Т-26, БТ и Т-28 была сочтена недостаточно современной.
"
Источник: Свирин Михаил Николаевич, «Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)»

За время серийного производства, с 1931 по 1940 год, было произведено 10 300 танков Т-26 всех модификаций. РККА получила 9686 машин. Т-26 были достаточно надёжны, просты в освоении и эксплуатации. Однако реальная подвижность Т-26 оказалась не вполне достаточна, а эффективность подвески ввиду перегрузки танка не позволяла вести огонь с хода. Опыт испанской войны и локальных пограничных конфликтов показал слабость бронирования танка. Резервов же по увеличению бронирования и вооружения у этой боевой машины не имелось.
Тем не менее, советские танкисты вступили в Великую Отечественную войну именно на Т-26 и БТ. Наши танки примерно соответствовали уровню немецких PzKpfw.I, PzKpfw.II и чешских Pz.Kpfw.38(t). Да, броня немецких танков начального периода войны пробивалась советской 45-мм танковой пушкой 20К, но совсем не это решало исход боя. Помимо громоздкой организации и нерационального штата советских танковых частей существенное влияение на действие отечественной бронетехники оказывало отсутствие в частях топливозаправщиков, тягачей, ремонтных мастерских. Опять-таки поле боя в начальный период войны чаще всего оставалось за немецкими войсками. Соответственно эвакуировать и восстанавливать подбитые советские машины не представлялось возможным. РККА потеряло большинство танков Т-26 уже в первый военный год. Впрочем, нужно откровенно признать, что катастрофа 1941 года обусловлена вовсе не проблемами с техническим уровнем бронетехники и никак не с связанана с её количеством. Очевидно, что первые военные годы вермахт был сильнее РККА. Для более полного погружения в тему обратитесь к книге А.А. Уланова и Д.В. Шеина «Порядок в танковых войсках».

См.также:
Лёгкий пулеметный танк Т-26 образца 1931 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий пушечный танк Т-26РТ образца 1933 года в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий танк Т-26, двухбашенная модификация с пулеметным вооружением (выпуск 1931-1933 гг.). Центральный музей Великой Отечественной войны
Лёгкий танк Т-26 (выпуск 1933-1938 гг.). Центральный музей Великой Отечественной войны
Лёгкий танк Т-26РТ образца 1933 года, город Выборг
Т-26 в музее «Panssarimuseo»
Лёгкий танк Т-26 образца 1932 года с пушечно-пулемётным вооружением. Военно-патриотический парк «Патриот»
Танк телеуправления ТТ-26. Военно-патриотический парк «Патриот»
Легкий танк Т-26, обр.1933г. Площадка Центрального музея Вооруженных Сил
Макет лёгкого танка Т-26. Музей техники Вадима Задорожного

Плавающий танк Т-38

"Эксплуатация плавающих танков в войсках выявила у них большое количество недостатков и недоработок. Выяснилось, что у Т-37А ненадежна трансмиссия и ходовая часть, часто спадают гусеницы, мал запас хода, недостаточен запас плавучести. Поэтому КБ-Т завода № 37 получило задание на проектирование нового танка-амфибии на базе Т-37А. Работы начались в конце 1934 года под руководством нового главного конструктора завода Н. Астрова. При создании боевой машины, получившей заводской индекс 09А, предполагалось устранить выявленные недостатки Т-37А, главным образом повысить надежность работы агрегатов нового плавающего танка.
В июне 1935 года опытный образец танка, получившего армейский индекс Т-38, вышел на испытания. При проектировании нового танка конструкторы по возможности постарались использовать элементы Т-37А, к этому времени, хорошо освоенного в производстве. Компоновка Т-38 была аналогична танку Т-37А, правда, механик-водитель был размещен справа, а башня слева. В распоряжении механика-водителя имелись смотровые щели в лобовом щитке и правом борту корпуса.
Т-38, по сравнению с Т-37А, имел более широкий корпус без дополнительных надгусеничных поплавков. Вооружение Т-38 осталось прежним — 7,62-мм пулемет ДТ, смонтированный в шаровой установке в лобовом листе башни. Конструкция последней, за исключением мелких изменений, была полностью заимствована у танка Т-37А. На Т-38 был установлен тот же двигатель, что и на его предшественнике — ГАЗ-АА мощностью 40 л.с.
...
В выводах, содержащихся в отчете об испытаниях Т-38, было сказано следующее: «Танк Т-38 пригоден для решения самостоятельных тактических задач. Однако для повышения динамики необходимо поставить двигатель М-1. Кроме того, необходимо устранить недостатки: гусеница спадает при движении по пересеченной местности, недостаточна амортизация подвески, рабочие места экипажа неудовлетворительны, водитель имеет недостаточный обзор влево, повысить плавучесть танка»"
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Т-38, по сравнению с Т-37А, имел более широкий корпус без дополнительных надгусеничных поплавков.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Между рубкой механика-водителя и башней видна трубка слива воды, откачиваемой насосом из корпуса танка при форсировании водных препятствий.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Слева рубка механика-водителя, а в смещённой к правому борту башне рабочее место командира, выполнявшего также функции стрелка.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Подвеска танка — блокированная, пружинная, на каждом борту имелось по две двухкатковых тележки.

"Плавающий танк Т-38 после принятия в 1936 г. на вооружение первоначально сопровождался только хвалебными отзывами. Но продолжалось это недолго. Как уже говорилось выше, в ходе учений лета 1937 г. выяснилось, что новый танк обладает большим количеством недостатков, в частности малым водоизмещением и, как следствие, малой плавучестью. Чтобы улучшить мореходные качества Т-38, в том числе и для перевозки десанта, на него, по рекомендации АБТУ, в 1937-1938 гг. пытались устанавливать поплавки, снятые с ремонтных или списанных Т-37, но авторитета боевой машине они, понятно, не добавляли.
Обнаружились недостатки у Т-37 и Т-38 и при проведении испытаний по новой методике во время движения посуху из-за большой склонности гусениц к спаданию на поворотах. Проходимость танка по пересеченной местности оказалась недостаточной, эффективность подвески – крайне низкая, а о маневренности на мягком грунте говорить избегали. Ввиду недостаточной удельной мощности двигателя танк не мог нормально эксплуатироваться вне дорог, а недостаточная эффективность охлаждения двигателя привела к тому, что почти половина танков Т-38, участвовавших в летнем пробеге 1937 г. (при температуре воздуха +27°С и более), вышли из строя от перегрева двигателя и требовали большого ремонта вплоть до замены силового агрегата.
Большое число подобных дефектов, выявившихся в ходе эксплуатации Т-38 практически во всех частях привело к тому, что осенью 1937 г. танк был объявлен небоеспособным и его приемка была ограничена. Тогда же КБ завода № 37 получило задание провести доработку конструкции танка с целью устранения отмеченных дефектов и улучшения боевых возможностей."
Источник: Свирин Михаил Николаевич, «Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)»

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Пулемёт ДТ в шаровой установке, расположенной в лобовом листе башни танка.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Трёхлопастный гребной винт. Поворот на плаву осуществлялся с помощью руля, установленного в потоке винта.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Глушитель, за ним окно воздухооттока и лючок заливной горловины радиатора.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

За рабочим местом механика-водителя — карданный вал, двигатель ГАЗ-АА в блоке с главным фрикционом и коробкой передач.

"Боевое крещение советские танки-амфибии получили в ходе вооруженных конфликтов на Дальнем Востоке. Правда, использовались они там в весьма ограниченном количестве. Так, в частях и соединениях Красной Армии, участвовавших в боевых действиях в районе реки Халхин-Гол, танки Т-37А имелись только в составе стрелково-пулеметного батальона 11 тбр (8 единиц) и танкового батальона 82 сд (14 единиц). Судя по отчетам, они оказались малопригодными и в наступлении, и в обороне. В ходе боев с мая по август 1939 года 17 из них были потеряны.
В составе стрелковых и кавалерийских частей Красной Армии (к тому времени в танковых бригадах западных военных округов танков-амфибий уже не было) Т-37А и Т-38 приняли участие в «освободительном походе» в Западную Украину и Белоруссию, в сентябре 1939 года.
К началу боевых действий с Финляндией, 30 ноября 1939 года в частях Ленинградского военного округа насчитывалось 435 Т-37 и Т-38, которые довольно активно участвовали в боях. Так, например, 11 декабря на Карельский перешеек прибыл 18 отб в составе 54 единиц Т-38. Батальон был придан 136 сд, танки использовались в качестве передвижных огневых точек на флангах и в промежутках между боевыми порядками атакующих пехотных подразделений. Кроме того, на танки Т-38 была возложена охрана командного пункта дивизии, а также вывоз с поля боя раненых и доставка боеприпасов."
Источник: М.Б. Барятинский, «Амфибии Красной Армии» («Бронеколлекция» №1/2003 (46))

"В целом в ходе боевых действий Т-37А и Т-38 показали низкую надежность и эффективность: корпус разрушался даже от взрыва противопехотной мины, броня пробивалась огнем противотанковых ружей, вооружение оказалось недостаточно эффективным. Двигатель танков оказался маломощным, вследствие чего маневренность машин на местности оказалась недостаточной, сцепление с грунтом слабым, а проходимость в условиях глубокого снежного покрова очень низкой. В некоторых частях на траки гусениц Т-37А и Т-38 наваривали шипы, изготавливаемые из подручных материалов. Там, где такой возможности не было, переворачивали наизнанку (гребнем наружу) от двух до восьми траков. Все это давало положительный результат, несколько повышая проходимость танков."
Источник: Максим Коломиец, «Плавающие танки Великой Отечественной Т-37, Т-38, Т-40»

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Двигатель ГАЗ-АА в блоке с главным фрикционом и коробкой передач установлен между сиденьями командира и механика-водителя.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Танковый вариант пулемёта Дегтярёва отличался от пехотного наличием выдвижного металлического приклада и дисковым магазином с трехрядным расположением патронов (ёмкость 63 патрона).

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Сквозь открытый люк командира танка видна одна из смотровых щелей, закрытая бронепланкой.

Плавающий танк Т-38, Музей отечественной военной истории в Падиково

Поворот танка при движении на плаву осуществлялся при помощи руля, на верхний конец вертикальной трубы которого был надет румпель, соединенный тягой с рычагом управления рулём.

"То, что состоявшие на вооружении Красной армии плавающие танки-разведчики далеко не полностью соответствуют современным требованиям, командование РККА осознавало ещё в середине 30-х годов. Ещё более очевидным это стало по итогам боёв с применением танков в Испании. От ружейно-пулемётного огня броня плавающих танков Т-37 и Т-38 надёжно защищала только с дистанции 400 метров и дальше, а вооружения в виде пулемёта ДТ хватало только для борьбы с пехотой.
В результате советские танки-разведчики выигрывали у лёгких разведывательных бронеавтомобилей только за счёт более высокой проходимости и возможности преодолевать водные преграды. Понимая это, в начале 1938 года ГБТУ КА были оформлены тактико-технические требования на новый разведывательный танк, получивший индекс Т-39. Этот танк отличался усиленным бронированием. Вскоре он превратился в Т-40, который также получил более мощное вооружение в виде 12,7-мм пулемёта ДШК. Этот танк был принят на вооружение уже 19 декабря 1939 года, но по целому ряду причин к 1 июня 1941 года в войсках оказалась всего 121 такая машина.
Между тем, на ту же самую дату в РККА имелось 2314 танков Т-37 и 1143 Т-38. Как и Т-40, они распределялись по разведывательным батальонам. С самого начала Великой Отечественной войны танки-разведчики несли тяжёлое бремя, нередко выполняя несвойственные им задачи танков непосредственной поддержки пехоты. Это может показаться странным и даже нелепым, но из-за огромных потерь любая боевая машина для Красной армии была на вес золота. Присутствие в боевых порядках пехоты даже таких танков оказывало на войска положительное моральное воздействие: какой-никакой, а всё же танк."
Источник: Юрий Пашолок, "Метаморфозы амфибии-разведчика" (Warspot.ru)

См.также:
Плавающий танк Т-38. Центральный музей Вооружённых Сил
Плавающий танк Т-38. Военно-патриотический парк «Патриот»
Плавающий танк Т-38. Музей техники Вадима Задорожного
Плавающий танк Т-38 образца 1936 года в музее «Боевая слава Урала»
Плавающий танк Т-38. Музей отечественной военной истории в Падиково

Лёгкий танк Т-60

"История создания танка Т-60 нетипична для советского танкостроения. Мало того, что эту машину приняли на вооружение ещё до того, как был подготовлен первый её чертёж, так ещё с самого начала предполагалось выпускать её тысячами и сразу на трёх заводах. Хотя итоговые показатели оказались значительно скромнее первоначальных планов, более чем 5500 построенных машин – это очень приличная цифра. Продержавшийся на конвейере меньше года, с сентября 1941 по июль 1942 года, Т-60 стал самым массовым малым танком в истории. Эти машины, появившиеся на фронте в разгар битвы за Москву, внесли свою, причём довольно заметную, лепту в борьбу с врагом в самое сложное для страны время. "
Источник: Юрий Пашолок, «Малый танк большой войны» |Warspot.ru

"Безусловно, создание и производство Т-60 было во многом вынужденной мерой. Огневой мощи его 20-мм пушки хватало только на борьбу с легкобронированными целями, а бронирование защищало максимум от крупнокалиберных пулемётов. Тем не менее, лучше иметь такой танк, чем вообще никакого. В качестве машины поддержки пехоты Т-60 вполне годился, справлялся он и с ролью танка-разведчика. Маленький, довольно юркий и тихий, этот танк сыграл свою важную роль в боях конца 1941 – начала 1943 годов. А на Ленинградском фронте и в Карелии Т-60 прослужили вплоть до осени 1944 года."
Источник: Юрий Пашолок, «Малый танк большой войны» |Warspot.ru

Средний танк Т-34

Средний танк Т-34, Музей отечественной военной истории в Падиково

Средний танк Т-34

"Машина эта оказалась с крайне интересной судьбой. Найдена она была в Польше, причем к тому момент башня безвозвратно "ушла". Уже в ходе работ по реставрации (было принято решение сделать из этого танка, изначально являвшегося Т-34-85, обычный Т-34 позднего выпуска) был обнаружен серийный номер – 43326. Оказалось, что хотя бы частично, но до наших дней дожил Т-34-85 из первой сотни, выпущенных на заводе №183 в Нижнем Тагиле.
Поскольку, как уже было сказано, башни не было, а ставить более позднюю от Т-34-85 не хотелось (да и не было ее), танк восстановили до ходового состояния как Т-34 выпуска второй половины 1943 года. Некоторые детали, такие, как дополнительные топливные баки, ящик орудийного ЗИП и некоторые другие поляки не сделали, позже музейные реставраторы их доделают сами.
Так или иначе, теперь в музейной коллекции есть Т-34, коих на ходу в России менее десятка.
Не хватает некоторых деталей, плюс гудок требует замены, но в целом довольно неплохо воспроизведены основные черты Т-34 завода №183 выпуска 1943 года. Антенна послевоенная, но найти аутентичную практически невозможно.
Ходовая часть, соответствует танку завода №183, включая опорные катки характерной конструкции.
"
Т-34, Музей отечественной военной истории: yuripasholok

Дизельный двигатель В-2

Дизельный двигатель В-2, Музей отечественной военной истории в Падиково

Дизельный двигатель В-2

Дизельный двигатель В-2, Музей отечественной военной истории в Падиково

Дизельный двигатель В-2

Средний танк Т-34-85

Средний танк Т-44

"Судьба у советского среднего танка Т-44 оказалась довольно странной. Машина не успела на войну, с точки зрения вооружения и защиты довольно быстро устарела, тем не менее, ее не постигла участь быстро исчезнувшего из войск танка. Несмотря на массу болячек, с Т-44 сложился удивительный факт. Т-44 со всеми своими «болячками» неожиданно оказался самым надёжным и массовым советским танком нового поколения, который выпускался в первую послевоенную пятилетку. Больше того, Т-54, который так ждали военные, оказался машиной довольно сырой. Освоить выпуск удалось в 1947 году, а уже в начале 1949 года Т-54 почти год дорабатывали, приостановив выпуск. Т-44, между тем, продолжал исправно служить, позже пройдя несколько волн модернизации. Иные машины дожили до 70-х годов. Так что неудачей назвать эту машину точно не получится."
Источник: Долгоиграющий промежуточный танк: yuripasholok — ЖЖ

Средний танк Т-54 обр.1949 года

Средний танк Т-62

Тяжёлый танк ИС-2

Тяжёлый танк ИС-2, Музей отечественной военной истории в Падиково

Тяжёлый танк ИС-2

Тяжёлый танк ИС-3

"Крайне интересный образец тяжелого танка ИС-3 находится в Музее отечественной военной истории в подмосковном Падиково. Данный танк с серийным номером 703-541471-Б был построен в ноябре 1945 года на ЧКЗ. Его корпус и башня также были изготовлены в Челябинске – на заводе №200. В начале 50-х танк прошел программу УКН (устранение конструктивных недостатков), после чего оказался в Египте. В 1967 году танк стал трофеем ЦАХАЛь, некоторое время назад он покинул Землю Обетованную и вернулся на родину.
Машина в полностью рабочем состоянии, кроме того, ИС-3 в варианте УКН является очень большой редкостью. И да – после войны воевали только такие танки, ИС-3М не поставлялись за рубеж и не воевали. От ИС-3М эти танки можно легко отличить по светотехнике. В то время, как у ИС-3М фары уже две и они в защитных кожухах, у ИС-3 УКН фара все еще одна".
Источник: Юрий Пашолок

"Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков. Стоимость одной машины в ценах тех лет составляла 350 000 рублей. ИС-3 поступали на вооружение тяжелых танкосамоходных полков Советской Армии.
Однако уже в самом начале их эксплуатации в войсках выявился целый ряд недостатков, ставших следствием ряда конструктивных просчетов и ошибок, допущенных при его проектировании. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов ИС-3, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. В 1948—1952 годах все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков). Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Масса танка при этом возросла до 48,8 т.
Несмотря на значительный объем переделок и высокую стоимость работ, программа УКН для одного танка стоила 260 000 рублей —танки так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации.
В конце 50-х годов танк подвергся дополнительной модернизации и стал именоваться ИС-ЗМ. Целью модернизации было подтягивание его до уровня боевых машин того периода и максимально возможная унификация узлов и агрегатов с более современными танками.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

Тяжёлый танк ИС-3, Музей отечественной военной истории в Падиково

Тяжёлый танк ИС-3 с серийным номером 703-541471-Б выпущен Челябинским Кировским заводом в ноябре 1945 года

Тяжёлый танк ИС-3, Музей отечественной военной истории в Падиково

Внешние признаки модернизации танка: новые крылья и надгусеничные полки

"На экспорт ИС-3 почти не поставлялись. В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше — его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор. В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.

Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков. Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962—1967 годах.

5 июня 1967 года израильские войска перешли в наступление на Синайском полуострове — началась война, получившая название «шестидневной». Решающую роль в операциях на сухопутном фронте играли танковые и механизированные соединения, основу парка которых с израильской стороны составляли американские танки М48А2 с 90-мм пушками, английские «Центурион» Мк5 и Мк7, модернизированные в Израиле путем установки 105-мм пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками.

С египетской стороны им противостояли танки советского производства Т-34-85, Т-54, Т-55 и ИС-3. Последние, в частности, имелись в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис — Рафах. Еще 60 ИС-3 имела 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль- Кунтиллы. Тяжелые танки советского производства (как, впрочем, и все остальные) могли стать серьезным противником для израильтян. Однако этого не произошло, хотя несколько М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и безнадежно устаревшая система управления огнем (для сравнения — на М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор наведения). Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3.

Но самое главное — боевая подготовка египетских танкистов была несравненно ниже, чем израильских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших необходимой стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один ИС-ЗМ был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в... открытый башенный люк.
...
Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-ЗМ, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге египетская армия потеряла 73 танка ИС-3 и ИС-ЗМ. К 1973 году она располагала лишь одним танковым полком на этих боевых машинах. Данных о его участии в боевых действиях нет.
Армия обороны Израиля использовала захваченные ИС-ЗМ до начала 70-х годов. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 от трофейных танков Т-54А. Одновременно от последних заимствовали и крышу моторнотрансмиссионного отделения. К арабо- израильской войне 1973 года большинство ИС-ЗМ было установлено в качестве неподвижных огневых точек, вкопанных в землю вдоль Суэцкого канала на так называемой «Линии Бар Лева». В ходе боевых действий никакой существенной роли они не сыграли и вновь попали в руки египтян. Этим исчерпывается единственный полноценный эпизод боевого применения в судьбе тяжелого танка ИС-3.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

Тяжёлый танк ИС-3, Музей отечественной военной истории в Падиково

Где-то между 1948 и 1952 годами танк прошёл доработку по программе УКН (устранение конструктивных недостатков), что существенно повысило надёжность машины: новый двигатель, новая радиостанция, увеличение жёсткости днища и т.д.

Тяжёлый танк ИС-3, Музей отечественной военной истории в Падиково

Результаты доработки по программе УКН: гусеницы и другие элементы ходовой от Т-10

Плавающий танк ПТ-76Б

Плавающий танк ПТ-76Б, Музей отечественной военной истории в Падиково

Плавающий танк ПТ-76Б

Основной боевой танк Т-80БВ

Основной боевой танк Т-80БВ, Музей отечественной военной истории в Падиково

Основной боевой танк Т-80БВ

Основной боевой танк Т-90

Основной боевой танк Т-90, Музей отечественной военной истории в Падиково

Основной боевой танк Т-90

Основной боевой танк Т-90, Музей отечественной военной истории в Падиково

0

Основной боевой танк Т-90, Музей отечественной военной истории в Падиково

Основной боевой танк Т-90

Пехотный танк Mk.III «Valentine»

Пехотный танк Mk.III «Valentine», Музей отечественной военной истории в Падиково

Пехотный танк Mk.III «Valentine»

"Британский пехотный (легкий, по советской классификации) танк периода Второй мировой войны. Спроектирован в 1938 году фирмой Vickers-Armstrongs. За время серийного выпуска, с середины 1940 до начала 1945 года, в Англии и Канаде было произведено 8275 «Валентайнов», что сделало его самым многочисленным британским танком Второй мировой войны.
СССР стал единственной страной, куда «Валентайны» поставлялись по программе ленд-лиза. В СССР было отправлено 3782 танка или 46% всех выпущенных «Валентайнов», в том числе почти все произведенные в Канаде машины. До места назначения дошло 3332 из них, остальные же 450 машин погибли в море вместе с транспортами, перевозившими их.
«Валентайны» поступили Красной Армии уже в ноябре 1941 года. Первой частью, получившей новые машины, стал 136-й отдельный танковый батальон, участвовавший в обороне Москвы на Можайском направлении. Девять «Валентайнов» батальон получил 10 ноября, а 1 декабря батальон был полностью сформирован, поэтому обучение танкистам пришлось проходить уже на фронте.
В РККА «Валентайны» получили разные оценки. Командование довольно высоко оценивало «Валентайны» из-за тактико-технических характеристик и в августе 1942 года даже направило запрос на увеличение поставок их в СССР. Экипажи, особенно поначалу, в большинстве своем не любили «Валентайны». Как и остальная британская техника, они были сложны в эксплуатации и в руках не имевших должного опыта экипажей, к которым они обычно попадали на начальном этапе войны, часто выходили из строя.
Нарекания вызывало также слабое вооружение «Валентайна». Его 40-мм пушка уже к 1942 году успела устареть в роли противотанковой и уступала по мощности всем советским танковым орудиям, вдобавок к ней не имелось осколочных снарядов. Кроме того, «Валентайны» оказались не приспособлены к климатическим условиям фронтов Великой Отечественной войны. В последующем, с накоплением опыта обращения с иностранной бронетехникой, эти проблемы были преодолены."
Источник: Легкий танк Mk.III «Валентайн» (Mk.III «Valentine»)  | Экспонаты музея | Музей | Конноспортивный комплекс Дивный | kskdivniy.ru

Лёгкий танк M3

"Американский легкий танк периода Второй мировой войны. Широко известен также под названием «Стюарт» (англ. Stuart), данным ему в честь генерала Гражданской войны в США Джеба Стюарта. M3 был создан в 1938-1941 годах на базе легкого танка M2. «Стюарт» серийно выпускался с марта 1941 по июнь 1944 года, неоднократно подвергаясь модернизациям по ходу выпуска.
СССР явился вторым по численности, после Великобритании, получателем M3 по программе ленд-лиза. Первые «Стюарты» прибыли в СССР в январе 1942 и продолжали поставляться до апреля 1943 года. Почти все они относились к модификациям M3 и M3A1. Было отправлено 340 M3 и 1336 M3A1, дошло до СССР в сумме 1232 танка.
В Красной Армии «Стюарты» именовались «М3 легкий» или просто «М3л». Несмотря на высокие ходовые качества и превосходство по сумме характеристик над всеми советскими легкими танками, за исключением мелкосерийных Т-50 и Т-80БВ, M3 не пользовались особым успехом у танкистов. Танк отличался большими габаритами, слабым бронированием и особенно вооружением, был сложен, по советским меркам, в эксплуатации, а авиационный мотор M3 потреблял большое количество дефицитного высокооктанового бензина, и, соответственно, горел как свечка в случае удачной стрельбы противника. Кроме того, первоначально вместе со «Стюартами» поставлялись только бронебойные снаряды к ним, что серьезно ограничивало возможности танка к борьбе с пехотой или противотанковыми орудиями.
С улучшением ситуации с численностью танков к 1943 году «Стюарты» в основном заменялись в войсках более мощными отечественными машинами, но отдельные части продолжали использовать их до 1945 года. Тем не менее, танки M3 применялись Красной Армией очень активно, практически на всех фронтах."
Легкий танк M3 (Light tank M3)  | Экспонаты музея | Музей | Конноспортивный комплекс Дивный | kskdivniy.ru



Дополнительно: