Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны

Месторасположение: г.Минск, пр.Победителей, 8

Официальный сайт: http://www.warmuseum.by

Навигация:
История музея
Период становления национал-социализма в Германии
Предвоенные локальные конфликты: гражданская война в Испании, столкновения на реке Халхин-Гол и озере Хасан
1939 год. Разгром Польши
1939-1940 годы. Советско-финская война
Оборонительные бои на территории Белоруссии
Таранный удар Т-34 капитана В.Г. Богачева по Pz.Kpfw III
Оборона Могилёва
Сражение за Пропойск (Славгород)
Наступление РККА на Бобруйск, Рогачёвско-Жлобинский плацдарм
Принявшие первый удар люфтваффе
Огненные тараны
Действия бойцов отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) на территории Белоруссии
Снайперская винтовка Героя Советского Союза Л.В. Буткевича
1941-1942 год. Оборона Севастополя
Командир отделения трюмных подводной лодки «С-13», старшина второй статьи П.С. Байдаков
Нацистский оккупационный режим на территории Белоруссии
Партизанское движение и антифашистская подпольная борьба в Белоруссии
45-мм пушка 53-К образца 1937 года партизанской бригады имени газеты «Правда»
Участие советских граждан в европейском движении Сопротивления
1943 год. Форсирование Днепра, Иван Елисеевич Самбук и гаубица М-30
1944 год. Освобождение Белоруссии
ГАЗ-АА Павла Яковлевича Михайлова
Советский тыл
БМ-13Н
1945 год. Разгром фашистской Германии, её союзников и милитаристской Японии
Транспортный самолёт Ли-2Т на открытой площадке музея

История музея

Практически во всех материалах, посвященных Белорусскому государственному музею истории Великой Отечественной войны, отмечается, что это первый в СССР музей такого рода. Первенство доказанное и сомневаться не приходится. Но разве не интересно погрузиться в причины такой эксклюзивности? В этом нам поможет доклад сотрудника музея Воронковой Ирины Юрьевны: "Формирование Национального музейного фонда по истории Белоруссии периода Великой Отечественной войны", представленный на конференции "Великая Отечественная война: история, методология, современное осмысление".

Оказывается, в ноябре 1941 года, когда решалась судьба столицы, приступила к работе Комиссия по составлению хроники обороны Москвы, образованной решением Секретариата Московского областного и городского комитетов ВКП(б). Затем Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) поручает республиканским ЦК организовать сбор материалов об Отечественной войне. Напомню, что это решение принимается в тяжелейший период войны. 1942 год это битва за Кавказ, Керченско-Феодосийские десанты, потеря Севастополя, вторая битва за Харьков, начало Сталинградской битвы.

В июне 1942 года ЦК КП(б) Белоруссии, работавший в эвакуации в Москве, создаёт республиканскую Комиссию по сбору документов и материалов Отечественной войны. Комиссия исполняла функции научно-исследовательского, архивного и музейного учреждения. В ноябре 1942 года, в помещении Государственного исторического музея Комиссия проводит выставку из 313 экспонатов: "Белоруссия живёт, Белоруссия борется". Вы только представьте, немцы в Сталинграде, юг страны - на волоске от захвата гитлеровцами. Какой же верой в победу нужно было обладать, чтобы подготовить и провести выставку, которая всем покажет, как сражаются советские люди на временно оккупированных врагом территориях. Представьте, что ощущали граждане, когда видели доставленные самолётом из-за линии фронта произведения партизанских художников из бригады "Дубова" Витебской области Н.И. Обрыньбы и Н.Т. Гутиева.

Понятно, что взлетающие с лесных грунтовок самолёты имеют ограничения по взлётному весу и должны прежде всего вывозить детей и раненных, а не экспонаты для музея. Вот тут очень пригодились так называемые "Витебские ворота" - 40-километровый разрыв в линии советско-германского фронта. Через эти "ворота", существовавшие с 10 февраля по 28 сентября 1942 года, помимо прочего, в тыл врага переправлялись, в том числе и сотрудники Комиссии, которые имели специальные задания по сбору необходимых материалов.

После ликвидации "ворот", эта работа велась под руководством Белорусского Штаба Партизанского Движения. Военно-транспортная авиация совершала рейсы к белорусским партизанам. По возвращении самолётов из тыла врага на лётное поле выходили стенографистки Комиссии, чтобы записать рассказы лётчиков, партизанских командиров, доставленных в тыл раненых партизан. Корреспонденты ТАСС фотографировали белорусских партизан, находившихся в Москве в командировках или по ранению.

30 сентября 1943 года, через неделю после освобождения первого белорусского райцентра, бюро ЦК КП(б)Б рассмотрело вопрос "О создании музея по истории борьбы белорусского народа с немецко-фашистскими оккупантами в Великую Отечественную войну". В оккупированную Белоруссию ушли радиограммы, адресованные областным уполномоченным ЦК. Те, в свою очередь, направили соответствующие приказы командирам партизанских бригад и отрядов. Ниже - текст одного из таких приказов:

"Для музея истории партизанского движения Беларуси важно и необходимо иметь и сохранить документы, которые характеризуют боевые действия партизан, в том числе печатные и рукописные издания, образцы самодельного оружия, все фотоснимки с пояснительным текстом на обороте, снимки убитых немецких генералов и высших чиновников, немецкие погоны, захваченные у немцев знамёна и другое. Приказываю:
А) собрать и представить в штаб соединения изготовленные партизанами образцы самодельного оружия, которые у вас имеются, документы, которые характеризуют жизнь и деятельность партизан /рукописные и печатные издания/.
Б) снимки убитых немецких генералов, офицеров и чиновников, немецкие погоны и знамёна.
В) снимки крушений эшелонов, взорванных партизанами мостов, с пояснением на обороте: дата, время крушения, взрыва, участок железной дороги и кем сделано крушение, взрыв. Срок представления 28 ноября 1943 года.
Секретарь Полесского обкома партии-командир соединения /И.Ветров/. Начальник штаба соединения капитан /Дорошко/"

26 сентября 1944 года из Москвы в Минск привезли выставку "Белоруссия живёт" и экспозицию белорусских художников, посвящённую 25-летию БССР, которая работала в Третьяковской галерее. Музейное собрание насчитывало уже более 10 тысяч военно-исторических реликвий. От бывших партизан, подпольщиков, фронтовиков поступали всё новые и новые материалы. Музей был открыт 22 октября 1944 года. Экспозиция состояла из двух разделов - "Вооружение белорусских партизан" и "Большевистская печать Белоруссии в дни Великой Отечественной войны". В них было собрано 1260 экспонатов. Лишь спустя десятилетия подобные музеи появились в Киеве (1974 год) и Москве (1993 год).

Период становления национал-социализма в Германии

В числе экспонатов - армейская тропическая униформа периода Первой мировой войны. После утраты Германией колоний нужды в ней не стало. В начале 1920-ых Геринг, один из руководителей создаваемых Sturmabteilung (сокращенно SA), по дешевке скупил тропическую форму в Австрии. Когда запасы стали заканчиваться, начали шить такую же. Это её цвет стал причиной множества "цветных" эпитетов нацистов: "коричневая чума" и т.п.

Штурмовые отряды - военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (NSDAP). «Коричневорубашечников» готовили для свержения правительства Веймарской республики вооружённым путём. Они были главной силой Пивного путча в 1923 году и сыграли решающую роль в установлении нацистского режима в Германии. К началу 1933 года численность штурмовых отрядов, вооружённых стрелковым оружием, возросла до 600 тысяч человек.

Головной убор штурмовых отрядов СА (Sturmabteilung) и шлем национал-социалистического мотомеханизированого корпуса,, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Simplicissimus - сатирический еженедельник, издававшийся в Германии с 4 апреля 1896 года по 13 сентября 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Над нарукавной повязкой - удостоверение члена Гитлерюгенд. В правом верхнем углу планшета - жетон сотрудника Государственной тайной полиции (гестапо), музей истории Великой Отечественной войны, Минск 1930-ые годы: штык винтовки Маузера, противогазная коробка, рыжий солдатский ранец образца 1934 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Головной убор и форма отрядов СА
(коричневая тропическая форма
времён Первой мировой), шлем
Nalionalsozialtstisches Kraftfahrkorps

Немецкий сатирический
еженедельник Simplicissimus
(лат. Наипростейший)- от названия
немецкого плутовского романа,
изданного в 1669 году

Над повязкой - удостоверение
члена Гитлерюгенд. В правом
верхнем углу планшета - жетон
сотрудника Государственной
тайной полиции (Герман Геринг
создал гестапо в 1933 году)

Политика умиротворения (аншлюс
Австрии, сдача Чехословакии) и
предметы той эпохи: штык
винтовки Маузера, противогаз,
рыжий солдатский ранец
образца 1934 года

30 января 1933 года Адольф Гитлер стал рейхсканцлером. Таким образом национал-социалисты пришла к власти законными методами. Отпала надобность в полувоенных вооружённых отрядах, многократно превосходящая по численности рейхсвер. Попытка создать вооруженные силы на базе рейхсвера и штурмовых отрядов не удалась. В SA набирала популярность идея о предательстве Гитлера и необходимости второй «истинно социалистической» революции под руководством Грегора Штрассера и Эрнста Рёма.

Вот тогда в борьбе с бывшим соратниками Гитлер использовал отряды созданные на базе его личной охраны (Schutzstaffel - «отряды охраны», сокращённо SS). Летом 1934 года руководство SA было уничтожено («ночь длинных ножей»). Действуя под предлогом «подавления попытки государственной измены», Гитлер использовал момент и расправился не только с руководством SA но и со многими противниками. Было уничтожено 1076 человек, в том числе 77 высокопоставленных нацистов. Коричневые отряды SA потеряли своё значение, главной боевой организацией NSDAP стала СС.

Предвоенные локальные конфликты: гражданская война в Испании, столкновения на реке Халхин-Гол и озере Хасан

В начале 1930-х годов японцы оккупировали Маньчжурию (северо-восточный регион Китая) и создали там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Государственная граница между Советским Союзом и Китаем в тех местах не была демаркированной. Она проходила по рекам Аргунь, Амур, Уссури, и ориентировочно - по вершинам сопок. Япония воспользовалась этим и предъявила претензии на территорию западнее озера Хасан. Казалось бы, причём тут Япония и советско-манчжурская граница? Всё очень просто - японцы позиционировали себя как защитников интересов Маньчжоу-Го. Впрочем, настоящая причина заключалась в политической, материально-технической и военной помощи, которую СССР оказывал Китаю, стремясь не допустить его капитуляции. После того, как 21 августа 1937 был подписан советско-китайский договор о ненападении, количество провокаций на вышеупомянутом участке границы резко увеличилось.

Захват японцами нескольких сопок стал поводом для того, чтобы в августе 1938 вблизи озера Хасан в Посьетском районе начались боевые действия. С советской стороны участвовало около 15 000 военнослужащих, 237 орудий, 285 танков и 250 самолётов. Им противостояли от 10 до 20 тысяч японских солдат и офицеров. Поддерживали их 200 орудий и 70 самолётов. Впрочем, по неизвестным мне причинам, японская авиация в конфликте участия не приняла. К 11 августа 1938 года воинские части агрессора были разгромлены, захвачено множество трофеев, линия границы восстановлена. К сожалению, победа обошлась советским войскам крайне дорого. Число погибших у побеждённых и у победителей оказалось примерно одинаковым. Командующий Дальневосточным фронтом В.К. Блюхер был отстранён от должности и скончался в ходе следствия. Генеральный штаб расследовал причины тяжелых потерь, а также недостатки управления и взаимодействия родов войск в бою.

Массовый героизм не может компенсировать существенных просчетов в боевой подготовке. Это был горький урок, за которым последовал разбор событий и ряд изменений в различных аспектах. Во-первых, внесли коррективы в мобилизационные планы, боевую подготовку войск и штабов. Во-вторых, полученный опыт эвакуации и лечения раненых существенно изменил военно-медицинскую службу РККА. В-третьих, в тактическую подготовку войск ввели изучение приёмов самоокапывания. В-четвёртых, выявили и дали задание промышленности устранить существенный недостаток в конструкции танков. Речь вовсе не о слабом бронировании советских лёгких танков. Имеются в виду поручневые антенны командирских Т-26. Они делали командирские машины слишком заметными на поле боя и их выбивали в первую очередь. В-пятых, начали улучшать логистику, устраняя недостатки в транспортных коммуникациях. Это привело к строительству железной дороги на юге Дальнего Востока.

Личные вещи испанского лётчика Хосе Сирухеда. В центре: портреты танкистов ГСС Ф.Коврова, ГСС Н.Селицкого, погибших в Испании. Справа: портрет В.З.Коржа, его кобура и разговорник, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Лётный шлемофон, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Каска СШ-36 («халхинголка»). Накладка в виде гребня прикрывает вентиляционное отверстие, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Конфликт на реке Халхин-Гол - бои Красной Армии и монгольских войск против сил Маньчжоу-Го и Японии в апреле-сентябре 1939 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Личные вещи испанского лётчика
Хосе Сирухеда. В центре: портреты
танкистов-героев Ф.Коврова,
Н.Селицкого, погибших в Испании
Справа: кобура и
разговорник В.З.Коржа

Лётный шлемофон

Каска СШ-36 («халхинголка»),
накладка в виде гребня прикрывает
вентиляционное отверстие

Конфликт на реке Халхин-Гол - бои
Красной Армии и монгольских войск
против сил Маньчжоу-Го и Японии
в апреле-сентябре 1939 года

Следующий серьёзный пограничный конфликт с поклонниками идеи расширения японской империи "вплоть до Байкала" произошёл на территории Монголии у реки Халхин-Гол. Между СССР и МНР с 1936 года действовал "Протокол о взаимопомощи". Поэтому не удивительно, что спор о том, где именно между Монголией и Манчжурией должна проходить граница, решался войсками СССР и Японии. Военный конфликт продолжался с мая по сентябрь 1938 года. 57 000 советских и монгольских военнослужащих против 75 000 японцев. У противников примерно равное количество артиллерийских систем. У Квантунской армии несколько больше самолётов, но существенно меньше танков и бронемашин, чем у группировки советских и монгольских войск. Бои шли с переменным успехом, тем не менее, конфликт завершился решительным разгромом японских войск. Людские потери Квантунской армии были в несколько раз больше чем у нашей группы войск.

Эта локальная война интересна впервые блеснувшим талантом Жукова, который эффективно использовал манёвренные механизированные и танковые части, иногда принимая решения, шедшие вразрез с положениями Боевого устава бронесил РККА. Однако гораздо важнее её стратегические последствия. Поражение у реки Халхин-Гол, подписание 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении (пакт Молотова - Риббентропа), а затем и Договор о дружбе и границе между СССР и Германией от 28 сентября 1939 года - эти события привели к заключению 13 апреля 1941 года советско-японского пакта о нейтралитете. Японцы приняли решение не вступать в войну до тех пор, пока победа Германии не станет явной. Как мы теперь знаем, они предпочли двинуться в Юго-Восточную Азию и на острова Тихого океана. Таким образом, победа на реке Халхин-Гол позволила Советскому Союзу избежать войны на два фронта и в 1941 году спасти Москву, перебросив войска с Дальнего Востока.

1939 год. Разгром Польши

За стеклом - образцы трофейного стрелкового оружия, взятого вермахтом в захваченных европейских странах. Расскажу про одну интересную модель. В 1895 году на вооружение армии Австро-Венгрии приняли магазинную винтовку Mannlicher M1895 (она же M95) конструкции Фердинанда Маннлихера. Модель оказалась удачной и вскоре её приняли на вооружение Нидерланды и Румыния. Правда, вместо оригинального патрона 8х50 мм R был выбран менее мощный: 6.5 х 53 мм R. Первое время румынская и голландская версия винтовки выпускались на заводе Steyr, но с 1904 года голландцы наладили лицензионное производство на заводе в Hembrug Zaandam. Всего было произведено 470 000 "голландских манлихеров".

10 мая 1940 года немецкие войска вторглись в Нидерланды. С одной стороны 1 танк и 124 самолёта, с другой - 759 танков и 1150 самолётов. Неудивительно, что противоборство 9 голандских дивизий и 22 немецких продолжалось 5 дней. Захваченные голландские винтовки по происхождению доводились близкими родственниками румынским. Это позволило немцам снабжать своих союзников - румын трофейными голландскими Mannlicher M95 и 6,5-мм патронами. С захваченым под Одессой у румын 6,5-мм Манлихером, какое-то время воевала снайпер Людмила Павличенко, но потом сменила М95 на СВТ-40.

В завершение моего краткого рассказа, небольшая цитата относительно Mannlicher M95: "Осмотр винтовок в боевых условиях заставил меня изменить взгляды на некоторые давно известные истины в оружейном деле. Так случилось, например, с австрийскими винтовками системы Манлихера. В свое время, основываясь на чисто теоретических рассуждениях, мы считали, что у этой винтовки есть весьма существенный недостаток: в ее магазине имеется открытое окно, через которое в подающий механизм могут попасть пыль и грязь.
Во всех учебниках ручного оружия, а также и в моем курсе этот недостаток австрийской винтовки особенно подчеркивался. На экзаменах в Михайловском артиллерийском училище я самым серьезным образом спрашивал о нем юнкеров и сбавлял балл за незнание. А между тем, сравнивая в окопах русские и австрийские винтовки, я пришел как раз к обратному выводу.
Пыль и грязь, попадавшие во время заряжания в магазин русской винтовки, скоплялись там, так как им не было выхода. А в австрийской — именно благодаря окну — пыль и грязь вываливались наружу. Наш же магазин при сравнительно редкой чистке оказывался вместилищем всякого сора
".
В.Г. Федоров "В поисках оружия"

Немецкие награды - нагрудные знаки, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Немецкие награды - железные кресты и прочие знаки отличия, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Ручной пулемет ZB 26 (Чехословакия), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Трофеи вермахта: Mauser 98k (Югославия), карабин Mousqueton Mle 1886 M93-R35 (Франция), Mannlicher M95 (Нидерланды), винтовка Крайг-Йоргенсен (Норвегия), Mauser 98k (Польша), ручной пулемет Мlе1924/29 «Шательро» (Франция), музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Немецкие награды -
нагрудные знаки

Немецкие награды -
железные кресты
и прочие знаки отличия

Ручной пулемет ZB 26
(Чехословакия)

Трофеи: Mauser 98k (Югославия),
карабин Mousqueton M93-R35,
Mannlicher M95 (Нидерланды),
винтовка Крайг-Йоргенсен
(Норвегия), Mauser 98k (Польша),
ручной пулемет Мlе1924/29
«Шательро» (Франция)

В витрине - польские газеты 1939 года и объявление о мобилизации. В левой части - награды Третьего Рейха: кресты и нагрудные знаки. В верхнем ряду, среди Рыцарских крестов Железного креста различных степеней, интересен второй слева. Это один из редких экземпляров - с дубовыми листьями и мечами (чуть более полторы сотни награждённых).

В нижнем ряду слева - широко распространённый «Крест Военных заслуг» (Kriegsverdienstkreuz). Учреждён для награждения военнослужащих и граждан, "в том числе женщин и иностранцев" за образцовую службу или храбрость, проявленную в ходе войны, но не в сражениях. Существовало несколько разновидностей этой награды. В музее выставлена версия Kriegsverdienstkreuz с мечами. Добавление мечей указывало на то, что награда дана за храбрость, а награда без мечей вручалась за службу.

Правее - редкая награда: Крест славы легиона «Кондор». Вручался родственникам немецких легионеров, погибших во время гражданской войны в Испании (награждено 315 человек).

1939-1940 годы. Советско-финская война

Фотографии участников советско-финской войны - ничего необычного, а вот действительно интересный экспонат - конский противогаз. Память услужливо выдала часть фразы из прочитанного в детстве рассказа Евгения Воробьёва: "Он и воевать начал ездовым, а было это в окровавленный июль 1941 года. Тогда еще лошади вставали на дыбы от каждого выстрела, шарахались в сторону от танка, пугались воронок на дороге; тогда еще лошади на батареях были подобраны в масть; тогда еще на дышлах упряжек болтались попарно чудовищные лошадиные противогазы; тогда еще на фронте нельзя было увидеть жеребенка".
Если задуматься, то странная вышла история с боевой химией. Первая мировая война - противники использовали десятки тысяч тонн отравы (совокупный объём производства 150 965 тонн). После Первой мировой химическая угроза казалась реальней некуда. Два будущих врага: Германия и СССР активно накапливали как средства хим.защиты, так и нападения. Химической атаки боялись все. Поэтому вооруженные силы и гражданская оборона интенсивно готовились к этому виду боевых действий. В СССР с 1934 года молодёжь сдавала нормативы комплекса «Готов к противовоздушной и противохимической обороне». О подготовке населения стран Третьего Рейха говорить не берусь, но фотографии с соответствующих учений в Восточной Пруссии лично видел. Что же касается вермахта, то по состоянию на 1 июня 1941 года, т.е. к моменту нападения на СССР, в действующей армии (включая войска СС) имелись: 7 дивизионов химических минометов, 4 полка шестиствольных химических минометов, 5 дегазационных отрядов, 2 дорожно-дегазационных отряда и ещё ряд хим.частей в процессе формирования.

И вот наступает 22 июня 1941 года, Германия нападает на СССР. Дальнейшее развитие событий нам известно. Но обратите внимание - никто из участников, даже в критические моменты, не использует запрещённое оружие. Да, с 1925 года действовал Женевский протокол о запрещении использования химического или биологического оружия. Вот только никого из подписантов он особо не сдерживал - в период между двумя мировыми войнами его неоднократно нарушали. В 1936 году Италия применяет в Африке иприт, люизит и фосген. В результате 19 газовых атак итальянцев погибает более 15 тысяч абиссинцев. С 1937 по 1943 годы Япония в войне против Китая широко использует химические снаряды и бомбы. Есть также упоминания о том, что в 1938 году самолёты ВВС СССР использовали химические бомбы в локальном конфликте у озера Хасан. «Причем на наши аэродромы были доставлены в большом количестве и химические бомбы с отравляющими веществами. В ряде случаев наши оружейники и летчики путали осколочные и химические бомбы и отправлялись с ними бомбить японцев. Так, 2 августа 4-я эскадрилья 53-й бригады атаковала высоту Заозерная вместо осколочных бомб АО-10 осколочно-химическими бомбами АОХ-10 поскольку внешне они были очень похожи». Цитата заимствована из А.Б. Широкорад, «Япония. Незавершенное соперничество». Источник конечно специфический, но тут уж каждый волен выбирать: верить или нет Александру Борисовичу в вопросах, далёких от его конька - артиллерии.

2
Советско-финляндская война: портреты участников, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Герои Советского Союза за финскую войну: командир 2-го батальона 169-го мсп 86-й дивизии ст.лейтенант Л.И. Пузанов и старший политрук 151-го стрелкового полка В.Д.Кучерявый (посмертно), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Лошадиный противогаз, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Советско-финляндская война:
портреты участников

Герои Советского Союза за финскую
войну: командир 2-го батальона
169-го мсп 86-й дивизии
ст.лейтенант Л.И. Пузанов и
старший политрук 151-го сп 8-й сд
В.Д.Кучерявый (посмертно)

Лошадиный противогаз

Облигации государственного
внутреннего займа и казначейские
билеты Госбанка СССР

Т.е. дело уж точно не во взятых на себя обязательствах. Может быть дело в нехватке воли и решительности? Тогда вспомним о том, что с 1939 года Германия наперегонки с союзниками старалась реализовать "Урановый проект". Американцы успели первыми и сразу пустили его в ход. Неужели у кого-то есть сомнения в том, что нацисты применили бы атомную бомбу, учитывая их аховое положение в 1944-1945 годах? Не выдерживает критики и популярный тезис о том, что Гитлер не отдал приказ о применении химического оружия из страха перед запасами отравляющих веществ своих противников. Полагаю, отказ участников Второй Мировой войны от применения отравляющих веществ по войскам противника кроется в самой сути химического оружия.
Во-первых это зависимость от метеоусловий. Роскошь ожидания нужных силы и направления ветра, температуры и влажности воздуха была доступна только в условиях позиционной войны. В условиях маневренной войны противник ждать не будет. Кроме того, ветер может и перемениться, тогда запланированная наступательная операция срывается. Долгая подготовка, подвоз боеприпасов, сосредоточение войск, артиллерийская подготовка, авиационная поддержка - всё напрасно. Вспомним и про морозы, когда испаряемость отравляющих веществ резко падает, а также про палящее летнее солнце, когда тёплые восходящие потоки воздуха уносят газ высоко вверх.
Во-вторых, носители. Применение боевой химии не происходит методом газопуска. Для химической атаки потребуется выделить наряд сил: самолёты, артиллерию и т.д. Соответственно, на позиции противника обрушится существенно меньше взрывчатых веществ, эффект от применения которых более предсказуем. Не забудем и про то, что газовый боеприпас не может вывести из строя материальный объект: ДОТ, танк, мост и т.д.
В-третьих, химическое оружие эффективно только против неподготовленного противника. Яркий пример: абиссинцы, берберские племена, гоминьдановские войска. Распространение же средств защиты радикально сокращает число жертв боевой химии.
Так что в итоге? Специфическое оружие с непредсказуемым характером и трудно прогнозируемым воздействием на противника! Вот потому никто и не использовал свои запасы отравляющих веществ - участники Второй мировой выбрали более рациональные виды оружия. Соответственно, конские противогазы постепенно переместились на склады хим.имущества. Что в общем-то не может не радовать.

Оборонительные бои на территории Белоруссии

На стенде - фотография экипажа танка. Это братья Кричевцовы. Об их подвиге я уже рассказывал на странице, посвященной Государственному музею военной истории Республики Беларусь. Давайте посмотрим на соседний снимок. Это красное полотнище, повреждённое осколком мины, знамя 56-й Московской стрелковой дивизии. Дивизия воевала ещё в Гражданскую войну. 13.12.1919 года она получила наименование «Московская». В 1928 году (к 10-летию РККА) была награждена Почётным революционным Красным знаменем. Такие знамёна существовали в Красной армии до декабря 1942 года, когда Президиум Верховного Совета СССР учредил новый единый образец боевого Красного Знамени и Положение о нём.
Несколько версий спасения знамени 56-й дивизии изложены на сайте Романа Проскурина: 213 стрелковый полк 56 Московской стрелковой дивизии. Здесь собрана информация, которая была накоплена в ходе поиска сведений о Романе Ивановиче Проскурине, начальнике связи 213-го стрелкового полка. В том числе на этом ресурсе размещена статья "Спасенные знамена 41-го", написанная Ученым секретарем Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Галиной Бабусенко. Цитата:

У пограничника - три треугольника в петлицах, т.е. старший сержант, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Экипаж братьев Кричевцовых (слева направо) - Елисей, Константин и Минай. 45-й тп 31-й тд 13-го МК, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Знамя 56-й Московской стрелковой дивизии, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Закручивающиеся пластмассовые пенальчики-медальоны и специальные бланки для данных о владельце, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

У пограничника - три
треугольника в петлицах,
т.е. старший сержант

Братья Кричевцовы (слева
направо: Елисей, Константин
и Минай) 26.09.41 совершили
таран на горящем танке

Знамя 56-й Московской стрелковой
дивизии, в условиях окружения
30.07.1941 было передано на
хранение местным жителям

Закручивающиеся пластмассовые
пенальчики-медальоны и бланки
для записи данных о владельце

"Двое офицеров 56-й стрелковой Московской дивизии капитан В.В. Куликов – парторг 113-го артполка и старший лейтенант Ф.М. Максимов – начальник полковой школы – не просто выходили из окружения. Рискуя жизнью, они спасали святыню дивизии – Почетное революционное Красное знамя. Больше месяца офицеры искали брешь в линии фронта. Вконец измученные и голодные, 30 июля в районе деревни Узносное Толочинского района Витебской области они встретили двух молодых парней. Константин Мясников и Аркадий Зелютков оказались местными жителями. Убедившись в их благонадежности, Куликов и Максимов поделились сокровенным. Знамя было завернуто в хлопчатобумажный мешок и зарыто под елью с уговором, что если офицеры погибнут, Мясников и Зелютков сохранят его до прихода Красной Армии. Офицеры двинулись в сторону фронта, а Константин и Аркадий через некоторое время, правильно решив, что Знамя не сможет долго храниться в мешке, откопали его, просушили и положили в металлический ящик для патронов от пулемета «Максим».
Константин Мясников и Аркадий Зелютков к маю 1942 года наладили связь с партизанскими отрядами К.С. Заслонова, В.С. Леонова, М.П. Гудкова, куда передали все собранное за год оружие и регулярно сообщали разведданные. Они стали партизанами отряда (позже бригады) М.П. Гудкова, а с сентября 1943 года Мясников был назначен заместителем командира отряда № 6 по комсомолу. Когда в июле 1943 года им стало известно, что под Бегомлем партизанский аэродром принимает самолеты с Большой земли, Константин и Аркадий открыли тайну командованию бригады. В Центральный штаб партизанского движения срочно была послана радиограмма о том, что в бригаде Гудкова имеется Знамя 56-й стрелковой Московской дивизии. Кстати, многие из оставшихся в окружении бойцов и командиров дивизии стали партизанами именно этой бригады. По распоряжению Гудкова на Большую землю Знамя сопровождал Аркадий Зелютков
".

Под стеклом музейной витрины - закручивающиеся пластмассовые пенальчики-медальоны, в которые вкладывалась записка с данными бойца. Использовался либо специальный бланк, либо обычная рукописная записка. Бланк заполнялся в двух экземплярах. В случае гибели бойца один экземпляр отправлялся в канцелярию, второй оставался с телом и передавался родственникам после погребения.

Таранный удар Т-34 капитана В.Г. Богачева по Pz.Kpfw III

Музейная композиция: "тридцатьчетвёрка" лоб-в-лоб бьёт немецкий Pz.Kpfw III. Башни обоих танков - новодел прекрасного качества. Корпуса же Т-34 и Panzerkampfwagen III - настоящие. Советский танк - редкий экземпляр раннего Т-34. Машина выпуска 1940 года, о чём говорят пушка Л-11 (с февраля - марта 1941 года уже ставилась Ф-34) ствол пулемета без бронировки, буксирные крюки раннего образца, форма люка механика-водителя, плоские траки. Обратите внимание: ближний к зрителю стык борта и верхней лобовой детали Т-34 имеет след от попадания снаряда.

Советский Т-34 таранит немецкий Pz.Kpfw III, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Т-34 ранних серий, музей истории Великой Отечественной войны, Минск По-2, музей истории Великой Отечественной войны, Минск 85-мм зенитное орудие 52-К, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Т-34 таранит Pz.Kpfw III

Т-34 ранних серий

По-2 был приобретён в Москве.
Самолёт оригинальный, а не
реплика, как И-16 и Me.109

85-мм зенитное орудие 52-К

Предположительно, реконструированы события, имевшие место 26 июня 1941 года в районе Дубно: капитан В.Г. Богачева таранит немецкий танк. Иногда этот эпизод называют первым танковым тараном в ходе Великой Отечественной войны, однако это неверно. Бои шли ожесточённые, поле боя чаще всего оставалось за противником, поэтому сведений о героических действиях советских танкистов, в том числе танковых таранах, очень мало. Известно, что в первый же день войны в 8 км от Яворова танк KB-1 под командованием лейтенанта П.Гудзя таранил немецкий Pz.Kpfw III. Но это был совершенно особый случай.
Во-первых, на таран шёл тяжелый КВ-1, а не средний танк Т-34. Во-вторых, танком управлял механик-водитель Галкин ранее работавший испытателем танков Ленинградского Кировского завода (жаль, неизвестны хотя бы инициалы - собрать сведения о нём не удалось). Из описания столкновения известно, что КВ-1 нанёс скользящий удар в направляющее колесо вражескому танку Pz.Kpfw III, сбил с него гусеницу и затем сильным ударом свалил в кювет. Это уже тактический приём, а не отчаянный поступок в безвыходном положении. После такого удара немецкий танк вышел из строя, а КВ продолжил воевать. А вот в случае лобового столкновения средних танков Т-34 и Т-III обе машины вышли бы из строя.

Вспоминает генерал-майор в отставке Александра Федорович Фень: "Танковый таран - это не задача для боевой машины. Таран - это необходимость: другого выхода у экипажа просто нет. Противник близко - не ты его, так он тебя уничтожит. Вот и думаешь: попаду я в него или нет? А если попаду - пробьет снаряд броню или нет? Таранить вражеские танки учили наших механиков водителей. Надо было идти на противника не лоб в лоб, а под углом. И ударить лобовой частью своего корпуса по переднему колесу вражеской машины, чтобы сбить его и порвать гусеницу. И тогда «немец» не мог двигаться. А еще надо было так угадать, чтобы своей башней поднять пушку танка противника, чтобы он не мог вести огонь".

Вернёмся к личности Василия Гавриловича Богачёва. Он был призван в РККА по спец.набору ЦК ВКП(Б) в 1932 году, учился в Орловской бронетанковой школе. Участвовал в Советско-финской войне 1939-1940 годов в составе 35-й легкой танковой бригады. В январе 1940 года старший лейтенант Богачёв переведён в 112-й отдельный танковый батальон из разведывательного батальона бригады. В том же подразделении танковой ротой командовал Василий Архипов, заслуживший в тех боях звание Героя Советского Союза. Вот, что он пишет в своих мемуарах: "Действия наших танков стали более манёвренными, мы все чаще отрывались от пехоты, и, следовательно, приходилось рассчитывать на свои силы, в том числе на свою разведку. В эти дни [февраль 1940] я хорошо узнал командира разведроты старшего лейтенанта В.Г.Богачева. Он со своими разведчиками - Петром Барзамом, Алексеем Рудяком и другими то забирался во вражеский тыл, то шел вместе с нами. «Врагу - гроза, нам - глаза» - так говорили о Василии Гавриловиче в нашей бригаде. И верно: он очень хорошо умел, выражаясь языком военным, осветить и противника, и впереди лежащую местность. С ним мы действительно чувствовали себя с открытыми глазами".

В марте 1941 года на базе 35-й бригады была сформирована 43-я танковая дивизия. В состав дивизии входил 43-й отдельный разведывательный батальон, которым командовал капитан Василий Архипов, а начальником штаба стал капитан Василий Богачёв. 22 июня 1941 года 43-я танковая дивизия начала выдвижение к границе. Василий Архипов вспоминает о том марше своего батальона: "Поломки, правда, были - особенно много в танковой роте. В ней только пять машин - средние танки Т-34 - были новыми, остальные легкие Т-26 имели изношенную материальную часть и, совершая марш со скоростью 20-25 км в час, даже по хорошей дороге, часто выходили из строя".

К 26 июня командующий Юго-Западного фронта генерал-полковник М.П.Кирпонос с большим трудом собрал группировку для контрудара по флангам танковой группы Э. фон Клейста. Наши войска должны были нанести удар по сходящимся направлениям с севера (9-й и 19-й МК) и юга (8-й и 15-й МК) с целью окружения наступающего противника. К сожалению, сложилась типичная для 1941 года ситуация - назначенный командованием рубеж наступления уже оказывался захваченным противником. Поэтому вместо классических ударов во фланг получилось кровопролитное встречное сражение. В ночь на 26 июня части 43-й тд (входившей в 19-й МК) обходя Дубно с севера, вышли на дорогу Млинов-Демидовка. Наконец, на четвёртый день войны, закончив метаться по приграничным районам, в которых попусту расходовались топливо и моторесурс, дивизия вступила в свой первый бой с противником.

Противостояла 43-й танковой дивизии боевая группа 15 танкового полка 11 танковой дивизии вермахта. Архипов красочно описывает ночной бой в окрестностях Демидовки с последовательным разгромом двух немецких колонн. Собственно там и произошёл таран, увековеченный в музейной экспозиции. Благо что для таранного удара Т-34 целей у Дмитровки имелось достаточно. Состав 15 танкового полка был достаточно пёстр: наряду со средними танками (20 Pz IV и 71 шт Pz III), имелись ещё 44 лёгких Pz II и 8 командирских PanzerBefehlswagen. Кстати, Архипов упоминает про то, что с рассветом они увидели разбитые немецкие лёгкие танки. Однако я не нашёл ни одного источника, подтверждающего ночной погром частей 11-й тд вермахта. Впрочем, возможно этот ночной бой потерялся на фоне событий следующего дня, когда четыре советских мех.корпуса попытались ударить по немецким флангам. Ход событий хорошо описан в книге А.И.Исаева "От Дубно до Ростова" и уж совсем далеко отстоит от истории танкового тарана, увековеченного в музейной композиции.

Panzerkampfwagen III, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Panzerkampfwagen III, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Panzerkampfwagen III, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Panzerkampfwagen III, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

В августе 1941 года дивизия была выведена в тыл под Харьков, где на базе дивизии сформировали 10-ю и 12-ю танковые бригады. Архипов пишет о том, что к этому моменту в его батальоне оставались 1 танк и две бронемашины. "Меня назначили командиром 10-го танкового полка, а командирами танковых батальонов стали товарищи из нашей дивизии - В.Г.Богачёв, П.П.Понивага, П.И.Никитин. Василий Гаврилович категорически отказался от штабной должности и просил перевести его в строй. И хотя командованию бригады трудно было отказаться от такого знатока всех видов оперативной и чисто разведывательной работы, его просьбу уважили. Тем более, что в минувших боях он зарекомендовал себя отличным танковым командиром. Трудно даже сказать, сколько немецких танков сжёг он на своей "тридцатьчетвёрке" сам или вместе с танками, которыми командовал. Например, в первой нашей атаке в ночь на 26 июня под Демидовкой я поручил ему возглавить группу танков, наносивших удар в середину вражеской мотоколонны. Он блестяще справился с задачей, а когда выбыл из строя его механик-водитель, сел за рычаги и таранил вражеский танк, не повредив свой. Это был первый танковый таран Василия Гавриловича, но - не последний". Источник: В.С. Архипов «Время танковых атак» .
Интересный факт: командиром развед.роты 10-й тбр был назначен капитан Олег Лосик, будущий Герой Советского Союза и маршал бронетанковых войск. Он же автор статьи «Немного о танковых таранах» («Военные Знания», сентябрь 1996).

Капитан Василий Богачёв стал командиром 1 батальона (29 танков - рота КВ и две роты Т-34). В середине сентября 10-я танковую бригаду перебрасывают из Харькова в Полтаву, передают в состав 38-й армии Юго-Западного фронта. С 16 сентября 1941 года 10-й танковый полк стойко и умело обороняет Полтаву. Впрочем, тактические хитрости защитников Полтавы - это тема для отдельного рассказа. 18 сентября немцы обошли Полтаву и продолжили движение на Харьков. Противник занял треть города. Полк был окружен. Горючего в баках танков осталось мало, боеприпасов нет, подвоз невозможен - немцы топили лодки. Приказ командарма 38-й армии - задержать немцев под Полтавой на три дня был выполнен. Радиосвязь 10 тп со штабом 38-й армии и штабом 10-го отбр прервалась, т.к. полковая радиостанция работала только 25 км, а танковых раций не было вообще.

Было принято решение о прорыве из окружения и переправе по броду через Ворсклу, севернее Полтавы между деревнями Петровка и Семеновка. Это был тот самый брод, которым в июне 1709 года перед Полтавской баталией переправилась на противоположный берег армия Петра Первого. Правда вспомнили об этом уже существенно позже, когда было потеряно время на опрос местных жителей и промеры глубин.
Около полуночи с 18 на 19 сентября группы прикрытия имитируя ночную атаку, открыли огонь. Одновременно взревели двигатели уходящей из города техники. К этому моменту разведчики капитана Лосика бесшумно сняли вражеский заслон. Из окружения вышли 92 танка, восемь гаубиц, десятки грузовых автомашин с мотострелками и грузами. Два часа спустя подошло и прикрытие во главе с начальником боепитания 10 тп воентехником И.А. Колесниковым.

Интересно, что в представлении капитана Богачёва к званию Героя Советского Союза, нет ни слова о таране. В наградном листе идёт речь только о 10 днях, в течение которых Василий Гаврилович командовал танковым батальоном: "В период военных действий умело руководил подразделением. В трудных условиях боя всегда обеспечивал правильную расстановку сил, нанося врагу большие потери. С 17 по 27 сентября 1941 года - батальоном уничтожено: ПТО и расчёт 22, танков 11 шт. пушек полковых 2 шт. минометов 6 шт. автомашин с боеприпасами и другими грузами 12 шт. и до полутора батальонов мотопехоты противника.
Одновременно смог при правильной организации предотвратить от излишних потерь свой личный состав и мат.часть. В течении 10 дней с 17 по 27 сентября 1941 года в районе Полтава - с большим недостатком стрелковых частей - батальон удерживал во много раз превосходящие силы противника, особенно это ощущалось в районе сел Параскеевка, Васильевка и Войновка
".

27 сентября 1941 года, сдерживая немецкое наступление на Харьков, 10 танковая бригада атаковала колонны 4-й пехотной дивизии вермахта. После разгрома колонн наши танки отошли в район сосредоточения. Командир 1-го батальона капитан Богачёв, командир взвода разведки 10-го тп старшина Алексей Судаков и командир танка мл.сержант Платон Ткаченко на окраине небольшого хутора вышли из танков и стали рассматривать карту. Их накрыл первый залп вражеского артиллерийского налёта. Уцелел только раненный Ткаченко, который провоевал до 1944 года. Судаков и Богачёв погибли на месте и были похоронен в селе Новофёдоровка Чутовского района Полтавской области. 27 декабря 1941 года капитану Богачёву и мл.сержанту Ткаченко были присвоены звания Героя Советского Союза.

Оборона Могилёва

23 июня 1941 года со станции Березина 462-ой корпусной артполк убыл в Минск. Далее его силы разделились. Один дивизион и штаб полка в Минск не попали. До конца июня они действовали в составе сводного отряда генерала Поветкина (штаб и тыловые подразделения 47-го стрелкового корпуса), обороняя Бобруйск и переправы через Березину. Вот только для восьми 152-мм МЛ-20 у них имелось всего 140 снарядов. Аналогичная картина была и в 420-ом ГАП (240 снарядов к МЛ-20) и 318-й дивизион БМ (40 снарядов к 203-мм БМ-4). Как пишет А.В. Исаев в книге "Неизвестный 1941. Остановленный блицкриг": "учитывая количественный и качественный состав вверенных Поветкину частей, Бобруйск мог удержаться ровно столько, на сколько хватит боекомплекта этих трех артиллерийских частей". Оборона сводного отряда Поветкина была прорвана 30 июня, тогда же видимо был уничтожен и дивизион 462-го кап.

Оставшиеся два дивизиона 462-го кап отступали на восток. На Могилёвском шоссе они соединились с 7-й и 8-й воздушно-десантным бригадами. К 5 июля 1941 года десантники и артиллеристы отошли на рубеж реки Друть у поселка Белыничи. Наградной лист командира 2-го дивизиона 462-го корпусного артиллерийского полка Бориса Львовича Хигрина очень скупо описывает дальнейшие события. К счастью, в 1981 году, научный сотрудник Института истории БССР Н.Андрущенко, разыскал однополчан Хигрина. Они, а также жители деревни Корытницы, помогли прояснить обстоятельства и место боя. С использованием этих материалов Леонидом Плоткиным в 2012 году была написана статья Оборона Могилева: последний бой капитана Хигрина. В ней излагается нижеследующая версия событий.

Дивизионы 462-го кап занимали позиции у населённого пункта Белыничи. Чтобы выиграть время на шоссе Минск-Могилёв в заслоне у деревни Корытницы был оставлен огневой взвод лейтенанта Козырева из дивизиона капитана Хигрина. Две 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 установили чуть восточнее моста через реку Клёва. Чуть позади огневой позиции оборудовал свой НП командир дивизиона. Тем временем позиции у Белыничи были подготовлены, майор Собкалов принял решение отвести огневой взвод Козырева. Помощник начальника штаба 2-го дивизиона лейтенант Иван Цупиков прибыл с приказом на отход, но артиллеристы уже вступили в бой с немецкой колонной, отход стал невозможен. Бой принимал затяжной характер. Орудийная прислуга несла потери. Капитан Хигрин и лейтенант Цупиков покинули НП и заменили выбывшие номера расчётов. Было подбито несколько немецких танков. Однако артиллерия противника накрыла огонём наши позиции.
Командир дивизиона погиб, его тело из под огня вынес младший сержант Степан Артёмович Шомбин, награждённый за это медалью "За отвагу".
Лейтенант Иван Цупиков впоследствии командовал батарей 19-го гвардейского армейского пушечно-артиллерийского полка 13-й армии. Доступен наградной лист с его представлением к ордену Отечественной войны I степени за бои на Курской дуге.
Капитан Борис Львович Хигрин удостоен звания Герой Советского Союза, посмертно.

Золотая звезда Героя Советского Союза капитана Борис Львовича Хигрина, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Личные вещи командира 44-го стрелкового корпуса В.А.Юшкевича, участвовавшего в обороне Минска, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Награды и личные вещи полковника Г.А. Худолеева, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Командир З88-го сп 172-й сд полковник С.Ф. Кутепов, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Золотая звезда Героя
Советского Союза капитана
Борис Львовича Хигрина

Личные вещи командира 44-го
стрелкового корпуса В.А.Юшкевича,
участвовавшего в обороне Минска

Награды и личные вещи
полковника Г.А. Худолеева

Командир З88-го сп 172-й сд
полковник С.Ф. Кутепов

Преодолев слабую оборону советских 20-го мехкорпуса и 4-го воздушно-десантного корпуса на реках Березина и Друть, немецкий XXXXVI моторизованный корпус 2-й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана вышел на подступы к Могилёву. Немецкое командование, планируя прорваться в Могилёв со стороны Бобруйска, сосредоточило на этом направлении 3-ю танковую дивизию, пехотные части, поддерживаемые артиллерией и авиацией. 388-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии под командованием полковника Семёна Федоровича Кутепова перекрывал автодорогу Могилёв—Бобруйск и железную дорогу Могилёв—Жлобин. Поддерживал его 340-ой лёгкий артиллерийский полк полковника Мазалова из 172-й стрелковой дивизии, а также батальон народного ополчения фабрики искусственного волокна (комиссар П. Е. Терентьев).

12 июля 1941 года 3-я танковая дивизия Моделя попыталась прорваться к Могилёву с юга, нанеся удар у деревни Буйничи, на стыке 388 и 514 полков. Однако в этот раз события развивались не по немецком сценарию, который предусматривал прорыв обороны советских войск на стыках частей, широкие охваты, окружение и последующую ликвидацию "котла". Сначала 340-ой артполк упредил немецкую артподготовку. Затем группа танков противника, обходя противотанковый ров, наткнулась на минное поле и потеряла сразу семь машин. Одна из групп танков, двинулась вдоль железной дороги Могилёв – Гомель, но наткнулась здесь на батарею 76-мм орудий. Батарея погибла, но нанесла потери атакующим. Двигаясь дальше эта группа приблизились к противотанковому рву и попала под огонь батареи лейтенанта Возгрина. Так немцы потеряли ещё несколько танков. Другая группа танков ворвалась на позиции ополченцев, которые отбивались при помощи бутылок с зажигательной смесью. Ополченцев спасла помощь противотанковых пушек, ударивших из глубины обороны. Всё это время наши 122-мм гаубицы вели огонь, не давая подойти немецким резервам. Бой продолжался 14 часов, советские части подбили и сожгли 39 танков.

13 июля немцам удалось ворваться на позиции 3-го батальона 388 сп, но их выбили контратакой. Советские войска удерживали эти позиции до 22 июля. В этот же день, 13.07.1941, началось наступление РККА на Бобруйск, которое отвлекло часть немецких сил от Могилёва. Я ещё вернусь к теме этого наступления и роли 63-го стрелкового корпуса комкора Леонида Григорьевича Петровского.
Тем временем, потеряв такое количество танков, немцы прекратили фронтальные удары на Могилёв. Вместо этого были организованы танковые прорывы севернее (у Шклова) и южнее (у Быхова). К 16 июля 1941 года кольцо окружения вокруг Могилёва было замкнуто. Однако штурм города немцы смогли возобновить только 17 июля, после подхода пехотных соединений группы армий «Центр», которые сменяли подвижные части, блокировавшие город.

20 июля 1941 года в газете «Известия» об этом бое был напечатан очерк военного корреспондента Константина Симонова «Горячий день». Фотокопия этого очерка - на музейном стенде рядом с фотографией командира полка. В последующем, полковник Кутепов послужил прототипом для одного из героев трилогии Константина Симонова «Живые и Мертвые» комбрига Фёдора Фёдоровича Серпилина. 9 августа 1941 года за оборонительные бои под Могилёвом полковник Кутепов был награждён орденом Красного Знамени.
Оборона Могилёва продолжалась с 8 июля по 26 июля 1941 года. Судьба Семёна Федоровича Кутепова после попытки прорыва остатков 172-ой дивизии из "могилёвского котла" неизвестна. Результаты послевоенных поисков следов Кутепова и его однополчан, изложены в книге Константина Симонова "Разные дни войны. Дневник писателя".

Сражение за Пропойск (Славгород)

Пропойск является важным транспортным узлом - здесь сходятся пути на Могилев, Рогачев, Гомель, Новозыбков, Кричев. Неудивительно, что за него разгорелись тяжелые бои. Первый удар немцев 14 июля 42-ая стрелковая дивизия отразила. Но на следующий день немцы взяли город. В ночь с 15 на 16 июля 107-й стрелковый полк при поддержке дивизиона 84-го артиллерийского полка, ворвался в южную часть города, перебил там немцев, поджег несколько танков и автомашин. Утром 16 июля в Пропойске завязался тяжелый бой, длившийся до полудня, когда советские войска отошли из города. Попытки отбить Пропойск предпринимались до 7 августа. Город многократно переходил из рук в руки.

"Несмотря на сосредоточение там довольно значительных сил, мы не добились существенных результатов. Тактика предпринятого контрудара была неудачной. В значительной мере она определялась тогдашними нашими затруднениями: войскам не хватало ни огневых средств, ни авиационного прикрытия. Поэтому все сводилось к ожесточенным атакам позиций противника в лоб. А противник, хорошо укрепившись в Пропойске, сумел использовать подвижные группы танков и автоматчиков для маневра во фланг и тыл атаковавшим его войскам.
Опасаясь окружения, командование 13-й армии старалось всячески растянуть фронт, отчего плотность боевых порядков была явно недостаточной. Немецкие танки легко прорывались через них. И после каждого такого прорыва нами предпринимались бесплодные попытки «заштопать дыру» с помощью одного — двух батальонов. Вместо того чтобы создать на нужном направлении мощный ударный кулак и добиться решительного превосходства над противником, мы распыляли свои силы, бросая их в бой по частям
".
Источник: С.С. Бирюзов, "Когда гремели пушки"

Утром 12 августа 1941 года, после мощной авиационной и артиллерийской подготовки, части 10-ой моторизованной и 17-я пехотная дивизии немцев на участке Чериков - Пропойск форсировали Сож и, оттеснив остатки 42-й и 55-й стрелковых дивизий, сводные, измотанные боями, части генерала П. П. Корзуна в полосу обороны 21-й армии, вышли на левый фланг 13-й армии. Пропойск горел. То, что раньше составляло тихий, уютный спокойный городок с его небольшими деревянными домиками и каменными домами на центральной площади - все превратилось в дымящиеся развалины.

В 84-м лёгком артиллерийском полку 55-ой сд начинал службу выпускник Сумского артиллерийского училища 1940 года Виктор Эрнстович Шомоди. После окончания училища он был назначен командиром 1-ой батареи 84-го лап. В музейной витрине - его планшет для топографических карт, логарифмическая линейка и нагрудный знак «За отличную артиллерийскую стрельбу». Виктор Эрнестович Шомоди закончил войну командиром 175-го гвардейского Краснознаменного артиллерийско-минометного полка 4-й гвардейской Ставропольско-Мозырской Краснознаменной кавалерийской дивизии. Награжден: орден Красного Знамени (09.08.41), орден Александра Невского (07.09.44), медаль «За оборону Сталинграда».

Вот фрагмент из его воспоминаний: "О Пропойске 41-го писали мало, между тем здесь были тяжелейшие бои. Чтобы обеспечить проход войск к Смоленску, Гудериан был вынужден в течение месяца держать на этом направлении ряд частей 2-й танковой группы. Скромный вклад 1-й батареи 84-го полка в этом противостоянии заключается в том, что Шомоди пристрелял три прогала старой смоленской дороги. И если на первом появлялась цель, то на втором-третьем артиллеристы ее обязательно уничтожали. Другими словами, единственная уцелевшая в 55-й стрелковой дивизии батарея заставила немцев искать объездные пути. Это, естественно, вызывало злость.
– Командир полка Иван Воропаев очень любил и нас учил стрелять «собачий залп», – рассказывал Виктор Эрнстович. – Когда подаешь команду «Беглый огонь», первое орудие стреляет сразу, а все остальные – по выхлопу пламени из дульного среза. И немцы считали, что это автоматическая артиллерия
".
Источник: "«Собачий вальс» лейтенанта Шомоди"

Знамя 84-го артиллерийского полка, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Найденная в Слонимском районе фляга с вдавленной в неё человеческой костью, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Личные вещи В.Э. Шомоди, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Знамя 84-го артиллерийского полка
Рядом портреты участников его
спасения: Р.П. Мисник и Е.М. Михно

Фляга с куском берцовой кости
неизвестного советского бойца,
раздавленного танком
Найдена в 1992 году во время
раскопок у братской могилы
в Слонимском районе

Личные вещи В.Э. Шомоди

В музее хранится знамя 84-го артиллерийского полка. Удивительно, но к полку участвовавшему в сражении за Пропойск оно не имеет никакого отношения. Это совершенно отдельная история и поведает нам её уже упоминавшаяся ранее статья Галиной Бабусенко "Спасенные знамена 41-го". Цитата: "В 1924 году в Туле был сформирован легкий артиллерийский полк 84-й стрелковой дивизии Московского военного округа. В июне 1930 года ему были вручены алое шелковое полотнище с золотой шелковой бахромой, изображением Герба СССР и вышитой пятиконечной звездой цвета бордо и Грамота ЦИК СССР. На Знамени лаконичная надпись: «84-й артиллерийский полк».
На базе этого полка в сентябре 1939 года были сформированы новые полки. В этой структуре 1-й дивизион 84-го артполка получил наименование 74-го артиллерийского полка. В целях сохранения боевых традиций ему было оставлено Знамя 84-го артиллерийского полка. Боевой путь воинской части начался 17 сентября 1939 года с военного похода в Западную Белоруссию, затем советско-финляндская война и передислокация летом 1940 года в Литву.
Полк встретил войну в составе 33-й стрелковой дивизии в районе Шяуляя на границе с Восточной Пруссией. В первый бой Великой Отечественной полк под командованием полковника Георгия Шиукашвили вступил 22 июня в 6 часов утра. После прорыва немецких танков артиллеристы оказались в окружении. Склады с боеприпасами и продовольствием находились в Вильнюсе, поэтому критическое положение возникло с первых часов войны. И тем не менее оборона рубежей на реке Неман продолжалась до 29 июня. В этих условиях начальник секретной части полка техник-интендант 2 ранга Роман Мисник получил приказ уничтожить документы и спасти Знамя. Грамоту ЦИК и полотнище он уложил в полевую сумку и с группой офицеров и солдат переправился на противоположный берег Немана. После авианалета и артобстрела их осталось всего четверо.
В течение месяца они пробирались лесными тропами к своим. Шли в основном ночью. Питались сырой картошкой и рожью. Как-то после привала Мисник проснулся и никого рядом необнаружил. Поиск результатов не принес. Оставшись один, Мисник решил двигаться на юго-восток к родственникам в Лепельский район. 27 июля он наконец подошел к деревне Забоенье, где проживала его тетя Евдокия Михно. В деревне стояли немцы. Ночью огородами Роман Мисник пробрался к ее дому и постучал в окно. Евдокия Михайловна, увидев племянника в военной форме, пришла в ужас, но, быстро оценив ситуацию, предложила ему переодеться. Через некоторое время она успешно привела Романа Петровича к его отцу в деревню Костенка. Боевое Знамя полка было помещено в стеклянную бутыль и спрятано подсеном в сарае.
Через двое суток Роман двинулся к линии фронта и сумел выйти к своим. 13 ноября 1941 года он получил тяжелое ранение и контузию, семь месяцев лечился в военном госпитале в Москве, затем в составе 3-й Ударной армии участвовал в освобождении Польши, Берлинской операции. Награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медалями. В настоящее время Роман Мисник живет в Тюмени. Его отец Петр Мисник за спасение Боевого Знамени 84-го артиллерийского полка награжден орденом Красного Знамени, Евдокия Михно – орденом Красной Звезды
".
Мне остаётся только добавить, что в 1944 году спасённые знамя полка, документы и полковую печать, хранители передали в Лепельский райком КП(б)Б. Кстати, в базах данных Роман Петрович Мисник числится пропавшим без вести 27.06.1941 в Каунасском уезде Литовской ССР.

Наступление РККА на Бобруйск, Рогачёвско-Жлобинский плацдарм

Обратите внимание на текст таблички под гимнастёркой с одним "кубарём": личные вещи командира взвода батальона связи танковой дивизии младшего лейтенанта Д.Г. Акимушкина. Обеспечивал связью штаб дивизии в районе Рогачёва и Жлобина. В витрине находятся принадлежавшие загадочному Акимушкину холодное оружие, гимнастёрка, портупея, трофейный компас. В чём загадочность лейтенанта, я объясню чуть позже.

Личные вещи младшего лейтенанта Д.Г. Акимушкина, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Личные вещи младшего
лейтенанта Д.Г. Акимушкина

В кратком изложении события развивались так: 10.07.1941 года с нового наступления немецких войск началось Смоленское сражение. Как вы уже знаете, немецкие войска начали охват узла сопротивления советских войск в районе Могилёва. Однако в районе Жлобина и Рогачёва наши войска действовали относительно успешно. 13.07.1941 советские войска начали наступление на Бобруйск, который располагался на шоссе Брест - Москва. Основной удар наносил 63-й стрелковый корпус комкора Леонида Григорьевича Петровского, который успешно форсировал Днепр, занял Рогачёв и Жлобин и продолжил наступление на Бобруйск. Вспомогательный удар наносила единственная стрелковая дивизия 66-го стрелкового корпуса, форсировавшая Днепр в районе Стрешина, продвинувшаяся по болотистой местности на 80 км и взяшая под контроль переправу через Березину.
К 17.07.1941 советское наступление захлебнулось. 63-й корпус был оттеснен к Днепру, но сохранил за собой районные центры Жлобин и Рогачёв. 22.07.1941 наши войска предприняли новую попытку наступления на Бобруйск. 31.07.1941 командиру корпуса Л.Г. Петровскому было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта, а командирам дивизий комбригу B.C. Раковскому, полковникам Н.А. Прищепе и Я.С. Фоканову — воинское звание генерал-майора. 63-й ск показал всей РККА наглядный пример того, как надо бить врага.

Активные действия на южном фланге группы армий «Центр» заставили немецкое командование сконцентрировать в районе Бобруйска и Быхова значительные силы, отвлечь войска от занятия Могилева и дальнейшего наступления на Рославль. 12.08.1941 началось наступление 2-й немецкой полевой армии.
Утром 13.08.1941 командующий фронтом генерал-лейтенант М.Г. Ефремов принимает решение о назначении Петровского исполняющим обязанности командующего 21-й армией. Цель - попытаться восстановить управление войсками, совершенно утраченное растерявшимся начальником штаба армии Гордовым. Гордов с 10 августа исполнял обязанности командарма, вместо М.Г. Ефремова, назначенного командовать фронтом. Приказ не сохранился, но есть текст распоряжения, направленного в оперативный отдела штаба 21-й армии. В это время 63-й стрелковый корпус находился в сложном положении, но еще не попал в окружение. Т.е. приходится признать выдумкой рассказы про то, что Петровский попросил об отсрочке назначения, желая вывести подчинённые ему части из котла.
14.08.1941 правый сосед - попавший под главный удар немцев 67-й ск был практически уничтожен. Левый сосед, 66-й ск, не выдержав натиска противника, также начал отходить. 63-й ск с трудом продолжал оборонять Рогачевско-Жлобинский плацдарм.
15.08.1941 корпус Петровского был окружен. В его составе остались две стрелковые дивизии (61-я и 154-я), которым противостояли шесть немецких дивизий. Началась подготовка к прорыву из котла.

Применительно к этим события часто цитируют напечатанные в 1960-ых годах мемуары начальника артиллерии 53-й сд Г.Д. Пласкова и воспоминания А.И. Еременко "В начале войны". Очевидно, что читая эти книги, нужно делать поправку на давность лет, лит.обработчиков и принятый в те годы "партийно-политический" стиль мемуарной литературы. Кроме того, надо учитывать тот факт, что в начале августа 1941 дивизия в которой служил Г.Д. Пласков занимала оборону на Десне, т.е. была далековато от Жлобина. Ерёменко же отвечал за действия северного (т.е. противоположного) фланга Западного фронта. В мемуарах он просто приводит рассказ командира 154 сд Я.С. Фоканова, не стесняясь явных нелепостей. Например, "Петровский и его начальник штаба полковник Фейгин были убиты недалеко от него в кустах вражеской засадой, часть которой была переодета в красноармейскую форму, а часть в женское платье".

В поисках истины обратимся к стенограммам послевоенных допросов обер-лейтенанта Ганса Бремера, опубликованным в книге Владимира Мельникова "На Днепровском рубеже. Тайна гибели генерала Петровского". Ещё в 1949 году военнопленный Бремер подробно описал обстоятельства гибели комкора: "Когда 17 августа 1941 года в районе дер. Скепня закончился бой между советскими и немецкими войсками, 43 моей и 14 истребительной противотанковой роты, командиром которой я являлся 487 немецкого пехотного полка, я послал двух солдат на место боев для розыска автомашины.
Один из посланных мною солдат пригнал в деревню легковую автомашину и привез с собой шинель, заявил мне о том, что это шинель высокого советского офицера. Один из этих двух солдат не вернулся, он был убит, по этому вопросу я уже дал показание. Когда мне этот солдат показал шинель я взял ее и пошел к командиру 487 пехотного полка полковнику Хэккер. Командир полка приказал, чтобы этот мой солдат показал, где находится труп этого человека, с которого он привез шинель. Причем предварительно мы смотрели по справочнику различия офицеров Советской Армии. Этот справочник имеется в штабе полка, по нему мы определили, что шинель принадлежит генерал-лейтенанту. К месту трупа поехали полковник Хэккер, офицер отдела «1-С» полка лейтенант Хайнк, я и солдат моей роты, привезший машину и шинель, Шиндекютте.
Вопрос: Куда вы поехали и где был обнаружен труп?
Ответ: Из дер. Скепня, с северной стороны ее из крайнего дома, где размещался штаб полка, мы выехали по дороге Скепня — Руденка. Солдат моей роты, который ехал с нами привел нас к месту, где им была взята легковая машина и шинель, о которой показал я выше. Труп убитого Советского офицера нам показал солдат моей роты по дороге Скепня — Руденка, насколько я сейчас помню в 2,5 километрах от дер. Скепня недалеко от дороги с правой стороны, дер. Руденка была на более близким расстоянии, чем Скепня от трупа. Когда мы подошли к трупу, то в кармане гимнастерки мы обнаружили удостоверение, по которому мы установили, что этот убитый является генерал-лейтенантом Петровским, командиром 63-го стрелкового корпуса Советских войск. Подробно об этом я уже показывал. Командир 487 немецкого пехотного полка полковник Хэккер приказал похоронить труп Петровского отдельно, поставить крест и на кресту сделать надпись латинскими буквами «Генерал-лейтенант Петровский».
"

Таким образом, 17 августа 1941 года Петровского, в одиночестве выбиравшегося из окружения, случайно обнаружили немецкие солдаты. Леонид Григорьевич убил в перестрелке одного из немецких солдат, а последний патрон оставил для себя. О том, что он застрелился, не желая попасть в плен, свидетельствует протокол эксгумации тела в июне 1944 года, зафиксировавшем большую рану звездообразной формы на левом виске генерал-лейтенанта.

Пояснив ситуацию, вернусь к вопросу об Акимушкине. Дело в том, что в 63-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта Леонида Григорьевича Петровского входили три стрелковые дивизии: 117, 167, 61. По штату 04/626 в каждой стрелковой дивизии имелся отдельный батальон связи численностью 330 человек. Работу штаба и управления 63 стрелкового корпуса обеспечивал отдельный батальон связи штатной численностью 632 человека. Но ни одной советской танковой дивизии в районе Жлобина и Рогачёва не было. Входившая в 21-ую армию 50-я тд не принимала участия в наступлении на Бобруйск. Сначала дивизия находилась в резерве, а 15 июля её перебросили на ликвидацию прорвавшейся танковой группы противника в районе Пропойска (современное название Славгород).
На мой запрос по Акимушкину сотрудники музея ответили, что в их фондах хранится его автобиография. Из этого документа следует следующий портртет ветерана: "Акимушкин Дмитрий Григорьевич родился в 1909 г. в с. Лыково Ряжского р-на Рязанской обл., русский. Командир взвода, капитан технических войск 13 батальона связи 13 танковой дивизии 21 Армии. Участник боёв на территории БССР в р-не г. Жлобина и г. Гомеля, боёв на Халхин-Голе, участник Сталинградской битвы".
К сожалению, больше ничего по этому офицеру найти я не смог - в литературе и базах данных следов не отыскал.

Принявшие первый удар люфтваффе

Редкий рассказ о начале войны обойдётся без упоминания о разгроме советской авиации, уничтоженной "на мирно спящих аэродромах" ранним утром 22 июня 1941 года. Советская оценка потерь этого трагического дня - 1200 самолётов. Немцы называют другую цифру: 322 советских самолета сбито в воздухе и 1489 уничтожены на земле. Эта оценка включает в себя не только сбитые и уничтоженные на земле, но и неисправные, а также просто брошенные машины. Отечественная отчётность даёт ещё более суровые цифры: на 24 июня 1941 года убыль материальной части составила 3922 самолета. Эти цифры тем более обидны на фоне численности немецкой авиации на открывшемся Восточном фронте - немногим более 1000 боеготовых самолётов.

Посмотрите на фотоснимки - вы видите советских лётчиков, которые приняли первый удар люфтваффе. Обратите внимание, в подписях к их фотографиям часто мелькают слова "таран" и "погиб". Оно конечно понятно, что "таран - оружие героев", но почему наши лётчики воевали именно так, а не "малой кровью на чужой территории"? Почему "не сработало" численное превосходство ВВС СССР над люфтваффе?

Слева направо: мл.лейтенант Дмитрий Васильевич Кокорев, лейтенант Петр Сергеевич Рябцев, мл.лейтенат Леонид Григорьевич Бутелин, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Мл.лейтенант Дмитрий Кокорев (124 иап) 22.06.1941 в 4:20 в р-не г.Замбров таранил Bf110Е № 2333. Погиб 12.10.1941 под Ленинградом.
Лейтенант Пётр Рябцев (123 иап) в 10:00 22.06.1941 совершил таран в небе над Брестом. Погиб в бою 31.07.1941. Награждён в 1965 году.
Мл.лейтенат Леонид Бутелин (12 иап) 22.06.1941 погиб при таране Ju-88. 29.07.1944 награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

1. Внезапность нападения. Расположение аэродромов было вскрыто немецкими высотными самолётами-разведчиками, которые с зимы 1941 года фотографировали западные районы СССР. ПВО аэродромов составляли лишь единичные зенитные пулемёты, расчётам которых было вбито в головы: "на провокации не поддаваться". Июньским утром немцы бомбили и расстреливали расставленные в линию незамаскированные самолёты. Однако, через пару часов "красные соколы" должны были прийти в себя и понять, что началась война. При этом надо учесть, что некоторые авиаполки успели рассредоточить матчасть, а некоторые и вовсе избежали потерь при первых налётах. Тем не менее, когда внезапности уже и в помине не было, их самолёты также были выбиты без особых потерь для немцев. Значит дело не только в неожиданности нападения.

2. Потеря управления. В ночь на 22 июня немецкие диверсионные группы вывели из строя большинство проводных линий связи. Посты ВНОС, штабы, аэродромы и воинские части лишились связи. Возникшая в первый же день войны паника и неразбериха привели к тому, что командующий ВВС Западного фронта Иван Копец застрелился, а штаб в первые три дня войны фактически бездействовал. Командиры большинства авиаполков определяли боевые задачи самостоятельно. Что же происходило на уровне строевых лётчиков?

Старший политрук А.С.Данилов 22.06.1941 в районе Гродно сбил три самолёта, в т.ч. один из них тараном, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Ст.политрук А.С.Данилов (127 иап) 22.06.1941 в р-не Гродно на И-153 сбил три самолёта, в т.ч. тараном Bf110E № 4291
С тяжелыми ранениями его подобрали колхозники деревни Черлена и передали санитарам отходившей саперной части.
После ранения долго учился ходить без костылей. Считался погибшим, был посмертно награждён орденом Ленина.
Закончил войну в Забайкалье командиром авиаполка. 8 сбитых самолётов противника лично и один в паре.

3. С первого дня войны и до 1943 года тактическое преимущество оставалось за люфтваффе. Многие советские пилоты были отличными пилотажниками, метко стреляли по конусам и бесстрашно бросались в схватку. В тоже время в качестве основного тактического формирования они использовали звено из трёх самолётов. Только в сентябре-ноябре 1942 года истребительная авиация РККА, заимствуя опыт противника, перешла к звену из двух пар.
Вспоминает Дудник Николай Денисович: "Парами мы начали летать в 41-м году. Тут влияла не смена тактики, а нехватка самолетов. Только в начале 42-го года перешли на тактическую единицу пара". Сказывалось и то, что опыта групповых воздушных боев наши лётчики не имели. Учебные бои велись только индивидуально. Опять-таки только в боевых условиях мог быть выработан навык кругового обзора, позволявший заранее обнаружить противника.
Вспоминает Голодников Николай Герасимович: "немцы в вопросах боевого взаимодействия звеньев очень сильно вырвались вперед и к лету 1941 года они, обобщив опыт предыдущих войн, окончательно оформили свою тактику довольно жесткого взаимодействия пар и звеньев, которая до этого в войнах если и применялась, то только эпизодически. Во взаимодействии, в этом важнейшем элементе тактики, немцы обогнали всех, и нас, и англичан с американцами. Так бывает, что в отдельных вопросах тактики кто-то всегда впереди. В 1941-м нам очень не повезло потому, что мы встретились с совершенно незнакомой тактикой ведения группового воздушного боя, доселе нигде массово не применявшейся".
Источник: А. Драбкин, "Я дрался на истребителе. Принявшие первый удар. 1941-1942"

Слева: майор Б.Н.Сурин 22.06.41 сбил три самолёта над Брестом, погиб. Справа: ГСС В.Г.Каменщиков, к середине июля 1941 сбил 4 лично и 4 в группе. Погиб 22.05.1943, , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Слева: командир 123 иап майор Б.Н.Сурин 22.06.41 сбил три самолёта над Брестом, погиб.
Справа: ГСС В.Г.Каменщиков к середине июля 1941 сбил 4 лично и 4 в группе. Погиб в Сталинграде 22.05.1943

4. Проблем с управлением добавляла и никудышная система радиосвязи. Вспоминает Голодников Николай Герасимович: "На И-16, где-то начиная с 17-го типа, стояли радиостанции. Отвратительные! Дрянь! В них контуры были на такой основе, что-то вроде картона. Как только этот "картон" хоть чуть отсыревает, емкость контура изменяется и вся настройка "летит", ничего не слышно, треск один. Ларингофоны были такие большие, неудобные коробки, шею натирали. Управление группой в воздухе осуществлялось маневром самолета (например, покачиванием крыльев), руками (жестикуляцией), пальцами, поворотом головы и т.д. Показываешь, допустим, два пальца, а потом взмах рукой вправо - означает "Пара вправо". Тут мимика многое играет, особенности жестикуляции". Только с августа 1942 года установка радиооборудования стала обязательной. Всё больше машин получали радиопередатчики, а на остальные ставили как минимум приёмники.

Командир 160-го истребительного авиаполка подполковник Н.С.Дрозд, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Командир 160-го иап подполковник Н.С.Дрозд в боях за Минск в июне 1941 года сбил 2 вражеских самолёта

5. Проблемы с материальной частью. Например, о МиГ-3, самом массовом советском истребителе нового поколения, известен нелестный отзыв летчика-истребителя генерала Н. Г. Захарова: "МиГ-3 был тяжеловат для истребителя. Ошибок при пилотировании он не прощал, был рассчитан на хорошего летчика. Средний пилот на "миге" автоматически переходил в разряд слабых, а уж слабый и вовсе не смог бы на нем летать". Самолёты имели множество производственных и конструктивных дефектов.

"АМ-35 обладал низкой приемистостью, то есть он медленно набирал обороты. Отмечалось у него и еще одно коварное свойство - при излишне резкой "даче газа" этот двигатель мог внезапно заглохнуть. Часто сгорали свечи, которые требовалось менять через каждые три часа работы. Вдобавок АМ-35 в полете "плевался" маслом, просачивавшимся сквозь уплотнения вала редуктора. Чтобы масло не забрызгивало остекление кабины, сверху на капот даже пришлось ставить специальную пластинку - отсекатель, которая, разумеется, не лучшим образом влияла на аэродинамику.
Оборудование и вооружение МиГ-3 также вызывали немало нареканий: отсутствие среди приборов авиагоризонта и гирокомпаса затрудняло полеты в облаках и в темное время суток. Через тусклое стекло коллиматорного прицела ПБП-1 сложно было прицелиться даже на близких дистанциях, а плохое охлаждение пулеметов, размещенных вплотную к раскаленному двигателю, не позволяло стрелять длинными очередями из-за риска "пережечь" стволы
".
Источник: В. Кондратьев, "Сравнительный анализ конструкций и ЛТХ советских и германских истребителей"

Неудивительно, что с освоением новой техники дела обстояли плохо. К началу войны на новых МиГ-3 могли самостоятельно вылететь 140 летчиков. 61 пилот считался освоившим этот истребитель и ещё 57 переучивались. Учтите, что к 22.06.1941 в пяти приграничных округах находилось 917 "мигов". Что касается другой новинки отечественной промышленности, Як-1, то в авиаполки западных округов поступили 125 машин, из которых 92 были боеготовыми. Недостатков у Як-1 также хватало, например, из-за плохой работы системы охлаждения пилоту Як-1 периодически приходилось в полете сбрасывать газ и давать мотору "передышки" на несколько минут, полностью открыв заслонку радиатора, иначе двигатель в любой момент мог перегреться и заклинить.

Огненные тараны

На фотоснимке из музея портреты трёх лётчиков. Справа - Герой Советского Союза старший лейтенант Ридный Степан Григорьевич. С 10 по 12 июля 1941 года он сбил 4 самолёта противника. Погиб 17.02.1942 года. Слева - капитан Александр Николаевич Авдеев. В середине - старший лейтенат Исаак Зиновьевич Пресайзен. Эти два пилота направили свои подбитые бомбардировщики на скопления вражеской техники. Вообще, за годы Великой Отечественной войны советскими лётчиками было совершено множество "огненных таранов" наземных объектов. При этом 8 человек чудом уцелели (чаще всего ещё в воздухе взрывались топливные баки и лётчиков выбрасывало из гибнущего самолёта). В первые дни войны такие подвиги совершили нижеследующие герои:
- 24 июня 1941 года в районе деревни Броды - экипаж командира звена 33-го скоростного бомбардировочного авиационного полка старшего лейтенанта Григория Архиповича Храпай (лётчик-наблюдатель лейтенант Василий Филатов, стрелок-радист старший сержант Григорий Тихомиров).
- 25 июня 1941 года в районе Ошмян - экипаж зам.командира эскадрильи 43-го бомбардировочного авиационного полка капитана Александра Николаевича Авдеева (штурман лейтенант Пётр Филиппович Стреленко). В 1965 году Авдеев посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.
- 26 июня 1941 года - экипажи ДБ-3Ф капитанов А. Маслова и Н. Гастелло из 207-го дальнебомбардировочного полка. О них - ниже по тексту.
- 27 июня 1941 года под Минском - экипаж Пе-2 замкомэска 128-го скоростного бомбардировочного авиаполка старшего лейтенанта Исаака Зиновьевича Пресайзен. Представление лётчика к званию Героя Советского Союза сохранилось, но звание присвоено не было. В 1991 году он посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.
- 27 июня 1941 года на дороге, ведущей к украинскому городу Сокаль, лейтенант Дмитрий Захарович Тарасов (21-й бомбардировочный авиационный полк) приказал экипажу покинуть подбитый бомбардировщик и направил самолёт на колонну врага. Штурман Борис Ерёмин был убит после приземления. Стрелок ефрейтор Капустин выпрыгнуть не успел. Стрелок Сергей Ковальский выжил, не смотря на ранение. Командиру корабля и штурману 20.06.1942 посмертно были присвоены звания Герой Советского Союза. Стрелки награждены орденами Красного Знамени.

Слева направо: капитан А.Н.Авдеев, ст.лейтенат И.З.Пресайзен, С.Г.Ридный, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Слева направо: капитан А.Н.Авдеев,
ст.лейтенат И.З.Пресайзен,
С.Г.Ридный

Капитан Николай Гастелло и
лейтенант Г.Н. Скоробогатый
(был включен в экипаж в
качестве нижнего стрелка)

Члены экипажа Н.Ф. Гастелло:
Слева - штурман мл.лейтенант
А.А. Бурденюк.
Справа - стрелок-радист
ст. сержант А.А. Калинин

Теперь об экипажах Николая Гастелло и Александра Маслова. Положение на фронтах было настолько сложным, что уже с 24.06.1941 на штурмовку отправляли даже тяжелые бомбардировщики ДБ-3Ф, предназначенные для дальних рейдов к тыловым объектам противника. 26 июня 1941 года, не смотря на тяжёлые потери понесённые в предыдущие дни, 207 и 96 авиаполки 42-й дальнебомбардировочной авиационной дивизии продолжали дневные вылеты на штурмовку. В этот день их целью были колонны противника на участке дорог Молодечно - Радошковичи. Истребительного прикрытия не было, поэтому чтобы уменьшить шансы на встречу с немецкими истребителями наши бомбардировщики должы были действовать не "девятками", а мелкими группами. С аэродрома «Боровское» с интервалами в полтора-два часа вылетели три звена самолетов (по два в каждом).

Первым, в 8 часов 30 минут, на цель ушло звено капитана Александра Спиридонович Маслова (стрелок-бомбардир лейтенант Владимир Балашов, воздушный стрелок мл.сержант Бахтурас Бейскбаев, стрелок-радист мл.сержант Григорий Реутов). Состав экипажа второго самолёта я пока не нашёл. Самолёты звена на аэродром не вернулись.

В 10 часов взлетели бомбардировщики старшего лейтенанта Висковского и старшего лейтенанта Клята. Это звено вернулось без потерь.

В 12 часов вылетел капитан Николай Францевич Гастелло (штурман лейтенант Анатолий Бурденюк, лётчик-наблюдатель Григорий Скоробогатый, стрелок-радист Алексей Калинин). Штатный люковый стрелок экипажа С.Елин не смог вылететь из-за ранения, поэтому полетел адьютант эскадрильи лейтенант Г.Н. Скоробогатый.
Второй самолёт пилотировал старший лейтенант Фёдор Воробьёв (штурман лейтенант Анатолий Рыбас, имена стрелков не сохранились).
Важное обстоятельство: "В музее имеется личное дело авиатехника И.Ф.Филоненко. Именно он готовил самолет Гастелло к вылету. Он пишет, что штурман Бурденюк приказал ему снять обычные фугасные авиабомбы ФАБ-100 и вместо них подвесить маленькие ротативно-рассеивающиеся авиабомбы весом в 7 кг, т.е. бомбили с высоты 400–800 м." Источник: официальный ответ директора Белорусского музея истории Великой Отечественной войны Г.И. Баркуна на запрос губернатора Московской области Б.В. Громову, 18 октября 2001 года.

Дальнейшие события нам известны из рапортов Воробьёва и Рыбаса. По возвращении на аэродром они доложили, что во время штурмовки самолёт Гастелло был подбит и совершил таран механизированной колонны врага. То есть их боевые товарищи совершили нечто такое, что произвело сильное впечатление на ведомых, даже на фоне общих тяжелых потерь. 10 июля 1941 года газета «Правда», а вслед за ней и другие издания, рассказали об этом подвиге. 26 июля 1941 года капитану Н.Ф.Гастелло посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны, из опроса свидетелей стало известно, что крестьяне из близлежащей деревни Декшняны ночью извлекли трупы лётчиков и похоронили их рядом с местом падения бомбардировщика. 23 августа 1941 года старший лейтенант Федор Воробьев погиб в районе города Орёл, а 15 ноября 1941 года погиб лейтенант Анатолий Рыбас. 207 дбап расформировали осенью 1941 года. Понятно, что в той обстановке были задачи куда важнее сохранности бумаг воинской части.

Слева младший сержант Бахтурас Бейсекбаев - стрелок-радист из экипажа А.С. Маслова. Справа - командир корабля, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Предметы найденные на месте гибели экипажа А.С. Маслова, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Двигатель бомбардировщика капитана Маслова, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Слева - младший сержант
Бахтурас Бейсекбаев,
стрелок-радист из экипажа
капитана А.С. Маслова
Справа - командир корабля

Предметы найденные на месте
гибели экипажа А.С. Маслова

Двигатель бомбардировщика
ДБ-3Ф капитана А.С. Маслова

Через десять лет после описанных событий, 26.06.51 года, была произведена эксгумация останков из предполагаемой могилы экипажа Гастелло. Целью было торжественное перезахоронение героев. Во время вскрытия братской могилы были найдены: компас, перочинный нож, связка ключей, зеленое стекло от очков, пряжки и крюки от ремней парашюта, капитанские «шпалы», патроны к пистолету ТТ. В могиле был найден и солдатский медальон старшего сержанта Григория Васильевича Реутова, стрелка-радиста из экипажа капитана Маслова. До этого момента экипаж Александра Маслова считался пропавшим без вести.

Находка противоречила официальной версии событий и вместо соответствующих исследований, власти выбрали замалчивание. Впрочем, ещё раз сошлюсь на ответ Г.И. Баркуна от 18 октября 2001 года: "А то, что в районе деревень Миговка—Декшняны погиб экипаж Маслова, музею было известно еще в 1951 г. В экспозиции материалы Гастелло и Маслова на протяжении 50 лет всегда были и сегодня — рядом. Мы одинаково уважительно относимся к обоим героям".

В 1990-х годах на волне "гласности и перестройки" началось массовое "разоблачение легенд" Великой Отечественной войны. Досталось всем: Александру Матросову, Зое Космодемьянской, Николаю Гастелло и другим героям войны. В числе прочих, в 1997 году «Известия» напечатали желчную статью, в которой, помимо завываний, публиковался ряд интересных фактов. На них строилось предположение, что 26.06.1941 самолёт Гастелло упал в болото близ села Мацки. В этом районе две деревни с таким названием (соответственно, в 7 и в 20 км от Радошковичей), однако упоминался опрос жителей Мерковичи, значит речь о более дальней. В статье упоминались найденная в 1960-х бирка № 87844 от двигателя М-87Б (так и не видел нигде заключения о принадлежности этого двигателя) и медальон с уцелевшим началом фамилии «Ка» и инициалами «А» и «А». Буквы совпадали с данными стрелка-радиста из экипажа Гастелло: Калинин Алексей Александрович. Погибший экипаж этого ДБ-3 перезахоронили в декабре 1969 года, в посёлке Беларучье (Беларучи).

Скорее всего, самолёты Маслова и Гастелла были подбиты, а командиры экипажей предприняли попытку тарана. Бомбардировщик ДБ-3Ф и так-то не был подарком по части пилотирования, а подбитые и горящие бомбардировщики управлялись вовсе плохо. Поэтому не удивительно, что Маслов и Гастелло промахнулись и упали рядом с дорогами, по которым двигалась немецкая техника. Тем не менее, героизм этих и многих других экипажей не вызывает сомнения. На тяжелых неповоротливых бомбардировщиках, на малых высотах, они летали днём на штурмовку вражеских войск, без истребительного прикрытия. Если бомбы были сброшены, а истребители противника не появились, то они продолжали штурмовать колонны, ведя огонь из ШКАС-ов. Лётчики гибли, защищая Родину, из последних сил пытаясь нанести урон врагу.

В те дни нужны были примеры героизма, воодушевлявшие на отпор непрошенным гостям. Военная пропаганда создавала и активно использовала легендарные образы. В этом нет ничего удивительного или недостойного. Проблемы возникли позже, когда многократно повторённый рассказ о Гастелло получил статус непреложного факта. Вот тогда любое исследование мифологизированного подвига стало ненужным и даже нежелательным, потому что угрожало идеологически выверенному образу. Неудивительно, что в 1990-ых, в условиях кризиса идеологии, на поиске всякого рода нестыковок в мифах поднялась мутная волна "правдоискателей-разоблачителей".

Остаётся добавить, что после войны (25.01.1958) членов экипажа Н.Ф. Гастелло посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени. А в 1992 году экипаж капитана Александра Маслова наградили орденами Отечественной войны I степени. Ещё через четыре года, в 1996 году, всем четверым присвоили звание «Герой России». Кроме того, Бахтурас Бейскбаев в 1998 году был удостоен казахского звания «Народный Герой».

Дополнение: В июле 2015 года в Музее Отечественной войны 1812 года проходила выставка к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. В числе прочих реликвий военного времени были выставлены семейное фото Николая Гастелло и рамка для фотографий, сделанная его руками.

Действия бойцов отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) на территории Белоруссии

Бойцы отдельной мотострелковой бригады (ОМСБОН), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Полевая сумка Ивана Захаровича Степанова (военком 323 сд), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Войсковая радиостанция 13-Р образца 1942 года, разработана в начальный период войны на эвакуированном из Москвы в г. Сарапул заводе им. Орджоникидзе, музей истории Великой Отечественной войны, Минск 25-мм автоматическая зенитная пушка 72-К образца 1940 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Бойцы ОМСБОН: Григорий Ермолаев,
Моисей Иванькович, Евгений Иванов

Полевая сумка старшего политрука
Ивана Захаровича Степанова,
военного комиссара 323 сд

Войсковая радиостанция 13-Р
образца 1942 года, разработаная на
заводе им. Орджоникидзе,
эвакуированном из Москвы
в город Сарапул (Удмуртия)

25-мм автоматическая зенитная
пушка 72-К образца 1940 года,
широко пошла в войска с 1944г

На фотографии - бойцы отдельной мотострелковой бригады (ОМСБОН). Слева направо: Г.П. Ермолаев, М.М. Иванькович, Е.И. Иванов. 15 февраля 1942 года по указанию начальника 4-го управления НКВД П.А. Судоплатова был сформирован отряд «Славный». Командир - капитан госбезопасности Анатолий Шестаков, начальник штаба - ст. лейтенанта госбезопасности Иван Медведченко. В первом составе «Славного» было 50 человек, в том числе 18 выдающихся спортсменов страны. Среди них - мировой рекордсмен гиревик Николай Шатов, восьмикратный чемпион СССР по академической гребле, заслуженный мастер спорта Александр Долгушин, дискоболы - чемпионы СССР Леонид Митропольский и Али Исаев, чемпион Москвы по плаванию Кондратий Мадэй, заслуженный мастер спорта по бегу Моисей Иванькович, мастер спорта Виктор Зайпольд, легкоатлет Григорий Ермолаев, гимнаст и цирковой акробат Михаил Семёнов. В ночь на 20 февраля 1942 года бойцы на лыжах перешли линию фронта и двинулись в Дятьковский район Брянской области. «Славный» действовал в этом районе до 4 мая 1943 года, когда был получен приказ выйти в рейд по Белоруссии.

Снайперская винтовка Героя Советского Союза Л.В. Буткевича

Под стеклом - винтовка образца 1891/30, которой был награждён Герой Советского Союза Леонид Владимирович Буткевич. Материалов по этому снайперу очень мало. Есть официальная биография, которая указывает местом рождения деревню Хотлино Могилевской области. Образование: Оршанский железнодорожный техникум (1935 год). В 1937 году ушел в Красную Армию, где окончил школу младших командиров и остался на сверхсрочную службу.

Винтовка  уроженца Витебской области Героя Советского Союза снайпера Л.В. Буткевича, уничтожившего 327 солдат и офицеров вермахта, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Гравировка: «Лучшему снайперу Л.В. Буткевич от Военного Совета Черноморской группы», 1942 год, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Немецкая зажигательная бомба типа B1, разработана в 1937 году концерном IG Farben, музей истории Великой Отечественной войны, Минск 25-мм автоматическая зенитная пушка 72-К образца 1940 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Винтовка Героя Советского Союза
Л.В. Буткевича, уничтожившего
327 солдат и офицеров вермахта

Гравировка: "Лучшему снайперу
Л.В. Буткевич от Военного Совета
Черноморской группы", 1942 год

Немецкая зажигательная
бомба типа B1

25-мм автоматическая зенитная
пушка 72-К образца 1940 года

Приказом по Черноморской группе войск Закавказского фронта № 028 от 30 октября 1942 года командир стрелкового взвода 2-го батальона 974-го стрелкового полка 261-й стрелковой дивизии лейтенант Л. В. Буткевич за 93 лично уничтоженных фашиста и воспитание снайперской группы из 25 человек (которые уничтожили до 200 врагов) награждён орденом Красного Знамени. Как сказано в документе: "Будучи старшиной роты лейтенант Буткевич взялся за почётное дело быть снайпером".

Летом 1943 года лейтенант Леонид Буткевич командовал стрелковым взводом 1331-го сп 318-й сд 18-й армии Северо-Кавказского фронта. 24 июня 1943 года он был представлен к званию Героя Советского Союза. В тексте представления упоминается о том, что Буткевич "по праву может носить имя ветерана Отчественной войны" а также о том, что в 1331-ом полку он подготовил 30 снайперов. Также упоминается, что "за хорошие показатели в бою" его дважды награждали именными снайперскими винтовками.

Широко известен подарочный фотопортрет "Лейтенанту Л.В.Буткевичу от военного совета 18–й армии, 16.08.1943 года". На том снимке снайпер запечатлен в специальном маскировочном комбинезоне камуфляжной окраски с наголовником, который может закрывать лицо. Интересно, что это единственный снимок советского снайпера с глушителем «БраМит» (прибор для бесшумной стрельбы братьев Митиных). «БраМит» был громоздок, нарушал балансировку оружия, имел небольшой ресурс (после 25-30 выстрелов требовалась замены резиновых шайб), требовал ослабленных винтовочных патронов и частой чистки. Однако он широко применялся, потому что эффективно приглушал звуки выстрелов в условиях фронта. Представлял он определённую ценность и для партизан, диверсантов, разведчиков. Судя по статье Буткевича в "Комсомольской правде" от 24 апреля 1943 года, её автор очень много внимания уделял маскировке звука выстрела. Для своей позиции он выбирал места, искажающие звук выстрела - овраги, стыки перелесков и т.п. Скорее всего он периодически использовал «БраМит» в качестве одного из средств маскировки.

1941-1942 год. Оборона Севастополя

Награды участника обороны Севастополя командира отделения морской пехоты старшины С.И. Лаптева, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Медаль «За оборону Севастополя» военфельдшера И.С. Шаметько, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Вымпел с эсминца «Сообразительный», музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Награды участника обороны
Севастополя командира отделения
морской пехоты старшины Лаптева

Медаль «За оборону Севастополя»
ст.военфельдшера И.С. Шаметько

Вымпел эсминца
«Сообразительный» (воевал до
августа 1943 года, позже в боевых
операциях не участвовал из-за
износа механизмов)

Медаль «За оборону Севастополя» №19958 была вручена Ивану Степановичу Шаметько 11 марта 1944 года. Раньше он получить её никак не мог - заведующий аптекой 40-ой стрелковой дивизии старший военфельдшер Иван Степанович Шаметько попал в плен после падения Севастополя в июле 1942 года. Был освобождён в ноябре 1943 года. Он упоминается при описании сбора пленных в районе мыса Херсонес и 35-ой батареи: "Военфельдшер И. С. Шаметько и медсестра Лида Назарова вели раненную в руку, контуженую Татьяну Гордееву, лейтенанта медслужбы из 25-ой дивизии. Раненному в ногу помкомбату 551-ой батареи старшему лейтенанту Юрию Наумову помогал идти Василий Праскурня".
Источник: Л.П. Ларкина "Война. Трагедия и бессмертие"

Командир отделения трюмных подводной лодки «С-13», старшина второй статьи П.С. Байдаков

В центре стенда - портрет радиотелеграфиста лидера эсминцев «Ленинград». Возможно фамилию я записал неправильно, но данных о нём в базах данных пока нет. Слева вверху фотоснимок ещё одного советского моряка. Из подписи мы узнаем, что это командир отделения трюмных на подводной лодке «С-13», старшина второй статьи П.С. Байдаков, погибший в 1944 году. К сожалению, есть «некоторая» путаница. Смотрим Донесение о безвозвратных потерях л/с КБФ за период с 10 по 20 апреля 1945 года и видим, что воинское звание командира отделения трюмных Петра Сергеевича Байдакова на момент гибели - старшина 1-ой статьи. Погиб он 4 января 1945 года, в боевом походе, на подводной лодке «С-4». Пётр Байдаков служил в ВМФ с 1939 года и неоднократно награждался орденами и медалями. В 1940 году - орден Красной Звезды за участие в советско-финской войне (в наградном: за доблесть в борьбе с белофиннами). В 1943 году - медаль «За оборону Ленинграда».

В левой части стенда: командир отделения трюмных подлодки «С-4» П.С. Байдаков и его орден Отечественной войны.  Правее: вещи радиотелеграфиста  лидера эсминцев «Ленинград», музей истории Великой Отечественной войны, Минск Бескозырка выпускника Соловецкой школы юнгов А.Ф. Шершавина, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Вещи вице-адмирала В.П. Дрозда. Ленточки с бескозырок членов экипажей эсминцев «Стойкий» и  «Володарский», музей истории Великой Отечественной войны, Минск

В левой части стенда: командир
отделения трюмных подлодки «С-4»
П.С. Байдаков и его орден
Правее: вещи радиотелеграфиста
лидера эсминцев «Ленинград»

Фотографии воспитанников
Соловецкой школы юнгов при
учебном отряде Северного Флота
и бескозырка её выпускника
Александра Шершавина

Вещи вице-адмирала В.П. Дрозда
Ленточки с бескозырок членов
экипажей эсминцев «Стойкий» и
«Володарский»

Осенью 1942 года Пётр Байдаков проявил себя в боевом походе «С-13», проходившем с 2 сентября 1942 по 19 октября 1942 года. За это время капитан-лейтенант Пётр Петрович Маланченко утопил финские транспорты «Hera» (1379 брт), «Jussi Н.» (2325 брт) и повредил голландский пароход «Anna W.». Прояснить обстоятельства, при которых отличился старшина трюмных матросов, нам поможет цитата из книги С. А. Балакина, М. Э. Морозова, "Подводные лодки типа «С»": "При возвращении, 15 октября, лодку атаковали финские сторожевые катера. «Эска» успела погрузиться, однако точно сброшенная серия бомб вывела из строя эхолот, гирокомпас; заклинило вертикальный руль в положении «лево на борт». Через выбитый штуцер глубиномера начала поступать забортная вода. Субмарина упала на грунт на 60-метровой глубине. За несколько часов удалось устранить течь и перевести поврежденный руль в нейтральное положение. Оставшиеся 102 мили С-13 прошла, управляясь электромоторами. В Кронштадт она прибыла лишь 19 октября 1942 года".
По возвращении в базу, Пётр Байдаков представлен командиром подлодки С-13 капитаном-лейтенантом Маланченко к ордену Красного Знамени. Формулировка следующая: "... показал образцы умелого управления дифферентовочной системой подлодки, тем самым обеспечил отличную манёвренность в подводном положении. При трудных условиях подводного хода исправил 9-ти местную коробку в катаракте. При бомбёжке проявил мужество и стойкость при поступлении воды в отсек принимал активное участие в заделке отверстия в прочном корпусе".
Полагаю, необходимо пояснить термин из офтальмологии, использованный для описания работы трюмного. Большой энциклопедический политехнический словарь разъясняет: катаракт - устройство для гашения колебаний и ослабления ударов в машинах, ж.-д. вагонах, арт. орудиях, автоматич. регуляторах и др. Возможно речь идёт о катаракте стреляющего устройства системы беспузырной торпедной стрельбы (БТС), которая в 1940-1942 годах устанавливалась на торпедных аппаратах большинства советских подводных лодок.

Отклонившись чуть в сторону, проследим дальнейший путь первого командира «С-13». 19 апреля 1943 года на его подлодке произошёл трагический случай. Во время артиллерийских учений задрайка крышки кранца первых выстрелов случайно ударила по капсулю одного из снарядов. Порох в гильзе взорвался, один краснофлотец погиб. «За халатное исполнение служебных обязанностей» П.П. Маланченко переводят на должность помощника командира «С-12». "В июле 1943 года за участие в хищении продуктов он был осужден на 7 лет лишения свободы с направлением в штрафной батальон на 3 месяца. Вскоре в связи с прекращением дела Военной коллегией Верховного Суда Союза ССР Маланченко был освобожден от наказания и 11 сентября 1943 года направлен в распоряжение Военного Совета КБФ. По сути, уголовное дело спасло ему жизнь, так как пока шло следствие «С-12» пропала без вести. В октябре 1943 года Маланченко назначен командиром строящейся «Щ-412», а в апреле 1944 года принял «Щ-414», которая так же еще не вступила в строй. В этой должности Маланченко встретил День Победы". Источник: сайт Великая Отечественная - под водой

Вернёмся к личности Петра Байдакова. Следующую правительственную награду он получил уже на другой подлодке - «С-4». Осенью 1944 года она вышла в море с новым командиром - капитан-лейтенантом Алексеем Александровичем Клюшкиным (ранее командовал «М-79»). Составить представление о том походе, нам вновь поможет отличная книга С.А. Балакина и М.Э. Морозова: "Для действий ей был определен район у маяка Штольпемюнде. Утром 12 октября С-4 обнаружила цель— «одиночный 6000-тонный транспорт», в действительности оказавшийся рыболовным траулером «Таунус» (218 брт). Он был потоплен. Чуть позже был замечен второй траулер, но уничтожить его не удалось — крышка одного торпедного аппарата не открылась, а вышедшая из второго торпеда с неконтактным взрывателем взор­валась на безопасном от траулера расстоянии. Через полчаса Клюшкин попытался торпедировать транспорт несколько большего водоизмещения, но тот сумел уклониться. Не зная (траулеры не имели радиостанций), что в районе действует советская субмарина, немцы продолжали посылать одиночные суда. В ночь на 13-е из надводного положения С-4 потопила танкер «Терра» (1533 брт). Затем трое суток Клюшкин крейсерствовал у навигационного буя, пока не обнаружил очередную цель. Ее преследовали 4,5 часа, почти до входа в Данцигскую бухту. Но когда С-4 заняла позицию для атаки, торпедисты, не дожидаясь команды «Пли», выпустили три торпеды по команде «Товсь». Разумеется, вражеское судно осталось невредимым. Наконец, в ночь на 20 октября был обнаружен очередной «8000-тонный» транспорт, который был потоплен двумя последними торпедами. Хотя германские историки до сих пор отрицают факт гибели транспорта, многие обстоятельства указывают на то, что судно действительно затонуло. Два дня спустя лодка прибыла во временную базу в Ханко и позже перешла в Хельсинки, где прошла послепоходовый осмотр".
27 октября 1944 года за умелое исполнение обязанностей и исправление повреждений Пётр Байдаков представлен к ордену Отечественной войны II степени. Сейчас эта награда выставлена в музее рядом с фотографией моряка.
27 ноября 1944 года лодка «С-4» вышла на позицию к юго-западу от Виндавы, но успехов не достигла. 4 января 1945 года её потопил немецкий миноносец Т-33. Погибли все 48 человек из экипажа подлодки. Впрочем, эту историю и её послевоенную часть, я уже излагал, рассказывая о Музее Балтийского флота.

Нацистский оккупационный режим на территории Белоруссии

С первых дней нового режима всё население прошло регистрацию в созданных местных администрациях. Вводился пропускной режим и комендантский час. Митинги и собрания были запрещены. До начала войны в Белоруссии проживало примерно 10,5 миллионов человек. К началу сентября 1941 года успело эвакуироваться около 1,5 миллиона человек. После освобождения, в июле 1944 года население республики составляло примерно 6,3 миллиона человек. По разным оценкам потери населения составили от 2,2 до 3 миллионов человек. Виной тому были не только бои, но и действия оккупантов.

Во-первых, в целях борьбы с партизанами, фашистами широко использовались карательные экспедиции. Деревню Хатынь, пожалуй, знают все люди, учившиеся в школе. Но не все знают о масштабах трагедии белорусов. За все время немецкой оккупации было уничтожено 628 населенных пунктов вместе с жителями, а 5295 населенных пунктов уничтожены с частью жителей.

Во-вторых, немецкая администрация, действуя в Белоруссии, ровно также, как на других оккупированных территориях, отправляла население на принудительные работы в Германию, Австрию, Францию, Чехию. Из Белоруссии было вывезено около 400 000 человек. 186 000 белорусов погибло на работах. Остарбайтеры отличались только цветом нашивки - эти лоскутки сейчас демонстрируются в музейных витринах.

В-третьих, происходило целенаправленное уничтожение цыган, евреев, физически и психически больных. Массовое уничтожение населения осуществляли специально выделенные айнзацгруппы. Тут надо сказать, что особенностью национального состава республики была высокая численность еврейского населения - примерно 1 миллион человек. Связано это с бывшей «чертой еврейской оседлости». Таким образом, на территории Белоруссии исторически сформировались места компактного проживания евреев. Нацистская пропаганда представляла евреев как врагов немецкого народа, а большевизм – как скрытую форму еврейской диктатуры. С установлением оккупационного режима немецких нацистов началось целенаправленное уничтожение людей с целью «окончательного решения еврейского вопроса». В начальной фазе айнзацгруппы провоцировали «спонтанные» погромы, используя антиеврейские настроения части населения особенно в балтийских странах. Большие погромы имели место в Риге и Львове. Затем, в городах организовывались специальные зоны проживания евреев — гетто. Суть людоедских действий нового порядка станет вам понятна после ознакомления с цитатой из приговора мюнхенского окружного суда от 21.07.1961 по делу штурмбаннфюрера СС Отто Брадфиша, руководившего Einsatzgruppen 8 (Могилёв) в 1941-1942 годах:

«Массовые расстрелы имели место тогда за пределами "исправляемого" населённого пункта, причём местом казни служили естественные углубления, оставленные позиции пехоты или артиллерии или, прежде всего, противотанковые рвы или вырытые самими жертвами братские могилы. При казнях, которые происходили в первые недели войны с Россией, умерщвлялись только мужчины в возрасте между 18 и 65 годами, в то время как женщин и детей тогда ещё, очевидно, щадили.
Однако самое позднее в августе 1941 — уже при расстрелах в Минске — перешли к умерщвлению мужчин и женщин всех возрастов, а также детей. После окончания приготовлений, жертв, ждавших после выгрузки из грузовиков дальнейших событий возле расстрельной могилы сидя на земле, члены айнзацкоманды 8 подводили к могиле или гнали к ней палками по образованным из членов команды коридорам. После того, как те отдавали свои ценности и хорошо сохранившуюся одежду, если это ещё не произошло при поимке, они должны были лечь лицом вниз в могилу и умерщвлялись выстрелом в затылок.
При начальных расстрельных акциях (Белосток, Барановичи, Минск), а иногда и позже при больших акциях, из служащих айнзацкоманды и из приданных полицаев составлялись команды палачей, которые соответствовали по численности пригнанной к расстрельной могиле группе людей или, в отдельных случаях, были вдвое больше, так чтобы один или два стрелка должны были стрелять в одну жертву. Эти расстрельные команды, вооружённые карабинами, составлялись большей частью из полицаев и руководились командиром взвода приданной айнзацкоманде полицейской части. При казнях, проводимых этими расстрельными командами, иногда жертвы должны были встать на краю могилы, чтобы упасть после расстрела в могилу
».

Эти людоедские мероприятия не были импровизацией свихнувшихся исполнителей. Айнзацгруппы (EGr) создали ещё в 1938 году для «очистки освобождённых областей от марксистских предателей народа и других врагов государства». В сентябре 1939 года они вошли в Польшу вместе с немецкими армиями, имея задачу: «борьба против враждебных Рейху и немцам элементов в тылу воюющих войск», а в дальнейшем «уничтожение польской интеллигенции». В мае 1941 года, до нападения на СССР было создано четыре айнзацгруппы, в состав которых входили айнзацкоманды (для действий в глубоком тылу) и зондеркоманды (для прифронтовой полосы). Результатом действий отрядов проведения спецакций («айнзацгруппы», «шутцманншафты», «соединения по борьбе с бандами» и т.д.) стало уничтожение нескольких миллионов человек.

По "сверхчеловеческим" замыслам уничтожение "евреев и коммисаров" было лишь первым этапом уничтожения славян. В случае победы Германии в ход пошёл бы «Генеральный план Ост», который предусматривал заселение немецкими колонистами «восточных территорий» (Польши и СССР). Коренное население ждал широкий выбор вариантов будущего: выселение, уничтожение, онемечивание и т.д. По плану главного управления имперской безопасности, на территорию Сибири должно быть переселено 65 процентов населения Украины. Впрочем, эта цифра значительно ниже, чем процент польского населения, подлежащего выселению. Чехов планировали поделить поровну: 50 % - к выселению, 50 % - онемечиваются. Также подлежали выселению с занимаемой территории 75 процентов белорусского населения. 25 процентов белорусов подлежало онемечиванию. Цитата:
"Нежелательное в расовом отношении белорусское население будет еще в течение многих лет находиться на территории Белоруссии. В связи с этим представляется крайне необходимым по возможности тщательнее отобрать белорусов нордического типа, пригодных по расовым признакам и политическим соображениям для онемечивания, и отправить их в империю с целью использования в качестве рабочей силы... Их можно было бы использовать в сельском хозяйстве в качестве сельскохозяйственных рабочих, а также в промышленности или как ремесленников. Так как с ними обращались бы как с немцами и ввиду отсутствия у них национального чувства, они в скором времени, по крайней мере в ближайшем поколении, могли бы быть полностью онемечены". Источник: служебная записка от 27 апреля 1942 года для министра Розенберга от заведующего расово-политическим отделом министерства оккупированных восточных территорий доктора Э. Ветцеля.
Будущее же русского народа нарисовано не менее мрачными красками. Только формулировки более пространные и сделан акцент на контроле рождаемости и ограничении образования. Не буду перегружать этот текст человеконенавистническими идеями нацистов. И без того получился красноречивый привет из прошлого. Этакое напоминание тем, кто жалеет о проигрыше Германии и о гипотетическом "немецком порядке", хорошем пиве и прочих шницелях с капустой.

Форма военнослужащего полевой жандармерии, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Черные шинели местная полиция получила из запасов униформы СС, со снятыми знаками различия, списаной после введения у СС формы серого цвета. Дополнительно нашивались обшлага рукавов и воротники,, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Карта немецких концентрационных лагерей на территории Белоруссии, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Форма военнослужащего немецкой
полевой жандармерии. Справа -
фотографии зверств гитлеровцев,
образцы печатей для документов

Черные шинели местная полиция
получила из запасов униформы
СС, списаной после введения
у СС формы серого цвета
Дополнительно нашивались
обшлага рукавов и воротники

Карта концентрационных лагерей
на территории Белоруссии

Всё той же цели освобождения на Востоке «жизненного пространства» для немцев и устранению «нежелательных в расовом отношении местных жителей» служили лагеря смерти. В них же истребляли пойманных коммунистов, военнопленных и прочих врагов «нового порядка». На территории оккупированной Белоруссии было создано более 260 концентрационных лагерей и мест массового уничтожения людей. Крупнейшие из них: Тростенец, Минское гетто, Озаричи. Самым крупным являлся Тростенецкий лагерь смерти, в котором за годы войны было уничтожено более 206 тысяч человек. Больше людей было истреблено только в польских концлагерях Освенциме, Майданеке и Треблинке.

Под стеклом примечательный экспонат - один из экземпляров газеты «Пленная правда». Её нарисовали в одном из концлагерей для советских военнопленных и гражданских лиц - Шталаг №352. Шталаг - сокращенное русифицированное название образованное от Stammlager (основной лагерь). Появился он около деревни Масюковщина в конце первого военного лета на месте военного городка кавалерийской части. Выполнял функции распределения и учёта бесплатной рабочей силы, содержания под стражей противников оккупационной власти и геноцида людей неугодных представителям "нового порядка". Лагерь рассматривался как перевалочная база при транспортировке на запад военнопленных с разных участков советско-германского фронта — с территории Белоруссии, из-под Вязьмы, Ржева, Калинина, Москвы, Сталинграда. В 1941-1942 гг. в Шталаге-352 находилось до 130-140 тысяч пленных, но к лету 1942 г. их осталось 8-10 тысяч, к лету 1943 г. — 5-6 тысяч, к январю 1944 г. — около 5 тысяч. Лагерь был разгорожен колючей проволокой на несколько отсеков — офицерский, украинский, русский, еврейский, нац. меньшинств (казахов, туркменов, киргизов, татар и т.д.). Каждый барак в отсеке был также огорожен "колючкой". Зачастую пленным не во что было получить пищу. Если не было консервной банки или котелка, они были вынуждены получать горячую похлебку в шапки, пилотки, а то и просто в пригоршни. Паек эрзац-хлеба составлял 160 грамм в день. Осенью и зимой 1941-1942 гг. суточный рацион военнопленных состоял из 80-100 г хлеба и двух кружек баланды, сваренной из гнилой промерзлой картошки с примесью соломы. Иногда в это варево добавляли протухшее мясо — обычно конину. Смертность от голода, холода, побоев достигала невероятных размеров. Каждое утро из сарая выносили 100-150 трупов, которые сваливали в общую кучу. Эти факты надо рассматривать с вышеуказанной численностью заключенных, в разбивке по годам. Понятно, что в рейх были отправлены крупные партии заключенных - для использования в качестве рабочей силы. Однако, именно в первую военную зиму в Шталаг №352 погибло больше всего людей. Виной тому были голод, страшная скученность, антисанитарные условия, жестокое обращение охраны.

Слева - одежда узника концлагеря Освенцим. Знак OST - восточный рабочий. Красный знак - белорус, желтый - украинец, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Деревянная обувь советского военнопленного, , музей истории Великой Отечественной войны, Минск Шинель с надписью SU, справа - фото Шталаг 352 и газета «Пленная правда», 1942 год, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Слева - одежда узника концлагеря
Освенцим. Знак OST - восточный
рабочий. Красный знак -
белорус, желтый - украинец

Деревянная обувь советского
военнопленного

Шинель советского военнопленного
с надписью SU, справа - фото
Шталаг 352 и один из экземпляров
газеты «Пленная правда», 1942 год

После освобождения Белоруссии специальной комиссией было задокументировано множество свидетельств преступлений оккупантов. Вот, к примеру, фрагмент протокола опроса очевидца Г.А. Дрынкина от 17 июля 1944 года, рассказывающего как раз о Шталаг №352: "Мне известно следующее. Я был очевидцем массового расстрела немцами советских военнопленных. Это было 18 октября 1941 года. В 35-м бараке находилась большая группа военнопленных. За неделю до расстрела их немцы гоняли ...рыть яму. 18 октября 1941 года в лагерь приехала большая группа немцев, которые были одеты в форму черного цвета. По прибытию эта группа направилась к бараку №35.Сначала стали выяснять, кто из военнопленных является комиссаром, политруком. Не установили. Тогда приказали выйти тех, кто переоделся в штатскую одежду. И этого не добились. Затем немцы стали сотнями выгонять из барака и погнали к часовне, где из автоматов и пулеметов начали расстреливать советских военнопленных. В этот день были расстреляны около 1700 человек.
Помню еще такой случай. 7 ноября 1941 года на бугре за 14-м бараком, за чертой лагеря, немцы производили массовый расстрел советских граждан — около 14 тысяч человек. 1 января 1942 года немцы объявили военнопленным украинцам, что их будут отпускать по домам. Собрали 6 тысяч человек. Их всех помыли в бане, а затем загнали в холодное помещение, где продержали неделю. В результате от холода и голода большинство пленных погибло: из 6 тысяч человек осталось не более 500-600 человек. ...В лагере погибло много военнопленных от голода, эпидемических заболеваний. За период с октября 1941 года по апрель 1942 ежедневно умирало 200-300 человек. Всего от голода за это время умерло более 50 тысяч человек...
"

После 1942 года смертность снизилась. Причина была в сокращении поступления военнопленных. Между тем Военно-строительная Организация Тодта нуждалась в бесплатной рабочей силы. Военнопленных использовали на самых различных работах: на немецких предприятиях, строительных объектах, снегоборьбе, разборке развалин в городе и т.д. Большой контингент заключенных обслуживал железную дорогу в соответствии с заявками Главной железнодорожной дирекции в Минске. Чтобы повысить трудоспособность пленных условия их содержания и питание были несколько улучшены. Дошло даже до формирования вспомогательного подразделения охраны из заключенных. 25 июня 1942 года 165 добровольцев, набранных из военнопленных украинцев, приступили к несению охранной службы в Шталаг №352. Впрочем, можете себе представить как к этому отнеслись их бывшие товарищи.

Вернёмся к газете выставленной в музее. Это тоже свидетель, только не зверств немцев, а мужества советских людей, попавших в нечеловеческие условия немецкого плена. "В лагере всегда находились люди, которые, превозмогая все ужасы плена, лагерной жизни, своим поведением, верой в победу были образцом для других заключенных, придавая им силы в борьбе за жизнь. При этом большое значение имело распространение информации о событиях на фронтах войны. Ее получали через рабочие команды из города, от вновь прибывавших военнопленных. Баня и санпропускник, где работали М.Т. Мартынов и Е.Ф. Михненко, были своеобразным агитпунктом, где узнавали все новости о жизни лагеря и положении на фронте, о поражениях и победах Красной Армии. В лагерном гараже военнопленным удалось собрать радиоприемник и иногда слушать голос Москвы. По рукам ходили экземпляры выпускавшихся немцами газет «Клич» и «Новое слово» с пометками на полях, отражавших истинное положение дел на фронте.
Событием огромной важности стало появление в лагере в Пушкинских казармах газеты «Пленная правда».Она появилась 10 июля 1942 г. Как указано в газете, она являлась «органом советской совести и непроданной чести». Девизом газеты были слова И.В. Гете: «Лишь только тот достоин чести и свободы, кто каждый день идет за них на бой». Автором, редактором и издателем газеты был СП. Злобин, санитар лагерного госпиталя в Пушкинских казармах.
Три ночных дежурства в лагерном лазарете пошли на подготовку и размножение трех экземпляров газеты. Санитары С Ведерников, Я.Е. Белов, И.К. Хохлов охраняли его работу все три ночи напролет. А затем газета пошла с нар на нары, в лагерные бараки. Один экземпляр рабочая команда вынесла в город. «Мы знаем, какие бы ни были испытания плена, голода, провокаций, болезней, какие бы успехи не имел временно наш враг — конечная победа за нами. Пленные только временно выбыли из братских рядов. Долг каждого — скорейшее возвращение к борьбе за Отечество», — говорилось в передовой статье газеты. В ней сообщалось о последних событиях на фронте, о побегах из лагеря
".
Источник: Р.А. Черноглазова, «Масюковщина: Шталаг-352. 1941-1944: Документы и материалы»

Партизанское движение и антифашистская подпольная борьба в Белоруссии

Вышеописанные действия немецкой администрации способствовали подъёму партизанского движения. Оно развивалось несмотря на нехватку оружия, еды, медикаментов. Партизанские отряды формировались из местных жителей и военнослужащих-окруженцев. Однако, кроме тех что создавались на местах, засылались диверсионные и организаторские группы из-за фронта. Только за 1941 год в Белоруссию было заброшено 7200 человек.
Таким образом, в 1941 году сформировалась организационная структура вооружённого сопротивления и произошла централизация руководства партизанским движением.
1942 год - партизаны начали устанавливать Советскую власть в отдельных населённых пунктах. Однако основная задача, которая решалась в этот период, состояла вовсе не взятии под контроль сёл и деревень. Приоритетом являлся срыв перевозок противника, в помощь РККА сражавшейся за Сталинград и Северный Кавказ.
1943 год - трёхкратный рост численности белорусских партизан. Появились зональные партизанские соединения, решавшие крупные боевые задачи во взаимодействии с войсками Красной Армии.
1944 год - задача мешать отступающему врагу, помогать наступающей Красной Армии. По-прежнему срывались перевозки оборонявшегося противника. Но кроме этого, партизаны построили для наступающих войск 312 мостов и переправ. Бригада «Железняк» до подхода 35-й гвардейской танковой бригады удерживала на Березине плацдарм шириной 17 км. После освобождения Белоруссии десятки тысяч партизан влились в ряды Красной Армии.

Боец немецкой полевой жандармерии, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Герой Советского Союза Константин Сергеевич Заслонов - руководитель подпольной организации на станции Орша, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Пистолет ТТ К.С. Заслонова. Удостоверение уполномоченного Ставки ВГК Красной Армии по польским военным формированиям на территории СССР полковника Людвига Селицкого, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Мина замаскированная под кусок угля, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Жетон на шее и нарукавная лента
говорят нам о том, что это боец
немецкой полевой жандармерии

Руководитель подпольной
организации на станции Орша
Герой Советского Союза
Константин Заслонов

Пистолет ТТ К.С. Заслонова.
Удостоверение уполномоченного
Ставки ВГК Красной Армии по
польским военным формированиям
на территории СССР полковника
Людвига Иванович Селицкого

С помощью таких «угольных мин»
(неотличимых от каменного угля)
подпольная группа Заслонова за
три месяца подорвала 93 паровоза

До войны будущий Герой Советского Союза Константин Сергеевич Заслонов работал на Западной железной дороге. С 1937 года - начальник депо станции Рославль, а с 1939 года — начальник депо крупнейшего белорусского железнодорожного узла, станция Орша. С подходом немецких войск Заслонов эвакуировался в Москву. 20 августа 1941 года он обращается с письмом в НКПС с предложением организовать партизанский отряд для диверсий на железных дорогах в тылу врага. Этот документ сохранился и сейчас находится в Мемориальном музее К. Заслонова в городе Орша. Цитата: "Наша страна в огне, жизнь требует, чтобы каждый гражданин, в ком бьется сердце патриота, кто дышит и хочет дышать здоровым советским воздухом, стал бы на защиту нашей Родины. Я, начальник паровозного депо Орша Западной железной дороги Заслонов Константин Сергеевич, прошу Вашего разрешения организовать мне партизанский отряд и действовать в районе от Ярцева до Барановичей в полосе железнодорожных линий, станций и других железнодорожных сооружений. Временно прошу двадцать — двадцать пять человек отборных «орлов» — храбрых паровозников, умеющих держать в своих руках не только тысячерублевую ручку-регулятор, но и пулемет, владеющих артиллерийским делом, танком, автомашиной, мотоциклом и связью.
Я Вас заверяю от имени храбрых из храбрых, просящих меня передать Вам, что клятву партизан, присягу — выдержим с честью. Если Вы разрешите организовать, то в мой отряд войдут не те люди, которые о войне только предполагают и мысленно воображают о крови, о трупах, о разбитых черепах и всех видах машин у страшных переправ, подобно Соловьевской на Днепре или Березинской у Борисова; будут подобраны, и они, по существу, уже подобрались, которые все это видели, все это пережили, будут подобраны, и они уже подобрались, которые уже учинили вред гадине, лоб в лоб встречались с бандитами и уходили победителями...
"
Источник: П.З. Калинин, «Партизанская республика»
Вскоре отряд (30 добровольцев-железнодорожников и 11 диверсантов) прошёл краткую подготовку в диверсионно-разведывательной школе Артура Карловича Спрогиса (кстати, прототип героя романа Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол»). 1 октября 1941 года они перешли линию фронта в Калининской области. К середине ноября до окрестностей Орши, добралось шестеро. Дальнейшие действия Константина Сергеевича Заслонова впоследствии стали примерами в теоретическом разделе книги величайшего советского диверсанта полковника Ильи Григорьевича Старинова.

"Проанализировав ситуацию, Заслонов понял, что боевыми действиями он нанесет небольшой урон и решил вести подпольную борьбу. С этой целью он пришел к немцам и предложил свои услуги. Кадров не хватало отчаянно и ему было предложено оставаться на той же должности, то есть начальником депо. Результаты его деятельности таковы: с декабря 1941 по февраль 1942 он пустил под откос 6 поездов и повредил 170 паровозов. Я сам потом проверял.
Немцы начали догадываться, но не поняли кто стоит за этим. Дошли до того, что начали дробить уголь, чтобы вместе с ним в топку не попадали «угольные» мины. Репрессировать никого не могли, так как основные работники были русские. Таким образом одному обученному человеку с небольшой группой помощников удалось сделать гораздо больше, чем целому подразделению. А было-то всего у него — тол и запалы. Вот что такое действия профессионала
".
Источник: И.Г. Старинов, «Записки диверсанта»

К словам И.Г. Старинова добавлю, что изготовление угольных мин было налажено в доме у Петра Шурмина. Макет одного из этих самодельных взрывных устройств сейчас выставлен в музее. Затем эти сюрпризы подбрасывались на топливные склады и попадали в топки паровозов. Кстати говоря, Пётр Шурмин был одним из пяти человек, пришедших с Заслоновым из-за линии фронта. До войны Шурмин работал начальником водоснабжения станции и теперь, вернувшись в оккупированный город, смог вывести эту систему из строя на несколько месяцев. Заправка паровозов водой существенно осложнилась, что не могло не сказаться на немецких перевозках. Немцы понимали, что поломки не могут быть вызваны только естественными причинами. Заслонов был арестован, но смог убедить следствие в своей невиновности. Однако дальше играть с гестапо было опасно.

25 февраля 1942 года Константин Сергеевич ушел в лес, организовав в Оршанском районе партизанский отряд «Дяди Кости» численностью 35 человек. Отряд рос и активно действовал - проводил рейды по тылам противника, уничтожал пособников оккупантов, вёл диверсионную деятельность. Летом 1942 на базе пяти отрядов была создана бригада. Её ядром стал отряд «Дяди Кости», выросший уже до 300 человек. Константин Заслонов был назначен командиром партизанской бригады. Комиссаром стал Людвиг Иванович Селицкий. Кстати, это его документы выставлены сейчас в музее вместе с пистолетом Заслонова. Соединение вело активные партизанские действия на коммуникациях группы армии «Центр». С 15 июня по 25 октября 1942 года партизаны бригады пустили под откос 64 железнодорожных эшелона, вывели из строя 76 автомашин. К сожалению, 14 ноября 1942 года Константин Заслонов погиб в бою у деревни Куповать. Его именем была названа партизанская бригада. 7 марта 1943 года Константину Сергеевичу Заслонову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Дополнение: Как я уже говорил, в июле 2015 года в Москве проходила выставка к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. Крайне интересно было увидеть несколько документов, рассказывающих о деятельности немецкого коменданта города Орши.

Макет мины которой был уничтожен В.Кубе. Награды Марии Осиповой и личные вещи Елены Мазаник , музей истории Великой Отечественной войны, Минск Фото паровозного депо ст.Орша. Герой Советского Союза подпольщица Зина Портнова (погибла в январе 1944г), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Пистолет Маузер К96 Героя Советского Союза Станислава Алексеевича Ваупшасова, командира партизанского отряда «Местные», музей истории Великой Отечественной войны, Минск Рация типа РБМ, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Макет мины которой был
уничтожен генеральный комиссар
Белоруссии Вильгельм Кубе.
Награды Марии Осиповой и
личные вещи Елены Мазаник,
которая пронесла и установила
бомбу в доме гауляйтера

Фото паровозного депо ст.Орша.
Герой Советского Союза
подпольщица Зина Портнова

Маузер К96 С.А. Ваупшасова,
командира отряда «Местные».Ранее:
диверсант, разведчик-нелегал,
затем командир батальона ОМСБОН.
Портрет З.А. Александрович,
хозяйки конспиративной квартиры,
разведчицы группы
майора И.Богатого

Рация типа РБМ (к сожалению,
гравировку надписи
не сфотографировал)

Герой Советского Союза подпольщица Зина Портнова - уроженка Ленинграда, родилась 20 февраля 1926 года. Летом 1941 года приехала на школьные каникулы в Витебскую область. С началом войны оказалась на оккупированной территории. С 1942 года - член подпольной комсомольской организации «Юные мстители», действовавшей в посёлке Оболь. Возглавляла её 20-летняя Ефросинья Зенькова (впоследствии Герой Советского Союза). Подростки собирали сведения о вражеском гарнизоне, расположенном в посёлке Оболь, распространяли листовки, совершили 21 диверсионную акцию. Зина Портнова работала в столовой, где питались немецкие офицеры. По указанию подполья она отравила их пищу. Во время расследования причины отравления немцев, желая доказать немцам свою непричастность, попробовала отравленный суп. По другой версии, её заставили попробовать суп перед подачей. В любом случае, Зина чудом осталась жива.

28 августа 1943 года организация «Юные мстители» была разгромлена. Прошли массовые аресты участников комсомольского подполья, многие подростки были расстреляны. Зина Портнова ушла в партизанский отряд им. К.Е. Ворошилова, где стала разведчиком. В декабре 1943 года юная партизанка схвачена в деревне Мостище и опознана некой Анной Храповицкой. В первых числах января, на одном из допросов, схватив со стола пистолет следователя, застрелила его и ещё одного гитлеровца, пыталась бежать, была схвачена. Звучит фантастически, однако есть документальное свидетельство - журнал боевых действий партизанского отряда. В нём есть запись: «1-2 янв. 1944 года. Установлено, что на допросе в гестапо (в деревне Горяны) Портнова ничего не сказала об отряде и пыталась бежать, убив двух офицеров из их же пистолета». Её зверски пытали, а 10 января 1944 года расстреляли.

Самодельный пистолет-пулемёт, сконструированый по типу ППС-43 А.И. Судаева, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Трофейный кортик М.В. Дудкевича. Маузер К96 командира партизанской бригады «Беларусь» А.С. Юрковца (освободили райцентр Рценск и удерживали его до прихода Красной Армии), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Пресс для переделки немецких патронов под советское оружие, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Музейная композиция партизаны Белоруссии, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Самодельный пистолет-пулемёт по
типу ППС-43 был подарен командиру
Пинского партизанского соединения
А.Я. Клещеву, секретарю
подпольного обкома КП(б)Б

Трофейный кортик М.В.Дудкевича
Маузер К96 командира бригады
«Беларусь» А.С. Юрковца
(освободили райцентр Рценск и
удерживали его до прихода
Красной Армии)

Пресс для переделки немецких
патронов под советское оружие
(очень сомневаюсь в качестве
такой конверсии - хотя бы из-за
отсутствия фланца на немецких
винтовочных гильзах. Да и
слишком много отличий в
форме/размерах боеприпасов)

В эфире - партизанский радист.
Судя по тому, что он работает на
ключе без текста шифровки и
ничего не записывает - передача
идёт открытым текстом

В витрине - самодельный пистолет-пулемёт, сконструированый по типу ППС-43 А.И. Судаева. Изготовлен в 1944 году в мастерской 208-го партизанского полка имени И.В. Сталина Могилёвской и Пинской областей. Был подарен командиру Пинского партизанского соединения А.Я. Клещеву, секретарю подпольного обкома КП(б)Б. Мастера-оружейники Тикулаев, Сарвин, Гоцуляк, Лукьянцев. Автомат был передан в музей из Белорусского штаба партизанского движения в 1945 году. Относительно партизанских оружейных мастерских Сергей Лопарев (бывший научный сотрудник этого музея) пишет следующее: "В каждом отряде обычно имелось оружие, подобранное на месте летних боев 1941 года Красной Армии с вермахтом. Многое было погнуто, повреждено пулями и осколками, пламенем, гусеницами бронетехники, коррозировано. За ремонт оружия брались люди, которые имели опыт работы с металлом: слесарный, кузнечный, часовой и др. После того как научились изготавливать отдельные части для заводского оружия, мастера смогли перейти к его изготовлению целиком.
... складной металлический приклад, который обычно изготавливался из велосипедных рам, кожух — из водопроводной трубы или частей иного оружия. Воронение частей производилось луковой шелухой. Пайка — с помощью стекла и борной кислоты. Дюралюминиевые накладки на кожухе изготавливались из обшивки сбитого немецкого самолета. Рукоятка управления огнем украшалась накладками из рога коровы.
В 1944 году партизаны Пинского партизанского отряда отправили в подарок маршалу Ворошилову и начальнику Центрального штаба партизанского движения Пономаренко два самодельных пистолета-пулемета. Изготовили то оружие Менкин и Темяков. В ответ П.К. Пономаренко прислал телеграмму: «Благодарю от своего имени и от имени К.Е. Ворошилова за присланные образцы автоматов. Мастерскую вашего соединения целиком сохраните для музея Отечественной войны белорусского народа»
".

Дополнение: Ещё один интересный образец самодельного партизанского оружия - автомат ТМ-44 был представлен на выставке к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. Он был подарен пинскими партизанами маршалу К.Е. Ворошилову.

Лейтенант Александр Петрович Мамкин - лётчик 105-го гвардейского отдельного авиаполка , музей истории Великой Отечественной войны, Минск Экипаж Ли-2 101-го гвардейского авиаполка дальнего действия, совершавший полёты к белорусским партизанам, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Деревянная колода - партизанский почтовый ящик, над ним - парашютный грузовой контейнер, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Разновидности самодельных мин, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Лейтенант Александр Мамкин -
лётчик 105 гв.оавп ГВФ горел заживо
в подбитом самолете, но спас детей,
вывозимых в советский тыл

Экипаж Ли-2 101-го гвардейского
авиаполка дальнего действия,
совершавший полёты к
белорусским партизанам

Деревянная колода - партизанский
почтовый ящик, над ним -
парашютный грузовой контейнер

Разновидности самодельных мин

Две фотографии. На первой - экипаж Ли-2 101-го гвардейского авиаполка дальнего действия, совершавший полёты к белорусским партизанам. 1-ый ряд, слева направо: Георгий Андриянович Фомичёв - бортмеханик, Герой Советского Союза Борис Григорьевич Лунц - командир экипажа (403 боевых вылета), Ашот Каспаров - штурман. 2-ой ряд: Иван Сергеевич Коноваленко - стрелок, Лапков - стрелок-радист.
6 июня 1942 года самолёт старшего лейтенанта Б.Г. Лунц был подбит немецкими истребителями, но командир корабля довёл горящую машину до места назначения и сбросил груз в заданном квадрате. Только после этого экипаж покинул горящий самолёт.
29 сентября 1942 года ПС-84 старшего лейтенанта Лунц совершил посадку на аэродром в зоне, где партизаны вели бой с карательными отрядами. После разгрузки самолёта по просьбе командования партизанского соединения экипаж несколько раз поднимал самолёт в воздух и наносил бомбовые удары по скоплениям живой силы противника. Непонятно откуда взялись у партизан советские авиабомбы, но тем не менее...

На втором снимке - лейтенант Александр Петрович Мамкин - лётчик 105-го гвардейского отдельного авиаполка ГВФ усаживает в кабину Нину Бурдаеву, вывезенную вместе с другими детьми из Полоцкого детского дома в советский тыл. Казалось бы, причём тут гражданский воздушный флот (ГВФ)? Дело в Приказе Наркома обороны СССР от 9 июля 1941 года: «личный состав ГВФ, непосредственно зачисленный в особые авиагруппы ГВФ, считать призванным в Красную Армию». Сформированный на базе 2-й особой авиагруппы 105-й авиаполк ГВФ за полеты к окруженным частям, помощь в выводе их к своим и налаживание воздушного сообщения с партизанами был удостоен звания гвардейского.
Александр Мамкин - находился в действующей армии с 1942 года. Как и другие лётчики полка, лейтенат Александр Петрович Мамкин летал по ночам на самолёте Р-5 в расположение партизанских отрядов. К августу 1943 года совершил 74 боевых вылета, за что был награждён орденом Отечественной войны I степени. Затем, совершил ещё 33 боевых вылета, в ходе которых вывез 113 раненных, а также доставил в партизанские отряды 9 тонн боеприпасов и 41 военнослужащего. На своём безоружном тихоходном биплане Р-5 летал в снег, туман. Не раз был атакован истребителями и зенитной артиллерией противника. 8 апреля 1944 года был представлен к награждению ордену Красной Звезды. Получить награду он не успел - 11 апреля 1944 года последний полёт навеки обессмертил его имя.

В феврале 1944 года гитлеровцы решили использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 в качестве доноров крови для раненых немецких солдат. Подпольная группа, которой руководил директор детского дома Михаил Степанович Форинко, решила не допустить этого. Сначала немцев убедили что детский дом надо перевезти в село Бельчицы - ведь доноры должны поправить здоровье. Потом, по плану операции, в ночь с 18 на 19 февраля 1944 года над селом на бреющем полёте закружились советские самолёты. Гарнизон попрятался от воздушного налёта.
В это время из Бельчиц тайком вывели 154 воспитанника возрастом от 3 до 14 лет и 38 работников детского дома, а также члены подпольной группы и их семьи. Их уже ждал санный поезд, а две группы партизан обеспечивали этот побег.
Затем силами 3-й воздушной армии на советскую территорию было вывезено более 200 детей и 314 раненых партизан, а партизаны получили более 90 тонн боеприпасов и грузов. Детали операции были засняты специальными группами кинооператоров, отправленных к партизанам.

Александр Мамкин в ночь с 10 на 11 апреля 1944 года в девятый раз прилетел за детьми. В качестве аэродрома использовался лёд озера Вечелье. На обратном пути на подлёте к линии фронта самолёт был подбит зенитными огнём или немецким ночным истребителем. Линию фронта лётчик пересёк уже на горящем самолёте. По инструкции он должен был набрать высоту и выпрыгнуть с парашютом, но, имея живых людей на борту, не сделал этого. Пламя добралось до кабины пилота. Горела одежда и шлемофон, плавился пластик лётных очков. Ноги Александра обуглились до костей, но он продолжал полёт, пока не нашёл подходящую площадку. К тому времени прогорела даже перегородка, отделяющая кабину пилота от пассажиров, и на некоторых детях начала тлеть одежда. Как посадил самолёт уже ослепший лётчик, у которого ноги обгорели до костей - не понимает никто. На земле, прежде чем потерять сознание, он задал единственный вопрос: «Дети живы?». Ожоги были слишком серьёзны, медики не смогли спасти героя и 17 апреля 1944 года лейтенант Александр Петрович Мамкин скончался. В 1970-е годы его торжественно перезахоронили на воинском мемориальном кладбище «Лидова гора».

Расписание уроков и самодельный звонок партизанской школы, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Герой Советского Союза Марат Казей, 14-летний разведчик 200-ой партизанской бригады им. К.К. Рокоссовского. Погиб в бою в мае 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Расписание уроков и самодельный
звонок партизанской школы

Герой Советского Союза Марат Казей
разведчик 200-ой партизанской
бригады им. К.К. Рокоссовского.
Погиб в бою в мае 1944 года

Дом в котором жила Анна Казей и её дети стоял на самом краю села Станьково (Дзержинский район Минской области). Дверь была обращена не к деревне, а к лесу. Поэтому, когда началась война, в неё часто стучались окруженцы, чтобы узнать есть ли в деревне немцы. Позже стали появляться пленные, убежавшие из концлагеря Негорелое, что был устроен в 7 км от Станьково. Мама будущего партизана-героя Анна Александровна Казей помогала приходившим, как могла - едой и одеждой. Иногда звала в дом фельдшера Русецкого, который оказывал помощь раненным. Такую деятельность трудно сохранить в тайне. Донос не замедлил поступить и 26 октября 1941 года немцы публично повесили в Минске Анну Казей и ещё несколько человек.
В семье было 5 детей: старшая сестра Елена, Ариадна, Марат и младшие Ким и Неллочка, умершие впоследствии от болезней. Примерно через год после смерти матери Марат со старшей сестрой Ариадной ушли к партизанам в Станьковский лес. Точнее в ноябре 1942 года в «Двадцать пятый» отряд ушёл их дядя Николай Казей. Марат незаметно прокрался следом за ним и, обойдя все дозоры, появился в центре лесного лагеря. Командир отряда Иосиф Апорович наказал караул, а Марата и Николая зачислил в отряд. Ариадна пришла в лес несколько позже.

В январе 1943 года действовавшие в этом массиве отряды «Боевой» и «Двадцать пятый» (имени 25-летия Октября) были окружены. При выходе из кольца блокады отряды были раздроблены. Марат оказался в одной группе, Ариадна - другой. Часть партизан, с которыми шла Ариадна Казей, попыталась после прорыва отдохнуть в Литавцах. Оказалось, что каратели сожгли деревню вместе со всеми жителями. Это одна из деревень, повторивших судьбу печально известной Хатыни. Фашисты уничтожили 42 двора и 196 мирных жителей. Партизаны двинулись на юг, в Копыльский район.
Переходы и ночёвки в зимнему лесу привели к большому количеству обморожений. Изношенная обувь Ариадны Казей сослужила ей плохую службу. Прямо в походных условиях 17-летней девушке без наркоза пришлось ампутировать обморженные ноги. Раз за разом уходя от постоянного преследования немцев, из блокированных лесных массиов, партизаны увозили с собой своих раненых товарищей. Только летом, 13 июня 1943 года уже из Любанского района смогли самолётом вывезти детей, Ариадну Казей и других тяжелораненных бойцов в советский тыл. В госпитале Ариадне сделали реампутацию, потом ещё несколько операций. Когда после госпиталей она на протезах вернулась в освобождённую Белоруссию, то её продолжил лечить всё тот же фельдшер Русецкий.

В Станьково она узнала обстоятельства смерти брата. Марат Казей партизанил под командой начальника разведки бригады Владимира Ларина. Мальчишка переодевался в нищенскую одежду и собирал информацию там, где попался бы любой взрослый. Ему везло, оставался невредимым. На рассвете 11 мая 1944 года Владимир Ларин и Марат Казей прибыли в деревню Хоромицкие. Лошадей оставили в километре от окраины. Ларин пошёл к партизанскому связному Михаилу Шакалю, а Марат зашёл к своим знакомым - к семье Аксенчиков. Неожиданно появились немцы и их местные помощники с белыми полицейскими повязками. Ларин был убит практически сразу, Казей залёг в кустарнике и отстреливался пока не кончились патроны. Подробности его последнего боя стали известны в 1965 году, когда в Минске судили одного из участников операции. Одну гранату 14-летний герой бросил в окружавших его врагов. Второй гранатой, когда они подошли совсем близко, подорвал себя вместе с ними. Сельчане рассказывали, что после боя на подводах увезли 29 убитых немцев и полицаев.

Партизанский лагерь находился в 8 км от деревни, но помощь опоздала. Всё что смогли сделать партизаны - похоронить убитых товарищей. После войны, в 1946 году их перезахоронили. Ариадна рассказывала, что у Марата были оторваны кисти рук и не хватало части черепа, что подтверждает слова пособника оккупантов, расстрелянного в 1965 году.
8 мая 1965 года, через 21 год после гибели, Марату Казей было присвоено звание Героя Советского Союза. Для оформления наградных документов у Ариадны Казей попросили снимок, примерно соответствующий возрасту погибшего подростка. Была выбрана самая качественная фотографию. Это её мы сейчас видим в музее. Интересно её происхождение: Ариадна Ивановна вспоминала, что в первые дни оккупации её сделал за пару яиц какой-то немец. После войны Ариадна Ивановна Казей закончила педагогический институт, работала преподавателем белорусского языка и литературы. 1 июля 1968 года ей было присвоено звание Герой Социалистического Труда.

Самодельное орудие из колёс сеялки и пушки подбитого танка,, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Самодельное орудие из колёс сеялки и пушки подбитого танка,, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Кинокамера и удостоверение фронтового оператора Иосифа Вейнерович, музей истории Великой Отечественной войны, Минск М.М. Джагаров - командир 1-ой Минской партизанской бригады, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

45-мм самодельное орудие из
колёс сеялки и танковой пушки.
Отряд «Искра» бригады «Разгром»
Минской области

28 апреля 1944 года из этой
пушки партизаны подбили паровоз

Кинокамера и удостоверение
фронтового оператора
Иосифа Вейнерович

М.М. Джагаров - командир 1-ой
Минской партизанской бригады

20-мм зенитная автоматическая пушка «Эрликон» - трофей партизан отряда им. Комсомола 1-й Минской бригады, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Пушка захвачена в бою у д.Пудетская Слобода Минской области 8 апреля 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

20-мм зенитная автоматическая
пушка «Эрликон» - трофей
отряда имени Комсомола
1-й Минской бригады

Пушка захвачена в бою у
д.Пудетская Слобода Минской
области 8 апреля 1944 года

45-мм пушка 53-К образца 1937 года партизанской бригады имени газеты «Правда»

Ещё один интереснейший экспонат - 45-мм советская пушка 53-К на самодельных колёсах. Чтобы рассказать об истории орудия, мне придётся прибегнуть к обширному цитированию. Источником цитаты послужит статья бывшего научного сотрудника музея Сергея Лопарева, опубликованная 28.04.2010 на интернет-портале Беларусь Сегодня.

45-мм пушка 53-К образца 1937 года партизанской бригады имени газеты «Правда», музей истории Великой Отечественной войны, Минск

45-мм пушка 53-К на самодельных
колесах и без защитного щита
воевала в партизанской бригаде
имени газеты «Правда»

"Как создавалось и использовалось это необычное орудие - рассказывают нам рукописный партизанский журнал "Мститель" № 5 бригады имени газеты «Правда» и некоторые другие документы. Партизаны изыскивали любую возможность добыть оружие и боеприпасы. Особенно артиллерию - ее катастрофически не хватало. В основном партизаны использовали орудия, найденные на месте боев лета 1941 года.
Так в бригаду попало и орудие, которое сейчас экспонируется в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны. Это 45-миллиметровая противотанковая пушка образца 1937 года - широко известная "сорокапятка". В трагических июньских боях она была повреждена, и расчет, перед тем как отступить, успел спрятать ее в лесу около деревни Усохи Пуховичского района. Артиллеристы, вероятно, рассчитывали вскоре вернуться и разыскать свою пушку. Бойцы тогда еще надеялись, что через пару недель что-то изменится.

Спрятанную артиллеристами пушку, как можно предположить из рукописного партизанского журнала, обнаружил партизанский слесарь Дмитрий Захаренков. Командование отряда поручило ему, а также его товарищам Расказенко и Мартынову отремонтировать "сорокапятку". Мастера разобрали орудие на части, и то, что годилось для использования, перевезли в расположение лагеря. Некоторые недостающие детали изготовили сами, кое-что разыскали на местах боев - там хватало разбитой боевой техники. Вместо полностью уничтоженных колес пушке приставили колеса от крестьянской телеги. Боеприпасы собрали в кличевском лесу.
Когда орудие привели в порядок, Дмитрия Захаренкова назначили командиром артиллерийского взвода. Собрав необходимую развединформацию, он предложил уничтожить немецкий гарнизон в деревне Пудицк, мешавший проведению боевых операций на железной дороге. В ходе ночного боя пушка Дмитрия Захаренкова сыграла свою важную роль. Затем Захаренков нашел еще одну и тоже привел ее в боевое состояние. Уже с двумя пушками партизаны совершили налет на Смиловичи. Партизанская артиллерия активно участвовала в операции "Рельсовая война" в августе и сентябре 1943 года.
В мае 1944-го партизаны оказались в блокаде. Снаряды закончились, пушку пришлось закопать. Однако летом она снова была в строю и громила немцев и полицаев. А 16 июля бойцы бригады имени газеты «Правда» вместе со своей пушкой приняли участие в партизанском параде в Минске.
"

Участие советских граждан в европейском движении Сопротивления

Бойцы французского Сопротивления О.Н. Озеров и  А.М. Кондратенко, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Бойцы французского Сопротивления Н.И. Лисовец и Л.М. Кашичкина, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Бойцы французского Сопротивления А.С. Парамонова и Ф.И. Лаенков, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Отдельный батальон советских партизан им. Сталина Франция, 22 сентября 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Бойцы французского Сопротивления
О.Н. Озеров и А.М. Кондратенко

Бойцы французского Сопротивления
Н.И. Лисовец и Л.М. Кашичкина

Бойцы французского Сопротивления
А.С. Парамонова и Ф.И. Лаенков

Отдельный батальон советских
партизан им. Сталина
Франция, 22 сентября 1944 года

О.Н. Озеров - боец французского отряда «Де Лоретте», который действовал в районе Бордо. А.М. Кондратенко - партизан французского отряда, действовавшего в департаменте Кенталь. Освобождал города Мур'як, Амасяк, Клермон-Феран.

Лейтенант французской армии Н.И. Лисовец - узница лагеря Эрувиль, командир женского партизанского отряда «Родина», который действовал в Верденских лесах. Л.М. Кашичкина - транспортировщица оружия французского партизанского отряда в округе Па-де-Кале с апреля 1944 года.

А.С. Парамонова - партизанка французского отряда «Родина». Повязка нарукавная участника Сопротивления на территории 3-го Военного района, 1944 год. Ф.И. Лаенков - участник обороны Брестской крепости, участник движения Сопротивления во Франции.

Партизанки отряда им. Сталина, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Руководитель медицинской группы отряда «Родина» М.И. Андриевская - узница лагеря Эрувиль с 1943 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Документы и личные вещи Л.М. Кашичкиной, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Личные вещи О.Н. Озерова, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Партизанки отряда им. Сталина

Руководитель медицинской группы
отряда «Родина» М.И. Андриевская -
узница лагеря Эрувиль с 1943 года

Документы и личные вещи
Л.М. Кашичкиной

Личные вещи О.Н. Озерова

1943 год. Форсирование Днепра, Иван Елисеевич Самбук и гаубица М-30

Ещё одна музейная композиция: 4 человека из расчёта 122-мм гаубицы М-30 переправляют её через водную преграду. Хлипкие брёвнышки обозначают настил абстрактного переправочного средства. Штатным средством для переправы орудий (весом в 2,5 тонны без учёта передка) в РККА являлся складная лодка Н2П из состава легкого понтонного парка НЛП. Отделения сапёров управилось бы с её подготовкой к переправе за 12 минут. (Нормативы и теория вопроса: А.Ф. Ильин-Миткевич, "Краткий справочник по военно-инженерному делу"). Однако, при форсировании Днепра нашими войсками использовались кустарные переправочные средства - помосты настилались на 200-литровые бочки или на деревянные лодки СДЛ, изготовляемые саперными частями. Далее речь и пойдёт о том, как это так вышло и что это за орудие.
Официальная история гаубицы, многократно изложенная в различных публикациях, такова: расчет старшего сержанта Ивана Елисеевича Самбука прикрывал из этого орудия наши войска, форсировавшие Днепр. Когда пехота переправилась и с боями ушла от берега, артиллеристы не стали дожидаться пока саперы наведут понтоны. Они соорудили из бревен плот и самостоятельно переправились на другой берег, где продолжили поддерживать пехоту, за что Иван Елисеевич Самбук получил звание Героя Советского Союза. Звание это без натяжек заслуженное, дядька - героический. В РККА с 1939 года. В действующей армии с августа 1941 года и до победы. За это время получил одно лёгкое и одно тяжелое ранения.

05.12.1942 представлен к медали "За отвагу". 34 гвардейский артиллерийский полк в составе 6-й гв.сд воевал на Брянском фронте. Иван Самбук заменял командира огневого взвода. Огнём на прямой наводке обеспечивал продвижение стрелковой роты 25 гвардейского стрелкового полка. Особо отмечено, что потерь при этом не имел.

12.07.1943 представлен к ордену Красной Звезды. Дивизия, в которую входил 34-й гв.артполк, вела бои на Северном фасе Курской дуги. 07.07.1943 года в районе Ольховатки оборонялся 25-й гвардейский стрелковый полк. Его поддерживали выдвинутые на прямую наводку орудия 449-го иптап и 34-го гвардейского артиллерийского полка. В числе прочих вела огнь по наступающему противнику и 4-я батарея 34 гв.ап, в которой командиром огневого взвода служил старший сержант Иван Самбук. Противник применял авиацию, вёл артиллерийский огонь по нашим позициям. Когда вечером потребовалось сменить позицию, оказалось, что орудийные передки подать невозможно, а часть лошадей в результате бомбёжки погибла. Из боевого донесения 6-й гв.сд в штаб 17-го гв. ск от 23-30 07.07.1943 мы узнаём о потерях за этот день: "Строевые подразделения частей дивизии понесли потери убитыми, раненным и пропавшими без вести до 30% личного состава, 76 м/м орудий - 16, 122 м/м - 1, 45 м/м - 13" и т.д. Вот после этого тяжелейшего боя ст.сержант Самбук совместно с лейтенантом Лучининым организовали вывоз орудий личным составом огневого взвода. Орудия вытаскивали под огнём стрелкового оружия противника.

В 1943 году Иван Самбук отличился при форсировании Десны, Припяти и Днепра. После окончания войны окончил Томское артиллерийское училище, затем Военно-инженерную радиотехническую академию ПВО. Ушёл в запас в 1964 году.

122-мм гаубица М-30 на плоту, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

122-мм гаубица М-30 на плоту

Надо заметить, что в октябре 1943 года звание Герой Советского Союза получили несколько сотен военнослужащих Центрального фронта (позже Белорусский, а ещё позднее Первый Белорусский фронт). Этот звездопад имеет простое объяснение: 9 сентября 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования выпустила Директиву №30187. В тексте директивы есть следующие строки: "За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленск и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования, названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза". В результате появился приказ ВС Центрального фронта от 13.10.1943г о представлении к званию Героя Советского Союза за форсирование Днепра группы военнослужащих, в том числе двадцати артиллеристов 13-ой армии.

Тут надо сказать, что переправочные средства подтягивались к Днепру с опозданием. Понтонные парки, паромы, лодки подолгу задерживались на промежуточных водных рубежах, а инженерные войска, занятые на ремонте дорог, вовремя не заменялись дорожными частями. Войска выкручивались, как могли, т.е. подручными средствами. Например, 72 гв. сд к исходу 24 сентября из переправочных средств располагала лишь 10 рыбацкими лодками на 6-10 человек каждая, семьюдесятью 200-литровыми бочками, 5 кубометрами сухого лесоматериала. (Источник: Отчет дивизионного инженера). До 29.09.1943 не было наведено ни одного понтонного моста. Также отставали химические части с маскирующими дымами для прикрытия переправ. Авиационное прикрытие отсутствовало из-за медленного перебазирования 2-ой воздушной армии. ПВО будущих переправ также было организовано крайне плохо. В общем, наши войска вышли к водной преграде без переправочных средств, практически без ГСМ и с неполным боекомплектом (0,4-0,5 б/к) . Однако "не всё так однозначно". Дело в том, что Воронежский и Степной фронты вышли к Днепру раньше, чем противник успел занять позиции по правому берегу реки, поэтому переправа и захват плацдармов происходили без боя либо с преодолением слабого сопротивления. На примере 6-й гв. сд: в ночь с 22 на 23 сентября её части переправились через Днепр. 24 сентября 1943 года три полка (10, 25 и 4) отбивали атаку немецкого батальона, наступавшего при поддержке 13 танков. Безвозвратные потери дивизии за этот день составили всего 7 человек. Серьёзные бои за развитие успеха начались позднее. За деталями отправляйтесь к книге В. Гончарова "Битва за Днепр. 1943".

В поисках информации по Ивану Самбуку, я отобрал октябрьские представления на высшую награду по офицерам и сержантам подразделения, в котором он служил:
- Командир 34-го гвардейского артиллерийского полка гвардии подполковник Иван Иванович Буцыков. Здесь всё понятно: умелое и энергичное руководство полком при форсировании рек.
- Командир дивизиона гвардии майор Николай Дмитриевич Богданов, который в первые дни Курской битвы, 5 июля 1943 года, выбивал наступающих немцев. Когда позиции дивизиона обошли танки, и пехота вышла к его НП, он отбил со своими бойцами четыре атаки. В интересующей нас части: "При форсировании пехотой рек Десна, Днепр и Припять т.Богданов из подручных средств своими силами соорудил плот на р.Десна и сам лично руководил переправой, переправил дивизион без всяких потерь. а также ни минуту не отрываясь от пехоты, своим дивизионом успешно форсировал реки Днепр и Припять и своим огнём своевременно обеспечил успех нашей пехоте".
- Командир 8-й батареи гвардии старший лейтенант Николай Павлович Бойко, чья батарея отличился 7 июля 1943 года в борьбе с танками противника.
- Командир огневого взвода гвардии старший сержант Василий Евдокимович Андрейченко. 7 июля 1943 года в боях высоту 257 отбил 7 танковых атак. "28.9.1943г. при форсировании р.Припять т.Андрейченко не успел переплыть реки, как противник выйдя на бронемашине открыл огонь по переправе. Тов.Андрейченко не дрогнул. Он подал на берег команду "открыть огонь по бронемашине". Благодаря его чёткой и быстрой работе переправа была спасена".
- Командир огневого взвода гвардии старший сержант Иван Елисеевич Самбук. "В период последних наступательных боёв и при форсировании водных преград рек Десна, Днепр и Припять т.Самбук под огнём противника, презирая смерть, успешно без потерь форсировал водные преграды и неотставая от пехоты, своим огнем обеспечил ей успех".

ИС-2 выпуска весны 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск ИС-2 выпуска весны 1944 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Су-100, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Этот ИС-2 выпущен весной 1944 г.
Следы модернизации в 1960-ых:
крылья с бункерами по типу ИС-3,
игравшие роль
противокумулятивных экранов

Отличия этого ИС-2: "ломаная"
верхняя лобовая деталь, а в ней
люк-пробка мехвода, но дульный
тормоз уже конструкции ЦАКБ
(с марта 1944г). С июня 1944
уже выпускались танки со
"спрямленным" сварным носом

Су-100 выпускалась в СССР с осени
1944 года до февраля 1948 года
Начало выпуска сдерживало
отсутствие бронебойных снарядов
Б-412Б к пушке Д-10С
Обновлённая ходовая часть -
след модернизации в 1960-ых

Обратите внимание, описательная часть наградных листов имеет схожую структуру. 5-10 июля 1943 года оборонительные бои на Орловско-Курском направлении, затем участие в наступлении и успешные действия при форсировании трёх рек: Десна, Днепр, Припять. Как правило, отмечается форсирование без потерь и поддержание тесного контакта с пехотой. Сравните, насколько подробно описана переправа на подручных средствах у майора Богданова и как кратко проходит этот эпизод у Самбука. Возможно, повлияло формирования представлений под требования Директивы №30187, поэтому в наградном листе Ивана Самбука нет упоминаний о столь примечательной перевозке через Днепр орудий на самодельных плотах. Не нашёл я ссылок на этот эпизод и в мемуарной литературе, а также в материалах советского периода по боевому пути 6-й гвардейской стрелковой дивизии.

Вообще, в истории с музейной гаубицей есть множество нестыковок. Например: по штату № 04/500 артиллерийский полк гвардейской стрелковой дивизии имел следующую структуру. 1-й и 2-й дивизионы имели по две батареи, 3-й дивизион имел одну батарею. Каждая пушечная батарея имела взвод управления и 2 огневых взвода по две 76-мм пушки. Каждый из трёх дивизионов артполка имел по одной гаубичной батарее, в каждой взвод управления и два огневых взвода по две 122-мм гаубицы. Всего 20 пушек и 12 гаубиц. У командира гаубичного огневого взвода в хозяйстве два орудия. Т.е. он отвечает за всю материальную часть и личный состав, следовательно, не может разделить взвод и переправить только одно орудие. Да и почему считается, что при форсировании Днепра гв.ст.сержант Иван Самбук командовал не взводом, а расчётом одной из М-30 - мне непонятно. Что же касается официальных документов, то в боевом распоряжении штаба 6 гв.сд от 22.09.1943 поставлены следующие задачи: "4 гвсп с двумя батареями 34 гвап к 2.00 23.9.43 форсировать р.Припять" и "25 гвсп с одной батареей 34 гвап форсировать р.Днепр в районе Теремцы" (это как раз место, где Припять впадает в Днепр). Номера батарей, к сожалению не указаны.

Расчёт из трёх человек ведёт огонь из 82-мм батальонного миномёта БМ-37, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Расчёт советского батальонного
82-мм миномёта БМ-37
образца 1937 года

Копия ленд-лизовского Willys MB,
Газ-67Б выпущен в 1948-1953гг
(с 1948 году пошла штампованная
решётка радиатора с семью
вертикальными прорезями)

В ответ на мои вопросы, адресованные к сотрудникам минского музея, пришёл полный и откровенный ответ за подписью зам. главного хранителя фондов Скоринко Г.В. и зав. отделом Прокопенко Л.Е. Цитирую: "… в фондах музея собственные воспоминания И.Е. Самбука крайне коротки- биография с перечислением фронтов, на которых он воевал (на 1 лист крупным почерком). Ответа на поставленные Вами вопросы этот документ не даёт. Однако в фонды поступали статьи из печати, в т.ч. более ранних, точнее, послевоенных лет с описанием подвига нашего земляка. Эти статьи включают в себя также беседы и интервью журналистов с героем. Материал для одной из таких статей, собранный и затем опубликованный при жизни героя, я Вам высылаю. Кроме того, во время выступлений перед посетителями и экскурсоводами музея Иван Елисеевич говорил о тех же подробностях -тогда методисты экскурсионного отдела делали записи таких выступлений для обучения молодых сотрудников. Дополнительно хочу отметить, что 122-мм гаубица с номером 12 667 поступила в музей в 1960 году с воинского склада № 3620".

К ответному письму сотрудники музея любезно приложили скан статьи И.Н. Беляева (г.Петриков, Гомельской области, в/ч 14276) из газеты "Чырвоная змена" к 20-летию победы в Великой Отечественной войне. Процитирую фрагмент статьи 1965 года: "В одном из артиллерийских парков Советской Армии стоит и сберегается, как бесценная реликвия, пушка под номером 12667. На щите её прикреплена медная пластинка со следующим текстом: "Орудие №12667 прошло с боями в годы Великой Отечественной войны, 1113 километров. Огнем орудия уничтожено: танков - 7 бронетранспортёров - 18, пулемётных точек - 89, разрушено дотов - 29, дзотов - 39. В годы войны орудием командовал Герой Советского Союза гвардии старший сержант Самбук, наводчиком был кавалер ордена Славы ефрейтор Конопалов".
К сожалению, текст газетной заметки порождает новые нестыковки. Дважды упомянутый в статье наводчик Конопалов не значится ни в одной из баз данных - ни погибших, ни награждённых (даже с разнообразными искажениями в написании). Вообще, в 34 гв.ап орденом Славы было награждено 47 человек. 15 из них имели звание ефрейтор. Увы, но ни одна фамилия из этих 47 человек не имеет даже отдалённого сходства с фамилией Конопалов. Если смотреть шире, то в дивизии есть один кавалер ордена Славы по фамилии Коновалов, но он не артиллерист, а сапёр.

Вызывает вопросы и пробег музейного орудия. Понятно, что никакого одометра на М-30 нет, но учёт километража ведётся достаточно строго: "Данные об эксплуатации (о стрельбе, пробеге, количестве часов работы ночного прицела и т. д.) записываются командиром огневого взвода. Записи в формулярах контролируют командир батареи, командир дивизиона и начальник артиллерийского вооружения части, а также лица, производящие проверку вооружения". Мы знаем, что 6 гв. сд и входивший в неё 34 гв. ап принимали участие в Берлинской и Пражской операциях. Т.е. точка финиша понятна - Прага. Отмерим от неё 1113 км на восток. Получается, что точка старта фантастически прямолинейного пути гаубицы лежит существенно западнее Днепра, через который её должны были переправлять. Понятно, что надо учитывать переброску дивизии по железной дороге, однако с учётом "визита в Берлин" всё равно "пазл не складывается".
Впрочем, так ли уж важны эти досадные нестыковки? Давайте считать, что музейная М-30 по сей день служит свидетелем ратного подвига советских артиллеристов.

1944 год. Освобождение Белоруссии

Мотор истребителя Як-9 на котором погиб лётчик авиаполка Нормандия-Неман Жак Гастон. Мотор был найден в 1965 году у дер. Авухты Толочинского района, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Стенд посвященный авиаполку «Нормандия-Неман», музей истории Великой Отечественной войны, Минск Стенд посвященный авиаполку «Нормандия-Неман», музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Мотор истребителя Як-9 на котором
погиб лётчик авиаполка
«Нормандия-Неман» Жак Гастон.
Двигатель найден в 1965 году у
дер. Авухты Толочинского района

Стенд посвященный авиаполку
«Нормандия-Неман»

Стенд посвященный авиаполку
«Нормандия-Неман»

Полевая сумка, награды, кортик и
погоны заместителя командующего
49-й армией в период июнь 1944 -
август 1945 года генерал-лейтенант
Ян Петрович Дзенит

ГАЗ-АА Павла Яковлевича Михайлова

Примечательный экспозиционный комплекс: ГАЗ-АА и советская противотанковая 45-мм пушка образца 1937 года. На сайте музея присутствует подробный рассказ об этом грузовичке. Я имею в виду статью майора Дмитрия Лобашова "Память военных лет" напечатанную "Белорусской военной газете" за 04.12.2014.
"Судьба машины, представленной в экспозиции нашего музея, такова. Еще до войны ее купил колхоз в деревне Беляны Витебской области. Водителем на ней работал Павел Михайлов. Когда началась война, его призвали на фронт, и машина отправилась воевать вместе с ним. Павел Яковлевич Михайлов участвовал в оборонительных боях в Белоруссии, был дважды ранен, но каждый раз просил врачей не отправлять его в госпиталь - не хотел потерять машину…
С ней он участвовал в Московской битве, в битве за Ленинград. Во время блокады Ленинграда по ночам возил по Дороге жизни на Ладожском озере грузы в город. При этом водительская дверца была снята - из-за постоянных бомбежек машина в любой момент могла уйти под лед, и тогда у водителя оставались бы шансы спастись. По воспоминаниям очевидцев, на Дороге жизни Павел Михайлов встретился с Георгием Константиновичем Жуковым. Военачальник спросил, сколько тот сменил машин.
"На одной воюю" - ответил Павел Яковлевич.
"Если останешься жив и машину сохранишь - домой на ней поедешь" - сказал тогда Жуков.
Так до конца войны Павел Михайлов и провоевал со своей полуторкой, дошел до Берлина. Когда закончилась война, приехал на ней в родную деревню. Это было сродни чуду - единственная машина на весь район! Фронтовик работал в колхозе, а когда ушел на заслуженный отдых - возил дрова в деревне. Ухаживал за машиной как за ребенком… После выхода Михайлова на пенсию власти района решили конфисковать полуторку, но ветеран войны сказал: "Подарок Жукова не отдам. За топор возьмусь, но не отдам…". В тот же день он отправил министру обороны СССР телеграмму. После этого фронтовика Павла Михайлова уже не беспокоили. Он попросил родных передать машину после его смерти в музей. Сотрудники Белгосмузея доставили ее своим ходом в Минск. Эта фронтовая полуторка снималась в пяти кинофильмах (в том числе "Долгая дорога в дюнах", "В августе 44-го…").
"

ГАЗ-АА П.Я. Михайлова, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

ГАЗ-АА и советская противотанковая
45-мм пушка образца 1937 года

Интересный рассказ, не правда ли? Под рассказанную майором Лобашовым историю с некоторой натяжкой подходит водитель хозяйственного взвода 196 гвардейского стрелкового полка 67 гвардейской стрелковой дивизии младший сержант П.Я.Михайлов. За участие в Великой Отечественной войне шофёр награждён двумя наградами:
1. Медаль "За боевые заслуги" за доставку боеприпасов на передний край во время боёв за Вежу 25 марта 1945 года.
2. Медаль "За победу над Германией" (акт от 14.02.1946 года).
А теперь пройдём по явным нестыковкам фактов и текста статьи Балашова, размещённой на сайте музея:
Во-первых, Павел Михайлов был призван в армию Борисовским РВК Минской области в октябре 1940 года. Всё верно: 1922 год рождения, 18 лет на момент призыва. Соответственно, он не мог быть призван в армию в начале войны, да ещё "вместе с колхозной машиной".
Во-вторых, два тяжелых ранения наш герой получил 3 апреля 1943 года и 18 ноября 1944 года. А вот два ранения, "полученные в ходе оборонительных боёв в Белоруссии" - чья-то творческая выдумка.

Ну, а теперь о самом ярком эпизоде - о встрече с Жуковым. В первой декаде октября 1941 года генерал армии Г.К.Жуков убыл из Ленинграда и возглавил Западный фронт, а перевозки по ледовой "Дороге жизни" (Военно-автомобильная дорога № 101 (№ 102)) начались 22 ноября 1941 года. Т.е. даже предположив, что П.Я.Михайлов осенью 1941 года служил в составе открывшего перевозки 389-го отдельного автотранспортного батальона капитана В.А.Порчунова - это сути дела не изменит. В 1941 году встречи с легендарным военачальником не могло быть. По крайней мере, при вышеизложенных обстоятельствах.
Дальнейшему изучению вопроса помог ответ, пришедший из минского музея Великой Отечественной войны за подписью зам. главного хранителя фондов Скоринко Г.В. и зав. отделом Прокопенко Л.Е. Цитирую: "В личном деле Михайлова П.Я. находится выписка из учётной карточки послевоенного времени, полученная из Верхнедвинского райвоенкомата. Из указанных в ней сведений, известно, что с июня 1941 г. по февраль 1942 г. Павел Яковлевич служил шофером в 252 автобатальоне; с февраля 1942 г. по июнь 1942 г. - тяжелораненый находился в госпитале; с июня 1942 г. по август 1942 г. служил шофёром в 196 гв. стрелковом полку; с августа 1942 г. по октябрь 1943 г. с контузией головы и ранением рук был в госпитале; с октября 1943 г. до конца войны нёс службу в 384 полевой авторемонтной базе.
Что касается эпизода встречи Михайлова П.Я. с Жуковым Г.К., то опровергнуть его или подтвердить в настоящее время невозможно. В ноябре 1987 г. в газете "Сельская жизнь", при жизни ветерана, была напечатана статья "Служи, полуторка!", хранящаяся сегодня в архиве музея. В ней автор Клещук А. написал такие строки: "Ёще на Ладожском озере, когда ездили по "дороге жизни" маршал Жуков сказал смелому шофёру: "Останешься жив - поедешь домой на машине"
.

Теперь понятно откуда пошла байка про встречу с Жуковым. Более того, ясно, что в выписке из личного дела тоже есть некоторая путаница с датами и номерами частей. Например, Михайлов не мог с октября 1943 года служить в 384-й полевой авторемонтной базе. Эта часть появляется в составе действующей армии только 28.05.1944. Опять-таки наградные документы говорят нам о том, что в 1945 году герой нашего рассказа шоферил в 196 гв.сп. Тем не менее, информации из личного дела вполне достаточно чтобы понять: в 1942-1943 годах П.Я.Михайлов не мог входить в число водителей 17-й отдельной автотранспортной бригады.

Во-первых, водительский состав 17-й ОАТБр старались комплектовать на месте. Цитата: "Для эксплуатации Военно-автомобильной дороги выделялось 6 автотранспортных батальонов. С целью подготовки шоферов второй смены (первая очередь - 1000 человек) при 17-й отдельной автотранспортной бригаде с 5 ноября [1941 года] организовывались курсы, которые должны были быть укомплектованы за счет частей и учреждений Управления тыла (200 человек), тыловых частей фронта и армий (300 человек) и за счет мобилизации гражданского населения Ленинграда (500 человек)". Источник: Ковальчук В.М., "Ленинград и Большая Земля"., 1975. Сложно представить, чтобы интересующий нас человек одновременно участвовал в обороне Москвы и находился под Ленинградом, где комплектовали 17-й ОАТБр. Ну, разве что включить фантазию и вообразить, что в личном деле шофёра допущена ошибка: вместо 252-ой отаб должен быть записан 852-ой, который действительно входил в состав 17-й ОАТБр.

Во-вторых, в январе 1943 года в качестве представителя Ставки Жуков был отправлен на Волховский фронт для надзора за исполнением плана операции "Искра". Однако в этот период он не был ни на Ленинградском фронте, ни на "Дороге жизни". Ну, а после 30 марта 1943 года ледовые автомобильные перевозки прекратились и в осаждённый город, через пробитый узкий коридор, пошли грузы по железной дороге. Таким образом, вышеупомянутой встречи на ледовой "Дороге жизни" не могло быть ни в 1941, ни в 1943 году.

Непонятно, зачем журналисту понадобилось выдумывать о Павле Яковлевиче Михайлове какие-то небылицы? Прискорбно, что потом эти байки начинают самостоятельную жизнь. Вплоть до того, что их озвучивает директор музея Н. Скобелев. А ведь вполне достаточно реальной биографии: дважды раненный фронтовой шофёр, прошедший всю войну. В общем, в этой истории, скорее всего, мы имеем дело с ситуацией, когда потребности патриотического воспитания перевесили исторические факты. Впрочем, возможен и случай, когда отступить от официальной версии, унаследованной с советских времён, просто не представляется возможным.

Советский тыл

7,62-мм пистолет-пулемёт Дегтярева ППД-40,  музей истории Великой Отечественной войны, Минск 7,62-мм пистолет-пулемёт Дегтярева ППД-40,  музей истории Великой Отечественной войны, Минск 7,62-мм пистолет-пулемёт Шпагина ППШ-41,  музей истории Великой Отечественной войны, Минск 7,62-мм пистолет-пулемёт Судаева ППС-43,  музей истории Великой Отечественной войны, Минск

7,62-мм пистолет-пулемёт
Дегтярева ППД-40

7,62-мм пистолет-пулемёт
Дегтярева ППД-40

7,62-мм пистолет-пулемёт
Шпагина ППШ-41

7,62-мм пистолет-пулемёт
Судаева ППС-43

Пулемёт ШКАС (Шпитального-Комарицкого авиационный синхронный) обр.1932 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Самозарядная винтовка Токарева обр.1940 года (СВТ-40), музей истории Великой Отечественной войны, Минск 12.7-мм пулемет УБ обр.1941 года (модификация УБК - для установки в крыло), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Пулемёт ДТ (Дягтерев танковый), музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Турельная версия 7,62-мм пулемёта
ШКАС (Шпитального-Комарицкого
авиационный синхронный)
обр.1932 года

7,62-мм самозарядная винтовка
Токарева обр.1940 года (СВТ-40)

12.7-мм пулемет УБ
(универсальный Березина)
УБК - авиационная модификация,
для установки в крыло

7,62-мм пулемёт ДТ
(Дягтерёв танковый)

11,43-мм пистолет-пулемёт Томпсона М1А1, поставка по ленд-лизу из США (упрощенный вариант М1928: деревянное цевье вместо передней рукоятки, ствол без оребрения и компенсатора) , музей истории Великой Отечественной войны, Минск 11,43-мм пистолет-пулемёт Рейзинга М50 с магазином ёмкостью 12 (!!!) патронов.  Дешёв и прост в производстве, но крайне ненадёжен. Поставка по ленд-лизу из США,, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Медикаменты, поставлявшиеся СССР по ленд-лизу, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Пистолет-пулемёт Томпсона М1А1
(упрощенный вариант М1928:
деревянное цевье вместо
передней рукоятки, ствол без
оребрения и компенсатора
Поставка по ленд-лизу из США

Пистолет-пулемёт Рейзинга М50 с
магазином ёмкостью 12 патронов
Дешёв и прост в производстве,
но крайне ненадёжен
Поставка по ленд-лизу из США

Медикаменты, поставлявшиеся
СССР по ленд-лизу

БМ-13Н

После 1945 года в страну перестали поступать полноприводные американские грузовики Studebaker US6, International М-5-6 и GMC CCKW-352, ранее передававшиеся СССР по ленд-лизу. Соответственно, народное хозяйство и вооруженные силы нуждались в собственном грузовом автомобиле с аналогичными характеристиками. В числе прочих проблем импортозамещения необходимо было перенести на отечественное шасси и реактивные системы залпового огня. Наконец, в 1948 году в СССР начался выпуск нового грузового автомобиля ЗИС-151 (после 1956 года - ЗИЛ-151). Правда советский грузовик получился на тонну тяжелее Studebaker US6 при примерно равной мощности двигателя. Новое шасси тут же пустили в дело и в 1949 году на вооружение поступила БМ-13Н (52-У-9416). Фактически это была всё та же установка военных лет БМ-13Н (Н - нормализованная), но приспособленая для монтажа на ЗИС-151, с защитой кабины и двумя задними винтовыми домкратами для горизонтирования, разгрузки рессор и обеспечения устойчивости при стрельбе.

БМ-13Н, музей истории Великой Отечественной войны, Минск БМ-13Н, музей истории Великой Отечественной войны, Минск БМ-13Н, музей истории Великой Отечественной войны, Минск БМ-13Н, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Откидные бронещитки с защелками
в транспортном положении -
уложены на крыше кабины БМ-13Н
Бензобак также прикрыт коробом

На металлическом настиле
боевой части размещались ящики
для запасных частей и
аккумуляторных батарей

«Завод К» означает московский
завод «Компрессор» (№733)

Артчасть на поворотной платформе:
восемь рельсовых направляющих
длиной по 5 м, с которых сходили
16 осколочно-фугасных снарядов

Небольшое отступление от темы чтобы пояснить происхождения термина «нормализованная». 21 апреля 1942 года на совещании СКБ при московском заводе «Компрессор» приняли решение внедрить все накопленные усовершенствования конструкции и расчленить установку М-13 на технологические узлы. Каждый узел теперь мог быть использован как заимствованное изделие в любой установке. Установку можно было собирать поточным методом и устанавливать различные носители без большой переработки технической документации. Т.е. в современном понимании это скорее «унифицированные» установки.
Внедрённые усовершенствования позволили увеличить углы и скорость наводки, снизить усилия на рукоятках механизмов. Кроме того, были уменьшены вес боевой машины и затраты труда на её изготовление, возросла надёжность.

Вернёмся к экспонату. Итак, перед нами БМ-13Н послевоенного выпуска - полноприводное автомобильное шасси ЗИС-151 на котором смонтирована унифицированная пусковая установка с восемью двойными направляющими рельсовой конструкции. Назначение установки со времён Великой Отечественной осталось неизменным: пуск 132-мм реактивных снарядов М-13, М-13УК, М-13УК-1. Индекс УК означает «улучшенная кучность».
Что касается службы БМ-13Н, то до 1980-х годов эти боевые машины состояли на вооружении Советской Армии. Модификации БМ-13Н поставлялись в Китай, Перу, Афганистан, Египет, страны Варшавского договора и т.д. Одна из установок по сию пору используется на ракетном военном полигоне Капустин Яр для иммитации баллистических целей.
Руководство службы БМ-13, изданное в 1974 году, разъясняет вопрос с модификациями боевой машины. Это уже знакомая нам БМ-13Н на ЗИС-151, БМ-13НМ образца 1958 года на ЗИЛ-157 и БМ-13НММ образца 1966 года на ЗИЛ-131. Если возникнет желание воочию сравнить их между собой, то поезжайте на Урал. Представители всех трёх послевоенных модификаций собраны в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма.

Кстати, в том же Руководстве службы можно убедиться, что на машинах не предусмотрено устройства самоликвидации. Тем не менее, на первых БМ-13 действительно предпринимались меры, предупреждающие захват противником нового оружия. Вспоминает М.Науменко, командир пристрелочного взвода экспериментальной батареи капитана И.А.Флерова. Перед самым концом занятий А.С.Попов указал на большой деревянный ящик, укрепленный на подножке боевой машины. "Вы, вероятно, думаете, - сказал он, - что этот ящик предназначен для инструмента водителя или для каких-либо аналогичных целей. Ничего подобного. При отправке вас на фронт мы набьем этот ящик толовыми шашками и поставим пиропатрон, чтобы при малейшей угрозе захвата реактивного оружия врагом можно было подорвать и установку, и снаряды, не дать ему возможности воспользоваться ценнейшим творением ума и рук советских людей".

1945 год. Разгром фашистской Германии, её союзников и милитаристской Японии

Подписание Акта о капитуляции японских войск в Китае, 9 сентября 1945 года, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Награды и полевая сумка старшины Александр Яковлевича Липунова (помкомвзвода разведки 447-го сп 397-й сд), музей истории Великой Отечественной войны, Минск Муляж ордена «Победа», музей истории Великой Отечественной войны, Минск Слева направо: чешский пулемет ZB-26, немецкий пулемёт системе Штанге MG-34, автомат системы Фольмера МР-40, карабин Маузера, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

Подписание Акта о капитуляции
японских войск в Китае,
9 сентября 1945 года

Награды и полевая сумка старшины
Александр Яковлевича Липунова
(помкомвзвода разведки
447-го сп 397-й сд)

Муляж ордена «Победа»

Слева направо: чешский пулемет
ZB-26, немецкий пулемёт системы
Штанге MG-34, автомат Фольмера
МР-40, Маузер 98k

Самая красивая и редкая советская награда времен Великой Отечественной войны - орден «Победа». Было вручено всего 20 экземпляров, но последнюю (Л.И. Брежневу ) было решено отозвать, как не соответствующую статуту награды. Все ордена, вручённые советским военачальникам, а также маршалу Польши М. Роля-Жимерскому, находятся в России. В Центральном музее Вооружённых Сил находится 5 орденов «Победа»: два Жукова, два Василевского и один Малиновского. В зале Победы этого музея выставлены копии орденов, сами ордена находятся в запасниках. Остальные экземпляры ордена «Победа» находятся в Гохране (ордена маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского и маршала Польши Роля-Жимерского — в Алмазном фонде).

7,92-мм немецкий автомат StG 44 (Sturmgewehr 44), он же - штурмовая винтовка МР-44, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Немецкий пистолет-пулемёт MP 18.II системы Хуго Шмайссера, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск

7,92-мм немецкий автомат StG 44
(Sturmgewehr 44), он же -
штурмовая винтовка МР-44

Немецкий пистолет-пулемёт MP 18.II
системы Хуго Шмайссера

Немецкий пистолет-пулемёт MP 18.II
системы Хуго Шмайссера

Немецкий пистолет-пулемёт MP 18.II
системы Хуго Шмайссера

Транспортный самолёт Ли-2Т на открытой площадке музея

Советский военно-транспортный самолёт Ли-2. Индекс "Ли" - от фамилии Бориса Павловича Лисунова, главного инженера завода №84. Производство Ли-2 было начато в 1942 году в Ташкенте на базе пассажирского самолёта ПС-84 (Пассажирский самолёт завода № 84), созданного, в свою очередь, на базе лицензионного производства американского Douglas DC-3. Конструкторская документация DC-3 была переведена в метрическую систему мер с учётом использования отечественных материалов. Двигатель М-62 мощностью 1000 л.с. - советская версия применявшегося на DC-3 двигателя Wright R-1820 Cyclone 9.
С 1946 года началось производство пассажирских вариантов Ли-2П и транспортных Ли-2Т. Их производство велось как на Ташкентском авиазаводе, так и на авиационном заводе в Комсомольске-на-Амуре (до 1950 года). Выставленный в музее Ли-2Т с серийным номером 33444309 был изготовлен на ТАПОиЧ в 1953 году. В этом же году производство этого самолёта было прекращено в связи с переходом на Ил-12 и Ил-14. Последние Ли-2 были сняты с эксплуатации в СССР в конце 1970-х годов.

Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

"Самолет принадлежал Ленинградскому военному округу. В 1977 году он прилетел из Ленинграда на аэродром "Липки" и перевезён оттуда в Минск, где был установлен на открытой площадке военной техники Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов (проспект Независимости, дом 25а). В феврале 2009 года был передан в Музей авиационной техники и перевезён из Минска в Боровую. Находился в экспозиции музея до марта 2013 года. 14 марта 2013 года перевезён в строящийся новый Музей истории Великой Отечественной войны на проспекте Победителей."
Источник: Ли-2Т, Минск

См. также:
Douglas C-47A-35-DK Skytrain в Сербском национальном музее авиации (Muzej vazduhoplovstva), Белград
Ли-2 на площадке экспозиции военной техники Центрального музея Великой Отечественной войны, Поклонная гора Ли-2Т в Центральном музее Военно-воздушных сил России, п.Монино

Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск Ли-2Т №33444309, музей истории Великой Отечественной войны, Минск

, музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск , музей истории Великой Отечественной войны, Минск




Вернуться к оглавлению раздела

На главную страницу

Создано 05/08/2015
Обновлено 27/03/2016