Гора Большой Кумардак

18 сентября 2021 года

Спойлер: Одним днём сходили из посёлка к хребту Кумардак. За девять часов пройдено 26,4 км. Перепад высот 590 метров. Контакты ночёвки – в тексте. Всё, дальше пойдут подробности. Графоманские потуги можно не читать.

В этот раз нас занесло в сущий «медвежий угол»: Верхнеаршинский, что лежит у подножия хребта Кумардак. Конечно, правильнее называть его селом Верхняя Арша, однако на карты нанесён бывший рабочий посёлок Верхнеаршинский. Это одно из трёх самых высокогорных поселений Башкортостана. С одной стороны, 730 метров над уровнем моря – не так и много, а с другой – разница в погодных условиях с остальной Башкирией значительнейшая. К примеру, Верхнеаршинский основательно укутан снежными зарядами, а в соседнем Белорецке или Магнитогорске правит бал золотая осень.

Лесная дорога от Верхнеаршинского на Большой Кумардак

Основная лесная дорога от Верхнеаршинского к хребту Кумардак

Лесная дорога от Верхнеаршинского на Большой Кумардак

"Дублёр" основной дороги к хребту Кумардак проложен по кустам, чуть в стороне

17 сентября
Непосредственно в Верхнеаршинском вставать с палатками не хотелось. Посёлок пустынен: с советских времён население сократилось с 3000 примерно до 100 человек, так что ныне, в отличии от Тирлянского, пьяных лесорубов ещё и поискать придётся. Это обстоятельство давало прекрасный прогноз по возможным превышениям пределов необходимого гостеприимства со стороны местных жителей. Однако, спозаранку отгонять фланирующих по селу коров от своих палаток — слабое удовольствие.
На карте, в четырёх километрах от Верхнеаршинского, мы видели кемпинг на берегу реки Миселя. Неумолимо наращивая хитрость планов, титаны походной мысли решили разбить лагерь в обозначенном месте. Смотрите сами: доехать на машинах до загадочного кемпинга, смело переночевать у реки, а утром сразу встать на тропу. Можно срезать по четыре километра от дороги к хребту Кумардак и столько же откусить от обратного пути. Ну рази ж не красота? Гениальность задумки не знала предела, производной и не выражалась через элементарные функции.
Вечерело. По щедро разбавленной дождями грунтовке deux voitures Renault несмело выползли за околицу, взобрались на насыпь бывшей Белорецкой узкоколейки и углубились в лесные дебри. Невероятные приключения французов в России продолжались. Со второй попытки участники автопробега по бездорожью и разгильдяйству единогласно постановили: лучше тихонько ползти по дублёру основной лесной дороги, чем преодолевать и громко буксовать. Пусть накатанную тропинку интимно обступили стволы смешанного хвойно-лиственного леса, зато её не размесили всяческие проходимцы.

В итоге, мы углубились в лес примерно на полтора километра. Несколько эффектных пируэтов в колее и грациозных скольжений по грязи в сторону твёрдых стволов деревьев изрядно взбодрили владельцев авто. Экипажи зафиксировали мощные норадреналиновые выбросы, густо приправленные междометиями и неопределёнными артиклями. Полноприводный Duster прополз метров на четыреста дальше места, где задумчиво встал Sandero. Воспользовавшись паузой в движении, отдельные несознательные водители представили взволнованной публике прогноз ущерба красотам автомобильных интерьеров от погрузки грязных туристов. В воздухе отчётливо запахло классикой:
— Ковальски, варианты.
— Стратегическое отступление.
— Поясните…
— Мы убегаем, но мужественно.
(с) Пингвины из мультфильма "Мадагаскар".
Шутки шутками, но кроме состояния дороги, решению на отступление в Верхнеаршинский, немало способствовали низкая облачность и хроническая морось. Тут и пьяному ежу понятно: случись приличный дождь, без помощи тягача мы в цивилизацию не вернёмся.

Гостевой дом ExtremeUral, Верхнеаршинский

Гостевой дом ExtremeUral. Дом со смайликом — хозяйский. Дом с упоротыми медведями на фронтоне — гостевой

Между тем, столбики термометров грустно сползли до нуля, а к дождю добавился сильный ветер. Будь у нас с собой фраки, эти порывы непристойно трепали бы фалды. Поручик, отставить ржач! Фрак — изначально элемент формы одежды французских кавалерийских офицеров, позволявший им с удобством ездить верхом. Не вижу причин, по которым благородные туристы не могли бы облачиться в классику XVIII века. Вдруг лошадь или велосипед подвернётся? Вот, по слухам, до Широкой Россыпи на велосипеде вполне можно проехать.
Итак, удачно покинув засыпающий лес, отдельно взятый, эмоционально перезаряженный, экипаж исполнил на ближайшей поляне фигуру высшего пилотажа "погоня за собственным хвостом" под аккомпанемент композиций советского периода хеви-метал-группы «Ария». Вдоволь накрутив фуэте и едва не посадив Duster на шпагат, Андрей завершил автомобильный вариант танца Жизели и Альберта в первом акте балета «Жизель». Кордебалет в Sandero кумарил позади сцены и уважительно бормотал: "Да-а-а, во дают! Жжоте!".

Поднабравшись культуры, провели экспресс-голосование. Блок коммунистов (я помню, кто из нас голосовал за КПРФ) и беспартийных с тонкой прослойкой трудовой интеллигенции постановил: пусть нас назовут презренными "матрасниками", но сегодня ночуем под крышей. Методом опроса местного населения установили, что вариантов ночлега немного. Два.
1) На краю Верхнеаршинского видна пара синих крыш — это шале Исилган, которое построил известный альпинист, обладатель титула «Снежный барс», автор прекрасной книги «К вершинам Южного Урала», Борис Прохоров. Бронировать места в шале нужно примерно за неделю по телефонам +7 962 543 1318, +7 912 804 0552 или через интернет — https://vk.com/public85298612. Адрес: улица Пионерская, дом 5.
Уважаемый гуру спортивного туризма живёт в Магнитогорске, поэтому его шале в Верхнеаршинском может встретить внезапных гостей запертыми дверями. Бронируйте места заблаговременно.
2) Гостевой дом ExtremeUral на улице Пушкина, 2. Бронировать места можно по телефонам +7 904 819 1331, +7 908 040 9824 или через сайт: http://extreme-ural.ru.
Нам повезло, что застали хозяев на месте — они тоже приезжают в Верхнеаршинский на выходные дни.
Для связи внутри группы мы использовали три портативные радиостанции. Мобильники в сих местах, откель башкирская глушь растёт — бесполезны. Связь в посёлке только через раритетные проводные каналы Башинформсвязь, оконеченные ископаемыми телефонами с дисковыми номеронабирателями.

Грейдерная дорога по насыпи бышей Белорецкой узкоколейной железной дороги

Грейдерная дорога по насыпи бышей Белорецкой узкоколейной железной дороги

Лесная дорога к хребту Кумардак — участок после реки Миселя

Лесная дорога к хребту Кумардак — участок после реки Миселя

18 сентября
Ночью шёл дождь. Его косые струи безнадёжно стучали по стёклам, словно просились переночевать. Вчерашний отказ от ночёвки в палатках перестал выглядеть слабостью и переоделся в Очень Разумное и Своевременное Решение. Перекусив, чем наш шеф Андрей послал, мы спозаранку мы побрели куда-то в сырость сентябрьского утра. Прогноз погоды утверждал, что солнца не будет, поэтому фотоаппарат брать с собой бессмысленно. Дождь не унимался, прибавляя и прибавляя напор воды в самой естественной душевой кабине. Впрочем, идти под пологом осеннего леса, по относительно сухой лесной дороге, оказалось вполне комфортно. В отличии от троп Таганая, корней и камней на этой тропе немного: стопы не отбиваешь. В то же время — здесь вам не автобан, протоптанный за последние годы на Иремель.
Шансов заплутать - минимум, путь не извилист, маркирован бело-голубыми метками и не имеет сомнительных развилок. Особенно хорошо, если на смартфоне есть maps.me с офлайн картами. Обратите внимание: карты Яндекс для этого глухого угла гораздо менее подробны. В данном случае от них проку мало.

Отмечу, что в сухую сентябрьскую погоду дорога на Кумардак особенно хороша: насекомые-кровососы не одолевают, идёшь по смешанному лесу, крутых или затяжных подъёмов-пыхтунов немного, при этом буквально из-под ног взлетают глухари. Кстати, эти массивные представители отряда курообразных, разбудили дремлющих натуралистов, начитавшихся в детстве книг канадца Сетона-Томпсон. От «Жизни серого медведя» мы плавно скользнули в глубины русского фольклора. Ибо всякий может пропеть "Тихо в лесу, только не спит барсук...", но не только лишь каждый осилит продекламировать песню про белочку группы «Башня Rowan». Моей памяти хватило лишь на фрагменты первого куплета и ошибочное приписывание авторства Хелависе из «Мельницы».

В нашем лесу, в нашем лесу
Много уродов четвероногих.
Каждую пятницу пьяный барсук
Ищет дорогу в родную берлогу,
Даун-олень, запрокинув рога
С воем проносится через чащобу,
Типа, уйди, кому жизнь дорога! —
Но самый в эпическом смысле особый
Зверь в нашем лесу — это белочка.

Тикки Шельен, «Белочка», 05.11.2004


Достопримечательности лесной тропы от реки Миселя до хребта Кумардак

Достопримечательности лесной тропы от реки Миселя до хребта Кумардак

Достопримечательности лесной тропы от реки Миселя до хребта Кумардак

Достопримечательности лесной тропы от реки Миселя до хребта Кумардак

Протопав положенные четыре километра, вышли к мосту через реку Миселя. В сотне метров от него действительно нашёлся кемпинг (в бескрайне широком понимании этого термина). Под ветвями обнаружили удобную площадку для палаток и место под костёр. Кроме того, здесь известная точка рандеву — сюда ленивых туристов могут утром забросить на УАЗах, а вечером забрать обратно. В день нашего выхода, там торчали две машины, ожидавшие молодёжную группу из Уфы, алчушую отметок для оформления титула «Уральский барс». Воистину, правильнее переименовать этот проект в «Уральский барсук». :)

На другом берегу Мисели – поляна, после которой дорога на Кумардак уводит правее. А вот дорога, что ведёт прямо — маршрут на каменную реку Широкая Россыпь. От обзорной площадки на Широкой Россыпи до Верхнеаршинского примерно 10 км. Говорят, впечатляющее зрелище — ширина «русла» достигает 700 метров.

Продолжаем движение по лесу и через редкие полянки. Достопримечательностей немного - безымянная каменная скала, которую когда-то не заметил ледник, да несколько участков каменных рек (остатки скал, которые попались леднику на пути). По пути нам встречается два ручья, обозначенные на карте как родники – первый, не доходя трёх километрах от горы Малый Кумардак, второй — примерно в 500 метрах от подножия упомянутой вершины.
Основной подъём тропы начинается в районе восьмого километра пути, там, где маршрут огибает слева подножие Малого Кумардака и устремляется к подножию горы Большой Кумардак.

Лесная дорога на Большой Кумардак

Чем выше в горы — тем больше снега

Место привала непосредственно перед курумниками на склонах Большого Кумардака

Место привала непосредственно перед курумниками на склонах Большого Кумардака

Вот где-то в районе Малого Кумардака природа включила нормальный мокрый снег. Чем дальше и выше по тропе – тем очевиднее становились превратности погоды. Матушка-природа провела первые краш-тесты будущей зимы. Вдруг тропка запетляла совсем уж круто, а когда деревья внезапно закончились, нам открылся вид на склоны, покрытые ортодоксальным Южно-Уральским курумником. Облака плотно скрывали верх склона и скальный гребень, венчавший вершину. Кружила метель, сверху нависали тучи, а в ботинках противно хлюпал растаявший снег. Синюю маркировку на камнях укрыл снег, поэтому мы взяли курс «прямо перед собой, а там видно будет». Видимо поэтому с первых же метров пришлось подниматься на огромные валуны, используя обе руки. Некоторые камни, не смотря на размер, оказались "живыми" — поигрывали под ногами.

Градус веселья от общения с подвижными курумами добавляли представители отдела высших растений мохообразных. Вместе с ними на огонёк намечающегося праздника припёрлись симбиотические ассоциации грибов и микроскопических зелёных водорослей. Не поймите превратно, я не расист. Летом лишайник и мох на камнях в солнечную погоду очень радуют глаз. Однако, осенью, хорошо увлажнённые дождями и сыростью туманов, они превращаются в скользкую губку, по которой непредсказуемо скользят подошвы даже лучших южно-азиатских производителей походной обуви. Зимой же, сомнительное богатство царства лишайников и мхов снегопады и ветра закатывают "русским асфальтом", поэтому мы становимся равнодушны друг к другу.

Хребет Большой Кумардак

По мере подъёма снега всё больше

Выход из леса к курумам покрывающим крутые склоны на подступах к скальному гребню. Большой Кумардак

Выход из леса к курумам покрывающим крутые склоны на подступах к скальному гребню

Общепринятый маршрут подъёма, маркированный синей краской (метки скрыты снегом). Большой Кумардак

Общепринятый маршрут подъёма, маркированный синей краской (метки скрыты снегом)

Маршрут по которому поднималась наша группа. Большой Кумардак

Маршрут по которому поднималась наша группа

Итак, мы тринадцать километров шлёпали по лужам к цели, представляя её милейшим созданием, прямо как Владимир Ильич в книжке Бонч-Бручевича «Ленин и дети» издательства «Детская литература» 1984 года выпуска. Впёрлись же мы в какой-то погодный апокалипсис: мокрый снег в сочетании с сильным ветром и никудышной видимостью.
Честно скажу, в отличии от своих храбрых товарищей, вскарабкавшись по склону метров на двадцать, я включил задний ход. Как по мне, так последние сто метров до скалистого гребня и отметки 1318 метров в таких условиях не стоили риска.

В сотне метров от курумника есть хорошая стоянка с костровищем, несколькими чурбаками для сиденья и небольшим количеством дров. Особая примета этой осени: пара старых лыж брошенных рядом с тропой. Попытка развести костёр из мокрого валежника, добытого из-под снега вышла отличным согревающим упражнением. Костёр же гореть отказывался. Но нет невыполнимых задач для человека, который сам не должен их выполнять. Привлекли к процессу уфимскую и магнитогорскую группы, необдуманно сделавших привал в той же географической точке.
Кстати, распыляемая жидкость из санитайзера сгорает в полёте, а при растопке костра бумажными салфетками лучше не снимать полиэтиленовой упаковки.

К возвращению основного состава был готов согревающий костёр средней величины, вполне способный расплавить обувь и прожечь искрами снарягу. Кстати, возвращение могло непредсказуемо затянуться. Метель, незнакомый маршрут по скалам, ограниченная видимость и сильный ветер привели к потере ориентиров. К счастью, у нас были с собой портативные рации. По просьбе товарищей, с помощью «сигнала охотника» помогли им определить направление спуска.

Лесная дорога на Большой Кумардак

В отличие от Таганая, такие каменистые участки на этой лесной тропе — редкость

Лесная дорога на Большой Кумардак

В горах — снег, а у подножья — золотая осень

Обратный путь прошёл спокойно. Попытка найти поворот тропы для подъёма на Малый Кумардак оказалась неудачной. Во второй половине дня выглянуло солнце, и нижняя часть тропы работала в дружественном режиме "тихого природы увяданья". Солнце шпарит, небо синее, листва отдёт золотом, вода в единственной речке гладкая и блестит, синицы по кустам судачат про заезжих корсаров прохладных палаток. В остальном, ничего необычного. Никуда не делись, пробежали обратно положенные 13 километров до Верхнеаршинского. Общее время выхода составило 9 часов.

Река Миселя

Река Миселя

Река Миселя. Лёгкий мостик

Лёгкий мостик через реку

Некоторые замечания относительно снаряжения.
Дождевики пригодились. Места занимают мало, а пользы много.
Одежда не подвела («капуста» рулит): термобелье + утеплитель + мембрана. В моём походном варианте: термобельё (иногда футболка) – флисовый джемпер – куртка/брюки softshell (китайские копии тактических костюмов).
Ботинки и носки промокли у всех шестерых: что Merrell Capra, что декатлоновские Quechua равны перед непогодой.
Бахилы и перчатки - отличные детали экипировки, не надо их забывать дома.
Переобувать лишь промокшие носки – бесполезно, нужно одновременно менять и стельки. Идеально иметь при себе вторую пару обуви. Если не нужно постоянно фиксировать голеностоп, то лучше взять две пары трекинговых кроссовок, вместо одной пары высоких ботинок.

В следующий раз, выходя осенью в горы, в самую сухую погоду, обещаю взять дополнительно две пары запасных перчаток (хотя бы простейших нитяных) и обязательно возьму сухое горючее.

Следы прохождения ледника. Большой Кумардак

Следы прохождения ледника

Один из ручьёв, обозначенных на картах как родник. Большой Кумардак

Один из ручьёв, обозначенных на картах как родник

Золотая осень. Лес у подножия хребта Большой Кумардак

Золотая осень. Лес у подножия хребта Большой Кумардак

Лесная дорога. Большой Кумардак

Лесная дорога

Верхнеаршинский
Населённый пункт основан в 1910 году как «Разъезд 87-й километр», когда компании «Вогау» и «Артур Коппель» приступили к строительству узкоколейной железной дороги Белорецк – Тирлян – Катав-Ивановск. Движение по всей ветке запустили в 1913 году. До этого горячекатаный лист с Тирлянского завода почти целый век доставляли в Катав на телегах — через Николаевку, Тюлюк, Меседу. Металл разгружали в конечной точке пути, а обратно в Тирлян на тех же телегах везли грузы и товары.

Когда-то здесь кипела жизнь – в окрестностях с 1913 по 1930 годы добывался бурый железняк для Белорецкого завода. Эти залежи открыты геологоразведочным Бюро Белорецкого чугунолитейного завода. Руда отличалась посредственным качеством и на заводе не котировалась. В 1931 году геолог из Башгеолтрест Михаил Доброхотов провёл разведочные работы на свинец. Бурые железняки оказались железной шляпой над полиметаллической залежью. В рудах Верхне-Аршинского месторождения кроме свинца и цинка в небольших количествах обнаружили серебро, кадмий и галлий.

Полиметаллическое месторождение одновременно разведывалось и разрабатывалось на свинец в 1951 - 1955 годах. Когда на руднике случился пожар, то восстанавливать его не стали. Дело вовсе не в мифической радиоактивности, якобы отмеченной в карьерах.
Во-первых, условия добычи оказались неблагоприятными. Месторождение разрабатывали открытым способом, выкопав карьер глубиной до 30 метров. Проходку эксплуатационной шахты и разработку месторождения прекратили из-за большого притока грунтовых вод, затопивших шахту и карьер.
Во-вторых, в это время открыли крупные месторождения свинца и цинка в Казахстане (Карагайлинское, Коксуйское, Шалкия, Жайрем).
В-третьих, разведанные запасы Верхне-Аршинского месторождения оказались слишком малы.

После закрытия рудника узкоколейка оставалась единственной альтернативой поездкам на телегах по лесной дороге от Верхнеаршинского в Николаевку. Такое положение сохранялось до конца 1980-ых. Однако, против фактов не попрёшь: разбирать Белорецкую узкоколейную дорогу начали задолго до реставрации капитализма в России. В 1979 году демонтировали рельсы и связь на участке 87-й км (Верхнеаршинский) – Запрудовка (Катав-Ивановск). Продукцию Белорецкого комбината стали вывозить по ширококолейной железной дороге Белорецк-Магнитогорск, и позднее Белорецк-Карламан. Рельсы железнодорожной ветки до Тирляна разобрали в 2000-2002 годах.

На закате советской власти от Верхнеаршинска до Николаевки проложили грейдерную дорогу, по которой можно добраться в Тирлянский и Белорецк. Собственно, по ней сейчас и приезжают туристы в Верхнеаршинский. Участок полотна узкоколейки от Верхнеаршинского до Верхнего Катава также превратили в грейдерную дорогу.

Короткие видеозарисовки из похода (автофокус скачет по хлопьям снега и случайным веткам):