Музей артиллерийских, инженерных войск и частей связи Финляндии


Навигация по странице:
2,5'' (63,5 мм) пушка Барановского обр.1883 г., Россия
Реплика 6-фунтовой шведской пушки Helvig, модель 1804 года
17-см нарезная дульнозарядная мортира-миномёт, обр.1912 г., Германия
87 K 77 (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Крупп-Россия)
76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 года на корабельном лафете)
76 VK 09 (76-мм горная пушка обр. 1909 г., Шнейдер-Россия)
75 K 11 (75-мм полевая пушка Cannone da 75/27 modello 11, Италия)
75 K 17 (75-мм полевая пушка M1917, США)
75 Pstk 97/38 (75-мм Canon de 75 Modele 1897, Франция)
76 K 02-30-40 (76-мм дивизионная пушка обр.1902/30 гг., СССР)
76 K 36 (76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр.1936 г., СССР)
76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР)
76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР)
105 H 37 (Bofors 10,5 см haubits m/40, Швеция)
105 H 37-10 (ствол 10,5 см haubits m/40 на лафете 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг.)
105 K 10 (ствол Canon de 105 mle 1913 на лафете русской 107-мм пушки обр.1910 г.)
105 K 34 (10.5 cm Faltkanon m/34, Швеция)
105 K 152 H 36 (10,5 cm FK 15FH M/36, Швеция)
107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия)
120 K 78 (de Bange 120 mm Long cannon, Mle 1878, Франция)
122 H 10-30 (122-мм гаубица обр.1910/1930 гг., СССР)
122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР)
130-мм пушка 130 K 90-60, Финляндия
150 H 15 (15 cm schwere Feldhaubitze M. 15, Австро-Венгрия)
152 H 37 A (152-мм гаубица-пушка обр.1937 г., СССР)
152 H 38 (152-мм гаубица М-10 обр.1938 г., СССР)
152 М 1854 (Мортира обр.1854 г., Россия)
203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch)
210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия)
Артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец», СССР
Полугусеничный тягач М2A1, США
Артиллерийский тягач АТ-С, СССР
Артиллерийский тягач АТС-59, СССР
Самоходная пусковая установка 9П113 ОТРК «Луна-М», СССР
РЛС №3 Mark 7.F., Великобритания
20-мм противотанковое ружьё Lahti L-39/44, Финляндия
15-см реактивный миномёт Nebelwerfer 41, Германия

Месторасположение: Финляндия, г.Хямеэнлинна, Vanhankaupunginkatu, 19
Официальный сайт: Museo Militaria
Дополнительно по финским военно-историческим музеям:
Бронетехника 1930-1940-ых годов в музее «Panssarimuseo»
Послевоенная техника в танковом музее «Panssarimuseo»
Противотанковые средства в танковом музее «Panssarimuseo»
Музей оборонительной линии «Салпа»

2,5'' (63,5 мм) пушка Барановского обр.1883 г., Россия

"В 70-е гг. XIX в. перед учеными-артиллеристами и конструкторами артиллерийского вооружения всех стран встала проблема увеличения скорострельности артиллерийских систем. В России первым добился блестящих успехов в этой области выдающийся конструктор Владимир Степанович Барановский (1846–1879), создавший в 1872–1877 гг. целое семейство скорострельных орудий. Он разработал артиллерийские унитарные патроны под сконструированные им же полевые и горные пушки, что позволило увеличить скорострельность орудий до 10 выстрелов в минуту, поршневой затвор с самовзводящимся ударником, предохранителем от случайных выстрелов и выбрасывателем стреляной гильзы. Благодаря изобретениям В. С. Барановского Россия на два десятилетия опередила уровень развития артиллерийской техники в остальных армиях мира.
...
К сожалению, в 1879 г. жизнь этого талантливого русского конструктора трагически оборвалась при испытании унитарных снарядов, однако затворы В. С. Барановского оказались настолько совершенными, что принципы их устройства воплощаются в конструкциях затворов и современных орудий."
Источник: История артиллерии с середины XIX в до 1917 г. - Военно-исторический Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ

2,5'' пушка Барановского обр.1883 г., Россия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

В 1918 году четыре пушки конструкции Барановского стали финскими трофеями

2,5'' пушка Барановского обр.1883 г., Россия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Первая из инноваций Барановского - поршневой затвор, который надёжно и быстро запирал снаряд в стволе. Маркировка на казённой части: МА (морская артиллерия), №83, ОСЗ, 1890 год.

2,5'' пушка Барановского обр.1883 г., Россия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ещё одно важное усовершенствование Барановского: винтовой подъемный механизм, ускорявший наведение орудия. Это одиночный винт, расположенный между станинами. Для придания больших углов склонения на подъемный винт надевался колпак.

2,5'' пушка Барановского обр.1883 г., Россия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Предложенный Барановским безоткатный лафет с гидравлическим (масляным) тормозом отката и пружинным накатником. При откате ствола сжималась пружина, аккумулировавшая энергию, а затем возвращавшая ствол в исходное положение.

Владимир Степанович Барановский создал две модели горных 2,5'' пушек: образца 1883 года и образца 1877 года. Перепутать их несложно, тем более, что большинство материалов опираются на статьи одного автора – А. Широкорада. Этот же автор пишет, что обе модели производились одновременно. Однако, я собственными глазами видел маркировку "МА" на казённой части пушки в Хямеэнлинна. Это однозначно указывает на её принадлежность к морской артиллерии. Следовательно, в музее находится 2,5'' десантная пушка Барановского. Уместно вспомнить, что в одной из своих статей А. Широкорад упоминает о "морской карьере" скорострельной горной пушки Барановского образца 1877 года. Соответственно, вопрос о том, не перепутали ли финны два очень схожих русских орудия, остаётся открытым. В завершение приведу цитату из вышеупомянутой статьи:
"28 декабря 1876 года Генерал-адмирал Вел. кн. Константин Николаевич осмотрел 2,5" конную пушку Барановского, приказал приобрести один экземпляр и изготовить к ней опытный морской станок. Пушка Барановского имела обычный канал обр.1877 г., но ее отличало наличие поршневого затвора и патронное заряжание, впервые введенное в отечественной артиллерии. Стальной ствол пушки скреплялся кожухом с цапфами. Калибр 63,5 мм, длина ствола 1260/19,8 мм/клб, канала 1070/16,8 мм/клб, нарезной части 778 мм. Число нарезов 20, крутизна нарезов 30 клб, глубина нарезов 0,635 мм. Вес замка 8,4 кг, вес пушки с замком 106 кг.

В ее б/к входили: чугунная граната весом 2,55 кг, ВВ — 90 г артиллерийского пороха, шрапнель весом около 3 кг, содержащая 56 пуль с 10-секундной трубкой. Табличная дальность стрельбы составляла 1830 м, при этом у гранаты Va = 372 м/с и угол +10°, а у шрапнели соответственно 329 м/с и угол +6,1°. Скорострельность до 5 выстр./мин. С 1879 по 1891 год элементы конструкции станков к 2,5" пушкам Барановского непрерывно менялись, но принципиально все станки были устроены одинаково: имели гидравлический компрессор и пружинный накатник; винтовые подъемный и поворотный механизмы. Станок устанавливался на специальной тумбе, прикрепленной тремя болтами к палубе (в виде равностороннего треугольника). Высота оси цапф от палубы составляла 1068 мм. Чтобы переставить качающуюся часть пушки с корабельной тумбы на колесный десантный лафет, требовалось отвинтить всего один болт. Высота оси цапф на колесном лафете составляла 864 мм. На шлюпках пушка устанавливалась на колесном лафете. При этом колеса снимались, а концы оси лафета помещались в железных подцапфенниках, имевшихся в планшире шлюпки, и прикрывались железными горбылями. Задний конец хобота лафета прихватывался к банке канатом. Таким образом, орудие могло вести огонь со шлюпки в небольшом носовом секторе.

Расчет к пушке Барановского на корабле — 4 человека, на берегу — один унтер-офицер, два комендора и 16 человек прислуги. Для возки на берегу в лафет с 2,5" пушкой или тележку с патронами впрягалось по 8 человек (четверо в дышло и столько же в лямки). Каждая десантная рота должна была иметь две пушки и одну тележку.

Первый заказ на 10 пушек Барановского Морское ведомство сделало 25 апреля 1878 года, хотя официально ее приняли на вооружение лишь в 1882-м. К 1889 году в Морском ведомстве состояло на вооружении 60 пушек, а к 1901 году — 125. Эти орудия изготавливались на ОСЗ (к 1 мая 1901 года завод сдал Морскому ведомству 148 пушек), а станки — на заводе братьев Барановских и на Металлическом заводе в Петербурге. В ходе войны 1904— 1905 годов пушки использовались в действиях на суше и на море и даже служили для береговой обороны Командорских островов. Однако война показала неэффективность 2,5" пушек, и в 1907 — 1908 годах флот вообще отказался от них. В 1908 году ГАУ не согласилось принять от Морского ведомства снятые с вооружения пушки Барановского, и они пошли на лом.
Десантная пушка практически не воевала. Правда, в 1902 году в Пекине рота моряков с их помощью обороняла русское посольство от восставших "ихэтуаней" (т. н. "боксерское восстание" в Китае).
"

Реплика 6-фунтовой шведской пушки Helvig, модель 1804 года

17-см нарезная дульнозарядная мортира-миномёт, обр.1912 г., Германия

17 cm mMW, обр.1912 г., Германия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Миномёт построен по глухой схеме. Он стрелял сферической надкалиберной миной со стержнем, помещённым в канал орудия. На основании снаряда видны выступы входящие в нарезы миномета.

17 cm mMW, обр.1912 г., Германия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Год выпуска: 1916. Серийный номер: 2020.

17 cm mMW, обр.1912 г., Германия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Тормоз отката гидравлический, состоит из двух цилиндров (один над стволом, другой под стволом). Пружинный накатник состоит из двух колонок спиральных пружин, помещенных внутри в компрессоре цилиндров.

17 cm mMW, обр.1912 г., Германия, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Заряжание миномёта производилось с дула, что удешевляло систему, а также давало возможность иметь легкий казенник и, соответственно, уменьшался общий вес системы. Стрельба велась с врытой в грунт деревянной платформы диаметром 890 мм. Для возки на оси платформы надевали деревянные колеса.

87 K 77 (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Россия)

"«Век девятнадцатый — железный», — писал Александр Блок. И в самом деле, промышленная и технологическая революция XIX века прошла под знаменем быстрого развития металлургии железа, сталь и чугун превращались в основной материал во всех отраслях техники. И ни одна из них так не зависела от металлургии, как артиллерия. Опыты над стальными орудиями делались еще в конце XVIII — начале XIX века, но промышленность не была готова к производству железно-стальной артиллерии. Требовались новые технологии получения стали и обработки стальных заготовок. Это существенно подстегнуло развитие металлургической промышленности. На первые места вышли германские, британские и французские предприятия.
В 1847 году А. Крупп представил изготовленное на его заводе 3-фунтовое орудие из литой тигельной стали. В 1855 году Г. Бессемер запатентовал конверторный способ получения стали (кстати, металлургией Бессемер занялся именно в поисках материалов для новых орудий). В 1864 году появляется регенеративная печь П. Мартена. Высококачественная сталь из лабораторий выходит в массовое производство, в первую очередь — оружия.

В России наиболее удачный способ заводского производства литой тигельной стали предложил инженер П.М. Обухов. Его сталь, полученная в 1851 году на Юговском заводе, обладала такими важными качествами, как упругость и вязкость. В 1860 году на Златоустовском заводе он изготовил 12-фунтовую стальную пушку, которая выдержала на испытаниях 4000 выстрелов. В 1863 году Обухов совместно с Н.И. Путиловым основывают в Санкт-Петербурге сталелитейный завод. В 1868 году Путилов закладывает и собственный завод (в 1890-е годы здесь будут развернуты артиллерийские мастерские и создана «артиллерийско-техническая контора»). А пока с трудом налаживалось свое производство, военное ведомство вынуждено было обратиться к заказам на заводах Круппа. С 1861 по 1881 год на русских заводах для русской армии было изготовлено 2652 орудия различных систем, а на заводах Круппа — 2232. Не зря А. Крупп писал в 1864 году генералу Э.И. Тотлебену, что его фабрика «пользуется трудом семи тысяч рабочих, большинство из которых работает на Россию».

В русско-турецкую войну 1877—1878 годов русская армия вступила с системой 1867 года. Турецкая артиллерия имела в целом худшую подготовку, но лучшую материальную часть, включая стальные дальнобойные пушки. Кроме того, широкое использование в этой вой не укреплений поставило вопрос о полевом орудии, которое вело бы навесной огонь (по более крутой, нежели у полевых пушек, траектории) снарядом сильного фугасного действия.

Стальные стволы и затворы для новой системы русской артиллерии разработали у Круппа. В России свой вклад в работу внесли Маиевский, Гадолин и Энгельгардт. На вооружение русской армии поступает «система 1877 года», включившая в том числе 9-фунтовую батарейную пушку, 4-фунтовые легкую и горную пушки. У новых пушек были стволы с прогрессивной нарезкой (крутизна нарезов увеличивалась от казенной к дульной части ствола) и новые выстрелы. Сталь позволила увеличивать дальность стрельбы, увеличивая давление в канале ствола и длину ствола. Скажем, у полевых пушек системы 1838 года длина ствола составляла 16,5—17 калибров, системы 1877 года — 19,6—24 калибра. Начальная скорость снаряда 4-фунтовой (87-мм) пушки 1877 года увеличилась на 40% по сравнению с пушкой 1867 года (с 305 до 445 метров в секунду), дальность стрельбы — почти вдвое (с 3414 до 6470 метров). Систему 1877 года назвали «дальнобойной» — в 1870—1880-е годы «дальнобойная» артиллерия вводилась повсеместно. При этом снаряды также стали длиннее и «мощнее».
Нарезная, и уж тем более дальнобойная артиллерия потребовала заново решать баллистические задачи.
"
Источник: Семён Федосеев, «Ядро, шрапнель, снаряд» («Вокруг света», №09/2008 )

87 K 77  (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Русская 87-мм (4-фунтовая) лёгкая полевая пушка образца 1877 года конструкции немецкой фирмы «Крупп»

87 K 77  (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Клиновой цилиндро-призматический замок не сохранился

87 K 77  (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Противооткатных устройств орудие не имело. Для уменьшения разрушительного действия выстрела на боевую ось с колёсами в лафетах полевых орудий образца 1877 года применён каучуковый буфер.

87 K 77  (87-мм полевая пушка обр.1877 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Обозначение «обр. 1877 г.» относилось не к году разработки или принятию на вооружение орудия, а к году принятия новой системы нарезки стволов.

"Новые стальные полевые орудия были приняты Приказом по артиллерии от 19.05.1878 г. Этим же приказом отменялась старая номенклатура полевых орудий (по весу шаровых ядер) и устанавливалась новая, согласно которой пушки калибром 3,42 дюйма (86.7 мм) полагалось именовать легкой и конной.
Эти орудия активно использовалась в Русско-японской войне, Первой мировой войне, гражданской войне в России и в других вооружённых конфликтах начала XX века с участием государств, образовавшихся на развалинах бывшей Российской империи (Советский Союз, Польша, Финляндия и т. д.). Часть пушек этого типа была выпущена фирмой-разработчиком, часть — орудийными заводами Российской империи, в том числе Пермскими Пушечными заводами. В частности, Пермский завод приступил к производству полевых орудий в конце века. По одному заказу из 208 легких орудий завод должен был изготовить 160 пушек в 1894 году и 48 в 1895 году. Но к началу 1896 года завод изготовил только 41 орудие. По данным справки, подготовленной горным начальником ППЗ С.А.Строльманом для Д.М.Менделеева летом 1899 г. в 1898 г. завод приготовил 131 лёгкую полевую пушку, а всего с начала их производства было изготовлено на 1.01.1899 г. 340 таких пушек.

Как уже отмечалось выше, существовало несколько разновидностей 87-мм полевой пушки образца 1877 года — стандартная лёгкая и облегчённая (или конная) модели. Причём как лёгкое, так и конное орудия могли иметь или поршневой или клиновой замки. Конная модель имела более короткий ствол в 19,5 калибров (с клиновым замком), меньшую дульную скорость в 412 м/с. Соответственно максимальная дальность стрельбы уменьшилась до 6 км. Но конная пушка была гораздо легче — её масса в боевом положении составляла 360 кг. Пушки немецкого и русского производства также отличались конструктивными особенностями — у них были разные типы затворов, механизмы вертикальной наводки. С 1893 года 87-мм пушки обр. 1877 г. стали оснащаться сошниками. Противооткатных устройств орудие не имело.

С принятием на вооружение Русской армии более совершенных артиллерийских систем – 3-х дюймовых скорострельных пушек обр. 1900 и 1902 гг. лёгкие полевые пушки обр. 1877 г. выводились из полевой артиллерии и поступали в крепости. На 1.01.1915 г. в 7-и западных российских сухопутных крепостях имелось около 2 тыс. лёгких орудий обр.1877 г.
Ряд береговых батарей русской армии в западной Финляндии во время Первой мировой войны был оснащён этими орудиями. После Октябрьской революции финские белогвардейцы захватили их, и они сыграли важную роль в победе Белого движения в Финляндии. К концу 1918 года финская армия располагала 144 87-мм пушками образца 1877 года. Однако после окончания боевых действий в связи с большим износом и отсутствием боеприпасов они использовались от случая к случаю только как учебные орудия. Финское обозначение пушки 87 K 77. Даже во время Зимней войны они не применялись в боях. В финской береговой артиллерии они прослужили до 1941 года."
Источник: Лёгкое орудие ХIХ века из собрания музея АО «Мотовилихинские заводы». Попытка идентификации. - Журнал Пикселя 009 — ЖЖ

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете)

В 1897 году Арткомитет Главного Артиллерийского Управления пришёл к выводу, что уже известная нам 2,5-дюймовая горная пушка обр. 1883 года устарела. Комитет решил принять для новой горной пушки калибр 3 дюйма (76,2 мм) и обеспечить унификацию боеприпасов с 3-дюймовой полевой пушкой.
Опустим долгий процесс перебора перспективных систем разных производителей. В итоге Артком решил заказать Обуховскому заводу 8 горных пушек двух модификаций для войсковых испытаний. Срок готовности заказа: май 1903 года. Однако, не ожидая завершения войсковых испытаний, на основании Высочайшего повеления от 7 января 1904 года для валового производства выбрана 3-дюймовая пушка на лафете Перепелкина со стволом Розенберга. В связи с началом Русско-японской войны Обуховскому заводу срочно заказали 48 горных пушек. Общий объём заказов в 1904 году составил 294 орудия, а сверх того ещё 15% в запас. Обуховский завод обязался выполнить свои обязательства к маю 1905 года, но в срок не уложился.
Достаточно скоро, уже в 1908 году, Артком попытался организовать модернизацию горных пушек образца 1904 года, но успеха не добился. Самой веским действующим фактором, оказалась необычайно сильная приверженность генерального инспектора артиллерия русской армии Великого Князя Сергея Михайловича продукции французской компании «Шнейдер». В результате, в 1909 году на вооружение русской армии приняли скорострельную горную пушку системы «Данглиз-Шнейдер». В России она получила обозначение 76-мм горная пушка образца 1909 года.

Тем не менее, орудия обр.1904 года активно применялись в сражениях Первой Мировой войны. Их использовали для оснащения батарей, воевавших на Кавказском фронте, для установки в башнях двух бронеавтомобилей «Пирс-Арроу» Ижорского завода и бронепоездов различных типов. Кроме того, 76-мм горными пушками обр. 1904 года на тумбовых лафетах оснащались посыльные суда, фактически первые русские речные бронекатера типа «Штык». Строительство этих судов началось в 1908 году. Все они предназначались для действий в бассейне Амура, однако служба бронекатеров сложилась по-разному.
Головной корабль серии «Штык» до 1913 года оставался на Балтийском море для испытаний, затем перемещался между флотами и финал его карьеры неизвестен. Три катера («Кинжал», «Рапира», «Сабля») перевели с Амура на Черное море, ещё два («Пика» и «Копьё») до 1947 года служили на Дальнем Востоке.
Четыре бронекатера («Палаш», «Пистолет», «Пуля», «Шашка») в 1915 году отправили с Амура на Балтийское море, где их в 1918 году захватили финны. Вот тут и начинается история экспоната. Дело в том, что в 1916 году восемь из десяти посыльных судов типа «Штык» перевооружили на 47-мм пушки Гочкиса, а их родные 76-мм орудия обр.1904 г. демонтировали по причине неудовлетворительной дальности стрельбы.
Русская армия, как мы уже знаем, ещё в 1909 году выбрала замену – 76-мм горное орудие системы «Данглиз-Шнейдер». В силу понятных причин, флот произвёл замену устаревшей системы несколько позже.

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете)

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ствол в люльке в виде прямоугольной рамы. Верхний и нижний брусья рамы вмещали цилиндры гидравлических компрессоров постоянного сопротивления. Раму с компрессорами могли поворачивать для точной боковой наводки на ±3° в оси вертлюга. Внутри полых осей вертлюга пружины накатника.

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Затвор поршневой, открываемый вправо. Маркировка: СА (сухопутная артиллерия), №50, 1904 год, Обуховский завод.

76 VK 04 (ствол 76-мм горной пушки обр.1904 на корабельном лафете), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Подъёмный механизм на вертлюге. Весь вертлюг — элемент качающейся части орудия.

В 1918 году, в ходе Гражданской войны, финская Белая армия захватила одиннадцать, демонтированных с бронекатеров, горных орудий на морских тумбовых лафетах. В числе прочих, новые хозяева добыли шесть небоеспособных пушек 24 января 1918 года из арсенала русской армии в Вуоксенниски. После ремонта финны установили их на специально построенные сани и активно использовали одиночные орудия на Карельском перешейке в боях Гражданской войны. Импровизированные "самоходки на конной тяге" получили название "пушки Каримо" в честь художника, писателя и поэта Арно Каримо, который сначала командовал одной из них, а в марте 1918 принял командование 4-й артиллерийской батареей, также вооружённой двумя 76 VK 04 (этот индекс присвоен существенно позже описываемых событий).
Примерно в это же время 1-я артиллерийская батарея Карельской Армии обрела четыре пушки этого типа. Одну из них установили на импровизированный бронепоезд финской Белой армии «Спаситель Карелии» (Karjalan Pelastaja).

Требует дополнительной проверки информация о том, что исправные орудия этой модели использовались в 1938–1939 года для вооружения укреплённых сооружений «Линии Маннергейма». Упоминаний об этом в финских источниках мною пока не обнаружено. Зато достоверно известно, что в 1930-ых годах четыре орудия 76 VK 04 установили во вращающихся башнях финских бронепоездов. Таким образом, в период Зимней войны, два финских бронепоезда использовали в качестве главного калибра по две снятые с бронекатеров устаревшие 76-мм горные пушки обр.1904 года. Однако, ход военных действий показал, что концепция классического бронепоезда устарела – бронированные гиганты стали крайне уязвимы для атак с воздуха.
Финны учли урок Зимней войны и перевооружили свои бронепоезда на современные 40-мм зенитные орудия, произведённые по лицензии шведского концерна Bofors. Получившиеся мобильные батареи ПВО сыны Суоми использовали для защиты железнодорожных перевозок и транспортных узлов. Что же касается трофеев периода Гражданской войны, то устаревшие 76 VK 04 отдали в береговую артиллерию. Известно, что летом 1944 года, в ходе советского наступления, финны потеряли на Ладожском озере пять таких пушек.
Источники:
Черников И.И., «Энциклопедия мониторов. Защитники речных границ России»
FINNISH ARMY 1918 - 1945: Infantry Guns & Mountain Guns

76 VK 09 (76-мм горная пушка обр. 1909 г., Шнейдер-Россия)

"В ходе Первой мировой войны плотность артиллерии на основных участках наступления нередко доходила до 160 орудий на километр фронта. Управлять огнем такого количества пушек, мортир и гаубиц было весьма проблематично. Поэтому в целях повышения эффективности огня артиллерийские командиры вспомнили старую пушкарскую мудрость: «Цель определяет калибр». Роты и батальоны получили в пользование «окопные пушки», малокалиберные и чаще всего переносные. Они были предназначены для поражения точечных целей, таких, например, как пулеметные гнезда. К тому же они были весьма мобильны и располагались непосредственно на передовой, что, в свою очередь, позволяло быстро переносить огонь по просьбам пехоты. Но дальность стрельбы, не превышающая три километра, и разрывной заряд, который своей мощностью сильно уступал полевым орудиям калибра 76 мм, способствовали возникновению своеобразной «ниши» между батальонными и дивизионными артсистемами.

Поэтому, спустя некоторое время, в подавляющем большинстве стран были рассчитаны более или менее схожие стандарты для полковых орудий. Калибр гаубицы или пушки должен был быть от 60 до 80 мм, дальность стрельбы от 5 до 6 км, но самое главное, и в этом сходились расчеты конструкторов всех стран-разработчиков, орудия должны были быть сравнительно небольшими и маневренными для того, чтобы быстро переносить огонь в нужном направлении. Однако в итоге большинство разработчиков после создания нескольких опытных экземпляров решили свернуть производство, так как сочли требования весьма противоречивыми.

В России же, еще после войны с Японией, военные специалисты посчитали необходимым усилить стрелковые полки «гаубизированными», облегченными и маневренными пушками, но обладающими столь же мощным снарядом, что и трехдюймовка образца 1902 года. Эта задача решалась в несколько этапов. Для начала в 1909 году была создана новая 76-мм горная пушка, на основе которой разработали специальное «противоштурмовое» орудие такого же калибра, а в дальнейшем и так называемую «короткую» пушку образца 1913 года.
"
Источник: Антон Ляпин, «Пушка-«полковушка» | Warspot.ru»

76 VK 09 (76-мм горная пушка обр.1909 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Форма щита, состоявшего из трёх изогнутых листов, типична для орудий французской фирмы «Шнейдер» начала XX века. Средний лист при помощи кронштейнов укреплён на лобовой части станка, а верхний и нижний листы соединены со средним листом шарнирно при помощи петель.

76 VK 09 (76-мм горная пушка обр.1909 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Гидравлический компрессор и гидропневматический накатник помещены в корпусе салазок, которые откатывались вместе со стволом. Салазки состояли из стального корпуса, в котором имелось пять продольных каналов: цилиндр компрессора (правый), цилиндр накатника (левый), два резервуара для воздуха и канал, соединяющий воздушные резервуары с цилиндром накатника.

76 VK 09 (76-мм горная пушка обр.1909 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Прицельные приспособления и механизмы наводки. Маркировка на стволе и затворе говорит о том, что орудие №447 выпущено в 1938 году, значит перед нами финский трофей 1941 года.

76 VK 09 (76-мм горная пушка обр.1909 г., Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Характерные черты орудий периода Первой мировой войны, передвигавшихся на конной тяге: деревянные колёса со стальными обручами, лафет без подрессоривания. Скорость возки – не более 6 км/ч

Как уже ранее отмечалось, в 1908 году, под влиянием генерального инспектора артиллерии Великого Князя Сергея Михайловича, Артком ГАУ на смену 76-мм горной пушке обр.1904 года выбрал скорострельную горную пушку системы «Данглиз-Шнейдер». Это орудие производилось в Российской империи, а затем и в СССР до 1939 года. Общий объём выпуска составил 2060 штук.
Во время гражданской войны финны захватили одиннадцать орудий этого типа: восемь в Тампере, остальные в Рауту (на Карельском перешейке). В апреле 1918 года эти пушки пустили на оснащение 1-й и 4-й артиллерийских батарей Карельской армии финских белогвардейцев. Перевооружение было вынужденным – таяние снега вынудило отказаться от использования санных установок горных пушек на тумбовых лафетах.

В 1919 году этими же трофейными русскими орудиями финны заменили 75-мм немецкие горные пушки L14 обр. 1913 года. Уместно пояснить причины появления немецкой артиллерии в бывшей провинции Российской империи. Дело в том, что войска Германской империи активно участвовали в гражданской войне в Финляндии. Изначально, главнокомандующий формируемой финской армии Карл Маннергейм рассчитывал получить от кайзеровской Германии лишь офицеров, оружие и снаряжение, однако у немцев были свои планы. Германская империя преследовала цель включить Украину, балтийские страны и Финляндию в свою сферу влияния, для чего предложила этим странам помощь в борьбе с большевиками. Представители Финляндии в Берлине приняли предложение об отправке в их страну германской военной группировки.

Маннергейм в своих «Мемуарах» пишет об этом буквально следующее: "3 марта мне сообщили из сената по телефону, что по просьбе правительства Финляндии военное командование Германии пообещало начать интервенцию для «подавления вспыхнувшего в Финляндии мятежа». Один присутствовавший при этом телефонном разговоре шведский офицер позднее красочно описал мое состояние. Настроение у меня действительно было подавленное. Ведь премьер-министр Свинхувуд твердо обещал мне, что не будет обращаться с просьбой об интервенции.
...
Мы понимали, что интервенция прямо сопряжена с политическими осложнениями, в первую очередь из-за того, что Финляндия окажется втянутой в мировую войну на стороне Германии. Но с другой стороны, я надеялся, что сотрудничество с немцами примет такую форму, которая подтвердит международный авторитет Финляндии и ее независимость от великой державы, оказывающей нам помощь. 5 марта я отправил первому [107] генерал-квартирмейстеру Германии Эриху фон Людендорфу телеграмму, в которой попросил его выразить благодарность императору Вильгельму II от армии Финляндии за то, что нам была предоставлена возможность приобрести в Германии оружие, без коего мы не смогли бы выстоять в нашей освободительной битве. После этих вступительных слов я высказал пожелание договориться о реальной помощи в дальнейшем.
...
3 апреля немецкая Балтийская дивизия, численность которой составляла 7000 человек, высадилась в Ханко, не встретив никакого сопротивления. Поскольку существовала опасность, что в столице может произойти кровопролитие и будут потеряны промышленные и культурные ценности, я приказал Балтийской дивизии отправиться туда. Части неприятеля ей почти не встретились, произошло лишь несколько незначительных стычек с небольшими воинскими группами, и 11 апреля немцы уже подошли к Хельсинки.
"

Через две недели после высадки в Ханко немецкие войска вошли в Хельсинки и передали город представителям финского Сената. Интервенция значительно ускорила поражение красных. В 1918 году Гражданская война фактически закончилась, однако Финляндию попала в сферу влияния кайзеровской Германии.

Однако, вернёмся к артиллерии. В состав вышеупомянутой Балтийской дивизии входила 2-ая Баварская горная пушечная батарея, вооруженная 75-мм горными орудиями L14. Опираясь на какие-то загадочные представления немцы ошибочно считали, что финская местность особенно хорошо подходит для использования горной артиллерии. Немцы использовали свое влияние чтобы продать финским военным 12 горных пушек и боеприпасы к ним. Уже на следующий год, обретшим независимость, сынам Суоми пришлось решать вопрос замены 75-мм немецких горных пушек L14 обр. 1913 года, которыми был вооружён финский батальон горной артиллерии. Для решения этой задачи пригодились уже основательно потрёпанные русские 76-мм горные пушки обр. 1909 года. Впрочем, они использовались как учебные орудия и только до 1924 года. К началу Зимней войны, в строю осталось только 5 таких пушек. Война-продолжение принесла армии Финляндии ещё 13 трофейных орудий этого типа. Тем не менее, старые горные пушки уже не отвечали требования современного боя и все 76 VK 09 отправились на оборонительные линии, где и прослужили до 1944 года.

75 K 11 (75-мм полевая пушка Cannone da 75/27 modello 11, Италия)

Выставленная в музее пушка (серийный №1608) произведена на заводе в Специи компанией Vickers Terni (основана в 1905 году) - совместного предприятия британской компании Vickers и итальянских Acciaierie di Terni, Cantiere navale fratelli Orlando и Cantieri navali Odero. В 1929 году фирма переименована в Odero Terni Orlando (OTO). С 1953 года оружейная компания именуется OTO Melara, является дочерней компанией итальянского машиностроительного холдинга Leonardo (ранее Finmeccanica). На орудийном щите закреплена табличка, текст которой переводится с финского так: "12 апреля 1929 года это орудие подарено правительством Италии вооружённым силам Финляндии".

Действительно, в 1929 году итальянцы отправили финнам, для изучения конструкции, единственную пушку этого типа. Дело в том, что инспектора артиллерии генерал-майора Вильхо Ненонен очень интересовали передовые технические решения этой артиллерийской системы. Надо сказать, что полевые орудия периода Первой мировой войны имели коробчатые лафеты, ограничивавшие перемещение ствола в горизонтальной плоскости в пределах 6–12°. Характерным примером служат системы, разработанные в начале XX века: 76-мм дивизионная пушка обр.1902/30 гг. и 122-мм гаубица обр.1910/1930 гг. Фотографии этих орудий вы видите на этой же странице.

Попытки обеспечить широкий угол горизонтальной наводки, например, путём применения подкладных дуг под хобот лафета, значительно утяжеляли артиллерийскую систему, снижали её подвижность. Очевидно, что для батальонных орудий требовалось более простое решение. Острота проблемы усугублялась появлением на поле боя быстродвижущихся целей – танков и бронемашин. Для успешной борьбы с бронетехникой требовалось обеспечить широкое поле горизонтального обстрела, то есть добиться больших поворотов ствола, без потерь времени на перемещение станин лафета.

Заинтересовавшая Вильхо Ненонена итальянская полевая пушка Cannone da 75/27 modello 11 отличалась двумя интересными особенностями: лафетом с раздвижными станинами и необычным противооткатным устройством. Противооткатная система с двойной отдачей отличалась ненужной сложностью и не получила дальнейшего развития. Зато внедрение в конструкцию орудия лафета с раздвижными станинами упростило борьбу с быстроходной бронетехникой. Сущность конструкции заключалась том, что станины орудия шарнирно соединялись с боевой осью и снабжались отдельными сошниками. В боевом положении станины раздвигались, образуя между ними угол в 30–40°. Такие лафеты получили широкое применение и ими снабжено большинство современных буксируемых артиллерийских систем.

"После мировой войны Франция считалась ведущей военной державой, и Финляндия получала от нее помощь в деле организации сил обороны. Франция хотела создать мощный пояс вокруг России, где правили большевики. Французские военные специалисты участвовали в планировании обороны Финляндии, а в 1922 г. Ненонен отправился на длительную стажировку. Но ресурсов маленькой, пострадавшей от гражданской войны страны не хватало на нужды армии. Ненонен с огорчением видел, что развитию артиллерии не уделяется должного внимания. Борьба за распределение ресурсов будет занимать важное место на протяжении всего периода его пребывания в должности инспектора.

Наряду с другими обязанностями Ненонен занимался также обучением офицеров-артиллеристов и несколько лет возглавлял артиллерийское училище. Преподавательская деятельность интересовала Ненонена, склонного к науке, и на основе его лекций был разработан первый устав полевой артиллерии. Интерес Ненонена к техническим характеристикам орудий также давал свои результаты. Уже в 1919 г. он создал новую систему управления огнем и разработал для нее так называемую «карту управления огнем», которая использовалась несколько десятилетий. Позже, в 1927–1929 гг., он участвовал в разработке фотоаппарата для аэрофотосъемки. Топографическая аэрофотосъемка относилась к сфере деятельности артиллерии вплоть до второй мировой войны, и Ненонен считается одним из ее ведущих первопроходцев в Финляндии.

Главной сферой деятельности Ненонена все же была артиллерия, время от времени он исполнял обязанности командующего вооруженными силами. Организационное строительство финской армии требовало больших усилий, и отлаживание ее деятельности продолжалось до 1928 г. Осенью 1923 г. Ненонен на какое-то время включился в процесс принятия политических решений, войдя в правительство меньшинства Кюёсти Каллио в качестве беспартийного министра обороны. По его инициативе президент учредил Военный Совет для рассмотрения вопросов обороны и организации вооруженных сил. Однако проблему снабжения артиллерии амуницией решить не удалось. Уже в следующем январе правительство ушло в отставку. Из-за своей неуступчивости и упорных попыток подчинить себе береговую артиллерию Ненонен нажил себе врагов. Отношение к бывшим российским офицерам по-прежнему оставалось негативным, и в феврале 1925 г. ему пришлось открыто выступить в их защиту.

Со временем недостатки устаревавшего русского вооружения полевой артиллерии становились все более очевидными, однако, посчитали, что для приобретения новых пушек нет средств. В апреле 1937 г. Ненонен, уставший от неопределенности круга своих полномочий, оставил пост инспектора артиллерии и перешел в министерство обороны на должность начальника комиссии по разработке вооружения. В его новые обязанности входили надзор за уровнем вооружения армии и приобретение нового оружия. Но на это оставалось мало времени, и к началу Зимней войны 30 ноября 1939 г. уровень оснащения артиллерии по-прежнему оставался недостаточным. Сразу после начала войны Ненонен вместе с горным советником Вильгельмом Вальфорсом отправился в США для приобретения армейского снаряжения, особенно пушек. Однако США оберегали свой нейтралитет, и результаты этой поездки не отвечали ожиданиям."
Марйомаа Р., «Сто замечательных финнов»

75 K 17 (75-мм полевая пушка M1917, США)

К 1917 году американские компании произвели для Великобритании около 1000 полевых пушек Ordnance QF 18-pounder. Весной 1917 году, крупнейшая из них, Bethlehem Steel, обладая тех.условиями, чертежами, запасом материалов и опытом производства этой артиллерийской системы, без труда решила задачу выпуска на тех же мощностях модификации, использующей французские 75-мм боеприпасы. Переход с калибра 84-мм на 75-мм потребовался для упрощения снабжения войск США, присоединившихся к боевым действиям в Европе весной 1917 года. Однако, война шла к концу и 75-мм пушки M1917 не успели принять участие в боевых действиях. В 1940 году эти орудия отправились в Финляндию, Грецию и Великобританию. Широкая география поставки, в общем-то устаревших пушек, объяснялась просто: в 1940 году воевали Италия и Греция, Финляндия и СССР, Великобритания и Германия.

В 1940 году британские экспедиционные силы потеряли 216 орудий во Франции – из Дюнкерка эвакуировался только личный состав, без тяжёлого вооружения. Согласно инвентаризации в июле 1940 года у Британской империи осталось всего 126 орудий этого типа в Великобритании и ещё 130 штук на заморских территориях. Оказывая помощь будущим союзникам, США передали англичанам свои запасы M1917. Близкое родство с британскими артиллерийскими системами (84-мм полевой пушкой QF 18 и 88-мм гаубицей-пушкой QF 25) оказалось очень полезным для обучения артиллеристов и снабжения частей, как регулярных войск, так и территориальной обороны. Англичане присвоили этой, чуть ли не реэкспортной пушке обозначение «Ordnance QF 75mm on Carriage, 75mm /18 pr Mark 1PA». Непосредственно в США полевые пушки M1917 использовались в начальный период Второй мировой войны, а затем их передали в учебные части.

75 K 17 (75-мм полевая пушка M1917, США), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

75-мм полевая пушка M1917 (заводской номер 2419) выпущена американской компанией Bethlehem Steel Company в 1917.

В 1940 году Финляндия достаточно дёшево купила у Соединенных Штатов Америки 200 пушек M1917 и 209 000 выстрелов для них. По названию компании-производителя финские солдаты прозвали американскую пушку "Бетлехем" (по написанию похоже на Вифлеем). Мало того, что орудия прибыли слишком поздно для применения в Зимней войне, так они оказались ещё и в очень плохом состоянии. Финны потратили много времени на ремонт и техническое обслуживание американской артиллерии. В период между Зимней войной и Войной-продолжением 33 исправных орудия этого типа использовали для оснащения фортификационных сооружений. С началом боевых действий, в 1941 году, в полевую артиллерию отправили 128 штук, в береговую оборону - 42, в фортификационных сооружениях установили 16 единиц. По мере насыщения полевой артиллерии гаубицами, американские пушки выводили в береговую оборону. Соответственно, когда летом 1944 года советские войска перешли в наступление, то 14 из 16 потерянных орудий финны потеряли именно в береговых частях.
После Второй мировой войны тяжелые деревянные колёса орудий поменяли на шины из губчатой резины. Накопленные запасы боеприпасов обеспечили 75-мм полевой пушке M1917 долгую службу в учебных подразделениях. Финские солдаты считали орудие прочным и точным, но лафет пушки сильно ограничивал максимальную дальность стрельбы, а пружины в системе гашения отдачи (которые после выстрела возвращали ствол в боевое положение) явно были слабым местом конструкции.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 3

75 Pstk 97/38 (75-мм Canon de 75 Modele 1897, Франция)

"Французское орудие Canon de 75 Modele 1897 (Mle. 1897) появилось на свет в 1897 году и стало первой в истории серийно выпускавшейся скорострельной пушкой, снабжённой противооткатными приспособлениями. В годы Первой мировой войны оно составляло основу французской полевой артиллерии, сохранив свои позиции и в межвоенный период. Кроме того, Mle. 1897 широко экспортировалась. Пушка имела лейнированный ствол с эксцентрическим затвором системы Норденфельта. Пневмогидравлические противооткатные устройства монтировались в люльке верхнего станка. Лафет был типичным для своего времени: однобрусным, с деревянными колёсами большого диаметра, окованными стальными шинами.
...
Вермахт впервые обзавёлся пушками Mle. 1897 во время Польской кампании 1939 года. Известно, что накануне войны в частях и на складах польской армии находилось 1230 (по другим данным — 1374) таких орудий.
... Во Франции немцам удалось захватить намного больше этих пушек: достаточно сказать, что к началу войны французская армия имела примерно 4500 единиц Mle. 1897.
...
... угол горизонтальной наводки — качество не просто необходимое, а жизненно важное для противотанкового орудия. А вот трофейные Mle. 1897 с их архаичным однобрусным лафетом на эту роль не годились: угол горизонтальной наводки составлял всего 12°, что ставило под вопрос выживаемость пушки в бою с танками. К тому же немецких военных не устраивала ограниченная мобильность Mle. 1897, приспособленной лишь для конной тяги.

Выход был найден довольно простой: ствол Mle. 1897 наложили на лафет противотанковой пушки Pak 38 с раздвижными трубчатыми станинами и колёсным ходом, обеспечивающим возможность буксировки механизированной тягой. Получившемуся «гибриду» присвоили обозначение Pak 97/38. Однако простым «скрещиванием» ствола и лафета дело не ограничилось: для уменьшения силы отдачи (первоначально лафет был рассчитан на 50-мм пушку) ствол снабдили однокамерным дульным тормозом системы «Солотурн». Была удлинена задняя часть люльки, переделке подвергся пусковой механизм: спусковой шнур теперь лишь взводил ударник, а выстрел производился при нажатии спусковой кнопки, установленной на маховичке вертикальной наводки. Кроме того, орудие приспособили для установки на него прицела Auschilfstrichtmittel 38, позволявшего вести огонь с закрытых позиций.
...
Переделка пушек Mle. 1897 в Pak 97/38 осуществлялась в 1942–1943 годах и имела смысл с экономической точки зрения: конверсия одного орудия стоила 8000 рейхсмарок и требовала 1500 человеко-часов. Цикл переделки занимал четыре месяца. В то же время цикл производства противотанковых пушек Pak 38 и Pak 40 длился шесть месяцев, к тому же эти орудия требовали существенно больших затрат денег и труда: для Pak 38 — 10 600 рейхсмарок и 1800 человеко-часов; для Pak 40 — 12 000 рейхсмарок и 2200 человеко-часов.
...
В войсках пушки Pak 97/38 не пользовались особой популярностью: хотя они были заметно лучше малокалиберных противотанковых орудий, но всё же заметно уступали в бронепробиваемости «истинно арийским» Pak 40. Другим существенным недостатком Pak 97/38 был слишком лёгкий лафет — из-за этого пушка была неустойчивой при ведении огня, случались и поломки на марше. В сентябре 1942 года даже пришлось издать приказ, ограничивавший скорость буксировки Pak 97/38 двадцатью километрами в час.".
Андрей Харук, "«Француженка» в немецких руках"

В 1940 году Финляндия приобрела 48 французских 75-мм полевых орудий Canon de 75 Modele 1897, а также 50 000 снарядов. Стволы купленных пушек оказались сильно изношенными, дававшим недопустимое рассеивание снарядов, поэтому в 1942 году все 75 K 97 передали для установки в фортификационных сооружениях. Узнав о немецком опыте конверсии трофейных пушек в Pak 97/38, финны запросили у своих союзников возможность изготовить такие же противотанковые орудия. После достижения соглашения немцы выпустили 46 противотанковых орудий с использованием предоставленных финнами орудийных стволов от от 75 K 97.
В Германии пушка получила кличку "Мустанг" - за неустойчивость и сильную отдачу при выстреле, а вот финские солдаты отметили иную особенность. За комбинированную конструкцию из артсистем двух разных стран сыны Суоми прозвали этот тип пушек "Мулат" ("Mulato"). Помимо упоминавшегося ранее лёгкого лафета, на боевое применение 75 Pstk 97/38 налагалось ограничение по низкой начальной скорости снаряда. Из-за этого артиллеристам приходилось ориентироваться на кумулятивные снаряды, успех применения которых зависел от угла встречи с целью. Кроме того, применение этого типа боеприпасов означало невысокую прицельную дальность (порядка 500 м) и значительное рассеивание. Опять-таки, уменьшавшаяся максимальная дальность стрельбы увеличивала опасность обнаружения и уничтожения противотанкового орудия.
Неприхотливых финских артиллеристов не слишком смущали недостатки франко-немецкого гибрида. "Мулаты" получились довольно мощными, поэтому их отправили во фронтовые подразделения. В боях лета 1944 года финская армия потеряла семь пушек этого типа. Четыре утраченных орудия принадлежали 4-му армейскому корпусу (воевавшему на Карельском перешейке) и ещё два - группе "Aunus", действовавшей на северном берегу Ладожского озера. Оставшиеся 39 противотанковых орудий 75 Pstk 97/38 хранились на складах финской армии вплоть до списания в 1986 году.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ANTITANK GUNS PART 2

76 K 02-30-40 (76-мм дивизионная пушка обр.1902/30 гг., модификация с длиной ствола 40 калибров, СССР)

"В конце 20-х годов принимается решение модернизировать 76-мм полевую пушку обр. 1902 г. (в Красной Армин калибр измерялся только в мм). Основной целью, преследуемой при этом, стало увеличение дальности стрельбы. В 1928-1930 гг. испытания прошли 3 опытных образца, созданных Орудийно-арсенальным трестом, заводом №7 и Пермским заводом. Первое орудие имело дульный тормоз, укороченный лафет и усиленный пружинный накатник, что позволило сократить длину отката, а в конечном итоге увеличить угол возвышения с 16 до 27°. Вторая пушка также была с дульным тормозом, в ее конструкцию введены новые противооткатные устройства, что позволило довести угол возвышения до 40°. Пермский вариант предусматривал значительные изменения в лафете, введение уравновешивающего механизма, что обеспечивало увеличение угла возвышения до 37° без применения дульного тормоза. Лафет спроектирован для наложения стволов как нового образца в 40 калибров, так и старого в 30 калибров. Пермская пушка была признана лучшей и в 1931 г. принята на вооружение под названием 76-мм пушка обр. 1902/30 г."
Источник: А. Широкорад, «Знаменитая трехдюймовка» («Техника и вооружение», №3/1993)

76 K 02-30-40 (76-мм дивизионная пушка обр.1902/30 гг., модификация с длиной ствола 40 калибров, СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Станок однобрусный, включает в себя коробчатую станину с вырезом посередине для прохода ствола на откате при стрельбе на больших углах возвышения

Выпуск модернизированных 76-мм пушек образца 1902/30 годов продолжался с 1931 по 1937 годы. Советские инженеры выжали всё возможное из классической конструкции начала XX века с с поршневым затвором, характерным однобрусным лафетом, стволом без дульного тормоза, деревянными колёсами без подрессоривания. Орудие получило новый ствол длиной 40 калибров, уравновешивающий механизм, а также станок с вырезом посередине для прохода ствола на откате при стрельбе на больших углах возвышения. Однако, к середине 1930-х годов стало очевидным, что модернизационный потенциал этой артиллерийской системы исчерпан. Пушка не отвечала современным требованиям, а значит её пора было сменить дивизионным орудиям современной конструкции. Достойной наследницей обновлённой "трёхдюймовки" стала 76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр.1936 года.
Имевшиеся у РККА 76-мм пушки образца 1902/30 годов активно применялись в локальных конфликтах. Известно о поставке этих систем в Китай и в республиканскую Испании. После вступления СССР во Вторую Мировую войну захваченные пушки стали использовать немцы, давшие им свои обозначения: 7,62 cm FK 295/1(R) (обычный ствол) и 7,62 cm FK 295/2 (R) (длинный ствол).

В ходе советско-финских войн Вооружённым Силам Финляндии досталось 125 немодернизированных орудий со стволом в 30 калибров (новое обозначение 76 K/02-30). Финны использовали их в полевой артиллерии и в учебных подразделениях. Десяток пушек со стволом длинной 40 калибров (76 К/02-30/40) сменил хозяев в начальный период Войны-продолжения. Все эти длинноствольные дивизионные орудия передали в подразделения береговой обороны, действовавшие на Ладожском озере.
Несмотря на то, что многие орудия имели сильный износ, пушки этого типа получили у финнов репутацию простых и долговечных. Финляндия была заинтересована в увеличении числа этих артиллерийских систем, поэтому положительно отреагировала на предложение Германии продать 46 из имевшихся 76 трофейных дивизионных пушек обр. 1902/30 гг. По-видимому, эта партия так и не прибыла к заказчику. Причины срыва контракта неизвестны: то ли что-то случилось с кораблём, то ли немцы успели отменить поставку. Дело в том, что 19 сентября 1944 года в Москве было подписано Соглашение о перемирии с СССР и Великобританией, действовавшими от имени стран, находящихся в состоянии войны с Финляндией.
Благодаря большим запасам боеприпасов в послевоенный период пушки образца 1902/30 годов долгое время использовались финской армией в качестве учебных. Некоторые из них получили новые колёса из губчатой резины. Последние экземпляры утилизированы в 1990-ых годах.

См. также:
76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г.,) в танковом музее «Panssarimuseo», Парола
76-мм полковая пушка обр.1927 г. в Центральном музее Вооруженных Сил, Москва
76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196 в Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, СПб

76 K 36 (76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр.1936 года, СССР)

"В первой половине 1930-х годов часть командования Красной армии во главе с маршалом М. Н. Тухачевским «заболела» идеей динамо-реактивной артиллерии, предшественника современных противотанковых гранатомётов. Решив, что за этим видом вооружений будущее, а классическая артиллерия безнадёжно устарела, многие КБ, работавшие над созданием артсистем, ликвидировали. В конце 1933 года в их число попало и ГКБ-38. Инициативная группа бюро во главе с Грабиным решила продолжать начатые работы в городе Горьком, на заводе №92 (сейчас – Нижегородский машиностроительный завод). Работы велись над проектами универсальной пушки А-52 и полууниверсальной пушки А-51 (Ф-20).

Второй идеей-фикс советского командования во главе всё с тем же маршалом Тухачевским была универсальная дивизионная пушка. В конце 1920-х годов в различных американских журналах были опубликованы статьи, утверждавшие, что в США разрабатывается линейка артсистем, способных вести как огонь прямой наводкой или с закрытых позиций, так и зенитный огонь. Несмотря на то что информацией о принятии на вооружение подобных артсистем советское командование не располагало, целый ряд КБ получил заказ на разработку такого орудия.

Благодаря хлопотам Грабина помимо универсальной и полууниверсальной пушек его КБ в инициативном порядке разрешили сконструировать дивизионную пушку, способную вести огонь на углах до +75°, что приближало её по свойствам к двум первым, но при этом делало орудие значительно более лёгким и дешёвым. Поясним, что обычно угол наведения дивизионных пушек не делали выше +45°, а значит и нагрузки на конструкцию пушки были меньше.
При выборе индекса для наименования будущих орудий молодые конструкторы предложили Грабину присваивать им индекс «Г», по первой букве его фамилии. Грабин от этого отказался, поэтому конструкторы КБ вычеркнули из алфавита все первые буквы своих фамилий и из оставшихся выбрали букву «Ф»."
Источник: Алексей Стаценко, «Пушечных дел мастер» | Warspot.ru

76 K 36 (76-мм дивизионная пушка Ф-22 обр.1936 года, СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Длинный тонкий ствол орудия вдохновил финских солдат на прозвище «Rotanhanta» (Крысиный хвост)

В ходе Зимней войны финны захватили 37 дивизионных пушек (по большей части севернее Ладожского озера), затем, в боях Войны-продолжения им досталось ещё 49 штук. Новые владельцы не использовали трофей как противотанковое средство, по большей части Ф-22 применялось как обычное полевое орудие. Финские солдаты оценили отличные баллистические свойства орудия, металлические колёса с покрышками из губчатой резины, подрессоренный лафет с раздвижными станинами. Однако, полуавтоматический затвор оказался ненадёжен и периодически требовал ремонта. Кроме того, у финнов возникли сложности с буксировкой орудия по пересечённой местности по причине низкого клиренса, изрядного веса, большой длинны (8,5 метров) и сильно выступающего в сторону подъемного механизма, подверженного ударам. Явным недостатком оказалось разнесение маховиков горизонтального и вертикального наведения по разные стороны ствола.

Четыре орудия советские войска вернули себе под Виипури во время Зимней войны. Две пушки Ф-22 финны потеряли в 1941 году в секторе Кестинки, затем, летом 1944 года, ещё две, находившиеся на вооружении Ладожской береговой бригады. Ещё одна пушка, принадлежавшая 3-у батальону 4-го полка полевой артиллерии, несколько раз переходила из рук в руки.
После Второй мировой войны пушки хранились на складах до 1990-ых годов, пока финны не пополнили артиллерийский парк закупкой современных орудий из армии бывшей ГДР.
FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 3

См. также:
76-мм дивизионная пушка Ф-22 в Музее артиллерийских, инженерных войск и частей связи Финляндии
76-мм дивизионная пушка Ф-22 в Музее отечественной военной истории, Падиково
76-мм дивизионная пушка Ф-22 в Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург
76-мм дивизионная пушка Ф-22 №387 в Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург
76-мм дивизионная пушка Ф-22 в Музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР)

"Зарождение полноценной полковой артиллерии произошло в ходе Первой мировой войны. В эту войну все армии вступили без полковой артиллерии. Однако уже в первом периоде войны стало ясно, что дивизионная артиллерия не в состоянии полностью подавить пулеметные гнезда противника перед атакой своей пехоты, а при атаке и бое в глубине, когда начинают действовать ожившие или новые огневые точки противника, она, боясь поражения своих войск, вынуждена прекращать огонь и оставлять пехоту на произвол судьбы. Командиры пехотных полков поняли, что без легких орудий, способных сопровождать пехоту «огнем и колесами» потери становятся невыносимыми. Составлявшая основную часть российской артиллерии 76 мм полевая пушка обр. 1902 г. (знаменитая русская трехдюймовка) с массой 1100 кг была слишком тяжела для этой цели. Тем не менее, в ходе Галицийской наступательной операции 1914 г. при штурме населенных пунктов солдаты под огнем противника на руках подкатывали эти орудия вплотную к зданиям и прямой наводкой выбивали засевшую в них австровенгерскую пехоту.

Уже в ходе войны в армиях Австро-Венгрии, Германии, Бельгии, Франции и США была создана полковая артиллерия. В России полковая пушка за время войны так и не была разработана. Опыт маневренных операций гражданской войны подтвердил острую необходимость в легких и мобильных полковых орудиях. После окончания гражданской войны Комиссия особых артиллерийских опытов (Косартоп) провела детальный анализ и выработала требования к 76-мм полковой пушке. Эта пушка была спроектирована совместно Косартопом и Путиловским заводом и в 1927 г. запущена в серийное производство.
"
Источник: В. Одинцов «Первая полковая» («Техника и вооружение», №12/2002)

"В 1927 году специалисты «Орудийно-арсенального треста» Лукин и Лендер поставили «короткую» пушку на новый лафет с рессорами и колесами на монолитных резиновых шинах. Позднее конструктор Монаков оснастил «полковушку» прицелом с дистанционным барабаном со шкалами. Дальность стрельбы такого орудия снарядом в 6,5 кг составляла 8500 м.
В 1929 году полковое орудие опять подверглось усовершенствованию. Деревянные колеса были заменены на металлические со спицами, а шины были заменены на автомобильные, наполненные губчатым каучуком. Это позволило снизить динамическую нагрузку на орудие при передвижении, а попадание пуль и осколков больше не спускало шины. Скрепленный ствол заменили на ствол-моноблок. В качестве снаряда был принят давно применявшийся в войсках и отлично отработанный промышленностью патрон от трехдюймовки 1902 года. Единственным недостатком такой перемены стало уменьшение разрывного заряда, но этот минус нивелировался тем, что подобное решение весьма ощутимо облегчило поставки боеприпасов.
"
Источник:
Антон Ляпин, «Пушка-«полковушка» | Warspot.ru»

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ствол и противооткатные устройства смонтированы на салазках, перемещающихся при откате в люльке. Противооткатные устройства включали в себя гидравлический тормоз отката и пневматический накатник.

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

В ящике – два выстрела УОФ-353, изготовленные в 1936 и 1941 годах. Это осколочно-фугасная стальная дальнобойная граната с взрывателем КТМ-1.

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Финское клеймо "Putkitettu, 1944, VTT" означает, что в 1944 году орудие перестволено на Valtion Tykkitehdas (Государственном артиллерийском заводе).

"Полковая пушка обр. 1927 г. осталась на вооружении РККА, но в полковой артиллерии ее уже дополнял 120-мм полковой миномет. На середину июля 1941 г. в войсках западных военных округов числилось 2296 полковых пушек обр.1927 г. и 1675 полковых минометов. А план военных заказов на 1941 г. предусматривал поставку 300 полковых пушек и 2060 полковых минометов.
Несмотря на то, что к началу войны «полковушка» уже считалась устаревшей, она неплохо зарекомендовала себя в первый период боевых действий. В самом деле, снарядный голод ей практически не грозил, поразить она была в состоянии практически все типы целей (кроме укрытых в земле блиндажей, щелей, ДЗОТов и ДОТов), которые встречались Красной Армии.

Принято считать, что «полковушки» были бесполезны в борьбе с танками, но это не совсем так. Дело в том, что полковая пушка обр. 1927 г. имела выстрел с бронебойным снарядом УБР-353А, разработанный и принятый на вооружение для самоходных установок СУ-1-12 и танков Т-28 и Т-35. Бронепробиваемость указанным снарядом из пушки обр. 1927/32 гг. на дальности 500 м составляла 25 мм при угле встречи 30°; на 100 м при попадании по нормали указанный снаряд мог пробить 30-мм бронеплиту. Но даже нехватка бронебойных снарядов не делала пушку безопасной для танков. Ведь стрельба шрапнелью с установкой «на картечь» давала почти такие же значения бронепробиваемости (22–25 мм на дистанции 300 м). На этих дальностях меткость короткоствольного орудия еще позволяла попасть в такую цель, как танк — дальность прямого выстрела по танку составляла 300–400 м.

Далее. Недостаточный маневр огнем по горизонтали, вызванный однобрусным лафетом, тоже не являлся большим препятствием в руках опытного расчета орудия. Осенью 1941 г., исходя из опыта применения пушек против танков, их позиции оборудовались таким образом, что под сошник выкапывалась дугой узкая канавка, которая прокладывалась деревянным брусом. Это позволяло без промедления выдергивать сошник и, занося его вправо и влево, быстро менять направление стрельбы орудия в широких пределах.

Большие потери дивизионной артиллерии возложили на плечи «полковушки» основную тяжесть оборонительных боев под Москвой и Ленинградом. Именно здесь пушка получила свою звонкую кличку «бобик». Почему «бобик»? А кто его знает — почему. Может, потому, что рявкала резко, напоминая лай собачий, может, оттого, что прыгала при стрельбе, как пес цепной, а может — от обрубленного «носа» — прямо как у бобика дворового. Но любили мы ее оттого не меньше, а вовсе даже и больше, чем ту же «Зосю», или «прощай Родину». Так объяснял появление клички Вячеслав Иванович Чалый, командир батареи полковых I орудий. В 1941 г. он был командиром полкового орудия и 15 октября в бою севернее пос. Ильинское подбил два немецких танка, причем один сгорел. Потом, подорвав матчасть (два поврежденных полковых орудия), вышел с подольскими курсантами из окружения и впоследствии в 1942 г. воевал в составе 33-й армии, перенеся тяготы второго окружения.
"
Источник: Михаил Свирин, "«Бобик». Страницы жизни." («Техника и вооружение», №4/2008)

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

На коробчатой станине – отметки о прохождении ремонтов

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Открывание и закрывание поршневого затвора осуществлялось специальной рукояткой, при повороте которой он проворачивался на 90°. Открывался затвор вправо.

76 RK 27-39 (76-мм полковая пушка обр.1927 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Прицельные приспособления: панорама, прицел, прицельная коробка и кронштейн. Панорама представляет собой коленчатую оптическую трубу.

В ходе Зимней войны финская армия захватила 54 пушки этой модели, позже, в 1941 году, парк трофейных "полковушек" вырос примерно на 200 штук. Таким образом, в начале 1944 года финская армия использовала 235 трофейных 76-мм полковых пушек образца 1927 года. Орудия на деревянных колёсах получили у финнов обозначение 76 RK/27, а на металлических – 76 RK/27-39.
Неприятным открытием стал быстрый износ стволов, причиной которому являлось низкое качество стали. Вторым сюрпризом стала низкая надёжность противооткатных устройств. Единодушно отмечалась слабость этой короткоствольной пушки как противотанкового средства. Кроме того, для противотанкового средства высокий щит является существенным недостатком, затрудняющим маскировку орудия.
С другой стороны, эта артиллерийская система весила примерно 780 кг, что в два раза меньше чем у эффективной, но тяжёлой немецкой 7,5 cm Pak. 40. Соответственно, трофейная советская пушка не имела проблем с транспортировкой и с перекатыванием по полю боя силами расчёта.
Боевые потери 76 RK 27 были довольно высоки: 37 штук финны потеряли летом 1944 года при использовании "полковушек" в качестве противотанковых орудий. 24 орудия потерял IV армейский корпус на Карельском перешейке, ещё 12 утрачены группой "Аунус" при отступлении с позиций на реке Свирь.
На момент окончания Второй Мировой войны финны имели 195 пушек этого типа, использовавшихся в качестве учебных до 1960-ых годов. Большинство из них продали и экспортировали в начале 1980-х годов. Примерно 20 штук осталось в Финляндии в качестве музейных экспонатов и памятников.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: Infantry Guns & Mountain Guns

76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР)

"Казематной пушкой называлось орудие, помещенное в бетонный каземат или дот. До середины 30-х гг. казематные орудия назывались капонирными. К 1917 г. наиболее современным казематным орудием была 76-мм установка Дурляхера, представлявшая собой наложение тела 76-мм полевой пушки обр. 1900 г. или обр. 1902 г. на капонирный лафет Дурляхера. Установки Дурляхера финны широко использовали в дотах линии Маннергейма, и, надо сказать, они действовали весьма эффективно.

В 1932—1935 гг. Красная Армия получила 526 штук 76-мм капонирных установок обр. 1932 г. Они также представляли собой наложение 76-мм пушки обр. 1902 г. на специально сконструированный лафет. Пушка была защищена броневой заслонкой, которая опускалась при стрельбе: чем-то это напоминало порт парусного корабля. Принципиальными недостатками установки обр. 1932 г. были слабая защита пушки (заслонка была тонка, а ствол пушки с противооткатными устройствами вообще не был защищен) и неудовлетворительная скорострельность (из-за поршневого затвора).

В середине 30-х гг. АУ РККА решило создать новую 76-мм казематную установку, лишенную недостатков установки обр. 1932 г. Такая установка была создана в КБ Кировского завода под руководством И А. Маханова. Казематная пушка JI-17 была сделана на базе 76-мм танковой пушки Л-11. Пушка Л-17 монтировалась в массивном стальном коробе, забетонированном в доте. Ствол пушки был вставлен в толстую броневую трубу, соединенную с массивным броневым щитом (маской). Согласно тактико-техническим требованиям ствол и маска пушки должны были выдерживать прямое попадание 76-мм бронебойного снаряда, выпущенного из пушки со стволом длиной 40 калибров, или попадание 203-мм фугасного снаряда в бетон дота на расстоянии около 1 м от короба установки. Скорострельность пушки была увеличена за счет применения вертикального клинового затвора и полуавтоматики механического типа.

Заводские испытания Л-17 прошли с 29 сентября по 8 октября 1939 г. 5 октября 1939 г. на АНИОПе был проведен обстрел установки Л-17 из 76-мм пушки обр. 1902/30 г. при начальной скорости снаряда 529—547 м/с с дистанции 50 м, что соответствовало выстрелам 76-мм танковой пушки Л-10 с дистанции 400 м (Л-10 имитировала 7,5-см германскую штурмовую пушку Stuk 37 на самоходном шасси). После второго попадания в щит были сорваны болты, крепившие его к соединительной коробке. Решено увеличить диаметр болтов. В мае 1939 г. Кировский завод получил заказ на 600 установок Л-17. Часть коробов изготовил Ново-Краматорский завод им. Сталина. Короба первоначально имели длину 1500 мм с толщиной брони 80 мм, а затем соответственно 1350 мм и 60 мм. Первые установки Л-17 были смонтированы в июне 1940 г. в Каменец-Подольском укрепрайоне
".
А.Б. Широкорад, «Гений советской артиллерии. Триумф и трагедия В.Грабина»

76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Броневая труба защищала ствол пушки. Труба вставлялась в броневой щит и фланцем упиралась во внутреннюю поверхность щита. Для того, чтобы угол горизонтальной наводки справа от среднего положения был не менее 30°. на трубе сделан продольный срез. Малый косой скос предназначен для того, чтобы конец трубы не перекрывал поле зрения телескопического прицела.

76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Броневой щит предназначен для защиты маски установки. Поверхность броневого щита сферическая, сверху и снизу щит срезан. Короб предназначен для помещения в нем собранной системы, а также для защиты стенок амбразурного проема. Короб заделывался в стене сооружения. Установка Л-17 закреплена на транспортном лафете.

76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Затвор вертикальный клиновой с полуавтоматикой механического типа

76 K/27-k (казематная артиллерийская установка Л-17 обр. 1940 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Установка имела устройство для охлаждения водой противооткатных устройств. Вода подавалась из водопровода. Люлька представляла собой деталь сложной конфигурации. К люльке крепились два швеллера (правый и левый), служащие для крепления на них гильзоотвода.

В 1942 году финская армия захватила 13 советских артиллерийских установок Л-17. Трофеям присвоили новое обозначение 76 K/27-k и незамедлительно использовали по прямому назначению. Относительно их распределения имеются следующие сведения: "Интересно, что финны использовали Л-17 только в одиночной установке. Так по данным Станислава Воробьева на Свири финнами было использовано 4 установки в 4-х сооружениях в узле обороны в районе с.Вознесенье. Некоторые из них можно увидеть на фото вот в этом репортаже. Две использовано в Медвежъегорске. Еще, как минимум 3 было использовано в р-не Первомайского на линии ВТ и в составе той же линии, как минимум одино сооружение с Л-17 было построено где-то на левом фланге. Итого получается известно 10 финских сооружений с Л-17."
Десять вышеперечисленных орудий были потеряны летом 1944 года, в ходе наступления Красной Армии. Ещё три казематные установки предназначались к установке в укреплениях на Карельском перешейке, но, ещё до начала монтажа, их перенаправили для оснащения оборонительной линии Салпа.
Оговорюсь, что данные о потерях 76 K/27-k, приведённые на музейной табличке, противоречат известному источнику информации о финской армии: FINNISH ARMY 1918 - 1945: Infantry Guns & Mountain Guns.
См. также:
76-мм казематная установка Л-17 образца 1940 года, ВИМАИВиВС, СПб.

105 H 37 (Bofors 10,5 см haubits m/40, Швеция)

"Важным вопросом, обсуждавшимся на заседании совета обороны в начале 1936 года, была организация отечественного производства артиллерийских орудий. Было предложено три варианта плана. По первому варианту, заказ на орудия рекомендовалось распределить по уже имеющимся в стране заводам. По второму — создать специальный самостоятельно действующий отечественный завод, а по третьему — производство отечественных орудий наладить в сотрудничестве с крупным шведским концерном «Бофорс». Мне больше всего по душе был третий вариант, и я подумал, что сослужу хорошую службу стремлению добиться отечественного производства артиллерии, если сам побываю в Швеции и привлеку внимание этого концерна к планированию и созданию такого завода в Финляндии. Будучи в «Бофорсе» вместе с управляющим банком Рюти и генералом Вальденом, я убедился в возможностях сотрудничества, кроме того, я полагал, что оно, вероятно, будет иметь и политическое значение.

По мнению многих, лучшим решением было бы создание самостоятельно действующего отечественного завода, я же нажимал на то важное обстоятельство, что поддержка со стороны заграничного концерна позволит сэкономить много времени и денег, которые потребовались бы для обучения персонала, и даст нам частичный допуск к техническим и экономическим ресурсам крупного предприятия. Сотрудничество с «Бофорсом» породило бы, помимо всего прочего, надежды на экспорт изделий в другие страны, что сделало бы артиллерийский завод менее зависимым от внутренних заказов.

Все мои усилия привели лишь к частичному результату, поскольку министр обороны и технические органы, подчиненные ему, относились отрицательно к сотрудничеству с «Бофорсом». Националистический образ мышления, нашедший отклик и в парламенте, мешал этим кругам представить себе даже возможность того, что наша страна может оказаться объектом внезапного нападения. Когда вопрос был решен окончательно, от мысли распределить производство между уже существующими и неудачно размещенными заводами отказались, но не одобрили и иностранную помощь. В итоге благодаря усилиям совета обороны решено было построить полностью отечественный завод, который должен был работать по иностранным лицензиям и который (в соответствии с духом времени) стал бы стопроцентной собственностью государства. Кто знает, может, мы были бы несколько лучше вооружены для отражения нападения русских, если бы националистические точки зрения не помешали более деловому изучению различных вариантов. Артиллерийский завод в 1938 году построили близ города Ювяскюля, частично расположив его в комплексе зданий, размещенных в скале. Но первую сумму в 19 миллионов марок для строительства завода взяли из денег, предназначенных для закупки вооружений.
"
Источник: Маннергейм К.Г., «Мемуары»

Новое производство, о котором пишет Маннергейм, это Valtion Tykkitehdas (государственный артиллерийский завод). По сути его создали на базе артиллерийской ремонтной мастерской, которую перенесли из Хельсинки в город Ювяскюля. По лицензии шведского концерна Bofors на заводе наладили выпуск 37-мм противотанковых орудий, 40-мм зенитных пушек и 105-мм гаубиц. Кроме государственного предприятия выпуском артиллерийских систем занималась финская машиностроительная компания Tampella. С 1900 года её завод в городе Тампере выпускал паровозы, а в 1932 году фирма стала субподрядчиком французской компании, владевшей патентами на миномёты схемы Брандта-Стокса.

Небольшое отступление от темы. Во время Первой Мировой войны капитан Уилфред Сток сконструировал первый миномёт, созданный по схеме мнимого треугольника, ставшей впоследствии классической. В 1927-1931 годах Эдгар Брандт внёс существенные изменения в конструкцию миномета и применяемых боеприпасов, хотя внешне миномет сохранил тот же образ. Французский инженер изменил английскую конструкцию двуноги таким образом, чтобы быстро и легко устанавливать миномет на почву любого типа. Упростил Брандт и установку прицела – для удобства наводчика его перенесли ближе к дульной части, крепление вынесли с лафета, и теперь надо было выравнивать только одну ногу. Небольшой винтовой поворотный механизм, размещённый на креплении прицела позволил пусть в небольших пределах, но наводить миномёт по углу места.
Но самые важный изменения произошли с боеприпасами. В миномёте Стокса времён Первой мировой войны использовались мины цилиндрической формы, заполненные взрывчаткой или отравляющими веществами. Брандт же предложил стабилизированные мины обтекаемой формы, в которых увеличилась не только масса заряда, но и дальность полета.
Франция приняла усовершенствованный миномёт на вооружение. Через несколько лет началось его производство по лицензии и в других странах. Не стала исключением и Финляндия. В 1932 году фирма Tampella освоила лицензионный выпуск 81-мм миномёта Брандт модели 27/31 и вскоре стала субподрядчиком для французской компании Etablissements Edgar Brandt.

Вероятно, департамент вооружений компании Tampella выбрал производство популярной модели миномёта из-за благоприятной рыночной конъюнктуры. Европейский рынок традиционных артиллерийских систем с несколькими сильными производителями гаубиц и полевых орудий был более чем конкурентен. На падение спроса влиял и фактор избытка артиллерии, потребность в которой резко сократилась с завершением Первой Мировой войны. По этой же причине не имели перспектив поставки оружия для Вооружённых Сил Финляндии. Характерный пример: в 1930-х годах армия приобрела у компании Tampella одно-единственное орудие – прототип 105 KH/36.

После приобретения у шведов лицензии на 10,5 см haubits m/40 заказ на 128 орудий поделили поровну между двумя финскими заводами. Однако, ещё в начале Зимней войны 1939 года весь объём передали Valtion Tykkitehdas. Возобладал здравый смысл – во время войны глупо прекращать работу единственной в стране производственной линии (Tampella) по выпуску миномётов ради освоения выпуска гаубиц. Однако, первые поставки гаубиц 105 H 37 финской армии начались только в 1943 году. Для столь существенной задержки производства имелось несколько причин:
А) Нехватка материалов, которые приходилось импортировать. В частности, ряд заказов финны разместили в Германии, на Ruhrstahl.
Б) Оба завода оставались загружены выпуском столь нужных фронту зенитных и противотанковых пушек.
В) Valtion Tykkitehdas и Tampella занимались ремонтом имевшегося вооружения. Дело в том, что в июне 1941 года финский Генеральный штаб определил наивысшим приоритетом ремонт повреждённых финских и захваченных советских артиллерийских систем. Это решение оставляло крайне мало производственных мощностей для организации выпуска нового оружия. Немудрено, что производство собственной 105-мм гаубицы отодвинули на второй план.

Ситуация изменилась в 1942 году, когда фронт стабилизировался, а для Valtion Tykkitehdas не имелось срочных задач. Выпуск лицензионной копии шведской 105-мм гаубицы выполнялся VTT в кооперации с другими финскими компаниями. Так, завод Lokomo Works поставлял заготовки стволов и казёнников, а Crichton-Vulcan – орудийные лафеты и орудийные щиты (с использованием материалов, полученных от Ruhrstahl). Гаубицы финского производства впервые испытали стрельбой в сентябре 1942 года. Всего VTT поставил Вооружённым Силам Финляндии ровно 140 гаубиц 105 H/37 (64 штуки в 1943 году, 70 штук в 1944 году и последние 6 гаубиц в 1945 году).

В конце Войны-продолжения 105 Н 37 стали наиболее распространённой системой, поступавшей на вооружение частей полевой артиллерии – семь из пятнадцати легких артиллерийских батальонов воевали этими гаубицами. Помимо легких артиллерийских батальонов этими орудиями оснастили два тяжелых артиллерийских батальона (16-й и 24-й), а также 3-й артиллерийский батальон, 15-го полка полевой артиллерии. В боях 1944 года финны утратили пять гаубиц 105 Н 37. В том числе две штуки потеряны 10 июня 1944 года в боях у деревни Vaskisavotta.

105 H 37-10 (ствол лицензионной 105-мм Bofors 10,5 см haubits m/40 на лафете советской 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг.)

После Второй мировой войны, произведённые по шведской лицензии, гаубицы 105 Н 37 использовались в Финляндии, главным образом, для обучения артиллеристов. Тем временем, в Швеции начали реализацию программ модернизации вооружения. Вдохновившись успехами соседей, в 1960-ых годах финны тоже затеяли модернизацию своих 105 H 37. На выходе у них получилось две артиллерийские системы:
1. Лафет 105 H 37 основательно доработали: установили новое буксировочное приспособление, габариты, увеличили дорожный просвет, сняли ручной тормоз. Орудие обрело новый, более длинный (L/26), ствол с новым дульным тормозом. По баллистике особых преимуществ финны не получили, зато в эксплуатации новая гаубица, получившая индекс 105 H 61-37, оказалась гораздо удобнее. Повысилась и её скорострельность – за счёт перехода от раздельно-гильзового заряжания (снаряд не соединён с гильзой, сначала досылается снаряд, после гильза) к полуунитарному (выстрел заряжается как унитарный - в один приём, но есть возможность менять метательный заряд за счёт того, что снаряд не зажат в гильзе или у гильзы отъёмное дно и т.п.).
Армия использовала эту систему до конца 1990-ых годов. В 1997-1998 годах Финляндия передала в дар Эстонии примерно 40 гаубиц этого типа (сейчас используются в качестве учебных), а оставшиеся распродала коллекционерам или утилизировала. Последние 105 H 61-37 финны списали в 2002 году, когда им на смену пришли приобретённые в Германии бывшие восточногерманские гаубицы Д-30 (финский индекс 122 H 63). В настоящее время несколько 105 H 61-37 используются для торжественных церемоний.
2. Высвободившиеся стволы гаубиц 105 H 37 в сочетании с орудийными лафетами и казённиками трофейных 122-мм гаубиц (финский индекс 122 H/10-30) превратились в гибриды, наречённый 105 H 37-10. Получившаяся артиллерийская система обладала в два раза большей дальностью огня, чем 122-мм советская гаубица обр.1910/1930 годов, а также облегчала жизнь снабженцев, т.к. была модифицирована под стандартные финские 105-мм гаубичные боеприпасы.

105 K 10 (105-мм ствол Canon de 105 mle 1913 на лафете русской 107-мм полевой пушки обр.1910 г.)

"107-мм пушка была разработана в начале XX века инженерами оружейного концерна «Шнейдер-Крезо» в противовес аналогичной артсистеме немецкой фирмы Круппа. Оба орудия проходили конкурсные испытания в России, и в итоге на вооружение русской армии приняли артсистему Шнейдера под обозначением «42-линейная пушка образца 1910 года». В январе 1913 года систему Шнейдера решили принять на вооружение и французы. При этом заводы Шнейдера обязались уменьшить калибр орудия до 105 мм. Массовое производство пушек, обозначенных Canon de 105 modele 1913 Schneider, началось во Франции в годы Первой мировой войны. Они имели ствол, состоящий из трубы и кожуха, и поршневой затвор. Противооткатные устройства, смонтированные на однобрусном лафете, включали гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Стрельба велась унитарными патронами весом 15,74 кг.

В межвоенный период французская армия располагала 854 105-мм орудиями этого типа под наименованием L13S. Они поставлялись также в страны, находившиеся под влиянием Франции: Польшу, Бельгию и Югославию. Италия самостоятельно развернула производство таких пушек, составив конкуренцию Франции. После оккупации Европы немецкие войска захватили практически все орудия L 13S. Им были присвоены новые обозначения, где маленькая латинская буква указывала страну, откуда происходил трофей. Например, бельгийские пушки обозначались 10,5-см К 333 (b), французская 10,5-см К 331 (f) и т. д.
Почти тысячу 105-мм пушек немцы установили на позициях Атлантического вала для обороны северного побережья Франции. В песчаных бункерах оборудовали многочисленные ДОТы, в которых располагались трофейные орудия со снятыми колесами. После высадки союзников в июне 1944 года многие бункеры были захвачены практически без единого выстрела. В некоторых ДОТах пушки сохраняются до сих пор как музейные экспонаты двух минувших войн.
"
Источник: Р.С. Исмагилов, Г.В. Корнюхин, Б.Б. Проказов, «Артиллерия и минометы XX века»

(105-мм ствол Canon de 105 mle 1913 на лафете русской 107-мм полевой пушки обр.1910 г.), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Конструкция, типичная для орудий Первой Мировой войны: однобрусный лафет с коробчатой станиной; рассчитанные на конную тягу деревянные колёса со стальными обручами

(105-мм ствол Canon de 105 mle 1913 на лафете русской 107-мм полевой пушки обр.1910 г.), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Расположенные под стволом противооткатные устройства, включали независимые друг от друга гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник.

С 1914 года эта полевая пушка выпускалась в столь больших объёмах, что, даже с учётом боевых потерь и поломок, к 1918 году французские вооружённые силы имели в своём распоряжении примерно 1300 таких орудий. В послевоенное время лицензии на выпуск Canon de 105 mle 1913 Schneider приобрели Италия, Польша и Югославия. В 1930 году поляки даже наладили на заводе Starahowice выпуск модернизированного варианта – Armata 105 mm wz. 29 Schneider, который оснастили более длинным стволом и раздвижными станинами, позволившими увеличить угол горизонтальной наводки. Эти системы использовались польской армией наравне с более старыми Armata 105 mm wz. 13 Schneider. В 1939 году поляки имели 118 штук старых wz.13 и 124 осовремененных орудий wz.29.
После разгрома Польши орудия получили в вермахте новые обозначения: 10.5 cm K 13(p) и 10.5 cm K 29(p). В октябре 1940 года 54 пушки более новой модели немцы продали своим будущим союзникам из страны Суоми. Первая партия в 40 единиц прибыла на S/S Inga 2 октября 1940 года. Спустя неделю S/S Widor доставил оставшиеся 14 штук. В финской армии им присвоили наименование 105 K/29. Этого количества артиллерийских систем хватило чтобы к Войне-продолжения сформировать пять батальонов тяжёлой артиллерии. Детали их службы не сохранились. Известно лишь что летом 1944 года финны потеряли на Карельском перешейке восемь пушек польского производства.

За время Зимней войны Финляндия успела приобрести у Франции 12 таких орудий и 20 тысяч выстрелов к ним. Пушки прибыли в феврале 1940 года, получили обозначение 105 K 13 и были переданы 9-му батальону тяжелой артиллерии, который успел их применить в течение последних недель войны. В Войне-продолжения этими пушками оснащался 28-й батальон тяжелой артиллерии. У финских военных 105 K 13 (Canon de 105 mle 1913) завоевала репутацию хорошей и долговечной пушки.
Интересно, что в ходе советско-финских войны не было захвачено ни одной русской 107-мм полевой пушки обр.1910 года. Что же касается шести русских орудий, доставшихся финнам в 1918 году (четыре единицы образца 1910 года и две штуки образца 1913 года), то в 1943 году им заменили стволы на 105-мм французские. Вероятно, это было сделано чтобы уменьшить снабженческий кошмар с зоопарком боеприпасов, тем более, что Финляндия наладила у себя выпуск именно 105-мм осколочно-фугасных снарядов. Таким образом, 107 K 13 (старые русские 107-мм полевые пушки) превратились в 105 K 10. С вооружения их сняли только в 1960-ых годах.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 4
См. также:
107-мм полевая пушка обр.1910-1930 гг., ВИМАИВиВС, СПб

105 K 34 (10.5 cm Faltkanon m/34, Швеция)

В 1934 году шведский концерн Bofors выпустил орудие 10.5 cm Faltkanon m/34, разработанное на основе 105-мм пушки модели 1927 года (хорошо известной благодаря экспорту в Нидерланды) и лафета 15-сантиметровой гаубицы Bofors 1930-ых годов. Основным заказчиком нового изделия стала шведская армия, которая приобрела шесть десятков, а затем в 1942 году ещё восемь штук. Служба этих орудий продолжалась до 1980-х годов. Для своего времени конструкция была вполне современной: дульный тормоз, противооткатную систему под стволом, лафет с раздвижными станинами, подрессоренные металлические колёса допускавшие моторизованную возку. Орудийный щит отличался необычной формой, призванной затруднить обнаружение пушки противником.
Во время Зимней войны Финляндия приобрела в Швеции двенадцать орудий 10.5 cm Faltkanon m/34, но только четыре из них прибыли в декабре 1939 году и успели принять участие в боях. Этими системами вооружили 1-ую отдельую моторизованную батарею тяжелых орудий. Одно за другим орудия вышли из строя, потребовалась замена стволов. Позднее установили, что финны ошиблись с выбором вида пороха. Его применение сильно сокращало ресурс ствола, поэтому его приходилось менять после каждых 2000 выстрелов. В остальном пушка 105 K 34 пользовалась хорошей репутацией среди финских солдат.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 4

105 K 152 H 36 (10,5 cm FK 15FH M/36, Швеция)

Финны заказали это изделие у шведского оружейного концерна Bofors для изучения возможностей использования его как в качестве пушки, так и в качестве тяжёлой гаубицы, путём замены стволов. Комплект поставки включал стволы 105-мм полевой пушки и гаубицы 150/152 мм. Мотивы и обстоятельства размещения этого заказа до сих пор неизвестны. Договор на изготовление этого артиллерийского орудия подписали примерно в 1935 году. Заказ предполагалось доставить в Финляндию не позже следующего года, но по некоторым причинам доставку отложили до 1940 года.
Первоначально ствол гаубицы заказали в калибре 150-мм, но к маю 1940 года изменили задание на 152-мм. Остаётся неясным, произошло ли изменение калибра до изготовления или Bofors доставил заказанный 150-мм ствол и позже, уже в Финляндии, его переделали на 152-мм калибр. Причина изменения калибра, вероятно, связана с наличием у финнов боеприпасов для русских 152-мм гаубиц. Это экспериментальное орудие финны называли «Chilen tykki» (Пушка Чили), но происхождение прозвище неизвестно. Предположительно, стоимость пушки могла соответствовать финансовому пожертвованию от Чили во время Зимней войны.

В январе 1940 года, после прибытия в Финляндию, орудие передали в береговую оборону, где до конца Зимней войны оно использовалось как полевая пушка в береговой батарее Каарнайоки в восточной части Карельского перешейка. С началом очередной советско-финской войны экспериментальное орудие сначала отправили в 4-ый фортификационный артиллерийский батальон (Linnoituspatteristo 4), а затем - в форт Саунасаари на Ладожском озере. Количество снарядов, выпущенное этой пушкой в 1940 году неизвестно, но во время Войны-продолжения учёт был несколько лучше - огонь по-прежнему вёл ствол не гаубичный, а 105-мм пушечный ствол, из которого был сделан 731 выстрел.
После войны и до 1990-ых годов экспериментальную артиллерийскую систему использовали исключительно в учебных целях. В настоящее время орудие выставлено в Артиллерийском музее именно с тем стволом, который участвовал в боевых действиях.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 5

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 г., Россия)

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ход состоял из оси с колёсами, тяг, буферных болтов с каучуковым буфером и сидений. Сжатием буфера смягчается удар станка об ось и поглощается часть энергии отдачи.

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Номер орудия 121. Производитель завод компании Friedrich Krupp AG в городе Эссен, 1878 год. Лафет изготовлен в России.

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Подъёмный механизм винтовой. Поворотный механизм отсутствует - горизонтальное наведение осуществлялось поворотом хобота.

"К 1877 году в германской артиллерии выработался новый тип канала, который у нас стали называть каналом обр. 1877 г. Этот канал предназначался для стрельбы снарядами с медными поясками. Нарезы в канале ствола имели постоянную ширину и на протяжении нарезной части канала - постоянную глубину. Длина хода нарезов переменной крутизны уменьшается к дульному срезу. Цель устройства нарезки прогрессивной крутизны - увеличение угловой скорости вращения, не подвергая при этом выступы снаряда большому давлению на ведущие грани нарезов, так как в начале нарезной части, где давление пороховых газов выше, наклон нарезов меньше. Все орудия образца 1877 года были оснащены клиновыми цилиндро-призматическими замками.
...
В 1877 году Крупп предоставил России образец стальной 4-х фунтовой пушки в 29 пудов (475 кг) с начальной скоростью 457 м/с для снаряда весом 6,74 кг. Этому орудию было отдано предпочтение перед новыми отечественными медными орудиями, и было предложено Круппу спроектировать и изготовить опытные образцы облегченной 4-х фунтовой пушки в 22 пуда (360 кг) для конной артиллерии с тем же зарядом, но с начальной скоростью 427 м/с, а также 9-ти фунтовой пушки весом в 38 пудов (622 кг) со снарядом весом 12,5 кг и начальной скоростью 396 м/с.

В марте 1878 года образцы орудий всех 3-х типов, изготовленные Круппом, были представлены Александру II, повелевшему их принять. Новые стальные полевые орудия были приняты приказом по артиллерии от 19 мая 1878 года. Приказом этим отменялась старая номенклатура полевых орудий (по весу шаровых ядер) и устанавливалась следующая:
а) пушки калибром 4,2 дюйма именовать батарейными;
б) пушки калибром 3,4 дюйма именовать соответственно лёгкой и конной;
в) снаряды именовать лёгкими и батарейными;
г) лафеты именовать лёгкими, конными и батарейными.
...
Полевым орудиям обр. 1877 г. не повезло, до 1904 года они не имели боевого применения. В последующих же войнах они считались устаревшими и были на вторых ролях. Тем не менее пушки обр. 1877 г. применялись в японскую войну, где особенно ценили батарейные пушки, так как 3-дюймовые пушки не имели в боекомплекте гранат, а их шрапнель была совершенно бесполезна против противника, укрывшегося даже в лёгких строениях, таких как китайские фанзы, не говоря уже о полевых укреплениях. В этой ситуации батарейные пушки с гранатой весом в 12,5 кг показали своё преимущество перед новыми 3-дюймовками. К августу 1914 года в пяти европейских крепостях было 182 батарейных и 174 лёгких орудия. Кроме того, в резерве для батарей государственного ополчения было 125 лёгких полевых пушек с поршневыми затворами.
Особенно широко применялись орудия обр. 1877 г. на Кавказском фронте. Их использовали даже в береговой обороне Чёрного моря. Использовались эти орудия и в годы Гражданской войны, и лишь в начале 20-х годов были отнесены в разряд негодного имущества.
"
Источник: Широкорад А.Б., «Энциклопедия отечественной артиллерии»

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Станок состоит из двух взаимно скрепленных штампованных железных или стальных станин, края которых загнуты внутрь под прямым углом, и подъёмного механизма.

107 К 77 (42-линейная батарейная пушка образца 1877 года, Россия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Горизонтальный клиновой замок

Около сотни батарейных орудий русской крепостной артиллерии хранились на территории Финляндии с 1910 года. В 1918 году финская армия приняла на вооружение 102 батарейные пушки, позже получивших обозначение 107 К 77. Во время Зимней войны чтобы компенсировать нехватку артиллерии 80 пушек извлекли со складов. Примерно 30 штук передали в полевую артиллерию. Последние выстрелы 107 K 77 произвели в марте 1940 года в районе Выборга.

120 K 78 (de Bange 120 mm Long cannon, Mle 1878, Франция)

"Чарльзу Рагону де Банжу удалось осуществить давнюю мечту французских военных, внедрив законченную систему нарезной казнозарядной артиллерии, включавшую весь необходи-мый взаимодополняющий ряд орудий. Его орудия проектировались по спецификациям французской армии, армейским офицером, в правительственном Арсенале. В отличие от конкурирующей "системы Крупа", они не предназначались для экспорта.
Де Банж родился 17 октября 1833 года. Лейтенантом 8-го полка конной артиллерии он участвовал Итальянской Кампании и отличился у Палестро и Солферино. Имея репутацию технически грамотного специалиста, с 1860 по 1862 год отвечал за береговую оборону Брестского Арсенала. В 1862 году, в чине капитана был командирован на металлургический завод в Ньевер, а затем в августе 1864 на "Manufacture d'armes de Chatellerault". В 1866 году работал на заводе по производству взрывчатых веществ в Меце. После командования с 1867 по 1868 года 9-м артиллерийским полком, назначается помощником директора измерительных мастерских центрального артиллерийского депо Парижа, и остается на этой должности всю войну.
Командир эскадрона в феврале 1874, подполковник в январе 1878, полковник в ноябре 1880, 11 марта 1882 года он добивается выхода в отставку, чтобы возглавить "заводы Кайля" в Гренелле, Денене и Дуэ, имевшие необходимый инструментарий для разработки и производства нового вооружения. До 1889 года, руководя этими заводами, де Банж постоянно совершенствовал свои разработки, но затем область его интересов сместилась в сторону железнодорожного транспорта. Этот выдающийся француз умер в самый канун Первой Мировой войны.

"Нормальный ряд" де Банжа включал следующие орудия: горное "Canon de 80 de montagne, Mle. 1877", полевое/конно-артиллерийское "Canon de 80 de campagne, Mle. 1877", полевое, осадное и крепостное "Canon de 90, Mle. 1877", осадное и крепостное "Canon de 120, Mle. 1878", осадное и крепостное "Canon de 155, Mle. 1877" и созданную на основе укороченного ствола 155 мм крепостную гаубицу на S-образном лафете, прозванном "лебединая шея". Именно с двумя последними орудиями связано принятие французами калибра 155 мм, который постепенно стал всемирно признанным стандартом. Более тяжелые стволы представляли 220 мм осадная и крепостная мортира 1880 года и 270-мм мортира 1885 года. Простые, надежные и мобильные, эти орудия перекрывали все потребности французской армии того времени в прямом и навесном огне, в поле, горах, при осаде и береговой обороне.
"
Источник: Тодер Олег Якубович, «Французская артиллерия в 19-м веке»

"В соответствии с французской военной доктриной осадная артиллерия предназначалась для "...борьбы и приведения к молчанию артиллерии осажденного противника, которая обычно состоит из орудий большого калибра; приведения в негодность укрепленных артиллерийских позиций; разрушения укреплений и укрытий; разрушения крепостных сооружений; разрушения и обеспечения проходов для наступающих колонн. Для выполнения поставленных задач она должна обладать мощными орудиями, с большой дальностью стрельбы, достаточной точностью не только при стрельбе прямой наводкой, но и при навесной стрельбе... вот почему осадная артиллерия должна состоять из стволов большого калибра".
11 мая 1874 года Военное Министерство утверждает калибры 120, 155 и 220 мм для крупнокалиберных орудий и 220, 270 мм для нарезных мортир.
"Canon de 120-mm, Mle 1878" принято на вооружение в декабре 1878 года. Ствол монтировался на крепостной лафет, аналогичный лафету 155-мм орудия. Дальность стрельбы 20-кг снарядом достигала 11000 м для модели с длинным стволом и 8000 м для укороченной. Поскольку тормозные башмаки не обеспечивали достаточного контроля отката, лафет оснастили гидравлическим тормозом ("frein hydraulique modele 1883") сконструированным и изготовленным "Compagnie de Saint Chamond". Одним концом тормоз крепился к вертлюгу, зафиксированному на платформе, а другим к хоботу лафета. Это устройство, применявшееся и с 155-мм орудием, позволяло сократить откат до метра.
Одновременно со 120-мм орудием была разработана и его 155-мм версия, прославившаяся в ходе англо-бурской войны (знаменитый "Лонг Том").
"
Источник: Тодер Олег Якубович, «Французская артиллерия в 19-м веке»

Во время Первой мировой войны французская армия столь активно применяла старые полевые орудия, что пришлось начать производство запасных стволов для них. Так появилась модификация орудия de Bange 120 mm Long cannon образца 1916 года. Внешне новые стволы отличались направлением установки такелажного кольца, однако настоящим главным отличием служили нарезы в канале ствола.
Во время Зимней войны Франция подарила финнам 72 орудия de Bange 120 mm cannon, Mle 1878 и 96000 выстрелов для них. За неделю до перемирия в Финляндию прибыло 18 орудий, остальные застряли в пути. К апрелю 1940 года парк финских 20 K 78 вырос до 24 орудий. Дальнейшие поступления прекратились в связи с началом Датско-Норвежской операции войсками нацистской Германии. После полного захвата немцами территории Норвегии, полностью осуществлённого к середине июня 1940 года, финская сторона договорилась со своими будущими союзниками о возобновлении поставок французских пушек. Очевидно, успеху переговорного процесса способствовала капитуляция Франции, случившаяся в июне 1940 года.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 2

120 K 78-16 (de Bange 120 mm cannon, Mle 1878, Франция), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

120 K 78-16

120 K 78 и 120 K 78-16, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Артиллерийские орудия: слева – 120 K 78 (старый ствол), справа – 120 K 78-16 (хорошо видно кольцо поперёк оси ствола, произведённого во время Первой мировой войны)

В итоге, выпущенные в конце XIX века, орудия, не оснащённые даже системой гашения отдачи, получили широкое распространение в вооружённых силах Финляндии. Их популярности способствовал дефицит тяжелой дальнобойной артиллерии, поэтому 120 K 78 широко применялись для решения задач, для которых другие армии использовали современные тяжелые пушки и гаубицы (например, для контрбатарейной борьбы). В ходе боевых действий финские солдаты обнаружили, что орудия на удивление точны, а их снаряды весьма эффективны.
Интересно, что орудийным расчетам удалось вдвое поднять скорострельность старой артсистемы – до 2 выстрелов в минуту. Буксировка пушек по грунтовым дорогам оказалась несколько проблематичной, поэтому ствол снимали и везли в кузове, а остальная часть пушки буксировалась за грузовиком. Снятие-установка ствола производились с помощью крана, цеплявшего ствол за такелажное кольцо. Впрочем, вспоминая простейшие подъёмные приспособления, которыми финны устанавливали гранитные надолбы, полагаю, что это не было особой проблемой для артиллеристов страны Суоми.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 2

120 K 78 (de Bange 120 mm cannon, Mle 1878, Франция), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Артиллерийские орудия: 120 K 78-16 (на заднем плане) и 120 K 78 (на переднем плане)

120 K 78 (de Bange 120 mm cannon, Mle 1878, Франция), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

120 K 78

120 K 78 (de Bange 120 mm cannon, Mle 1878, Франция), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

120 K 78

Перед началом Войны-продолжения различные артиллерийские подразделения получили на вооружение 55 пушек, именовавшихся 120 K 78 (оригинальная конструкция) и 120 K 78-16 (модель со стволом обр.1916 года). Многие из них отправили на позиции оборонительной линии Салпа.
Бывшие французские пушки активно применялись в боях Войны-продолжения с июня 1941 по июнь 1944 года, на всём финско-советском фронте: на полуострове Ханко, Карельском перешейке, в секторе Ухтуа в Лапландии. Последние выстрелы из этих орудий прозвучали 24 июня 1944 года в районе реки Свирь.
Интенсивное использование повлияло на рост потерь этих пушек. В декабре 1941 года советские войска удалось захватить 78-ю фортификационную артиллерийскую батарею в Ювялахти на участке Ухтуа и вывезти два орудия в свой тыл. Ещё 16 орудий финские войска бросили в июне 1944 года во время отступления с позиций на реке Свирь.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 2

Кроме французов модернизацией старого орудия занимались ещё и поляки. В начале 1930-х годов они установили стволы 120-мм французских пушек на лафеты русских 152-мм гаубицы образца 1909 и 1910 годов. Новые изделия получили обозначения "120мм wz. 1878/09/31" и "120mm wz 1878/10/31". Завод в Starahowice поставил польской армии 43 таких орудия. После разгрома Польши финны приобрели у немцев 24 польских пушки и 46200 выстрелов к ним, благо, что они подходили и к 120-мм орудиям французского производства. В уличной экспозиции музея артиллерийских, инженерных войск и частей связи Финляндии выставлены обе модификации бывшего польского орудия, но, в силу ограниченности времени, я их отснять не успел.
Поставка трофейных польских артиллерийских систем (новое обозначение 120 K/78-31) осуществлялась двумя партиями: 2 октября 1940 года 13 орудий на борту S/S Inga, а 9 октября 1940 года ещё 11 пушек на S/S Widor. Обратите внимание на неоднократное упоминание этих кораблей и октябрьских дат применительно к экспонатам музея. В эти дни Финляндия получила из нацистской Германии не только бывшие польские орудия, но и трофейные французские пушки, а также гаубицы выпущенные ещё в Австро-Венгрии.
Источник: FINNISH ARMY 1918 - 1945: ARTILLERY PART 4

122 H 10-30 (122-мм гаубица обр.1910/1930 гг., СССР)

"Поскольку производство 122-мм гаубицы обр. 1910 г. после Гражданской войны продолжилось на Мотовилихинском заводе (Пермские пушечные заводы, Пермский орудийный завод), неудивительным является факт ее модернизации силами конструкторского бюро данного предприятия. Ключевой фигурой в выполнении этого задания был Владимир Николаевич Сидоренко, специалист «старой школы», во многом определивший облик советской артиллерии межвоенного периода. Вместе с ним над совершенствованием орудия работал конструктор Илюхин.
...
Главным направлением работ стало увеличение дальности стрельбы. Достичь этого предполагалось путем введения новых боеприпасов дальнобойной формы с повышенной начальной скоростью по сравнению с фугасными гранатами (так тогда официально именовали снаряды, не являющиеся шрапнелью или картечью) старых типов. Без переделок стрелять новыми снарядами дальнобойной формы допускалось лишь на четвертом заряде, состоящем только из основного пакета в гильзе. Причиной тому являлось отличие в геометрической форме боеприпасов: новые гранаты в снаряженном виде были на 0,64 калибра длиннее старых.
...
Для обеспечения безопасной стрельбы камору удлинили путем расточки ствола на один калибр, что полностью решило проблему. Поскольку при стрельбе новыми штатными выстрелами возросла отдача, пришлось упрочнить лафет, подъемный механизм и внести ряд небольших изменений в противооткатные устройства. Следует заметить, что усиленная конструкция лафета была введена позднее ствола с расточенной каморой, уже в процессе валового производства модернизированного орудия.
...
Еще одним интересным аспектом, связанным с валовым производством 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг., является полная переработка ее чертежной и конструкторской документации приблизительно в 1935 г. Новые чертежи, называемые «литер Б» в полном руководстве службы издания 1939 г., позволили существенно повысить унификацию и взаимозаменяемость деталей и узлов системы. Отмечалось, что до проведения этого мероприятия имелись проблемы, когда снятые с одного орудия детали не подходили к другому – слишком большими были допуски и разбросы в их изготовлении, а также степень дополнительной пригонки. Поэтому слова о «полукустарном», а то и «допотопном» уровне советского военно-промышленного комплекса начала 1930-х гг. находят в этих фактах прямое подтверждение.

При такой невысокой технологической дисциплине неудивительным является провал в развертывании на Мотовилихинском заводе валового производства 122-мм гаубицы обр. 1934 г. («Лубок») и 152-мм гаубицы обр. 1931 г. (НГ). Эти системы были разработаны немецкими конструкторами с учетом совершенно других условий их выпуска. Но, как говорится, «нет худа без добра»: выводы из случившегося были сделаны совершенно правильные. Переработка документации на существенно более простую 122-мм гаубицу обр. 1910/30 гг. позволила поднять технологический уровень и дисциплину производства, обеспечить удобство эксплуатации и ремонта орудий в частях, а также подготовить условия для перехода к изготовлению конструктивно более сложной продукции.

Лицензии на производство 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. в другие страны не продавались, также не замечено их «пиратского» выпуска. Зато имела место «пиратская» модернизация финских 122-мм гаубиц обр. 1910 г. по типу советского образца. Ознакомившись с захваченными в Зимней войне 122-мм гаубицами обр. 1910/30 гг., финские военные и инженеры решили сделать то же самое с имеющимися в их распоряжении 122 Н/10 – так обозначили оставшиеся после распада Российской империи и Гражданской войны оригинальные 48-линейные полевые гаубицы Шнейдера обр. 1910 г. В результате появились гаубицы 122 Н/10-40, активно использовавшиеся армией Финляндии в последующих операциях Второй мировой войны."
Источник: Анатолий Сорокин, Иван Слива, "В тени «обелисков славы» советской артиллерии" («Техника и вооружение», №8/2014)

"122-мм гаубица обр. 1910/30 гг. на доступных ей дистанциях боя столь же эффективно уничтожала и повреждала открыто стоящие цели, как и более современная М-30. С несколько меньшей эффективностью (но вполне достаточной), по сравнению с пришедшей ей на смену системой, она могла разрушать фортификационные сооружения полевого типа. В этом плане орудие вполне соответствовало стоявшим перед ним задачам. Вне всякого сомнения, недостаточная дальность огня в сравнении с М-30 и зарубежными аналогами, малый сектор горизонтального обстрела и слабая приспособленность для стрельбы по движущимся целям лишали 122-мм гаубицу обр. 1910/30 гг. какой-либо перспективы, но отказываться от нее в условиях нехватки орудий никто не собирался.

Что же касается мобильности, то системы этого типа последних выпусков комплектовались металлическими колесами с шинами, заполненными губчатой резиной. Это уравнивало их проходимость с более новыми М-30. Низкая скорость возки однозначно являлась недостатком, но при использовании широко распространенной конной тяги (не только для орудий, но и для зарядных ящиков с боеприпасами, иных повозок, вплоть до тривиальной полевой кухни для личного состава) в стрелковых дивизиях он в значительной мере нивелировался. Так, в немецком вермахте пехотные дивизии вооружались рядом весьма тяжелых артиллерийских систем без подрессоривания, также на конной тяге, и это не мешало им успешно продвигаться вперед. В завершение стоит отметить, что 122-мм гаубица обр. 1910/30 гг. являлась существенно более простой в устройстве и обслуживании, чем М-30. Она выпускалась достаточно давно, конструкция и производство были хорошо отлажены, а саму гаубицу успешно освоили в строевых частях. Это стало немаловажным обстоятельством в тяжелых условиях военного времени.

Одной из главных проблем дивизионной артиллерии в тот период был низкий уровень квалификации командного состава. Приблизительно в трети случаев 122-мм дивизионные гаубицы стреляли прямой наводкой, так как для организации действенного огня с закрытых позиций не хватало умений. К заключительному периоду войны ситуация в значительной мере выправилась. Но когда советская артиллерия (уже в послевоенное время) была полностью укомплектована знающими свое дело и многое умеющими кадрами, 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. навсегда сошли со сцены. Стоит отметить, что из-за малой скорости возки весь прогресс в области средств тяги с 1942 г. (поставки грузовых автомобилей по ленд-лизу, запуск в серию специализированных тягачей в Ярославле) обошел орудия старых типов стороной – они по-прежнему буксировались либо конной тягой, либо народнохозяйственными тракторами."
Источник: Анатолий Сорокин, Иван Слива, "В тени «обелисков славы» советской артиллерии" («Техника и вооружение», №9/2014)

"В ходе Зимней войны армия Финляндии захватила 35 гаубиц обр. 1910/30 гг. и обр. 1909/37 гг. Они получили обозначения 122 Н/10-30 и 122 Н/09-30 соответственно. В «войне-продолжении» (принятое в финской историографии название боевых действий между СССР и Финляндией с 1941 г. до 1944 г.) парк 122 Н/10-30 пополнился 145 захваченными и 72 купленными в 1944 г. у немцев орудиями. Тогда же они вступили в бой. Эти гаубицы состояли на вооружении 13 полков полевой артиллерии, двух легких артиллерийских батальонов (дивизионов – по отечественной терминологии), одного тяжелого артиллерийского батальона и двух крепостных батарей. Финские военнослужащие дали в целом неплохую оценку 122 Н/10-30 и считали ее лучшей по сравнению со 122 Н/09-30. Потери составили четыре гаубицы в 1941 г. и 16 единиц летом 1944 г., причем 12 из них были потеряны 10 июня 1944 г. 9-м полком полевой артиллерии (вся гаубичная материальная часть этого формирования) в районе Валкесаари. За 1941-1944 гг. 122 Н/10-30 и 122 Н/09-30 израсходовали в бою 369744 выстрела. После войны эти орудия достаточно долгое время находились в резерве финской армии.

Немалое количество 122-мм гаубиц обр. 1910/30 гг. стали трофеями вермахта на начальной стадии Великой Отечественной войны. Несмотря на устарелость конструкции и проигрыш в дальности огня собственным 10,5 cm le.FH.16 (не говоря уже о 10,5 cm le.FH.18), немцы приняли их на вооружение как «ограниченный стандарт» под обозначением 12,2 cm leichte Feldhaubitze 388(г) и задействовали в боях на Восточном фронте, балканском театре военных действий и в системе укреплений Атлантического вала. Когда для 122-мм гаубиц всех типов закончились советские трофейные боеприпасы, в Германии развернули их производство. В 1943 г. оно составило 424 тыс. выстрелов, в 1944 и 1945 гг. – 696,7 тыс. и 133 тыс. выстрелов соответственно.
Кое-что из материальной части артиллерии РККА перепало и румынскому союзнику Третьего рейха."
Источник: Анатолий Сорокин, Иван Слива, "В тени «обелисков славы» советской артиллерии" («Техника и вооружение», №9/2014)

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР)

В первые месяцы Войны-продолжения финская армия захватила 29 корпусных орудий А-19 обоих вариантов (как обр.1931 года, так и модернизированные обр.1937 года). Первая трофейная пушка А-19 досталась им в августе 1941 года на острове Пуккио (Козлином) после эвакуации советских войск Выборгского сектора обороны. Финны присвоили этим пушкам собственный индекс 122 K/31, не делая особых различий между модификациями. Многие орудия попали к новым владельцам с существенными повреждениями, поэтому отремонтировать удалось только 25 штук. Для буксировки 122 K/31 финны использовали импортные тяжёлые грузовики и трофейные тракторы типа «Сталинец».

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Лафет с раздвижными станинами снабжён уравновешивающим механизмом и щитовым прикрытием. На фото хорошо видны колонки уравновешивающего механизма

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

В лобовой части нижнего станка в специальном гнезде помещается боевая ось, на концы которой надеты колёса

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Лафет с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Казённик с затвором

В финской армии орудие оценили очень высоко, однако нехватка тяжёлых тягачей вынудила передать 122 K/31 в три отдельные моторизованные тяжёлые батареи береговой артиллерии. которые не сталкивались с необходимостью менять позиции так же часто, как части полевой артиллерии. Оснащённые современными 122-орудиями финские батареи размещались в районах, наиболее близких к линии фронта, таких как остров Suursaari (Гогланд), южный берег Карельского перешейка, берега озёр Laatokka (Ладога) и Aaninen (Онега). Летом 1944 года четыре орудия 122 K/31 были потеряны в секторе 4-й армии.

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Уравновешивающий механизм пружинного типа, представляет собой две колонки (состоящих из двух надетых один на другой цилиндров каждая) с пружинами внутри, расположенных перед щитом

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Пушка оснащалась затвором поршневого типа

122 K 31 (122-мм пушка А-19, обр.1931 г., СССР), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Прицельные приспособления. Маховики подъёмного и поворотного механизмов

После войны эти трофейные пушки ещё долго состояли на вооружении финской армии. В 1980-х годах на некоторые пушку установили стволы 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20. Орудия этой модификации получили название 152 Н 37-31. В конце 1980-ых годов, как 152 Н 37-31, так и 122 K/31, получили новые 152-мм стволы длиной 32 калибра производства фирмы Vamma. Этой модернизации финны подвергли 21 орудие, которые получили индекс 152 H 88-31. До 2007 года они хранились на армейских складах, а затем, вероятно, были утилизированы.
Источник: Jaeger Platoon: «FINNISH ARMY 1918 - 1945: HEAVY COASTAL GUNS»

130-мм пушка 130 K 90-60, Финляндия

"... конструкторы «Тампеллы» разрабатывали дальнобойную 122-мм пушку. Орудие получило ствол длиной 53 калибра, а также современный лафет, обеспечивающий значительный диапазон углов вертикальной (от ?5 до +52°) и горизонтальной (90°) наводки. Дальность стрельбы достигала 25 км. Пушку приняли на вооружение под обозначением 122 К 60. Поставки этих артсистем в армию начались в 1964 году, но ограничились всего 15 единицами — военные не были удовлетворены мощностью 25-кг снаряда. В последующие годы потребности полевой артиллерии удовлетворялись за счёт поставок из СССР 122-мм гаубиц Д-30 и 130-мм пушек М-46 (в Финляндии обозначались как 122 Н 63 и 130 К 54 соответственно). Пушки 122 К 60 в 80-е годы были модернизированы путём замены стволов на 130-мм и получили обозначение 130 К 90-60".
Андрей Харук, «Артиллерия мирной Суоми», Warspot.ru

150 H 15 (15 cm schwere Feldhaubitze M. 15, Австро-Венгрия)

Начиная c 1916 года фирма Skoda небольшой серией выпускала тяжёлую гаубицу М. 15. Общий объём выпуска составил 57 орудий. Основные ТТХ: калибр – 149,1 мм, масса в походном положении — 6 357 кг, масса снаряда – 42 кг, скорострельность — 2 выстрела в минуту, начальная скорость – 508 м/с, максимальная дальность стрельбы – 11 км. Для транспортировки гаубица разбиралась на четыре части.
После распада Австро-Венгерской империи орудия поделили между собой Румыния, Австрия и Чехословакия. После присоединения к Третьему Рейху Австрии и аншлюса Чехословакии вермахт приобрёл 42 гаубицы М. 15.
Двадцать из этих, уже устаревших, орудий, приобрела у немцев Финляндия. 9 октября 1940 года гаубицы прибыли к заказчику на борту S/S Widor. Однако эти артиллерийские системы оказались настолько тяжёлыми и громоздкими, что часть из них отправили на склады, а часть – на оснащение фортфикационных сооружений в районе Мааселька. Интересно, что, не взирая на вес и габариты, финнам удалось эвакуировать эти артсистемы в ходе отступления летом 1944 года.

Трактор McCormick International TD-14 №TDF1640

152 H 37 A (152-мм гаубица-пушка обр.1937 г., СССР)

"МЛ-20, безусловно, была удачным орудием, что подтверждается продолжительностью её серийного выпуска и службы. Она находилась в нише между классическими полевыми гаубицами с коротким стволом и длинноствольными пушками особой мощности, сильно выигрывая у первых в дальности стрельбы, а у вторых по массе (как следствие этого, она обладала лучшей мобильностью и меньшей стоимостью). На практике первое преимущество приводило к тому, что МЛ-20 была способна наносить удары по позициям наиболее распространённых гаубиц противника, стреляя с недоступных для тех расстояний (например, самая распространённая немецкая гаубица 15 cm s.F.H.18 имела максимальную дальность стрельбы 13,3 км).
Результатом второго преимущества являлось гораздо большее количество выпущенных МЛ-20 по сравнению с числом произведённых пушек большой мощности, которые были существенно дороже. В качестве иллюстрирующего примера можно взять немецкую пушку большой мощности 15 cm K.18 весом 12,5 т и максимальной дальностью стрельбы 24,8 км, которое было произведено с 1940 по 1943 в количестве 101 шт., или орудие на мортирном лафете 17 cm K.Mrs.Laf (23,4 т, 29,6 км), считающееся немецкими историками лучшим в своём классе, которое было выпущено в количестве 338 шт[36]. Более лёгкие немецкие пушки 10,5 cm K.18 (5,6 т, 19,1 км) были более многочисленны — их выпуск составил 2135 шт., но мощность их осколочно-фугасного снаряда весом 15 кг не идёт ни в какое сравнение с 44-кг снарядом МЛ-20
"
Источник: Широкорад А. Б., «Бог войны Третьего рейха»

В ходе Войны-продолжения финская армия захватила 37 орудий МЛ-20, ещё 27 штук в 1944 году было приобретено у союзников немцев. Первая поставка из 16 трофейных советских гаубиц-пушек прибыла в Финляндию 21 февраля 1944 года на борту S/S Capella. Вторую партию (11 орудий) доставил 18 марта 1944 года S/S Kollaa. Этих орудий, получивших индекс 152 H 37, хватило для оснащения четырёх тяжелых артиллерийских батальонов и трёх моторизованных тяжелых батарей береговой артиллерии. Финским солдатам нравились трофейные МЛ-20, хотя в сравнении с более старыми пушками того же калибра эти считались избыточно тяжёлыми.

Летом 1944 года, под ударами Красной Армии новые владельцы трофейных МЛ-20 утратили шесть орудий. Две штуки они потеряли 10.07.1944 на Карельском перешейке в районе Vaskisavotta. Примерно в эти же дни, ещё четыре штуки были утрачены в районе Валкеасаари.

В конце 1980-ых годов финны модернизировали оставшиеся 152 H 37 до 152 H 37 A. Орудия получили новое буксирное оборудование и пневматические тормоза, задние отражатели и возможность измерения начальной скорости снаряда. Вскоре финские военные решили провести более радикальную модернизацию других (150/40) тяжелых гаубиц и полевых орудий (122 К 31). Войдя во вкус, они решили ещё раз модернизировать и 152 H 37 A, оснастив её новыми 152,4-мм стволами длинной L/32, производства фирмы Vammas. В результате финская армия получила гаубицу, известную как 152 H 88-37A, которую сняли с вооружения лишь в 2007 году.
Источник: Jaeger Platoon: «FINNISH ARMY 1918 - 1945: Heavy Howitzers (150 mm - 155 mm)»

152 H 38 (152-мм гаубица М-10 обр.1938 г., СССР)

"152-мм гаубицы были приняты на вооружение русской армии в то же время и столь же хорошо зарекомендовали себя в сражениях Первой мировой и Гражданской войн. Но к концу 1920-х гг. они уже не могли рассматриваться в качестве современных систем. По совершенно аналогичным причинам (невозможность быстрой возки за тягачом из-за деревянных колес с отсутствием подрессоривания, недостаточная максимальная дальность огня) в Артиллерийском управлении (АУ) приняли решение о модернизации старых орудий и разработке новой системы для их замены на перспективу.
Как и в случае со 122-мм гаубицами-«модернизантами», достижение наибольшей дистанции стрельбы было получено за счет повышения начальной скорости и увеличения объема каморы под новые снаряды (гранаты) дальнобойной формы. Что же касается создания новых 152-мм орудий этого класса, то по тем же объективным и субъективным причинам оно было немыслимо без помощи со стороны специалистов из Веймарской республики. С этого момента начинается специфическая для М-10 часть ее предыстории.
...
В отличие от истории с разработкой новых 122-мм гаубиц, соревнования среди коллективов разработчиков с разных предприятий не было. Шестидюймовый калибр для полевых гаубиц был безраздельной вотчиной Мотовилихинского завода. Созданием с нуля нового орудия этого типа, получившего индекс «М-10» (в заводских документах часто записывавшегося без дефиса — М10), занялось его ОКБ под руководством Федора Федоровича Петрова в 1937 г., еще до выдачи АУ ТТТ на 152-мм дивизионную гаубицу. В некоторых источниках ведущим конструктором системы называется В.А. Ильин. Бесспорным фактом является его участие в разработке этой системы."
Источник: Анатолий Сорокин, «152-мм гаубицы М-10 и Д-1. Часть 1. Мотовилихинский дебют» («Техника и Вооружение», №12/2013)

"Подводя итог, можно сделать вывод о том, что в 1941 г. большой потенциал, заложенный в конструкцию М-10, в РККА раскрыть не сумели. Главной причиной стал недостаточный уровень подготовки личного состава как артиллерии, так и всех Вооруженных Сил СССР вообще. Оказавшийся несвоевременным оптимизм помещения М-10 в дивизионную артиллерию (приблизительно в равной степени связанный с переоценкой возможностей личного состава и с проблемами в области тяги), упразднение корпусной артиллерии (печальная констатация общего положения дел) и наличие на армейском уровне, а также в артиллерии РВГК гаубицы-пушки МЛ-20 лишили конструктивно совершенную гаубицу назначения. А огромные потери орудий калибра от 45 до 152 мм стали последней и одной из самых значимых объективных причин снятия М-10 с производства.

На этом фоне контрастно выглядит судьба трофейных М-10 в финской армии. Финны захватили 45 гаубиц в 1941 г. и еще 57 купили у немцев, которые использовали эти орудия под обозначением 15,2 cm schwere Feldhaubitze 443(г). На финской службе М-10 получили обозначение 152 Н/38 и активно применялись в боях 1944 г.; семь гаубиц было потеряно.
Артиллеристы страны Суоми высоко оценили боевые и эксплуатационные качества 152-мм гаубицы обр. 1938 г., отметив, правда, ее большую массу, затруднявшую буксировку из-за малого числа доступных мощных тягачей. В послевоенное время эта проблема была решена, и до 2000 г. 152 Н/38 состояли на вооружении финской армии. Рассматривалась даже возможность их модернизации, но военные сделали выбор в пользу покупки в Германии орудий Д-20, служивших ранее в Национальной Народной Армии ГДР."
Источник: Анатолий Сорокин, «152-мм гаубицы М-10 и Д-1. Часть 1. Мотовилихинский дебют» («Техника и Вооружение», №12/2013)

152 М 1854 (Мортира обр.1854 г., Россия)

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch)

"Поставка в действующую армию 203-мм гаубиц Mk I—V, полученных посредством переделки старых 155-мм пушек, способствовала лишь временному снижению дефицита тяжелых гаубичных орудий, но не решала проблему в принципе. Поэтому в конце 1915 года фирма Vickers приступила к проектированию новой 203-мм гаубицы Работы велись в достаточно быстром темпе, так что уже в марте 1916 года первые серийные гаубицы образца Mk VI были отправлены на фронт. В этой связи следует отметить, что из-за загрузки предприятий фирмы Vickers другими оборонными заказами часть гаубиц Mk VI была выпущена в США фирмой Midvale Steel Company.

Первое орудие было изготовлено этой фирмой в 1917 году, а к апрелю 1918 года количество выпущенных орудий составило 38 единиц До конца войны фирма успела неплохо заработать и на поставке 100 таких гаубиц американской армии. Гаубица Mk VI представляла собой дальнейшее развитие гаубиц Мк I—V. однако обладала важным отличием: люльку с противооткатными устройствами установили на верхнем станке, снабженном не только подъемным, но и поворотным механизмами. Это позволило не только наводить гаубицу в вертикальной плоскости в диапазоне углов от 0° до +50°, но и осуществлять горизонтальную наводку в секторе ±4°. При этом в случае использования стальной дугообразной направляющей для перемещения хоботовой части лафета сектор горизонтального обстрела мог быть расширен до ±27°.

Гаубица имела ствол длиной 16 калибров, длина нарезной части ствола равнялась 15 калибрам, в канале ствола было выполнено 48 нарезов постоянной крутизны. Масса ствола составляла 3102 кг, то есть на 2036—2326 кг меньше, чем масса стволов гаубиц модификаций Mk I—V. Здесь в полной мере сказалась разница в подходах к проектированию гаубичных стволов и стволов пушек, которые были использованы при создании гаубиц Mk I—V. Уменьшение массы ствола позволило спроектировать более легкий лафет, что в свою очередь отразилось на уменьшении массы орудия в целом, причем это уменьшение было весьма значительным: 8740 кг по сравнению с 13 383—13 963 кг у предыдущих модификаций."
Источник: В.Н.Шунков, «Энциклопедия артиллерия особой мощности»

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Нижний станок лафета имел неподрессоренный ход с металлическими колесами, из-за чего скорость транспортировки орудия была небольшой

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Противооткатные устройства располагались в массивной люльке под стволом. Тормоз отката гидравлический, накатник – гидропневматический

"Для стрельбы из гаубицы использовались стандартные фугасные снаряды массой 90,7 кг, начальная скорость которых составляла 396 м/сек, дальность стрельбы не превышала 9800 м. Такая дальность стрельбы считалась достаточной в 1915 году, когда фирма Vickers начала проектировать гаубицу Mk VI, однако ко времени ее поставки в войска уже требовались орудия с гораздо большей дальностью стрельбы. Поэтому вскоре появилась модификация Mk VII с увеличенной до 18,5 калибров длиной ствола. Последовавшие за этим изменения конструкции ствола и лафета привели к созданию вариантов Mk II и Mk VII, а также новой модификации Mk VIII, лафет которой был снабжен большими колесами с пневматическими шинами. Начальная скорость 90,7-килограммовых фугасных снарядов, выстреливавшихся из этих орудий составляла 457 сек, что позволило поражать цели на дальности до 11 300 м.

В отличие от предыдущих модификаций, гаубицы Mk VI, Mk VII и Mk VIII перевозились без разборки на отдельные части. В качестве средств тяги использовались гусеничные или колесные тракторы.
Точные данные о количестве гаубиц Mk VI—VII, изготовленных фирмой Vickers, отсутствуют. Однако известно, что американские фирмы поставили английской армии 678 гаубиц этих образцов. В отличие от гаубиц Mk I—V, эти гаубицы сохранились на вооружении до начала Второй мировой воины и достаточно активно применялись в сражениях этой войны. Некоторые из них были переведены на калибр 182,9 мм (7,2 дюйма) путем замены лейнера."
Источник: В.Н.Шунков, «Энциклопедия артиллерия особой мощности»

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Снарядно-зарядный кокор

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Однобрусный стальной лафет с сошником обеспечивал откат по оси канала ствола. Лафет ограничивал наводку ствола на 4° влево и вправо, а угол максимального подъема ствола в 50°

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Хорошо видны огромные колёса шириной в 30 см и диаметром 170 см с рельефными косыми грунтозацепами

В годы Первой мировой войны гаубицы Vickers Mk VI поставлялись в Россию, где они поступали в Тяжелую артиллерию особого назначения (ТАОН). В отличии от более ранних модификаций средний ресурс ствола 203-мм гаубицы Mk VI, исходя из практического опыта, составлял аж 7800 выстрелов. На 1 января 1941 года в РККА имелось 36 таких гаубиц. Откуда взялось такое количество — непонятно, ведь англичане до 1917 года поставили только 31 штуку. Некоторое количество Mk VI красноармейцы могли захватить в ходе Гражданской войны, но я не нашёл каких-либо данных о таких трофеях.
В Советском Союзе гаубица получила наименование «Мидвэйл-VI» (от название американской фирмы Midvale Steel Company). Она считалась очень ценным орудием и её несколько раз пытались модернизировать, чтобы увеличить начальную скорость снаряда и дальность стрельбы. Эти попытки оказались неудачными вследствие ограничений по прочности ствола и лафета. Широкорад упоминает об опытах 1929 года, когда при стрельбе дальнобойным снарядом на заряде 14,5 кг произошёл разрыв снаряда в канале ствола. Неудачно завершилсь и работы по изготовлению гусеничного хода и колёсных повозок для раздельной транспортировки гаубицы. Увеличить скорость перевозки гаубицы не удалось. В СССР эти орудия состояли на вооружении до 1943 года. Одну из «Мидвэйл-VI» можно увидеть во внешней экспозиции Музея артиллерии в Санкт-Петербурге.

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Орудие с заводским №188 выпущено американской фирмой Midvale Steel Company (Nicetown, Pennsylvania) в 1918 году.

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Поршневой затвор весил 174 кг. Скорострельность около 1 выстрела в минуту, в основном из-за того что перед каждым выстрелом с помощью специального механизма расчёт приводил ствол на угол заряжания.

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Прицельные приспособления

203 H 17 (203-мм гаубица Vickers Mark VI 8 inch), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

На боевой позиции для сошника требовалось вырыть специальную канавку

Во время Зимней войны Финляндия приобрела 32 гаубицы Vickers Mk VI в США, но они прибыли только летом 1940 года. Впрочем, если бы орудия прибыли ещё до конца советско-финской войны, то всё равно потребовалось время на обслуживание и подготовку расчётов. Гаубицы передали в три дивизиона сверхтяжелой артиллерии, которые затем переформировали в шесть батарей. Орудие нравилось финнам своей надёжностью. Они активно применяли его в ходе Войны-продолжения: было произведено 12784 выстрелов.
Тринадцать орудий этого типа финны потеряли в боях лета 1944 года. По данным сайта Jaeger Platoon 10 июня 1944 года 4-ая батарея потеряла в Valkeasaari восемь гаубиц. Ещё пять штук потеряла 3-я батарея в боях северо-восточнее Ладожского озера. Честно говоря, непонятно, что это за батареи с таким количеством орудий, но иных данных нет. После Второй мировой войны все Mk VI отправили на хранение, где они и находились до списания в конце 1960-х годов.

210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия)

Немецкая 21-см тяжёлая гаубица — результат многолетней работы компаний Friedrich Krupp AG и Rheinmetall-Ehrhardt, начатой в 1902 году. К ноябрю 1909 года проект перешел на стадию испытаний прототипов, а производство 211-мм тяжелой мортиры обр. 1910 года началось в следующем году. Минимальная дальность огня составляла 2,6 км. Скорострельность – 1 выстрел в две минуты. Расчёт – 15 человек. Снаряд покидал ствол с начальной скоростью 225 метров в секунду. К началу Первой Мировой войны немецкая армия получила 256 тяжёлых гаубиц 21 см Morser 10 на конной тяге, которые пошли на оснащение 28 артиллерийских батарей. Первым заметным эпизодом стало применение четырёх орудий этого типа при штурме фортов бельгийской крепости Льеж. Впрочем, осаждавшие достигли успеха лишь 10 августа 1914 года, когда подтянули 305 и 420-мм осадные орудия.

"Тактико-технические требования Артиллерийской испытательной комиссии, положенные в основу создания 210-мм мортиры L/12 фирмы Fried. Krupp AG, предусматривали наибольшую дальность стрельбы 9000 м. В сражениях Первой мировой войны быстро выяснилось, что доставить батарею таких мортир на огневые позиции и обеспечить ее боевую деятельность достаточно трудно, так как из-за недостаточной дальности стрельбы огневые позиции мортир приходилось располагать в пределах досягаемости прицельного огня полевой артиллерии противника. Для исправления создавшейся ситуации было принято решение увеличить дальность стрельбы 210-мм мортиры путем увеличения длины ее ствола. Ствол модернизированной таким образом мортиры, получившей название Lange Morser — длинная мортира, имел длину 14,5 калибров.

Мортира стреляла теми же фугасными снарядами массой 120 кг, что и предыдущий образец, однако за счет более длинного ствола начальная скорость снаряда составила 394 м/сек, а наибольшая дальность стрельбы — 10 200 м. Мортира могла вести стрельбу с темпом 30 выстрелов в час. Часть орудий снабдили щитовым прикрытием для защиты расчета от пуль и осколков артиллерийских снарядов. Масса мортиры в боевом положении составила 7550 кг Для транспортировки её разделяли на две части, образовавшие ствольную повозку и повозку-лафет. На колеса лафета обычно надевали башмачные ободья. Для возки обычно использовали конную тягу, однако в 1917 году появилась возможность применять и механическую тягу — был разработан и запущен в производство артиллерийский тягач Krupp-Daimler с бензиновым двигателем мощностью 100 л.с. При собственной массе 8000 кг этот тягач мог буксировать повозки массой 9000 кг с наибольшей скоростью 36 км/час. Поскольку такой тягач мог буксировать ««длинную» мортиру в собранном виде, фирма Fried. Krupp AG разработала ее вариант, специально предназначенный для возки механической тягой с большой скоростью.

Прежде всего лафет снабдили пластинчатыми рессорами, значительно уменьшавшими вредное влияние неровностей дороги на механизмы орудия. При переводе орудия в походное положение ствол оттягивали назад и крепили на станине. Хоботовая часть станины устанавливалась на передок со стальными колесами, которые в свою очередь соединялись со сцепным устройством тягача. При этом сохранялась также возможность транспортировки мортиры в виде двух повозок с использованием конной тяги.
"
Источник: В.Н.Шунков, «Энциклопедия артиллерия особой мощности»

210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Колеса сделаны из стали, с их внутренней стороны видны диски для передвижения по направляющим

210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ствол №1025, лафет №970. Гаубица произведана в 1917 году на заводе Friedrich Krupp AG в Эссене.

210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Запирание канала ствола осуществляется горизонтальным клиновым затвором

В сражениях 1914-1918 годов 21-сантиметровые гаубицы немецкой армии выпустили около 7 миллионов снарядов. Когда Первая мировая война закончилась, немецкая армия имела около 70 артиллерийских батарей старых «21 см Morser 10» и такое же количество артиллерийских батарей, вооруженных новым «Langer 21 см Morser 16». По условиям Версальского договора Германии разрешалось оставить только две тяжелые гаубицы этого типа.

В 1918 году Швеция купила у Германии двенадцать «Langer Morser 16». Спустя два десятка лет, во время Зимней войны, Финляндия купила у шведов четыре из них. Страна-продавец взяла на себя подготовку финских расчётов, в состав которых включили, в основном, шведоязычных новобранцев с побережья Ботнического залива. Процесс обучения проходил в том же регионе, в финском городе Вааса, вплоть до апреля 1940 года. Из-за нехватки тяжёлых тягачей эти гаубицы в сражениях Зимней войны не применялись.

Вместе с гаубицами шведы поставили 800 бронебойно-фугасных снарядов "210 tkrv 51/65-ps R-/33", которые весили 120,75 кг и отличались большим разбросом при стрельбе. Позднее финнам удалось купить у немцев более надёжные бронебойно-фугасные снаряды, получившие обозначение "210 tkr 56/76-ps Zf". Они весили 121 кг (из них 14 кг тротила) и имели гораздо меньшее рассеивание, чем шведские. Боеприпасы немецкого производства скорее всего доставили в Финляндию 14 июня 1941 года на борту корабля Utlandeshorn.
Финские солдаты считали гаубицу 210 H 17 очень громоздкой, но эффективной — разрыв её снаряда оставлял воронку диаметром около 10-18 метров (в зависимости от почвы) и глубиной около 4 метров.

210 H 17 (Langer 21 cm Morser 16, Германия), Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Гидравлические тормоза отката

Небольшое отступление для описания контекста. Финляндия воспринимала мирный договор, положивший конец Зимней войне, как национальный позор. Впрочем, до сих пор в финской историографии мир с 1940 по 1941 годы называется «промежуточным». Неудивительно, что финнов посвятили в план «Барбаросса» и сделали его частью. Финляндия предоставила Германии право транзита войск через территорию, шесть своих аэродромов для дозаправки немецких бомбардировщиков, военно-морские базы для базирования немецких боевых кораблей. Финские боевые самолёты получили немецкую систему быстрого опознавания в воздухе — окраску в жёлтый цвет носов, полос на фюзеляже, оконечностей крыльев.
15 июня на севере Финляндии в оперативное подчинение командованию германской армии «Норвегия» был передан 3-й армейский корпус вооруженных сил Финляндии, включавший 3-ю и 6-ю дивизии.
С 14 по 17 июня в базы, расположенные в районе Порккала — Хельсинки и в районе Турку перешли немецкие тральщики, минные заградители и три флотилии торпедных катеров.
17 июня 1941 года Финляндия проводит мобилизацию — армия разворачивается до штатов военного времени. Воинские части передислоцируются на границу с Советским Союзом, а из приграничных районов эвакуируется мирное население.
21 июня на немецких гидропланах He.115 на территорию СССР забрасывается диверсионная группа «Марттин», в состав которой входят финские военнослужащие. Задание группы — уничтожение шлюзов Беломоро-Балтийского канала.
22 июня для минирования донными минами Кронштадтского рейда с финских аэродромов вылетают немецкие бомбардировщики. К цели их ведёт штурман — капитан финских ВВС. Возвращаются эти самолёты опять-таки на финские аэродромы. В этот же день финские подводные лодки приступают к постановке минных заграждений в советских территориальных водах.

СССР не был заинтересован в открытии боевых действий на финской границе. В условиях катастрофических поражений первых дней войны, абсолютно ненужным было открытие нового театра военных действий в непосредственной близости от Ленинграда, с угрозой незамерзающему порту Мурманск и Кировской железной дороге. Однако, 23 июня 1941 года огонь советской ПВО повреждает немецкий бомбардировщик. Самолёт совершает вынужденную посадку в районе Ольгино. На допросе члены экипажа показали, что базируются в Финляндии. Советская сторона принимает решение об ответных действиях и 25 июня советские ВВС наносят авиаудар по финским аэродромам. Из-за низкой квалификации лётного состава и незнакомой местности эффективность бомбардировки оказалась низкой, досталось и жителям нескольких населённых пунктов. Из-за малого радиуса действия истребители не смогли прикрыть свои бомбардировщики, поэтому потери советской стороны оказались неожиданно высокими.
В этот же день правительство Финляндии заявило, что страна находится в состоянии войны с СССР. Официальная позиция финской стороны такова: "Мы не хотели воевать, но 25 июня 1941 года Сталин напал на Финляндию". 29 июня финские войска начали боевые действия против СССР и к концу 1941 года оккупировали значительную часть территории Карелии, включая её столицу Петрозаводск.

Финляндия не подписывала официального союзного договора с Германией, но вступила в войну, поставив целью отторжение территории у СССР до «границы трёх перешейков» (Карельского, Олонецкого и Беломорского). Финское государство сразу заявило о своей концепции отдельной войны. Это было необходимо чтобы получать военную и экономическую помощь от Германии, но при этом не ссориться с Великобританией и США. Однако, 22 июня 1941 года Гитлер публично обозначил финнов, как своих союзников: "Совместно с нашими финскими друзьями, победители англичан под Нарвиком стоят у Полярного Круга. Германские дивизии под командованием покорителей Норвегии, в кооперации с героями финской свободы, с их маршалом, защищают свою землю. Формации германского восточного фронта простираются от Восточной Пруссии до Карпат."
Источник: Der Furer an das deutsche Volk 22 Juni 1941 в переводе А.П. Столешникова.
Как бы там ни было, но под давлением Сталина, 6 декабря 1941 года Черчилль, как союзник СССР, объявит войну Финляндии.

Закончим с политикой, вернёмся к интересующему нас экспонату. В июне 1941 года финны сформировали 10-ую отдельную батарею сверхтяжелой артиллерии, вооружённую тремя орудиями Langer 21 cm Morser 16, получившими обозначение 210 H 17. Четвёртая гаубица осталась на хранении, скорее всего в Вааса. Уже в августе 1941 года новая артиллерийская часть отправилась на Карельский перешеек, поддерживать действия 19-й дивизии. 10-я отдельная батарея сверхтяжелой артиллерии специализировалось на уничтожении долговременных фортификационных сооружений советских укрепрайонов. Сначала расход снарядов до достижения прямого попадания составлял от 15 до 20 выстрелов, но после нескольких месяцев боевой работы корректировщиков, для поражение цели требовалось не более трёх выстрелов. После стабилизации фронта на Карельском перешейке батарею тяжёлых гаубиц отправили на Мааселькский перешеек. В ходе отступления летом 1944 года личный состав смог эвакуировать свои громоздкие тяжёлые орудия.

В конце июля 1944 года наступавшие 176-я и 289-я стрелковые дивизии в вышли на советско-финскую государственную границу 1940 года. Углубившись на территорию Финляндии на 10-12 километров, советские войска были контратакованы частями финской оперативной группы «R», попали в окружение и, понеся значительные потери, были вынуждены отступить. С 26 июля по 13 августа 1944 года северо-восточнее посёлка Иломантси происходило ожесточённое сражение — две советские дивизии попали в окружение и понесли значительные потери. Советское командование бросило на их деблокирование три бригады морской пехоты (3-я, 69-я, 70-я) и часть сил 29-й танковой бригады. Большая часть личного состава 176-й и 289-й стрелковых дивизий успешно вышла из окружения, но поскольку отступление осуществлялось по лесным тропам, то было брошено значительное количество тяжелого вооружения. По финским данным на поле боя советские войска оставили 94 орудия, 6 ракетных установок, 82 миномета, 66 автомобилей, 7 танков и другое имущество.
В сражении у Иломантси гаубицы 210 H 17 произвели последние выстрелы. После войны эти орудия хранили на складах, пока не списали в конце 1960-ых годов.

Артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец», СССР

"Совершенствование артиллерийских систем потребовало соответствующего развития средств механической тяги, а именно — специальных гусеничных тягачей, поскольку народнохозяйственные тракторы не в полной мере отвечали предъявляемым к ним требованиям. В частности, для механической тяги полковой артиллерии был необходим массовый легкий быстроходный малогабаритный гусеничный тягач. Требованиям массового производства и удобства эксплуатации мог соответствовать трактор, максимально унифицированный с автомобилями и легкими танками, выпускающимися с использованием автомобильных агрегатов.
Первая машина такого типа — трактор «Пионер» — была разработана в 1935 г. в специальном отделе НАТИ под руководством А.С. Щеглова. Ее прототипом послужил английский трактор «Мармон-Херингтон» с карбюраторным двигателем «Форд» V-8.
...
В 1936 г. в КБ завода № 37 под руководством Н.А. Астрова с использованием узлов и агрегатов малого плавающего танка Т-38 был разработан легкий трактор Т-20 «Комсомолец». Опытный образец трактора, получившего заводское обозначение «0-20», изготовили в 1937 г.
«Комсомолец» предназначался для обслуживания частей и подразделений противотанковой и полковой артиллерии. Средняя скорость движения трактора-транспортера с прицепом по шоссе достигала 15–20 км/ч, по проселку и бездорожью — до 8-11 км/ч. Максимальная скорость машины, имевшей боевую массу 4,1 т, по шоссе при буксировании прицепа массой 2 т составляла 40 км/ч, а запас хода достигал 200 км.
...
Выпуск тракторов-транспортеров «Комсомолец» прекратился в 1941 г. Всего собрали 7780 таких машин. На базе «Комсомольца» было создано несколько типов боевых машин, в частности, телемеханическая группа тракторов, самоходная установка ЗИС-30 с 57-мм противотанковой пушкой ЗИС-2, звуковещательная станция и др."
Источник: Александр Кириндас, Михаил Павлов, «Механическая тяга» («Техника и вооружение» №12/2010, №1/2011)

Артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец», Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Тягач относится к третьей производственной серии. Кабина клёпанная

"Боевое крещение «Комсомольцы» прошли в 1939 г. на реке Халхин-Гол, где они использовались для буксировки 45-мм противотанковых пушек. Полубронированные тягачи служили в артиллерийских полках 36- й моторизованной дивизии и 57-й стрелковой дивизии (командир – полковник Галанин). В ходе боевых действий на Халхин-Голе были потеряны девять «Комсомольцев».
В ходе советско-финляндской войны 1940 г. «Комсомольцы» применялись, в частности, в качестве тягачей для буксировки 45-мм противотанковых пушек в полосе боевых действий 7-й, 8-й и 9-й армии, а также на Мурманском направлении.
О необходимости широкого использования тракторов «Комсомолец» в ходе боевых действий указывалось в директиве Ставки Главного командования от 9 декабря 1939 г., направленной командующим 14-й, 9-й и 8-й армиями, об использовании артиллерийских частей в наступлении. В этом документе говорилось: «Тактика противника – строить везде заграждения – вызывает необходимость быстрой поддержки пехоты стрелковых дивизий в районе боевых действий артиллерией 45-мм и 76-мм полковой. Без этой поддержки артиллерии невозможно продвинуть вперед пехоту.
Поэтому приказываю там, где 45-мм батареи не могут продвигаться на тягачах «Комсомолец», перевести их на конную тягу. Там, где наоборот, дороги позволяют и при наличии тракторов «Комсомолец» переводить на них 76-мм полковую артиллерию. «Комсомольцы» будут дополнительно присланы в армию».
...
С переводом стрелковых дивизий на сокращенный штат № 04/600 гаубичные артиллерийские полки и противотанковые дивизионы исключили из состава дивизий, однако имевшиеся в дивизии тракторы были оставлены в артиллерийских полках для буксировки 122-мм гаубиц, а при недостатке лошадей – и 76-мм дивизионных пушек. В отдельных случаях тягачи «Комсомолец», ранее использовавшиеся в противотанковых дивизионах, передавались в полковые батареи вместе с 45-мм пушками.
...
Тракторы «Комсомолец», захваченные немцами в качестве трофеев, использовались как по своему прямому назначению – в качестве легких артиллерийских тягачей, так и в качестве базы под установку 37-мм противотанковых пушек РАК 36/37. В немецкой армии эти импровизированные самоходные установки именовались Gepanzerter Artillerieschlepper STZ 3 (R), Kenn-Nummer 630 (R). Один образец такой машины был захвачен советскими войсками под Киевом осенью 1943 г.
К осени 1943 г. тракторы-транспортеры Т-20 «Комсомолец» практически исчезли из состава противотанковых дивизионов стрелковых дивизий.
Несмотря на прекращение серийного производства полубронированных тракторов-транспортеров Т-20 «Комсомолец» в июле 1941 г. и постепенную их убыль в войсках по боевым повреждениям и техническому состоянию в 1941-1943 гг., потребность в подобных машинах была очевидной."
Источник: Александр Кириндас, Михаил Павлов, «Механическая тяга» («Техника и вооружение» №12/2010, №1/2011)

"В числе трофеев боёв 1941 - 1942 г. было значительное количество артиллерийских бронированных тягачей А-20 «Комсомолец» обр. 1937 и 1938 гг. Вместе с трофеями Зимней войны их численность достигла свыше 210 штук, но в войска поступили только 202. Эти машины применялись в качестве тягачей для 45-мм и 50 мм противотанковых орудий. В составе бронедивизии на 17 марта 1944 г. числилось только 18 таких машин, остальные, видимо, были в артиллерийских и иных подразделениях."
Источник: Кишкурно Я. А., Зубкин А. Ю., «Танковые войска Финляндии 1919-1945 гг»

Полугусеничный тягач М2A1, США

Артиллерийский тягач АТ-С, СССР

"Великая Отечественная война подтвердила высокую эффективность использования для буксировки полевой и корпусной артиллерии средних артиллерийских тягачей — советских «коминтернов» (хотя к ее началу уже устаревших и достаточно изношенных) и американских «Аллис-Чалмерс» HD-7W(MI), М4, «Интернационал» М5 и TD-14 (относительно тихоходных). По окончании войны по- прежнему сохранялась потребность в быстроходных средних (снаряженная масса до 15 т) тягачах для буксировки наземной и зенитной артиллерии средних калибров с массой до 14 т: 122-мм пушки А-19,152-мм гаубицы-пушки МЛ-20, новых систем — 122-мм пушки Д-74, 130-мм пушки М-46, 152-мм пушки М-47, 152-мм пушки-гаубицы Д-20, 240-мм миномета М-240 и 100-мм зенитного орудия КС-19. Однако выполнить их предстояло на новом, гораздо более высоком техническом уровне, с учетом опыта боевых действий и обоснованных пожеланий заказчиков — артиллеристов. Поэтому при формировании послевоенной системы механической тяги артиллерии было предусмотрено создание и средних тягачей мощностью 250 — 300 л.с., тягового класса 8 — 14 т и грузоподъемностью 3 т (боекомплект, орудийный расчет, снаряжение), способных развивать скорость не ниже 35 км/ч.

Эту работу поручили Челябинскому тракторному заводу (ЧТЗ), к тому времени имевшему успешный опыт создания транспортных машин с дизельными двигателями. Здесь в 1948 году в Бюро новых конструкций (БНК) опытного завода № 100 началась разработка трех быстроходных гусеничных машины со значительной унификацией их по трансмиссии (главный фрикцион, карданный вал, КП, бортовые передачи) и ходовой части. Они были выполнены по единому конструктивному принципу: «710» — скоростной трактор общего назначения; «711» — 140-сильный промышленный трактор (будущий С-140, затем Т-140) и, наконец, «712» — средний артиллерийский тягач (делался по закрытому постановлению правительства)."
Источник: Прочко Е.И., «Артиллерийские тягачи Советской Армии» («Бронеколлекция» №5/2005) »

Артиллерийский тягач АТ-С, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

В 1960,1962,1963 и 1965 гг. в Финляндию в связи с поставками артиллерии прибыли партии артиллерийских тягачей АТ-С и АТС-59.

"Еще до завершения всех испытаний и официального принятия машины на вооружение, в конце 1952 года ввиду большой потребности в тягаче «712», получившем армейское обозначение АТ-С (средний), началось его мелкосерийное производство. В дальнейшем выпуск машины в цехе СБ-2 ЧТЗ нарастал и достиг 15 единиц в сутки.
Массовая сдача и комплектация новых тягачей велись круглосуточно в цехе КСД-2. Тягач АТ-С начал широко и успешно применяться в различных, но в первую очередь артиллерийских, подразделениях Советской Армии, за рубежом в странах-союзниках, а также в Финляндии, Египте. Он использовался как удобная база для различных боевых самоходных установок, в частности, залпового огня БМ-14. Все эти машины принимали участие в праздничных парадах. Применялись они и в варианте АТ-СТ — топопривязчика, со встроенной системой навигации. Установка в задней части радиолокатора сочеталась с удобным расположением в большой кабине аппаратуры и операторов. АТ-СТ использовался в армии для определения координат огневых позиций, для вождения колонн в ночное время, а также для буксирования штатных артсистем с их боекомплектом.

На основе АТ-С были построены путепрокладчик ОСТ, крановая установка с подъемником, а с учетом неплохих тяговых возможностей — армейский бульдозер. Отличная проходимость по снегу позволила создать арктический снегоход АТ-СА и опытный экземпляр снегоболотохода СБХ на резино-металлических гусеницах и опорных пневмашинах большого диаметра. Для расширения производства тягачей АТ-С 25 июня 1953 года было принято правительственное решение перепрофилировать строящийся в Кургане завод тяжелого краностроения. Постепенно сюда, фактически еще на полупустое место, начали перебазировать с ЧТЗ оборудование, оснастку, а также технологов и конструкторов. В 1954 году на еще недостроенном заводе уже было создано СКБ, в задачи которого входила доработка по результатам эксплуатации, серийного сопровождения машины (были переданы все кальки) и проектирования семейства новых средних артиллерийских тягачей (первый главный конструктор — И.С.Кавьяров, ведущий по «712» — И.И.Пельцвергер).
В I квартале 1955 года КМЗ уже начал поставлять сварные рамы «712» на ЧТЗ (там это было узким местом), а 15 марта собрал два первых курганских тягача АТ-С. С 1956 года завод перешел на их выпуск с полным циклом производства (кроме двигателей), в то время как на ЧТЗ оно стало сворачиваться уже с 1955 года и затем было прекращено. На КМЗ АТ-С выпускали до мая 1962 года.

Не все конструктивные решения себя оправдали. Со временем выявилось, что по сравнению с преимуществами недостатки своеобразной ходовой части АТ-С более существенны. В массовой эксплуатации встречались случаи опрокидывания тележек катков («любимое занятие» мелкобалансирных подвесок), особенно при движении по сильно пересеченной местности. Введение ограничителей (упоров) против опрокидывания не всегда помогало. Одновременно отмечался быстрый износ катков, вплоть до их полного заклинивания. Отсутствие резиновых бандажей создавало при движении сильную вибрацию и шум. Двойной дифференциал, несмотря на свою простоту, не обеспечивал устойчивого прямолинейного движения, особенно по кочкам — машина часто сбивалась с курса. Потери мощности при повороте все же были значительны. Невысокий силовой диапазон трансмиссии ограничивал (по двигателю) максимальную силу тяги, хотя хорошие сцепные возможности данного гусеничного движителя позволяли реализовать ее значительно больше. Поэтому уже в 1956 году молодой коллектив СКВ КМЗ начал проектировать новый средний артиллерийский тягач «650» с иными концепциями трансмиссии и ходовой части.

Тем не менее, АТ-С, средний тягач первого послевоенного поколения, внес существенный вклад в дело механизации тяги артиллерии нашей армии в 1950 — 1960 годы и в целом себя вполне оправдал. Он эксплуатировался в частях до конца 1970-х годов и был снят с вооружения только в 1998 году. Успешно использовался АТ-С и в армиях зарубежных стран. Особенно был популярен в финской, где, в частности, ценились его высокая проходимость по глубокому снегу и хорошая приспособленность для работы в суровых зимних условиях."
Источник: Прочко Е.И., «Артиллерийские тягачи Советской Армии» («Бронеколлекция» №5/2005)

Артиллерийский тягач АТС-59, СССР

"Несмотря на успешную эксплуатацию в армии, средний артиллерийский тягач АТ-С к середине 1950-х годов технически устарел и уже не соответствовал возросшим требованиям к мехтяге артиллерии. К тому же он имел более «тракторные», чем транспортные, компоновку машины в целом, конструктивные решения узлов и размещение их по базе. Так, заднее, под грузовой платформой, расположение КП и механизмов поворота затрудняло их управление и обслуживание. Двигатель, находящийся в передней части кабины, также был неудобен для обслуживания и создавал для экипажа экологические трудности — шум, загазованность, вибрации и др. Ряд «экзотических» и в чем-то даже красивых решений АТ-С, в первую очередь по ходовой части и механизмам поворота, не оправдал себя и сдерживал совершенствование тягача.

Поэтому после передачи и освоения производства АТ-С в Кургане, как только был накоплен и проанализирован опыт его эксплуатации, началась работа по созданию нового среднего артиллерийского тягача «650». Назначение машины оставалось прежним: буксировка артсистем и прицепов общей массой до 14 т, перевозка расчета и грузов на платформе с полной массой до 3 т, возможность монтажа на ее шасси специального оборудования.

В компоновку тягача «650», выполненную еще в 1956 году, заложили новые для средней машины, но уже оправдавшие себя на других послевоенных гусеничных тягачах основополагающие принципы: двигатель устанавливался за кабиной, но перед грузовой платформой, и был развернут маховиком вперед, что соответствовало переднему расположению трансмиссии, механизмов поворота и ведущих колес.
...
Испытания тягача «650» выявили и некоторые его слабые места: случаи деформаций балансиров подвески и отслоения грузошин от бандажей опорных катков (технологический брак), трещины в спицах направляющих колес, повышенный износ проушин траков и пальцев гусениц, а также зубьев ведущих колес, особенно при движении по песку. Износостойкость их была повышена уже в процессе производства тягача «650» в 1966 году. Из-за недоработок двигателистов случались поломки механизмов отбора мощности на лебедку. Недостаточной была плавность поворота машины при движении на высших передачах, затруднено управление при температуре ниже -30°С. Эти недостатки так или иначе потом были устранены. А вот неудобное размещение экипажа в кабине и ее плохая теплоизоляция так и остались до конца неустранимыми. Тем не менее, по результатам госиспытаний преимущества тягача «650» перед АТ-С были настолько значительны, что он был принят в 1959 году на вооружение Советской Армии под обозначением АТС-59.
Достаточно быстро для молодого завода, еще не полностью укомплектованного необходимым технологическим оборудованием, не имеющего богатого опыта освоения новой техники, была проведена подготовка к производству новой машины, и это при том, что в полном объеме продолжался и выпуск АТ-С. К маю 1961 года сделали опытно-промышленную партию — первые 10 тягачей АТС-59. Производство их разворачивалось медленно, в том числе из-за недоработок конструкции. К концу 1961 года они выпускались малыми партиями. Но к маю 1962 года месячный выпуск всех тягачей уже достигал 120 машин. Из-за еще неотлаженного штамповочного производства кабин многие детали их первое время «выколачивались» вручную."
Источник: Прочко Е.И., «Артиллерийские тягачи Советской Армии» («Бронеколлекция» №5/2005)

Артиллерийский тягач АТС-59, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

В 1960,1962,1963 и 1965 гг. в Финляндию в связи с поставками артиллерии прибыли партии артиллерийских тягачей АТ-С и АТС-59.

"АТС-59 показал себя в эксплуатации достаточно надежным и работоспособным тягачом. Наработка на одну неисправность за гарантийный пробег (6000 км без ограничений по времени) составляла в среднем 400 км. Годовой пробег тягачей достигал 3600...4150 км (по пескам в Туркестанском военном округе — даже до 6000 км). Поэтому АТС-59 быстро получил признание как в армии — в качестве артиллерийского тягача и шасси под монтаж различных установок, так и в народном хозяйстве — при освоении отдаленных районов Сибири и Дальнего Востока.

Производство этой машины было также организовано по лицензии в Польше (консультант от КМЗ — Н А.Алексеев). Гражданские организации СССР чаще всего получали эти тягачи именно оттуда; внешне они несколько отличались от отечественных. Позже на базе АТС-59 поляки создали свой вариант — «Мазур» (с шестиместной кабиной) и, в свою очередь, предложили его Советскому Союзу. Межправительственная комиссия провела сравнительные испытания АТС-59 и «Мазуров» (по три машины) в районе г.Борисова (Белоруссия). По всем показателям АТС-59 оказался лучше.

На КМЗ этот тягач выпускался до 1968 года, причем последний год параллельно с первыми БМП-1. Заканчивал его сопровождение ведущий конструктор по серии А.П.Юмашев (Д.З.Релин к тому времени стал главным конструктором по тягачам). Длительной эксплуатации тягачей АТС-59 способствовало также проведение высококачественного капитального ремонта, который организовали на рижском военном заводе (ЦЗРАТ) № 29."
Источник: Прочко Е.И., «Артиллерийские тягачи Советской Армии» («Бронеколлекция» №5/2005)

Самоходная пусковая установка 9П113 ОТРК «Луна-М»

Самоходная пусковая установка 9П113 ОТРК «Луна-М», серийный номер 6734, год выпуска: 1967. Установка находилась на вооружении Сухопутных сил ННА ГДР. Скорее всего экспонат получен из Германии по межмузейному обмену. Комплекс 9К52 «Луна-М» – последняя советская серийная система этого класса, использовавшая неуправляемые ракеты. Кроме того, это самый массовый тактический ракетный комплекс, а также наиболее успешный образец техники с точки зрения объемов экспортных поставок.

Самоходная пусковая установка 9П113 ОТРК «Луна-М», Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Ракета 9М21

РЛС №3 Mark 7.F., Великобритания

serial №4275, A.P.T. Electronic Industries Ltd., Byfleet Surrey

20-мм противотанковое ружьё Lahti L-39/44, Финляндия

20-мм противотанковое ружьё Lahti L-39/44, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Финская маркировка: 20pst.kiv./39. Серийный №1562

"6 сентября 1939 года, вскоре после начала Второй мировой войны, генерал Эйрик Аксель Хейнрихс, отвечавший за вооружение финской армии, подписал приказ о немедленном принятии на вооружение противотанкового ружья 20 panssarintorjuntakkivaari L-39 (сокращённо – 20 pst.kiv. L-39). Производство ПТР наладили на государственном оружейном заводе «Валтион Киваэритедас» в городе Ювяскюля. Отсюда ещё одно обозначение ПТР – VKT-L (аббревиатура завода-производителя и фамилии конструктора).
...
Драматическая ситуация на фронте в первые дни «Зимней войны» вынудила передать в строевые части оба прототипа этого противотанкового ружья. Они попали в противотанковый взвод 28-го пехотного полка, входившего в состав отдельного отряда «Метсапиртти», который в рамках группы «Р» («Рауту») вёл арьергардные бои на Карельском перешейке, у Ладожского озера, а затем отступил на главную линию обороны, перейдя к позиционным действиям. Противотанковые ружья продемонстрировали высокую эффективность, поражая сравнительно «тонкокожие» советские танки с дистанций до 400 м. По мере разворачивания производства количество противотанковых ружей «Лахти» в строевых частях росло, но достигнуть полного насыщения ими противотанковых подразделений не удалось. По состоянию на 13 марта 1940 года армия Финляндии располагала 277-ю противотанковыми ружьями L-39.
...
В «войне-продолжении» 1941–1944 годов ПТР L-39 (прозванные в войсках «Norsupyssy» – «слоновье ружьё») применялись довольно широко, но по своему прямому назначению – лишь в начале боевых действий. После насыщения советских частей танками Т-34 и КВ оказалось, что «Лахти» против них бессильны. Но для L-39 нашлась другая область применения – благодаря большой эффективной дальности огня и серьёзному осколочному действию снаряда их использовали для подавления пулемётных гнезд, полевых укрытий и других подобных целей.
...
Снижение эффективности L-39 как противотанкового средства и острая нехватка в финской армии лёгкой зенитной артиллерии в начале 1944 года привели к попытке трансформации «Лахти» в «эрзац-зенитку». Ружьё получило новую боевую пружину и изменённый спусковой механизм, позволявший вести огонь очередями со скорострельностью 80–100 выстр./мин. Конструкция ПТР была несколько облегчена (с 49,5 до 48 кг), а в его комплект дополнительно ввели зенитный прицел и зенитный станок, весивший 9 кг. Собственно, речь шла не о полноценном станке, а о своеобразном «переходнике» для установки «эрзац-зенитки» на вкопанный в землю столб. Для увеличения практической скорострельности ввели новый 15-зарядный магазин. Новую модификацию приняли на вооружение под обозначением 20 pst.kiv. L-39/44. В последние месяцы войны с СССР они не без успеха использовались для борьбы со штурмовиками Ил-2.

В середине 50-х годов в Финляндии предприняли попытку модернизировать L-39/44, переделав газоотводный механизм для повышения скорострельности оружия. В 1956 году опытные образцы 20 ltkiv/39–54L и 20 ltkiv/39–55/ST прошли испытания, оказавшиеся неудачными. С одной стороны, теоретическая скорострельность действительно возросла до 500 выстр./мин, с другой – возросшие нагрузки на автоматику привели к её отказу уже после 250 выстрелов. К тому же, доработанные «эрзац-зенитки» весили примерно на 10 кг больше, чем исходный образец. На этом развитие 20-мм лёгких зениток в Финляндии прекратилось".
Андрей Харук, «Слоновое ружьё» из Финляндии

15-см реактивный миномёт Nebelwerfer 41, Германия

"Реактивная артиллерия, как и ракетное оружие, вообще, не подпадали под ограничения Версальского трактата – к моменту его подписания лишь писатели-фантасты могли предположить, насколько эффективным окажется это оружие в будущей войне. Германские специалисты с начала 30-х гг. вели разработку широкой гаммы образцов подобного оружия, в том числе многозарядных пусковых установок и ракет к ним для сухопутных войск. В отличие от СССР, где приоритет отдавался оперенным реактивным снарядам, в Германии разрабатывались турбореактивные снаряды, стабилизируемые в полете вращением. Такие снаряды обладали меньшей по сравнению с оперенными дальностью стрельбы, но зато имели гораздо лучшую кучность.
В сухопутных войсках вермахта реактивные пусковые установки, в русскоязычных публикациях часто именуемые «реактивными минометами» относились к т.н. «войскам задымления» – Nebeltruppe. Согласно декларируемому предназначению, они должны были ставить дымовые заграждения, но на самом деле они рассматривались как «средство доставки» химических боеприпасов. Имелись в боекомплекте реактивных установок – «Небельверферов» – и фугасные снаряды. Именно они и применялись, в основном, в боях – постановка дым-завес стала задачей второстепенной, а до химической войны дело не дошло. Интересно, что в организационном отношении «небельтруппе» не входили в состав артиллерии, а представляли собой отдельный род войск.
Формирование первых частей, вооруженных 150-мм шестиствольными пусковыми установками (ПУ) Nebelwerfer 41, началось весной 1940 г. Первым их получил Учебно-опытовый дивизион задымления. 18 апреля 1940 г. его 1-я батарея в составе восьми пусковых установок продемонстрировала мощь нового оружия перед командованием сухопутных войск вермахта на полигоне в Мюнстере. Тут же был подписан приказ о начале формирования первой боевой части – 51-го полка реактивной артиллерии.
"
Источник: А.И. Харук, «Артиллерия Вермахта»

15-см реактивный миномёт Nebelwerfer 41, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

Единственный уцелевший образец из 15 пусковых установок, доставленных в Финляндию

15-см реактивный миномёт Nebelwerfer 41, Музей артиллерии, г.Хямеэнлинна

По ряду причин эти установки не использовались финнами в боевых действиях. Основное применение Nebelwerfer 41 – послевоенные демонстрации оружия.

"Во второй половине 1940 г. части реактивной артиллерии были сосредоточены во Франции – предполагалось их участие в готовящейся высадке в Англии (операция «Зеелёве»). 51-й полк даже провел учебные стрельбы по надводным целям. Но боевым дебютом реактивной артиллерии стала операция «Барбаросса» -22 июня 1941 г. батареи «Небельверферов» открыли огонь по советской территории (боевой дебют БМ-13 – знаменитых «катюш» – состоялся чуть позже, 14 июля). Тактика частей реактивной артиллерии предусматривала массированный огонь по площадям. Поскольку ракеты «Небельверферов» были тонкостенными, то поражающий эффект от их осколков был невелик, а главным поражающим фактором была ударная волна. Для стрельбы по одиночным целям реактивные ПУ не применялись.
Согласно германским уставам, в наступлении огонь реактивной артиллерии концентрировался на направлении главного удара, а в обороне – на наиболее опасном участке. Таким образом, «Небельверферы» рассматривались как ключевое средство обеспечения успеха, как в наступательном, так и в оборонительном бою. Немецкая пехота весьма ценила огневую мощь реактивной артиллерии, называя «Небельверферы» «пехотными Штуками» – по аналогии с пикирующими бомбардировщиками Ju-87 «Штука».
...
Батарея насчитывала 120 чел. личного состава – пять офицеров, 20 унтер-офицеров и 95 рядовых. На её вооружении, кроме шести Nebelwerfer 41, имелась и одна 37-мм противотанковая пушка Рак 35/36. Причиной такого решения был тот факт, что части реактивной артиллерии ввиду небольшой дальности стрельбы занимали позиции непосредственно у переднего края, что делало их весьма уязвимыми от танковых атак противника. Естественно, одна пушка не могла отбить атаку, да и такая задача не ставилась – главным было выиграть время и позволить вывести пусковые установки из-под удара.
"
Источник: А.И. Харук, «Артиллерия Вермахта»

В 1944 году финская армия получила из Германии 15 реактивных миномётов Nebelwerfer 41, а также ЗИП и боеприпасы к ним. 21 февраля 1944 года на S/S Capella прибыла первая партия из 7 единиц. Вторая поставка из 8 пусковых пришла только в августе 1944 года. Для использования реактивных миномётов в Школе офицеров запаса (селение Ниинисало) сформировали Kevyt Savunheitinpatteristo 1 (что-то вроде Первый лёгкий батальон задымления). Однако, даже после завершения подготовки личного состава нового подразделения, Nebelwerfer 41 не были применены в бою.
Во-первых, вторая поставка пришла незадолго до окончания Войны-продолжения. 19 сентября 1944 года состоялось подписание Московского перемирия, а Финляндия объявила войну нацистской Германии.
Во-вторых, немцы поставили только 2200 ракет к пусковым установкам. Это количество примерно равно одному боекомплекту немецкого батальона, вооружённого Nebelwerfer (1728 осколочно-фугасных и 432 дымовые ракеты).
Более того, некоторые финские источники утверждают, что в грузовых декларациях указаны лишь ракеты для постановки дымовых завес. Впрочем, им противоречат другие источники, указывающие что 8 марта 1944 года S/S Baltic доставил в Финляндию груз, содержащий 784 дымовых и 816 осколочно-фугасных ракет. Тем не менее, объём поставок понятен. Очевидно, что такое количество боеприпасов недостаточно для ведения боевых действий батальоном реактивных миномётов.
В-третьих, немцы использовали тактику "выстрелил и беги". Соответственно, немецкий батальон реактивных миномётов имел по штату не менее 109 автомобилей. До сих пор не существует иного способа избежать поражения пусковых установок ответным артиллерийским огнём. Финны же никогда не получали от своих союзников быстроходных артиллерийских тягачей, да и по снабжению обычным бензином к 1944 году у них действовали серьёзные ограничения.