Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Артиллерия в годы Великой Отечественной войны


Месторасположение: г.Санкт-Петербург, Александровский парк, 7
Официальный сайт: Военно-исторический Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи МО РФ
Навигация:
76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196
76-мм пушка обр.1936 года (заводское название Ф-22)
120-мм полковой миномёт обр.1938 года, №0199
152-мм гаубица обр.1909/1930 г., №1804
76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079
76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №11512
Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4
12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., №НЯ 951
12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., №190
Звукоуловитель
150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель»
Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А
Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3
7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС
Немецкие РПГ
Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41
Немецкий 120-мм миномет GWr-43
Долгожданный стенд: почему автомат АК-47 нельзя назвать копией штурмовой винтовки Sturmgewer 44

76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196

Орудие №9196 из 2-го дивизиона 596 иптап. Командовал этим подразделением противотанковой артиллерии капитан Николай Иванович Родионов. Музейной таблички касаться не буду. У меня сложилось стойкое впечатление, что текст таблички - слегка сокращённая версия фрагмента из не очень удачной книги Ильи Мощанского, «Города-крепости». Судя по тексту вроде всё неплохо, превозмогли гансов. Теперь обратимся к наградному листу командира 2-го дивизиона 596 иптап капитана Николая Ивановича Родионова. "В бою 13.1.43 года огнем дивизиона без поддержки пехоты отразил контратаку противника. Дивизион вел огонь до последнего снаряда. Подбил 2 танка, уничтожил 6 пулеметов и до роты пехоты противника. В трудный момент, когда большая часть личного состава орудийных расчетов была выведена из строя лично вел огонь из орудия, не зная страха и усталости. Погиб у лафета орудия".

На первый взгляд, перед нами один из тысяч боевых эпизодов той страшной войны. Пехотного прикрытия нет, артиллеристы до последнего снаряда отбиваются от немецких танков и совершают невозможное - из короткоствольных 76-мм "полковушек" выбивают два средних танка, немцев остановлены. К счастью для нас и для памяти погибших, этот боевой эпизод основательно изучил Вячеслав Мосунов. Он и рассказал о решающем значении действий 2-го дивизиона 596-го иптап для достижения успеха операции по прорыву блокады Ленинграда. Его исследование превратилось в публикацию "Кризис «Искры»", размещённую на портале Warspot.ru. Пересказывать статью - занятие странное и непонятное. С любезного согласия Вячеслава Мосунова приведу несколько цитат из его статьи.

"Предпринимавшиеся советским командованием попытки разорвать кольцо окружения раз за разом оборачивались неудачами. Переломить ситуацию удалось только в январе 1943 года, но и на этот раз немцам почти удалось сорвать советское наступление.
...
С нашей стороны наступать должны были две армии. Из состава Ленинградского фронта выделялась 67-я армия, а из состава Волховского фронта – 2-я Ударная армия. 12 января войска двух фронтов начали наступление. Ленинградскому фронту удалось совершить то, что никто не делал ни до, ни после: его войска форсировали широкую Неву по льду. Это был крупный успех, немцы на берегу Невы были смяты. Впервые был захвачен действительно крупный плацдарм на южном берегу реки, всего около 5 км шириной. Там, где наступал Волховский фронт, дела обстояли несколько хуже.
...
Сложилось очень серьезное положение. Нажми немцы еще, окажись успешной немецкая атака из Рабочих городков – и могла бы операция «Искра» превратиться в очередную безрезультатную кровавую мельницу на берегу Невы. Уже позже, когда офицеры штаба 67-й армии разбирали действия армии, по поводу действий С.Н. Борщева были сделаны нелицеприятные выводы. Причина поражения его соединения, по мнению штабистов, была в неподготовленности частей дивизии к отражению контратак танков и пехоты, отсутствии в их боевых порядках орудий ПТО и в том, что штаб дивизии не выявил подготовки контрудара со стороны противника. В этом отчетном документе признается, что отдельные командиры подразделений проявили медлительность в принятии решений в такой сложной обстановке.

76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196, Артиллерийский музей 76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196, Артиллерийский музей 76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196, Артиллерийский музей 76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196, Артиллерийский музей

76-мм полковая пушка обр.1927 года, №9196

В такие моменты иногда все решают действия отдельных людей. Так случилось и здесь. На пути врага оказались восемь пушек истребительно-противотанкового дивизиона капитана Н.И. Родионова. Это был его первый, и, как оказалось, последний настоящий бой. Считается, что он погиб, стреляя из орудия в одиночку. Тем не менее, именно его дивизион остановил противника. И именно действия его артиллеристов при отражении атаки наиболее высоко оцениваются, в отличие от поведения некоторых командиров стрелковых подразделений.
...
дивизион был вооружен 76-мм полковыми пушками образца 1927 года. К сожалению, подобное вооружение артиллерийских подразделений, предназначенных для борьбы с танками, не было редкостью для Ленинградского фронта. Само это орудие противотанковым можно было считать лишь условно, поскольку для борьбы с немецкими танками оно не годилось. Слишком короткий ствол, низкая начальная скорость, и крайне архаичный лафет с прицелом, неприспособленным для стрельбы по движущейся цели, делали это оружие малоэффективным в роли противотанкового средства. Единственным крупным плюсом этого орудия была возможность использования в критической ситуации картечного выстрела.
...
В наградном листе Родионова указано, что его дивизион дрался без поддержки пехоты и вел бой до последнего снаряда. Там же упоминается, что дивизион подбил два немецких танка. Количество подбитых дивизионом Родионова вражеских боевых машин также приводится в работе М.И. Фролова со ссылками на документы Ленинградского фронта и фонд 596-го истребительно-противотанкового полка.
Эта информация частично совпадает с данными противника. Из них известно, что в этом бою были уничтожены два танка Pz.Kpfw III из 502-го танкового батальона. Противником была дана и самая яркая оценка действиям советских артиллеристов. Командир танковой роты 502-го батальона в донесении о действиях своего подразделения докладывал, что переход его танков в атаку после 14 часов оказался неудачным. Немецкие машины не смогли прорваться из-за трудностей передвижения, наличия у противника тяжелых противотанковых ружей и мощной противотанковой обороны в целом, а также из-за советских танков!
Остается только напомнить, что ни одно из вышеперечисленных утверждений действительности не соответствует. Немцев заставил остановиться огонь орудий, которые могли существенно повредить танк только при самом благоприятном стечении обстоятельств, даже если речь идет лишь о Pz.Kpfw III. Выше уже упоминалось о практически полной непригодности 76-мм полковых пушек для борьбы с бронетехникой. Несмотря на это, уничтоженные немецкие танки были подбиты, вероятно, все-таки артиллеристами из дивизиона капитана Н.И. Родионова. Возможно, и расчеты противотанковых ружей здесь несколько помогли артиллеристам, но не более того.
13 января противник так и не смог добиться полного успеха. Немцы планировали продолжить наступление на следующий день. Для советского командования жизненно важной задаче теперь являлось удержание участка переправ через Неву. Там для противника готовился крайне неприятный сюрприз: 268-я стрелковая дивизия выбывала из активной борьбы, а вместо нее в бой спешно бросались новые части. Операция «Искра», закончившаяся прорывом блокады Ленинграда, продолжалась
".
Источник: Вячеслав Мосунов, "Кризис «Искры»"

Казалось бы, исчерпывающий рассказ. Тем не менее, хочу чуть расширить его рамки. Кроме капитана Родионова 13 января 1944 года героями показали себя ещё несколько человек, о которых никто не упоминает.
Секретарь комсомольской организации полка капитан Петр Савин. "В бою 13.1.43 года при отражении дивизионом контратаки противника заменил раненого заместителя командира, а в последствии командира дивизиона, приняв на себя командование дивизионом". Пётр Иванович погибнет 22.01.1943, посмертно будет награждён орденом Красного Знамени.
Орденом Красного Знамени за тот бой награждён и командир батареи старший лейтенант Липпа Соломонович Кубланов. 13 января комбат встал на место наводчика, подбил один танк, погиб у орудия. Кстати говоря, у Кубланова, как и у Родионова в донесении о потерях дата гибели указана неверно - 15 января 1944 года. Возможно с этой ошибкой связана неверная датировка событий в книге Ильи Мощанского.
Командир ещё одной батареи дивизиона 2-го дивизиона, лейтенант Федор Чернышёв, был ранен, но остался в живых. "В бою 13.1.43 года, огнем батареи отразил неоднократные атаки танков и автоматчиков противника. Несмотря на ранения, продолжал оставаться на огневой позиции батареи и руководить боем батареи до полного уничтожения автоматчиков и отражения атаки танков. Огнем батареи подбит один танк, уничтожены 13 огневых точек противника и более взвода автоматчиков. В бою проявил исключительное мужество и показал умение организовать бой батареи". Награждён орденом Красного Знамени. В базах погибших или награждённых записей по нему нет, надеюсь прошёл всю войну.
Артиллерийский техник дивизиона техник-лейтенат Леонид Михайлович Озеров "под сильным артиллерийским и минометным огнем восстановил три поврежденных орудия, обеспечивал орудия боеприпасами, доставляя их на руках. Лично вел огонь из орудия, уничтожил пулемет и более десяти солдат противника". Погиб 19 января 1943 года, посмертно награждён орденом Красной Звезды.

Раз уж речь зашла о потерях, то вот список погибших 13 января 1944 года, когда бойцы 2-ого дивизиона 596 иптап спасли операцию "Искра":
Командир взвода мл. лейтенант Миронов Александр Алексеевич
Замковый младший сержант Поразов Анатолий Михайлович
Командир орудия старший сержант Грунин Севастьян Иванович
Наводчик сержант Арбузов Павел Артемьевич
Командир орудия старший сержант Чугунов Петр Павлович
Наводчик сержант Ермошин Николай Васильевич
Номер орудия ефрейтор Дмитриев Александр Васильевич
Писарь младший сержант Никонов Федор Егорович
Начальник разведки дивизиона лейтенант Фаворитов Дмитрий Сергеевич
Командир отделения разведчиков ефрейтор Казнов Борис Иванович - общая контузия, умер в госпитале.
Разведчик-наблюдатель красноармеец Захаров Петр Иванович
Разведчик-наблюдатель красноармеец Пирогов Павел Андреевич
Номер орудия красноармеец Бухтуев Николай Авдеевич
Зам.командира по полит.части батареи лейтенант Шитов Александр Григорьевич - ранен, отправлен в госпиталь.
Лейтенант Чернышев в донесении о потерях выбывшим по ранению не значится, значит остался в части.

Сразу оговорюсь, что в базах данных отсутствуют сведения о выбытии по ранению ИПТАПовцев за 13.01.1944. Соответственно, список может быть неполным. Это объяснимо - в документах периода прорыва блокады много неточностей. Так, например, в похоронке красноармейца Бочарова Саватия Саватьевича дата смерти 13.01.1943, а фактически боец погиб накануне, 12 января. Ну а про путаницу с датами смерти Родионова и Кубланова уже упоминалось.
Обратите внимание на то, что в списке погибших два командира расчёта, два наводчика и несколько орудийных номеров. Это соответствует выписке из истории полка, которая хранится в Артиллерийском музее. Согласно этого документа во 2-ом дивизионе из восьми имевшихся орудий разбито было два, шесть стояли целыми, без снарядов. Кстати, этим объясняется незначительность боевых повреждений орудия №9196. Командир дивизиона погиб не у той пушки, что стоит в музее.
Остаётся добавить, что место первичного захоронения героев: Ленинградская обл., Мгинский р-н, район деревни Марьино.

76-мм пушка обр.1936 года (заводское название Ф-22)

Перед нами причудливый гибрид зенитного и противотанкового орудия. Концепция универсальной пушки была на пике популярности в в 1920—1930-х годах. В нашей стране её горячим сторонником являлся маршал Михаил Тухачевский. Именно он в начале 1930-ых годов инициировал работы по созданию универсальных (с круговым обстрелом) и полууниверсальных (для «ведения заградительного зенитного огня») дивизионных пушек. Музейный экспонат относится ко второй категории. Спроектировал это орудие коллектив конструкторского бюро горьковского завода № 92 «Новое Сормово». Руководил работой КБ тогда ещё малоизвестный конструктор Василий Грабин. В 1935 году Ф-22 приняли на вооружение под наименованием «76-мм дивизионная пушка обр. 1936 г.».
Заказчику пушка не понравилась, прежде всего своим весом, габаритами, низким клиренсом, уязвимостью подъёмного механизма, сильными вибрациями при выстреле. При стрельбе с возвышением 60-70 градусов (ведь универсальная пушка должна быть "слегка зенитной") автоматика орудия просто не работала. В общем, "пушка универсальная, но ни одному назначению не удовлетворяет", а потому серийное производство было недолгим. Уже перед самой войной армия получила новое дивизионное орудие - 76-мм пушку обр. 1939 года (УСВ).
Советская промышленность выпустила менее 3000 единиц дивизионных пушек Ф-22. Значительная их часть была утрачена в боях первого года войны, около 500 штук немцы переделали в Pak 36(r). По слухам, одно такое орудие хранится на заднем дворе Артиллерийского музея. Как бы то не было, но в 1944 году полк вооружённый Ф-22 - практически экзотика. Пожалуй, такое возможно только в условиях Ленинградского фронта, где в 1944 году ещё воевали такие раритеты, как Т-26 и БТ.

В экспозиции Артиллерийского музея две 76-мм дивизионные пушки Ф-22. Та, что в зале с экспонатами периода Великой Отечественной войны, имеет заводской номер 118. Полагаю, она выпущена в 1937 году. Командир расчёта этого орудия старший сержант Поляков отличился в ходе Красносельско-Ропшинской операции. 14 января 1944 года части 2-й ударной армии перешли в наступление с Ораниенбаумского плацдарма. На следующий день войска 42-й армии нанесли удар из района Пулково. Общее направление наступления - на Красное Село и Ропшу. Преодолев упорное сопротивление 3-го танкового корпуса СС и 50-го армейского корпуса, 20 января войска обеих советских армий соединились в районе Ропши. 21 января части немецкого 26-го армейского корпуса в районе Мги, опасаясь окружения, начали отход на промежуточный оборонительный рубеж. Уже к вечеру 21 января 67-я армия Ленинградского фронта и 8-я армия Волховского фронта взяли Мгу, а вскоре полностью взяли под свой контроль Кировскую железную дорогу.

Теперь непосредственно о подвиге, благодаря которому орудие попало в музей. С традиционным источником сведений о герое вышло некоторое недоразумение - на старшего сержанта Ивана Полякова написано три представления. 19 января командир полка Олимпиев представляет его к ордену Славы III степени:"В боях с немецкими оккупантами проявил мужество, отвагу и умение. 15 января 1944 года в период артподготовки уничтожил 3 ДЗОТ'а, один фланкирующий пулемет. Подцепив свое орудие к танку под сильным артиллерийским и минометным огнем погрузил на него снаряды, посадил на броню расчет, был заброшен танком в район Б.Виттолово. Отцепив пушку, расчет открыл огонь по немецкому гарнизону. В короткой схватке было уничтожено до 2-х десятков немцев и разрушено 3 ДЗОТ'а с укрывшимися в них автоматчиками. Больше суток мужественный командир орудия с расчетом не имел связи со своей батареей, вел огневое наступление на подходах к Б.Виттолово и только тогда, когда закрепилась наша пехота на этом участке, командир орудия послал связного для доклада командиру батареи, так как боеприпасы иссякли"".

25 января подполковник Олимпиев представляет И.В. Полякова к званию Героя Советского Союза: "В бою 15 и 16 января 1944 года старший сержант Поляков Иван Васильевич проявил мужество, отвагу и героизм. Командуя орудием 76 мм дивизионной пушки, разрушил в период артиллерийской подготовки 3 ДЗОТ'а, запланированных на разрушение. С подходом в район огневых позиций третьей танковой роты 46-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва, его орудие было взято на прицеп танка и заброшено в тыл противника. Отцепив орудие от танка, Поляков вступил в бой с противником. Прямой наводкой он уничтожил 3 ДЗОТ'а и 2 орудия ПТО, мешавших движению танков. Кроме этого, захватил трёх пленных, в том числе одного офицера, рассеял и уничтожил группу немцев до взвода, пытавшихся пленить его расчёт. Захваченный рубеж удержал до подхода своей пехоты. В течение полутора суток Поляков своим мужеством и личным примером воодушевлял расчет и вел борьбу в тылу противника, проявив при этом героизм".

Третья версия наградного листа - набело перепечатанный текст от 25.01.1944 года. К сожалению, ни в одной из версий, нет скан-копии приложения: отношения (от 22 января 1944 года) 46 отдельного гвардейского тяжелого танкового полка прорыва. Описание подвига в наградных листах отличается лишь в деталях и оба награждения утверждены. Не знаю откуда такая щедрость, но на фотографии военных лет у Ивана Полякова хорошо видны обе награды. Предположив, что военнослужащие, сражавшиеся вместе с Поляковым, также быть отмечены, я перебрал наградные документы 705 иптап за первую половину 1944 года. За январские бои награждено много артиллеристов 705 иптап, но, в основном, за разрушение ДЗОТов, подавление вражеских орудий и миномётов. Однако нет ничего похожего на бой артиллеристов в глубине обороны противника. Ладно, если в документах сведений мало, попробуем публицистику. Наиболее развёрнутый рассказ об интересующем нас артиллеристе - очерк А. Бармасова ещё в 1982 году опубликованном в сборнике «Герои огненных лет. Очерки о москвичах — Героях Советского Союза». Попробуем извлечь из текста конкретные имена и фамилии участников событий.

В очерке кратко описывается обстановка и указывается место, до которого КВ-1 дотащил орудие: "Оказавшись вместе с танковым экипажем одни у разбитого и сожженного Рехколова, артиллеристы еще не знали, что несколько часов назад на этом месте совершил подвиг тоже артиллерист, командир батареи Игорь Михайлович Бойцов из 98-го артполка 45-й стрелковой дивизии. Что ожидало их самих, они могли только догадываться. Бои шли южнее Рехколова и справа от него, в районе Большого Виттолова, в том месте, где дорога из Рехколова круто поворачивала (мимо деревни Кюльмя) в сторону шоссе Пушкин — Красное Село. Кроме того, Александровка и Пушкин, расположенные левее Пулковского шоссе, все еще находились в руках противника, и Полякову с его людьми следовало ожидать появления гитлеровцев именно оттуда.
...
До тех пор пока слышались лишь отдаленные раскаты орудийных выстрелов, легкий, приглушенный расстоянием стрекот автоматов и пулеметов где-то правее Рехколова, видимо, в районе Малого Виттолова, Поляков не ощущал всей остроты создавшегося положения. Вместе с танкистами их было девять человек, достаточно вооруженных, чтобы организовать стойкую оборону.
...
Зорким, наметанным глазом опытного артиллериста Иван быстро определил, откуда удобнее всего держать под прицелом перекресток дорог, через который неизбежно пойдет противник, и вести стрельбу прямой наводкой. По его команде орудие выкатили из ложбины и установили на взгорке, за развалинами полусожженного дома и дворовых построек. Пять ящиков снарядов, бронебойных и осколочных, уложили тут же, в нескольких метрах от пушки.
".
Отлично! Если это записано со слов И.В. Полякова, то нам известно количество бойцов, запас снарядов (25 штук), а названия послужат ориентирами при работе с документами. В настоящее время садоводство Рехколово - упразднённая деревня на территории Пушкинского района, юго-западная часть посёлка Александровская. Большое Виттолово вовсе исчезло с карты.

76-мм пушка обр.1936 года, №118, Артиллерийский музей 76-мм пушка обр.1936 года, №118, Артиллерийский музей 76-мм пушка обр.1936 года, №118, Артиллерийский музей 76-мм пушка обр.1936 года, №118, Артиллерийский музей

76-мм пушка обр.1936 года (заводской индекс Ф-22), серийный номер №118

Прицел и механизм вертикального наведения - по разные стороны ствола, соответственно, один наводчик не может наводить орудие по движущейся цели (танк, БТР и т.д.)

Нужно переснять - шильдик безнадёжно испорчен "шевелёнкой"

У орудия отсутствует дульный тормоз (по мнению заказчика, он сильно демаскировал пушку поднимаемыми клубами пыли)

Теперь перейдём к персоналиям. Первым упоминается командир батареи капитан Сухан. Цитата из очерка:"Открыла огонь по первой линии вражеской обороны батарея Сухана. Высокий, худощавый, неторопливый в движениях комбат руководил расчетами уверенно, со знанием дела, так, словно занимался этим всю жизнь. Со своего КП он следил в стереотрубу за передним краем гитлеровцев, засекал действующие огневые точки, передавал команды расчетам...
Поляков дублировал команды Сухана, следил в бинокль за трассами снарядов, корректировал стрельбу, помогал расчету действовать четко, слаженно, без запинки...
Поляков поднес к глазам бинокль и увидел, как, вздымая снежную пыль, вдоль Пулковского шоссе шли несколько наших танков и автомашин. Это было спасение. Спустя несколько минут из кабины подошедшего ЗИСа выскочил капитан Сухан
".
Очевидно, речь идёт о старшем лейтенанте Константине Афанасьевиче Сухан. Кадровый военный, в РККА с 1939 года. Награждён орденами Красной Звезды за бои августа-сентября 1943 года (уничтожение ДЗОТов и 37-мм орудий) и Отечественной войны за бои в марте 1944 (противник выбил 3 орудия и многих из орудийной прислуги, выжившие во главе с комбатом отбили 15 атак с дистанции 200 метров). 1 августа 1944 года командир батареи 705 Красносельского иптап капитан Сухан умер от ран в 4-ом хирургическом подвижном госпитале в Псковском районе Ленинградской области.

Следующим упоминается подносчик снарядов Андреев. "Когда он поднял голову, то увидел, как Андреев вдруг остановился, полусогнувшись, затем выронил из рук снаряд и медленно повалился вперед, ткнувшись головой в иссеченное осколками колесо орудия. Он был убит наповал, и Поляков с отчаянием подумал, что слишком рано настигла их первая потеря в этом бою.".
Вот с этой распространённой фамилией сложнее. По 705 иптап в базе данных Память народа замечены три бойца с фамилией Андреев.
1. Разведчик-наблюдатель 3-го дивизиона старшина медицинской службы Андреев Матвей Яковлевич. Родился в 1915 году, призван Окуловским РВК Ленинградской области. 16.07.1943 награждён медалью «За отвагу». В приказе №23 от 15.09.1943 о групповом награждении медалью «За оборону Ленинграда» старшина Андреев отсутствует. Возможно, к этому моменту он покинул 705 иптап. Дальнейших следов старшины мною не найдено. Вряд ли в старшина-медик мог быть подносчиком снаряда в январе 1944 года в боях у Рехколово. 2. Санинструктор Андреев Михаил Яковлевич. В приказе №23 от 15.09.1943 о групповом награждении л/с 705 иптап медалью «За оборону Ленинграда» он значится под порядковым номером 2552.
3. Младший сержант Андреев Алексей Андреевич. В приказе №23 от 15.09.1943 о групповом награждении л/с 705 иптап медалью «За оборону Ленинграда» значится под порядковым номером 2384. В том же документе он записан как орудийный номер. Неужели это о нём и вспоминает Поляков?
Тем не менее, раз в очерке сказано "Андреев был убит наповал", значит ищем в ОБД "Мемориал" всех Андреевых, погибших 15-16 января 1944 года в интересующем нас районе Ленинградской области. На случай ошибок в документах возьмём диапазон поиска 15-20 января 1944 года. Под такие критерии подходит только один боец. 19 января 1944 года красноармеец из 196 сд Андреев Алексей Андреевич (1919 г.р.) погиб в районе села Ропша Красносельского района, Ленинградская области (уроженец Янтиковского района Чувашии). В донесении о безвозвратных потерях он указан как санитар из отдельного лыжного батальона 196 Краснознамённой стрелковой дивизии.
Если же искать по 705 иптап, то ни один военнослужащий с фамилией Андреев в списках погибших не значится. Вероятно, имеем дело с ошибкой, либо нужно продолжить поиск с учётом возможных вариатов написания фамилии.

В книге также упоминается наводчик Муравьёв: "Наводчик Муравьев прильнул к резиновому наглазнику панорамы, привычно обхватив руками механизмы вращения." В списках полка было два бойца с такой фамилией:
1) Сержант Муравьев Андрей Петрович - разведчик-наблюдатель, 1906 года рождения из Ярославской области
2) Сержант Муравьев Николай Николаевич - радиотелеграфист
Скорее всего, вместе с Поляковым под Рехколово сражался именно сержант А.П. Муравьёв. В его наградном листе за март 1944 года, должность: наводчик 705 лёгкого артиллерийского Красносельского полка. За январский бой у Рехколова - Большого Виттолова у него наград нет.

Ну и четвёртая фамилия, которую встречаем в очерке - заряжающий Алексеенко. "— Еще два ящика,— ответил заряжающий Алексеенко, присев на секунду рядом, на станину. Это был самый молодой боец из расчета, прибывший на пополнение в батарею за несколько дней до начала наступления". С ним оказалось проще всего. Это орудийный номер красноармеец Степан Федорович Алексеенко. Родился в селе Ольшаное Черниговской области в 1907 году. Неужели в 37 лет он самый молодой боец? 18 июля 1943 в составе 705 иптап Степан Алексеенко награждён медалью «За оборону Ленинграда». Т.е. к моменту боя у Рехколово он не менее полугода прослужил в части. Либо в начале 1980-ых память подвела ветерана, либо Алексеенко перевели к Полякову из другого подразделения полка. Относительно его дальнейшей судьбы известно, что из противотанкистов он попал в зенитчики. День победы красноармеец встретил в 631 армейском зенитном артиллерийском Псковском полку Ленинградского фронта. Тогда же Степан Федорович Алексеенко награждён медалью «За боевые заслуги»: "будучи раненным не ушёл с орудия, а продолжал устанавливать данные, благодаря чему расчёт сбил 4 самолёта противника".

Таким образом, никто из известных нам номеров орудийного расчёта Героя Советского Союза старшего сержанта Полякова не был награждён за бой в глубине обороны противника. Но есть в этой истории ещё более странное обстоятельство. В очерке А. Бармасова читаем:"Как-то так получилось, что Поляков оказался в роли старшего группы, хотя был еще командир танкового экипажа — совсем молодой, остролицый лейтенант (фамилии его Поляков так и не узнал), старше его по званию. Сыграло роль, видимо, то обстоятельство, что единственной силой, способной противостоять вражеской технике, было теперь их орудие, и они все, вольно или невольно, как бы группировались вокруг нее. А командовал орудием он, старший сержант Поляков.". Как видите, нет ни слова о командире огневого взвода 705 иптап, который командовал этой группой артиллеристов. Между тем, существует представление к ордену Красной Звезды на лейтенанта с казахским именем Баядиль Исмагулов, 1922 года рождения, призванного Чельварским РВК Актюбинской области. Описание подвига: "В период артподготовки 15.01.44 г. в районе высоты 1,5 его взвод разрушил 7 ДЗОТ''ов, проделал три прохода в проволочном заграждении и подавил два пулемета. С подходом 3-й танковой роты в район боевых порядков взвода, под сильным артиллерийским огнем встретил танки, привел их на ОП, подцепил пушки на крюк, забрав снарялы и расчет на броню, выехал в район Б.Виттолово, где, находясь в тылу у немцев, командуя заброшенной в тыл противника пушкой, прямой наводкой уничтожил три ДЗОТ''а и гарнизон Б.Виттолово. Воодушевляя своим примером и мужеством расчет, в течении полутора суток одиночное орудие, оторвавшееся от батареи, выполняло задачу в тылу. С подходом нашей пехоты, выслал связного для доклада командиру батареи". Судя по стилю, над документом работал тот же человек, что писал представление старшего сержанта Полякова к ордену Славы III степени. Описание событий отличается только эпизодом встречи танков и проводкой на позиции батареи старшего лейтенанта Сухана. Ну и неясно кто именно послал связного к комбату после подхода нашей пехоты: лейтенант или старший сержант? Впрочем, это не столь важно. Главное, что в юбилейной картотека награждений есть запись о вручении Исмагулову ордена Отечественной войны, значит офицер прошёл войну.

Любопытная деталь – в представлении к ГСС на Полякова есть ссылка на Отношение (от 22 января 1944 года) 46 отдельного гвардейского тяжелого танкового полка прорыва. Упоминание о том, что на огневую позицию вышла третья рота 46 гв. оттпп означает что танки, буксировавшие орудия батареи капитана Сухана, принадлежали этому подразделению. В очерке 1982 года читаем: "Метрах в двухстах от окраины Рехколова вражеским снарядом разорвало гусеницу КВ. Артиллеристы мгновенно соскочили с брони, отцепили от танка пушку, под огнем противника откатили ее в небольшую ложбинку, поросшую редким кустарником, и только потом осмотрелись. К своему огорчению, они не увидели поблизости никого из их батареи. И никто не мог сказать, что произошло с остальными расчетами: то ли попали под вражеские снаряды, то ли еще какая-то серьезная и непредвиденная преграда помешала им добраться до Рехколова". Таким образом, сквозь линию фронта проскочил только один танк с прицепленной к нему Ф-22.

Я зря надеялся на чтение наградных документов 46 танкового полка. Этот поиск результатов не дало - не найдено ни одного представления к награде за бой экипажа в тылу противника. Журналов же боевых действий или иных документов 46 гв. оттпп за январь 1944 года я тоже пока не отыскал. Таким образом, остались без ответа несколько вопросов:
1) Почему за этот боевой эпизод не был награждён никто из экипажа танка и расчёта орудия, сражавшихся с Героем Советского Союза Иваном Поляковым?
2) Почему ни в одном источнике не упоминается командир огневого взвода 705 иптап лейтенант Баядиль Исмагулов, который руководил действиями расчёта И.В. Полякова?
3) Как фамилия лейтената, что командовал КВ-1, подбитым у немецкого опорного пункта в Рехколово?

120-мм полковой миномёт обр.1938 года, №1099

120-мм полковой миномёт, с которым семейный расчёт Шумовых участвовал в обороне Ленинграда. Служили шестеро братьев в миномётной батарее 320 сп 11-й стрелковой дивизии (четверо - родные, двое - двоюродные). В конце 1943 года решением штаба Ленинградского фронта миномёт братьев Шумовых был передан Военно-историческому музею артиллерии и инженерных войск на вечное хранение как славная боевая реликвия. Расчет Шумовых получил новый миномет, с которым участвовал в боях по снятию блокады Ленинграда, по освобождению Прибалтики и по уничтожению Курляндской группировки врага.

Историю о том, как братья решили идти на фронт и как они воевали в составе миномётного расчёта записал для потомков Павел Лукницкий. В бытность свою корреспондентом ТАСС на Ленинградском фронте журналист 24 мая 1943 года побывал в миномётной батарее 320-го полка 11-й сд на позиции возле Нижней Назии. Вместе с командиром батареи старшим лейтенантом Федором Парамоновичем Цивликовым писатель целый день провёл с братьями Шумовыми. Впечатления этого дни изложены в последней книге трёхтомного фронтового дневника П. Лукницкого «Ленинград действует». Ниже я приведу два небольших фрагмента из этого интереснейшего материала. Обратите внимание, что Лукницкий пишет о пяти, а не о шести братьях. Дело в том, что по дороге на фронт Семён из-за болезни отстал от своих родственников, в полк он прибыл только через полтора года, в июне 1943 года.

120-мм полковой миномёт обр.1938 года, Артиллерийский музей 120-мм полковой миномёт обр.1938 года, Артиллерийский музей 120-мм полковой миномёт обр.1938 года, Артиллерийский музей 120-мм полковой миномёт обр.1938 года, Артиллерийский музей

Первый миномет братьев Шумовых

"Удивительный это расчет, состоящий из пяти братьев! Командир его — тридцатилетний Александр Шумов, старший сержант; наводчик — Лука, ефрейтор, старше его на четыре года; заряжающий — Василий, тоже ефрейтор, на год старше Александра; заместитель наводчика Авксентий, на год моложе, и снаряжающий — Иван, самый старший, 1905 года рождения, оба красноармейцы. Все пятеро — в один день одновременно, за бои по прорыву блокады — награждены орденами: Александр -- орденом Отечественной войны 2-й степени, а остальные — Красной Звездой. Все они сибирские казаки, родом из Танна-Тувы, там родились, там жили, оттуда вместе по доброй воле явились на фронт.
Из пяти братьев я познакомился сегодня с четырьмя, — пятый, Авксентий (сами братья зовут его: Аксений), болен желтухой и находится сейчас в госпитале. Трое — Василий, Лука и Иван — подлинные великаны-богатыри, ростом каждый в сто девяносто сантиметров; среднего роста только Александр, но и он крепыш. Все они обладают огромной силищей. Руки Василия — словно медвежьи лапы. Раз грузовик расчета застрял в яме правым задним колесом. Лука и Василий приподняли его, вытолкнули из ямы. А шофер, по неопытности, дал задний ход. Чтобы колесо опять не попало в яму, братья поднатужились и, пересилив мотор машины, не дали ей сдвинуться назад. Однажды, когда все связисты выбыли из строя, Лука пополз исправить связь, разрывная пуля ранила его в поясницу, но он даже не заметил, что ранен, пока товарищи не сказали ему об этом. Другой раз Василий, работая пулеметчиком при отражении контратаки, разгоряченный азартом, тоже не заметил было пули, которая, пробив ему щеку, выскочила из его раскрытого в тот момент рта, не задев зубов, — он почувствовал ранение только тогда, когда ощутил во рту вкус крови. Лука лишь на следующий день после боя согласился отправиться в медсанбат, а Василий и вообще не захотел уйти от своего миномета.
"

" И от боя к бою шли неторопливые рассказы Василия, Ивана, Луки. Александр больше помалкивал, а командир батареи и два его заместителя уточняли: где именно, когда и при какой общей обстановке происходило то или иное. И когда я поинтересовался секретами успеха Шумовых в этих боях, то сказали мне братья, что главной причиной успеха была приобретенная ими точность и скорострельность стрельбы. Когда расчет Шумовых делает пристрелку, то по их миномету и другие расчеты батареи открывают огонь: Шумовы не ошибаются.
-- Конечно, и сила тут!.. Когда, допустим, осечка, нужно силенку, чтоб сгрести за казенник машинку и мину вытряхнуть, Александр с Лукой, а то и один Лука сгребет! Для его ручищ пудовая мина -- что огурец. А осечки бывают, особенно ежели чужие мины собираешь: ящики, бывает, несут, мины повыкладывают, а мы тут как тут, собираем их, раз штук двести собрали. Капсюль отсыреет -- осечку дает, или шляпка от патрона остается в стволе. Миномет переворачиваешь, вытряхиваешь. Лука часто один вытряхивал, -- ну, у него ж и рост!..
А все ж дело не только в силе: скорострельность необходима! Значит -- внимательность. По уставу в минуту полагается выпустить десять мин, практически другие расчеты дают семь-восемь. А у Василия скорострельность достигает пятнадцати, а то и семнадцати мин. И бывали случаи -- в январских боях по прорыву блокады, -- до восемнадцати мин "висело в воздухе". Это значит: когда первая мина, достигнув цели, взрывается, братья опускают в ствол миномета двадцатую, - а восемнадцать выпущенных летят одна за другой, приближаясь к цели. А когда затем разрывы чередой следуют один за другим, получается впечатление, будто заработала "катюша". Каждые три секунды -- мина!
"

Из шести братьев Шумовых трое не вернулись с фронта. 28 июля 1944 года под Нарвой погибли Семён и Василий. Летописец 11-й сд, бывший командир одного из батальонов 320-го стрелкового полка, Ф.Г.Смирнов, работая с документами дивизии в ЦА МО СССР выписал из политдонесения по дивизии следующие сведения о гибели и ранении братьев Шумовых: «28 июля 1944 года вечером на огневой позиции миномётной батареи 320-го стрелкового полка в расчёте известных братьев Шумовых во время стрельбы по противнику произошёл разрыв мины в канале ствола. Взрывом двое братьев убиты (Василий и Семён) и двое ранены (Александр и Иван)». Это произошло в бою у эстонского хутора Апсаре, возле которого братья и были похоронены.
Семейное предание Шумовых рассказывает о обстоятельствах гибели всех трёх братьев. Внук погибшего в Латвии 2 декабря 1944 года Ивана Шумова, Андрей Семенович Шумов так передаёт рассказ вернувшихся с фронта братьев своего деда: «Андрюха, немцы только твоего деда смогли убить, и только потому, что он с их разведкой в бой вступил, а мог уйти спокойно и немцев выпустить к себе за линию фронта, а вот двоих Шумовых убила бракованная советская мина, которая взорвалась в стволе миномета...».
Источник: Миномётчики Шумовы - герои боёв за рощу "Круглая"

152-мм гаубица обр.1909/1930 гг., №1804

На музейной табличке чётко сказано, что перед посетителем — первая гаубица, из которой был произведен выстрел по рейхстагу, рядом фотография расчёта. Первым делом проверим наградные листы по указанным на табличке военнослужащим. Крайний справа на фото — командир огневого взвода младший лейтенант Александр Нефедович Котов (1921 год рождения, Смоленская обл., Екимовичский р-н, д. Котовка). В РККА с октября 1940 года, имеет государственные награды: Орден Отечественной войны I степени - за переправу через Одер и прорыв 16 апреля 1945 года укрепленной полосы немцев в районе пос.Ортвиг - Лечин. Орден Красной Звезды за бои июля-августа 1942 года - за уничтожение железнодорожного эшелона, жд полотна, автомашин, миномётной батареи и пехоты противника.

В той же группе военнослужащих находится командир орудия сержант 7-й батареи 2-го дивизиона 86 Тяжелой Гаубичной Артиллерийской Краснознаменной бригады Михаил Петрович Игнатьев. Будуший артиллерист родился в 1905 году, в городе Уральске. За свою службу отмечен орденом Красной звезды: "При поддержке дивизионом действий 2-го батальона 1122 стрелкового полка 339 стрелковой дивизии сержант Игнатьев во время артнаступления работал командиром орудия, одновременно командовал взводом. Огневой взвод работал исключительно точно. Огнем взвода уничтожено две пулеметные точки и подавлен огонь пулеметного ДЗОТа на переднем крае в районе деревни Анджегов 14 января 1945 года".

Наградные листы лаконичны, но к счастью для потомков существует развёрнутое описание подвига этих артиллеристов. Погрузиться в эту историю нам поможет книга «Тверитяне в победоносном Берлинском сражении» создана по инициативе Тверского городского совета ветеранов войны и труда и его секции "Участники Берлинского сражения". Сборник вышел очень малым тиражом, ознакомится с ней шансов мало. Зато в интернет можно найти её фрагменты - уникальные свидетельства о Берлинском сражении, опубликованные в рамках МТК «Вечная Память». Применительно к 152-мм гаубице №1804 наиболее полезны воспоминания начальника штаба дивизиона 2-го дивизиона 86-й тяжелой гаубичной бригады капитана Былинкина Николая Алексеевича.
"Поздним вечером 29 апреля наш 2-й дивизион под командованием майора Яковцева, находившейся в районе Шарлоттенбург, получил приказ от командира бригады полковника Сазонова выделить огневой взвод для выполнения специального задания. Командир дивизиона находившийся в то время на наблюдательном пункте в районе моста Мольтке через реку Шпрее, созвонился со мною. Выбор пал на взвод лейтенанта Котова, которому следовало выдвинуться непосредственно в район наблюдательного пункта. Проследить исполнение приказа поручалось мне лично. Для этого необходимо было совершить марш-бросок по ночным улицам, чтобы ранним утром оказаться на мосту Мольтке. Далее огневой взвод в составе двух расчетов 152-мм гаубиц должен был войти в состав штурмового батальона.
Два орудия и грузовая машина с боеприпасами в сцепке с трехосными автотягачами отправились по ночным улицам. Мы с Котовым сидим в кабине первого тягача, у нас на коленях карта, следя по которой силимся не заплутать. Город освещён огнём пожарищ и часто взлетающих в небо ракет. Улица Моабитштрассе должна вывести нас в нужное место. Дорога в двух местах оказалась наполовину заваленной битым кирпичом, так что пришлось огибать проезжую часть, чтобы снова вернуться на «штрассе». Вскоре вошли в зону ближнего боя: явственно слышна пулеметная стрельба. Время неотвратимо отсчитывает минуты, а у нас нет уверенности, что не сбились с пути. Выручила смекалка: подключаясь методом проб к связкам телефонных проводов, тянувшихся вдоль улицы, наткнулись на телефонную линию Яковца (помог код позывного). Высланный навстречу командир отделения разведки Васильев вывел на мост, который считался в наших руках, но сейчас находился под непрерывным обстрелом. Медлить было нельзя. Принимаем решение прорываться. Натужно гудят моторы тягачей, мы проскакиваем мост и сворачиваем в право за большое здание. И только тут выясняется, что второе орудие разбито, командир орудия и один номер расчета ранены.
Раннее утро 30 апреля. Я нахожусь на НП командира дивизиона, разместившегося на чердаке прибрежного дома. С реки Шпрее тянет легкий туман. Впереди простирается Королевская площадь, через которую, несмотря на туман и дым пожаров, просматривается большое здание с куполом, четырьмя башнями и колоннадой. Это Рейхстаг. На его крыше как оказалось впоследствии, немцы разместили орудия, в том числе зенитные. Это отсюда они вели обстрел наших частей и моста. Далее привожу свидетельства бывшего лейтенанта Котова, проживающего в Петербурге, с которым нахожусь в переписке. Вот выдержки из его письма.
«Здравствуй, боевой друг и товарищ Николай Алексеевич!
Ты просишь вспомнить подробности обстрела орудием Рейхстага. Что касается, подробностей, то время порядочно всё стерло из памяти, не обессудь уж, если не в полной мере удовлетворю тебя.

После того как проскочили мост Мольтке, нашли командира батальона Давыдова, его солдаты помогли нам оборудовать огневую позицию для установки орудия на прямую наводку. Помню, что вся площадь была изрыта траншеями, воронками. Были и канавы наполненные водой. Повсюду в многочисленных воронках и полуразрушенных траншеях укрылись наши пехотинцы, готовые к штурму Рейхстага. Помню, что с наступлением дня немцы усилили ружейно-пулеметный обстрел, так что пришлось расчету укрыться за щитом, а вот пехотинцам от свинцовой круговерти досталось сильно. Наступил решительный час. По команде комбата мы первыми открыли огонь прямой наводкой по главному входу Рейхстага. А вес нашего фугасного снаряда, ты помнишь, 32 килограмма. Пришлось израсходовать все снаряды, в том числе и второго орудия, так что ствол накаливаться до невозможности. Главный вход был разрушен, и по сигналу комбата Давыдова огонь был прекращен. Наша пехота бросилась на штурм. Там завязались рукопашные схватки… Бои продолжались всю ночь.

Днем 1 Мая мы увидели красное знамя над Рейхстагом. Немцы выходили из здания с поднятыми вверх руками и бросали оружие…Да, ты прав, что помнишь о представлении меня за тот бой к званию «Герой Советского Союза», но я был удостоен ордена Ленина, что считаю очень большой наградой. Весь остальной расчёт был также награждён орденами и медалями. Высылаю тебе фотографию расчёта гаубицы-пушки № 1804, той самой, которая произвела первый выстрел прямой наводкой по Рейхстагу в полдень 30 апреля 1945 года в начале артиллерийской подготовки. А сейчас эта пушка находится в артиллерийском музее города Ленинграда… На обратной стороне фотографии ты увидишь список имен расчёта.

Жизнь подходит к концу, и я горжусь, что наше орудие за № 1804, принадлежащее 7-й батарее 2-го дивизиона 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригаде, находится в упомянутом музее, куда меня иногда приглашают по праздникам. Спасибо за письмо. До свидания. Крепко тебя обнимаю.
Ваш бывший КОВ-7 батареи»
".

Александр Нефедович Котов упоминает две фамилии. По обоим есть документальные подтверждения. Командир 2-го дивизиона Андрей Никифорович Яковец, награждён орденом Ленина за выход к Берлину. Командир отделения разведчиков 2-го дивизиона старшина Васильев Иван Алексеевич (1914 года рождения, уроженец Зыряновского района Восточно-Казахстанской области). Ордена Красной Звезды в 1943 году и Славы III степени за подготовку и обучение отделения разведчиков.

152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей

152-мм гаубица обр.1909/1930 г., №1804. Короткий ствол орудия обуславливал невысокую дальность стрельбы

Гаубица снабжена панорамным нормализованным прицелом. На щите хорошо видны несколько вмятин и следы от пробоин

Изначально колёса деревянные, но с 1937 года часть гаубиц получила металлические колеса с резиновой грузошиной

В 1930 году гаубицы прошли модернизацию, в ходе которой увеличен объема зарядной каморы за счет расточки начала нарезов на 50 мм

Впрочем, есть ещё одно свидетельство, основанное на анализе киноматериала. Константин Иванович Карих вспоминает: "В 1975 году Ленинградский музей истории артиллерии пригласил на встречу ветеранов 86 тяжело-гаубичной бригады и продемонстрировал им документальный фильм « Штурм Рейхстага», в котором есть эпизод работы 152мм. орудия. В фильме хорошо был виден состав боевого расчета – наводчик у панорамы пушки, командир орудия, подающий команду, заряжающий и немного в стороне связист. Орудие стреляло по Рейхстагу. Ветеранов- артиллеристов заинтересовали эти кадры. Тем более, что орудия бригады так же участвовали в штурме Рейхстага.
...
Ветераны 86 гаубичной бригады начали поиски тех артиллеристов, которых засняли во время уличных боев в Берлине наши кинодокументалисты. Эти поиски увенчались успехом и вскоре стало известно , что на документальных кадрах в фильме засняты командир орудия – Хохряков Павел Степанович. На груди у него хорошо просматривается орден Красной Звезды, полученный им в боях за станцию Поныри. Заряжающим был Стома Макар Михайлович и наводчиком – Лямин Владимир Борисович. Таким образом, пушки- гаубицы 86 тяжело-гаубичной бригады не только выдержали натиск фашистской армии на Курской дуге, но и громили врага в его последнем очаге сопротивления – Рейхстаге. И очень символичным оказался тот факт, что командир орудия вступивший первым в бой на Курской дуге оказался тем же командиром, чье орудие первым стреляло по Рейхстагу. Это тяжелое орудие достойно представляет 86 бригаду в Ленинградском музее истории артиллерии
".
Источник: История одного экспоната - Поныровский музей Курской битвы

Для справки: Карих Константин Иванович родился в 1914 году, в селе Дубровское Иркутской области. В 1945 году - начальник штаба 1-го дивизиона 86 тгабр. Офицер представлен к ордену Красного Знамени за захват моста через Шпрее в 500 метрах от рейхсканцелярии. Лента, которую показывали ветеранам в 1975 году это скорее всего «Берлин» - советский документальный фильм. Сняли его в 1945 году режиссёры Юлий Райзман и Елизавета Свилова. Съёмочная группа двигалась к германской столице вместе с войсками 1-го Белорусского фронта. 30 апреля 1945 года оператору Ивану Панову удалось из окна четырехэтажного дома на левом берегу Шпрее запечатлеть последние минуты агонии бывшего парламента. Он же пробрался с бойцами в рейхстаг, где над куполом взвилось красное знамя. Фильм получил Большую Международную премию «За лучший полнометражный документальный фильм» МКФ в Канне . Режиссёры получили Сталинскую премию 1946 года. Если будете смотреть - 152-мм гаубица и её расчёт появляются в кадре на 40-ой минуте. Теперь о военнослужащих из 1-го дивизиона (дивизион Кирпикова) 86 тгабр, которых опознали ветераны 86 тгабр:
Командир орудия старшина Хохряков Павел Степанович родился в 1908 году в селе Белокаменка, Семипалатинской области, Казахской ССР. В марте 1945 года награждён орденом Славы III степени.

Наводчик сержант Лямин Владимир Борисович родился в 1921 году в деревни деревне Исаково Московской области. Орден Славы III степени за меткий огонь в условиях сложной видимости на предельной дальности прямой наводки 24 февраля 1945 года по узлам сопротивления в немецком городе Пиритц (Pyritz). Из 36 выстрелов - 32 прямых попадания. Разрушена крепостная башня и дом, превращённый в опорный пункт. Кстати, город Пиритц известен серией фотографий 1945 года на которых члены гитлерюгенд, фольксштурма и военные творчески позируют изображая процесс планирования обороны.
За участие в штурме Берлина сержант Лямин награждён орденом Красного Знамени. Описание подвига ещё раз доказывает, что не только орудие 2-го дивизиона (мл.лейтенанта Котова) 86 тгабр било по рейхстагу. Читаем наградной лист В.Б. Лямина: "Особенно отличился в боях за Берлин в районе рейхстага с 28-го Апреля 1945 года по 2.05.1945 года его орудие шло в боевых порядках 525 Стрелкого Полка 171 Стрелковой дивизии, ведя огонь прямой наводкой по огневым средствам противниика в зданиях города. Приходилось под интенсивным огнем противника двигать орудие от здания к зданию расчищая огнем пехоте путь. Наводчик Лямин точно, быстро открывал огонь, его орудие прикрывало форсирование р.Шпрее, штурм рейхстага и водружение Знамя над зданием рейхстага, уничтожив 4 узла сопротивления, 3 пулемета и до 2-х взводов солдат противника. Когда 1.5.45 года противник перешол в контратаку в районе рейхстага т.Лямин будучи ранен остался в строю ведя огонь прямой наводкой с дистанции 150-200 метров, по противнику. Контратака была отбита, подразделения 525 Стрелкового Полка 171 Стрелковой дивизии закрепились в районе рейхстага."

Заряжающий красноармеец Стома Макар Михайлович - 1911 года рождения, уроженец деревни Семково, Гродненской области Белорусской ССР. Награждён медалью «За взятие Берлина».

152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей 152-мм гаубица обр.1909/1930 г., Артиллерийский музей

Противооткатные устройства собраны в салазки под стволом и откатывались вместе с ним. Устаревшая конструкция однобрусного лафета, сильно ограничивала углы наводки (особенно горизонтальной).

Гаубица оснащалась затвором поршневого типа (открывание и закрывание затвора производилось поворотом рукоятки в один приём)

Снаряды к 152-мм гаубице обр.1909/1930 г.

Гильза к 152-мм гаубице обр.1909/1930 г.

Таким образом, мы наблюдаем соперничество между дивизионами 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады за право первого выстрела по рейхстагу. 1-ый дивизион упирает на расчёт старшины Хохрякова, 2-ой дивизион приводит доводы в пользу первенства расчёта мл.лейтенанта Котова. Впрочем, есть документы и по 4-ому дивизиону, например, командир огневого взвода 14-й батареи лейтенант Никулин Владимир награждён орденом Красного Знамени за сражение у рейхстага. Насколько существенно соревнование за право быть первым, судить не нам, тем более что части 79-го стрелкового корпуса поддерживало множество артиллерийских частей. В штурме рейхстага участвовали: 86-я, 104-я и 124-я гаубичные бригады, 40-я истребительно-противотанковая бригада, 136-я пушечная бригада, два полка самоходной артиллерии (351-й и 1203-й). Все они выделили добровольцев для атаки рейхстага в пешем строю и корректировки огня своих бригад. Так ли уж важно, чей снаряд первым долетел до стен рейхстага?

Ну и раз уж зашла речь о штурме рейхстаге, то никак нельзя обойти группу командира взвода топографической службы 86 тгабр капитана Агеенко. Штаб 79-го стрелкового корпуса генерала С.Н. Перевёрткина организовал две штурмовые группы. Командованием доверили майору Михаилу Михайловичу Бондарю и капитану Владимиру Николаевичу Макову. Каждая группа состояла из 20 опытных разведчиков и отделения связи, в том числе двух радистов с радиостанциями. Им доверили почётную задачу – установить красные флаги изготовленные в политотделе корпуса. В состав группы капитана В.Н. Макова вошли четыре артиллериста 86-й гаубичной бригады: капитан Агеенко, командир отделения топоразведчиков сержант Байдемир Япаров, сержант Ямалтдинов и рядовой Копылов. Я отыскал наградные листы только на двух военнослужащих:

"Капитан Агеенко в боях за Социалистическую Родину неоднократно отличался проявлением мужества и геройства. Особенно отличился 30.04.45 года при выполнении боевого задания Командования 79-го стрелкового корпуса — водрузить Красное знамя над зданием Рейхстага.
Выполняя поставленную задачу с группой в 4 человека, тов. Агеенко прорвался к зданию Рейхстага и первым в 13 часов 20 минут 30 апреля 1945 года водрузил Красный флаг над зданием с надписью 86 - (86-я тяжелая гаубичная артиллерийская краснознаменная бригада).
Своим подвигом тов. Агеенко воодушевил передовой батальон 150-й стрелковой дивизии решительным штурмом в 13.40 овладеть районом и зданием рейхстага. При выполнении задания тов. Агеенко и красноармеец топографической службы тов. Копылов были тяжело ранены. За личное геройство, водружение в числе первых Красного флага над зданием рейхстага Капитан Агеенко достоин правительственной награды ордена «Александр Невский».
Командир 86 ТГАКБ полковник Сазонов. 3 мая 1945 года
"

Вычислитель взвода топографической службы красноармеец Георгий Романович Копылов (1919 года рождения, уроженец села Куреть, Ольхонского района, Иркутской области) за водружениие штурмового флага бригады над рейхстагом награждён орденом Красного Знамени. Описание подвига: "Тов.Копылов выполняя приказ командования 79 Стрелкогов Корпуса 30.04.45 года - водрузить Красное знамя над зданием рейхстага, проявил исключительное мужество и геройство. В составе группы храбрецов пробил себе путь к рейхстагу несмотря на жесткий огонь противника, Красное знамя с надписью 86, что означает - 86 ТГАКБр водрузил над рейхстагом.
Передовой батальон 150 Стрелковой дивизии воодушевленный подвигом героев, водрузивших - Красное знамя пошел на решительный штурм рейхстага и его района, что и было взято нашей пехотой к 13.40 30.04.45 года. Тов Копылов при выполнении этой задачи, был тяжело ранен. Проявленное им геройство послужило примером для решительного наступления на рейхстаг."

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079

На музейной табличке стоящей у ЗИС-3 — фотография командира орудия. Иван Михайлович Малмыгин родился 12 февраля 1917 года в деревне Кармаково Свердловской области, а с 1933 года проживал в поселке Кез Удмуртской АССР. Образование имел всего 4 класса, по гражданской специальности тракторист. В РККА с 1939 года. Великую Отечественную войну И.М. Малмыгин встретил на Дальнем Востоке. На фронте с 15.02.43-20.04.1943 (Северо-Западный фронт), затем с 20.08.43 года (2-й —3-й Украинский фронт). Воевал в составе 7-й батареи 3-го дивизиона 6-й гвардейского воздушно-десантного артиллерийского полка 5-й гвардейской воздушно-десантной ордена Суворова Звенигородской дивизии. Артиллерист участвовал в освобождении Молдавии, Румынии, Югославии и Венгрии. За годы войны получил два ранения и контузию. День Победы встретил в районе австрийского города Амштеттен. 24 июня 1945 года в составе сводного полка 3-го Украинского фронта участвовал в параде Победы на Красной площади. 19 жителей Удмуртии участвовали в этом параде, и один из них — гвардии старшина И.М. Малмыгин. Фотографию сделаннкрасноармец ую накануне парада можно видеть на сайте Бессмертный полк.
После войны Иван Михайлович работал шофером «Скорой помощи». Ветеран скончался в 2001 году. Память о нём увековечена в сборнике очерков удмуртского журналиста Б. Добрынина «Солдаты» (издан в Ижевске в 1976 году) и в книге В.М.Латышев, Ф.Н.Чарупы «Пятая гвардейская Звенигородская» под редакцией председателя Совета ветеранов 5 гв. вдд М.И. Борисова (издана в Москве, 1991 год). Правительственные награды героя:

Орден Отечественной войны II степени. Описание подвига: "В боях за дер. Екатериновка 27.01.1944 года и за Самгородок 2.02.1944 года, находясь на прямой наводке непосредственно в боевых порядках пехоты подбил немецкий танк типа Тигр, ДВЕ немецкие пушки, ОДИН тягач, уничтожил ОДИН станковый пулемет и 10 солдат противника.
Командир полка подполковник Живуцкий. 13 февраля 1944 года"

Орден Славы III степени. Описание подвига: "При прорыве сильно-укрепленной обороны противника в направлении станции Пырлица 22.08.1944 года, находясь на прямой наводке, под сильным артминометным огнем противника, благодаря правильному и точному ведению огня было уничтожено 2 пулемета и до взвода солдат противника, подавлен огонь минбатареи.
25.08.1944 года в районе д.Селешты немцы оказали сопротивление огнем 4-х зенитных пулементов и 2-х орудий с прямой наводки Тов.Малмыгин об'ездным путем , в трудных условиях на сильно пересеченной местности , под огнем, выкатил свое орудие на прямую наводку и умелым ведением огня уничтожил один зенитный пулемет и подавил огонь 3-х пулеметов и 2-х 75мм орудий, что дало возможность нашей пехоте продвигаться вперед.
Командир полка подполковник Петров. 3.10.1944 года"

Орден Отечественной войны II степени. Описание подвига: "В бою при прорыве укрепленной обороны в районе города Секешфервар, в момент артподготовки, находясь на прямой наводке со своим орудием тов. Малмыгин умелым ведением огня уничтожил 2 пулемета противника, При продвижении наших подразделений вперед тов.Малмыгин, сопровождая поддерживаемую роту, огнем и колесами, встретился с группой танков, пытавшихся задержать наши части и вступил с ними в бой. Примером мужества и стойкости воодушевил свой расчет на борьбу с танками врага и, благодаря отличного знания своего дела и хладнокровия, несколькими выстрелами расчет тов.Малмыгина поджег танк типа "Тигр", и заставил прямыми выстрелами 3 танка отойти назад, что дало возможность нашим подразделениям занять окраину города Секешфехевар.
Командир полка подполковник Петров. 27.12.1944 года"

Орден Отечественной войны I степени. Описание подвига: "7.1.1945 года при контрнаступлении противника в районе х. Алшо, находился со своим орудием на закрытой ОП, когда танки подошли вплотную, невзирая на создавшуюся трудную обстановку, открыл огонь по наступающей пехоте противника и уничтожил три станковых пулемета с прислугой и до взвода солдат.
8.1.1945 гола в районе высоты 171 противник возобновил контр наступление, будучи на прямой наводке тов.Малмыгин подбил танк Т-6, а 4 танка заставил отойти.
Командир 6-Гв.ВДАЯП полка подполковник Петров. 16.1.1945 года"

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079

Затвор вертикальный клиновой, полуавтоматический, спуск - рычажный

Нижний откидной щит и боевая ось с подрессориванием

Рукоятки подъёмного и поворотного механизмов размещены слева от ствола, что существенно облегчало работу наводчика при стрельбе по движущимся целям

Относительно номеров расчёта, которым командовал Иван Михайлович Мамлыгин информации немного. Текст на старой табличке, установленной у пушки гласил: «В боях на Курской дуге, при форсировании Днепра, в Корсунь-Шевченковской и Яссо-Кишиневской операциях, при ликвидации Будапештской группировки фашистов, в ожесточенных схватках с эсэсовскими дивизиями «Великая Германия», «Мертвая голова», «Адольф Гитлер», «Викинг» воины-артиллеристы расчета этого орудия: И. Малмыгин, В. Шумаков, М. Балыкин, В. Посысоев продемонстрировали безграничную любовь к Родине, верность военной присяге, жгучую ненависть к врагу…». В одном из очерков перечислен другой состав: наводчик Григорий Силкин, помощник наводчика Михаил Шарапов, орудийные номера Василий Павлов и Марк Балыкин. Самый простой метод сверки - выявить совпадения боевых эпизодов в наградных листах военнослужащего и в документах командира расчёта. Пойдём по персоналиям, по порядку.

"В.Шумаков" — никак не мог быть орудийным номером. Это командир отделения разведки гвардии старшина Василий Константинович Шумаков (1919 г.р., уроженец села Алябьево Матвеевского района Чкаловской [Оренбургской] области, в РККА с 1939 года).
22.08.1944 - орден Славы III степени за корректировку огня батареи.
25.12.1944 - орден Отечественной войны II степени за бои в Секешфехервар.
26.01.1945 - орден Отечественной войны II степени за корректировку огня и отбитую контратаку 24 танков западнее с.Патка.
09.04.1945 - орден Красной Звезды за корректировку огня в бою за пригород Вены - Зиммеринг.

Фамилия "Балыкин" присутствует в обоих списках. Имеется в виду красноармеец Марк Иванович Балыкин (1922 г.р., уроженец Горьковской области). В феврале 1945 года награждён медалью «За отвагу». Цитата из приказа о награждении: "Заряжающего 7 батареи гвардии рядового Балыкина Марка Ивановича, за то, что в бою при отражении атаки противника 26.1.1945 года в районе западнее Баклаш 1,5 км. Находясь на прямой наводке в составе орудийного расчета, под сильным танковым и пулеметным обстрелом, благодаря умелым и решительным действиям во время ведения огня способствовал сожжению танка "ТИГР" противника."
Номер батареи совпадает, Балыкин вполне мог быть заряжающим в расчёте Мамлыгина. Однако смущает, что командир орудия не был отмечен за бой 26 января 1945 года и сожжённый немецкий тяжёлый танк.

"В. Посысоев" это ещё один оренбуржец Василий Константинович Посысоев (1912 г.р., уроженец села Пономаревка, Пономаревского района, Чкаловской [Оренбургской] области). В РККА с 1942 года. Награждён медалью «За отвагу». Военная специальность Посысоева - шофёр 7-й батареи. Правительственную награду он получил за бои 28.06.1944, когда наши войска прорывали оборону у села Ольховец. Василий Константинович доставлял боеприпасы к орудиям прямой наводки в условиях бездорожья и весенней распутицы под сильным артиллерийско-миномётным огнём. Соответственно, этот красноармеец не входил в расчёт выставленной в музее пушки ЗИС-3 №1079.

Гвардии ефрейтор Григорий Александрович Силкин (1916 г.р., уроженец села Нижняя Тавда Тюменской области) обозначен как наводчик расчёта Мамлыгина. Посмотрим, совпадают ли боевые эпизоды в его наградных листах и в документах командира расчёта. Орден Отечественной войны II степени: "В наступательном бою за дер. Макеевка 1.02.1944 года находясь на прямой наводке непосредственно в боевых порядках пехоты, сопровождая ее огнем и колесами, подбил фашистский танк типа Тигр, ДВЕ пушки и уничтожил 40 фашистов, чем обеспечил успешное продвижение нашей пехоты. Командир полка подполковник Живуцкий. 13 февраля 1944 года"
В январе-феврале 1944 года 5-я гвардейская воздушно-десантная дивизия принимала участие в боях по уничтожению Корсунь-Шевченковской группировки. Самгородок (49°2'20"N 31°42'10"E) в наградном Мамлыгина и Макеевка (49°0'26"N 31°39'51"E) из наградного Силкина расположены рядом, это соседние населенные пункты в Смелянском районе Черкасской области. Но вот даты расходятся.

К сожалению, второй наградной лист Силкина также не добавляет ясности. Медаль «За отвагу». Описание подвига: "Наводчика 1-го орудия 7-й батареи гвардии мл. сержанта Силкина Григория Александровича, 30.08.1944 года в бою по уничтожению Кишиневской группировки немцев в районе д.Руши, находясь со своим орудием на прямой наводке, благодаря точности стрельбы уничтожил 2 пулемета и до взвода солдат противника, чем способствовал в быстрейшем уничтожении этой группировки".
Мог ли наводчик быть награждён отдельно от командира орудия - не могу сказать со всей определенностью. Соответственно, нельзя уверенно сказать что он воевал в расчёте дивизионной пушки №1079, выставленной сейчас в музее.

Следующим в списке идёт помощник наводчика Шарапов. Это опять-таки оренбуржец гвардии рядовой Михаил Константинович Шарапов, 1913 года рождения, из села Софиевка, Пономаревского района, Чкаловской [Оренбургской] области. Только в наградном листе его должность указана: наводчик. Орден Отечественной войны II степени Михаил Константинович получил за то что: "В боях при прорыве сильно укрепленной обороны противника в р-не г.Секешфехервар 21.12.1944 года, находясь на прямой наводке, невзирая на опасности для жизни, под огнем противника подавил огонь 2-х 75мм орудий, стоявших на прямой наводке, 1 станковый пулемет. 22.12.1944 года при отражении контратаки в р-не жел.дор.насыпи перед г.Секешфехервар на взирая на опасность для жизни подпустил танк на близкое расстояние и точной стрельбой подбил немецкий танк "ТИГР"при этом уничтожил до взвода немецких солдат."
А вот тут очень близко с наградным листом Мамлыгина - совпадают даты, калибр и количество подавленных немецких орудий, а также подбитый "Тигр". Вполне возможно, что Шарапов воевал в расчёте Зис-3 №1079.

Последним из кандидатов числится гвардии рядовой Павлов Василий Григорьевич (1912 г.р., уроженец Новосибирской области, но призван Илекским РВК Чкаловской [Оренбургской] области). Он награждён орденом Славы III степени за бой 26.1.1945 у села Патка. В описании подвига указано что орудийный номер 7-й батареи работал заряжающим у орудия Криволапова. Таким образом, врядли он мог быть в составе расчёта Мамлыгина.

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №11512

Табличка возле 76-миллиметровой пушки ЗИС-3 №11512 сообщает, что из этого орудия расчёт старшего сержанта Сазонова 19 августа 1944 года уничтожил 8 танков, а затем в рукопашной схватке уничтожил 10 солдат противника и 8 взял в плен. Так уже случилось, что в моём детстве воспоминания Николая Михайловича Хлебникова были одной из книг в скромной библиотеке того дома, в котором я проводил летние каникулы. Соответственно, я прочёл их несколько раз, благо что не знал, как трудны мемуары для чтения лицами младшего школьного возраста. Таким образом, шауляйский эпизод с отражением гитлеровской контратаки я помню с детства. Надо сказать, что он произвёл на меня сильное впечатление. Воображение рисовало что-то вроде бондаревского "Горячего снега", только в августе 44-го. Жаль, но я не знал, что сержант Николай Архипович Сазонов проживает в одном городе со мной - в Чапаевске. Впрочем, первоклассник навряд ли встретился бы с ветераном, разве что на школьном мероприятии.

Прошло 40 лет с момента моего переезда из Чапаевска и примерно столько же с момента прочтения воспоминаний Н.М. Хлебникова. Полагаю, самое время для возвращения к теме обороны Шауляя. :) В общих чертах, исторический контекст таков. На втором этапе операции «Багратион» Ставка Верховного Главнокомандования намеревалась отрезать группу армий «Север». Это удалось сделать к 30 июля, когда передовые части 3-го гвардейского мехкорпуса в районе города Тукумс перерезали последнюю железную дорогу между Восточной Пруссией и Прибалтикой. Теперь основной задачей 1-го Прибалтийского фронта под командованием И.Х. Баграмяна стало удержание достигнутого. Противник же настойчиво стремился восстановить сухопутное сообщение между группами армий. Против 51-й и 2-й гвардейской армий противник сосредоточил несколько пехотных, шесть танковых и моторизованную дивизию, в которых имелось около 800 танков и штурмовых орудий. Перед ними стояла задача разгромить советские войска и освободить основные автомобильные и железнодорожные коммуникации, связывавшие группы армий «Центр» и «Север». С этой целью в августе 1944 года немецкие войска провели серию последовательных контрударов в районах городов Биржай, Расейняй, западнее Шяуляя, с запада и востока на Тукумс.

В отражении немецкого контрудара под Шауляем участвовал 712 иптап 17 оиптабр РГК. Расчётом одной из пушек ЗИС-3 командовал старший сержант Николай Сазонов. Вот как описаны события 19 августа 1944 года, т.е. первого дня отражения немецкого контрудара в вышеупомянутых мемуарах: "Еще до начала Шяуляйского сражения, для того чтобы при возможных осложнениях боевой обстановки гибко управлять артиллерией, в полосе 2-й гвардейской армии было создано несколько запасных артиллерийских пунктов управления. Эта инициатива командующего артиллерией армии генерала И. С. Стрельбицкого полностью себя оправдала.
Один из таких пунктов находился на высоте 135,1. День, когда этот запасной пункт стал в силу сложившихся обстоятельств основным на данном участке, хорошо мне запомнился. Утром мы с маршалом артиллерии М. Н. Чистяковым (он был в оперативной группе представителя Ставки Маршала Советского Союза А. М. Василевского) находились в Шяуляе, в штабе артиллерии 2-й гвардейской армии. Вдруг тревожный звонок: танки противника прорвали фронт, движутся на Шяуляй в направлении высоты 135,1. Немедленно выезжаем туда, предварительно отдав соответствующие распоряжения о переброске артиллерии к участку прорыва.
Высота 135,1 господствует над местностью. Видно далеко. Там, за холмами и перелесками, слышен сильный бой — грохот орудий и рвущихся снарядов. Стучат пулеметы, тянется дым от горящих танков. Значит, наша пехота еще держится в отдельных опорных пунктах. Но другие группы пехотинцев — их видно простым глазом — уже отходят правее и левее высоты. А в небе ревут авиационные моторы, стучат пулеметы — идет воздушный бой.
Близ высоты — шоссейная дорога на Шяуляй. У дороги, на картофельном поле, занимает огневые позиции батарея 712-го истребительно-противотанкового полка недоговоровской бригады. Батарея только что прибыла, и расчеты спешно окапывают и маскируют орудия. Эта батарея — пока все, что мы имеем здесь, чтобы закрыть танкам путь на Шяуляй. По радио и телефону связываюсь с командирами ближайших артиллерийских частей, ставлю задачи, указываю маршруты выдвижения к участку прорыва. Теперь все зависит от того, как скоро сможем мы создать здесь надежный противотанковый щит. Вдруг Михаил Николаевич Чистяков — он наблюдает за боем в бинокль — говорит вполголоса: «Танки!».
И в памяти моей воскресает на какой-то миг сорок первый год, безвестная высота под деревней Пески. Тогда тоже был август, мы с Чистяковым тоже собирали в кулак артиллерию, чтобы встретить прорвавшиеся фашистские танки. Впрочем, выражение «в кулак» — слишком громкое для тех трех-четырех батарей, которые мы могли тогда противопоставить бронированной лавине. Да, это было — неравная, жестокая борьба. Было и прошло. Навсегда. Потому что если сейчас у нас под руками лишь одна батарея, то через час их здесь будет уже десять. И они все равно обрубят танковые клешни, как бы далеко те ни протянулись.
Фашистские танки, девять машин, выскочив из перелеска, сразу же открыли сильный огонь по батарее 712-го иптап. Артиллеристы ответили, подожгли два танка. Однако и батарея понесла большие потери — главным образом потому, что нехватка времени не позволила как следует замаскировать огневые позиции. Мы видели, как завалилась на бок одна пушка и отлетело прочь ее отбитое взрывом колесо. Ствол второй пушки откатился назад, да так и остался — видимо, пробит накатник. Вскоре замолчала и третья пушка. А четвертая, стоявшая дальше других от шоссе, вообще не сделала ни единого выстрела. В отличие от трех первых она была хорошо замаскирована, и возле нее снаряды фашистских танков не рвались.
Подавив огонь батареи, танки выскочили на шоссе, рванулись на полной скорости к Шяуляю. И здесь я стал свидетелем единственной в своем роде картины — другой такой не видел за всю войну. Четвертое, до сих пор молчавшее орудие этой батареи вдруг ожило. Выстрел — и передний танк вспыхнул! Выстрел — вспыхнул второй!
Пушка стояла перпендикулярно шоссе и била вражеские танки с борта. В считанные минуты все семь танков были подбиты. Некоторые из них, правда, успели произвести по два-три прицельных выстрела, снаряды рвались возле пушки, но она продолжала вести огонь. Когда последний танк застыл на шоссе, над щитом противотанкового орудия показалась голова в пилотке. Боец выпрямился и, положив руки на щит, долго смотрел на горящие бронированные махины с черно-белыми крестами на броне.
Прорыв противника был ликвидирован, линия фронта восстановлена подошедшими резервами. Тогда я и познакомился ближе с героем этого боя — старшим сержантом Сазоновым, коренастым крепышом с истинно бойцовским характером. Оказалось, что весь орудийный расчет в борьбе с танками погиб и последние две машины Сазонов подбил в одиночку, работая у пушки и за заряжающего, и за наводчика.
За доблесть, проявленную в боях на шяуляйском направлении, старший сержант Н. А. Сазонов был удостоен звания Героя Советского Союза. Ныне он живет и трудится в городе Чапаевск, а его 76-мм пушка № 11512 (ЗИС-3), прошедшая по дорогам войны свыше 2200 километров, является экспонатом артиллерийского музея в Ленинграде. Заслуженная пушка — 10 уничтоженных танков и 16 пулеметов на ее боевом счету.
"
Источник: Хлебников Н. М., "Под грохот сотен батарей"

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей 76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №1079, Артиллерийский музей

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3 обр.1942 г., №11512 - Сазонова

Теперь ознакомимся с наградным листом на старшего сержанта Н.А. Сазонова с представлением его к званию Героя Советского Союза. "В боях за нашу Родину 19 августа 1944 года западнее г.Шауляй /Шавли/ старший сержант Сазонов Николай Архипович, командуя орудием проявил исключительное мужество и героизм. До батальона немцев двигалось на орудие т. Сазонова, которое стояло на фланге полка; хладнокровно подпустил их отважный командир орудия на расстояние 150-200 метров и расстреливал в упор. Более 100 немцев погибло от метких выстрелов его орудия. Тогда немцы обошли орудие и на позиции завязалась рукопашная схватка. В коротком ожесточённом бою т. Сазонов лично истребил 15 немцев.
Противник откатился и повел атаку на соседнее орудие, где завязался также ближний бой. Тогда т. Сазонов с группой своих бойцов бросился на выручку соседнего орудия и истребил лично до 10 солдат противника.
Через некоторое время немцы возобновили свои атаки. Теперь на орудие т. Сазонова двигалось 5 танков и 10 бронетранспортёров. Т. Сазонов первыми же выстрелами сжёг головной танк и три бронетранспортёра. Ещё восемь раз ходил противник в атаку, но бойцы старшего сержанта Сазонова с рубежа не отошли. Перед орудием т. Сазонова противник оставил больше 200 трупов своих солдат и офицеров.
За мужество и героизм в боях на подступах к г.Шауляй старший сержант Сазонов достоин присвоения звания Герой Советского Союза с вручение ордена Ленина и медали Золотая Звезда.
Командир 712 иптап подполковник Мельников. 29.08.1944
".
Утвердил документ 15 октября 1944 года уже знакомый нам генерал-полковник артиллерии Хлебников. Обратите внимание - автор наградного листа, написанного "по горячим следам", упоминает один подбитый танк, а упирает на борьбу старшего сержанта Сазонова и его бойцов со вражеской пехотой. Впрочем, какая разница - один танк или восемь на боевом счету отважного сержанта? Об этом не нам судить. Однако разбирая этот боевой эпизод невольно начинаешь сам себе задавать вопросы.

1. Почему немецкие танки не смогли раздавить досаждавшую им батарею?

Ответ на первый вопрос можно отыскать на карте местности. Высота с отметкой 135,1 действительно господствует над шоссейной дорогой, что приходит в Шауляй с запада. Между КП и дорогой - небольшое поле, на котором, как описывает Хлебников, срочно окапывались артиллеристы. Таким образом, в тылу огневой позиции - высота, на которой находился КП старшего артиллерийского начальника. С запада от этого поля - заболоченная местность. С востока - ручей и овраги. По противоположной стороне шоссе - отдельно стоящие дома, сады и заболоченные участки. Таким образом, танки противника могли двигаться только по шоссе. Впрочем, это не исключает обхода позиции немецкими пехотинцами, но об этом позже.

2. Почему ИПТАПовцы оказались без пехотного прикрытия и как смогли отбиться от пехоты противника, которая всё-таки обошла огневую позицию?

Ответ на второй вопрос кроется в организации противотанковой обороны в Красной Армии: "— Если нас «выбрасывали» на танкоопасное направление в составе полка, то командир полка сам выбирал места расположения батарей. Все батареи, кроме одной, выдвигались на прямую наводку, часто впереди пехотных позиций. Одна батарея оставалась в резерве на закрытой позиции. Эффективно мы могли поражать танки только с дистанции 500 метров. Две батареи на флангах были развернуты орудиями так, чтобы поражать бортовую броню немецких танков. Но, как правило, полк «дробили», и каждая батарея действовала самостоятельно.
Ночью прибывали на указанный нам участок обороны, я выбирал огневые позиции для каждой пушки, рыли окопы, щели, ровики, ниши для снарядов, оборудовали запасные позиции, протягивали связь, маскировались. Для солдат это был тяжелейший труд. Зимой до седьмого пота долбили мерзлую землю, весной и осенью — пытались оборудовать позиции среди липкой грязи и глины. Копание в земле — одно из самых ненавистных воспоминаний любого артиллериста. Ложных позиций на батарее мы не делали, это было принято в тактике ведения боя только в составе полка. К рассвету батарея уже была зарыта в землю, машины уходили в тыл, ну а нас ждал жестокий бой, не на жизнь, а на смерть. В некоторых полках было принято оставлять на огневой позиции только по три человека из расчета: командир, наводчик и заряжающий, остальные в это время ждали в траншее, когда надо будет заменить выбывших из строя товарищей. Это делалось, чтобы избежать лишних потерь, но, по моему мнению, толку от подобной методики было мало. На открытой огневой позиции спасения нет нигде, ни в траншее или окопе, ни возле орудия.
У нас в 640-м полку была традиция, что, например, комсорг и замполит полка, а также большинство штабных во время боя приходили в батареи, подносили снаряды и заменяли раненых и убитых в расчетах, залегали с пулеметами впереди пушек. Хорошо это или плохо — не мне судить, но это был акт самопожертвования и характеризовал боевой порыв «иптаповцев». На НП полка оставались всего несколько человек, по-настоящему необходимых для организации боя и координации взаимодействия батарей. Пушки расставлялись на расстоянии 30–50 метров друг от друга, чтобы можно было подавать команду голосом и также обеспечить плотный заградительный огонь на определенном участке. Четвертое фланговое орудие ставилось в метрах 300-х от основных позиций батареи. От каждого орудия был протянут телефонный кабель, и к каждому расчету прикреплялся телефонист с полевым аппаратом.
Снарядные ящики располагались в следующем порядке: близко к орудию слева — бронебойные, справа — подкалиберные, а шрапнельные, ОФ метрах в двадцати позади от пушки, их подтаскивали поближе по мере необходимости. Все снаряды были заранее очищены от остатков заводской смазки. Орудия наши даже зимой никто не перекрашивал, например в белый цвет. Перед орудиями занимали оборону мои разведчики с пулеметами, на «местную» пехоту мы, к сожалению, не особо надеялись. В запасе на каждой батарее были противопехотные и противотанковые мины. Если перед нами не было пехотных позиций, то эти мины разведчики за ночь выставляли перед каждым орудием. Если надо было сменить позицию — пушки перекатывали на руках, на поле боя «студер» не загонишь
".
Источник: Драбкин А., «Я дрался с Панцерваффе»

Вот что пишет по этому вопросу генерал-лейтенант артиллерии Василий Степанович Петров в своей книге «Прошлое с нами». Отмечу, что автор - единственный дважды Герой Советского Союза, офицер лишившийся в бою обеих рук, но сумевший вернуться к командованию ИПТАП. "Сейчас никто не вспоминает о том, что пехота — и не только пехота — оборонялась в тылу ИПТАПовских батарей, оборонялась, пока орудия ведут огонь. Ее не могли убедить никакие доводы выдвинуться вперед для прикрытия флангов огневых позиций. И как только противник начинал продвижение, пехота не ожидала, когда ИПТАПовские батареи приведут себя в походное положение. Карабин под мышку и по одному, по два россыпью, короткими перебежками, дальше в тыл на следующий оборонительный рубеж".

Эту оценку подтверждают многочисленные документальные свидетельства. Приведу типичное описание действий ИТПАПовцев из наградного листа телефониста 712-го иптап (погиб 19.08.1944 под Шауляем): "Ефрейтор Глазов в бою 24.07.44 года у м. Скопишкис Литовской ССР действуя вместе с расчетами под огнем противника подносил снаряды к орудию. До взвода пехоты противника подошло в плотную к орудию. Тов. Глазов, выдвинувшись с автоматом на 20 м. вперед от огневой позиции, стал расстреливать пехоту противника. И истребил при этом до 10 солдат противника. Этим обеспечил работу орудия ведущего стрельбу по танкам противника. Расчетом в этом бою подбит танк, истреблено до 40 солдат и офицеров противника".

3. Как старший сержант смог лично истребить 25 пехотинцев?

Что же касается третьего вопроса, то читая наградной лист Сазонова сложно представить, что два расчёта уложили из стрелкового оружия уйму немецких пехотинцев. Николай Архипович Сазонов явно не в одиночку отбивался от немцев. Позволю себе поделиться своими предположениями.

А) Хлебников упоминает что справа и слева от высоты отступали группы наших пехотинцев. Из текста неясно - смогли ли командиры задержать бегущих солдат для организации прикрытия КП и позиции батареи.

Б) Вспомните слова генерала Хлебникова: "сейчас у нас под руками лишь одна батарея, то через час их здесь будет уже десять". Следовательно, можно предположить, что находившиеся на КП артиллерийские начальники задействовали ближайшие артиллерийские части для отражения немецких атак. Скорее всего, их огонь и вывел из строя часть танков, позже записанных на боевой счёт орудия Сазонова. К сожалению, мне пока не удалось отыскать журнал боевых действий или иные документы 712-го иптап за период Шауляйской операции. Без них же достоверно восстановить ход боя сложно.

В) Частично прояснить расстановку сил на поле боя нам поможет наградной лист командира батареи 721 иптап старшего лейтенанта Махмета Каирбаева. "Т. Каирбаев получил приказ с пятнадцатью бойцами оказать помощь одной из батарей полка, которая вела бой в окружении. Выполняя приказ, т. Каирбаев встретился с превосходящими силами противника - до 100 немцев атаковали горсточку храбрецов. В коротком бою наши бойцы уничтожили до 70 солдат противника, лично т. Каирбаев застрелил до 20 немцев.
Когда старший лейтенант Каирбаев прибыл на батарею, личный состав её вел бой с тридцатью танками противника, которые действовали совместно с пехотой при поддержке артиллерии. Весь офицерский состав батареи был выведен из строя. Т. Каирбаев решительно принял на себя командование батареей и организовал отражение семи контратак противника. Когда два орудия были выведены из строя, т. Каирбаев огнем оставшегося орудия сжег три танка противника, а затем вступил в рукопашную схватку с немецкой пехотой, которая просочилась на батарею. В ожесточенной схватке бойцы, возглавляемые бесстрашным офицером, уничтожили до батальона гитлеровцев.
".
Таким образом, к уцелевшим бойцам батареи в которой воевал Сазонов, совершенно точно пришло подкрепление с ближайшей батареи 721 иптап. Следовательно, с советской стороны в бою участвовала отнюдь не пара расчётов. Опять-таки нельзя исключать приписок при оценке количества убитых немцев.

4. Каким образом, отражая тяжелейшей немецкий контрудар, 17-я иптабр понесла столь небольшие потери?

Напомню, что по словам генерала Хлебникова, противник почти сразу вывел из строя три орудия батареи. Найденные наградные листы не подтверждают послевоенное описание боевого эпизода, но в некоторых моментах память не подвела генерала. Действительно, судя по записям в ОБД "Подвиг народа", 19.08.1944 года в 712 иптап погибло три командира орудий: старший сержант Яков Василенко, старший сержант Мурат Мурзаев, командир орудия 2-й батареи старшина Константин Гаев. Последние два числятся пропавшими без вести, равно как и их наводчики и несколько орудийных номеров. Так было принято в некоторых ИПТАП: у орудия только три человека: командир, наводчик и заряжающий. Остальные номера поблизости - укрыты в окопах.
К награде посмертно представлен только Василенко Яков Егорович, что позволяет установить обстоятельства его последнего боя, хотя и изложены они крайне скупо: "Ст.сержант Василенко, в бою 19.08.44 года, в р-не дер.Швендрис Шауляйского уезда Литовской ССР., под сильно ружейно-пулеметным огнем противника, занял огневую противотанковую позицию и открыл огонь по пехоте и танкам противника. В результате чего подбил 1 танк и 1 автомашину с пехотой противника. Отразил контратаку немцев, чем обеспечил успех выполнения задачи полка. За мужество и отвагу, проявленные в бою тов. Василенко, достоин правительственной награды ордена "Отечественной войны 1 ст." посмертно".
Полагаю, старший сержант Василенко командовал расчётом одной из пушек, спешно развернутых на картофельном поле перед высотой 135,1. Судя по тексту наградного листа, Василенко погиб в начале боя, после первой атаки немцев.

Как это ни странно, но в базах "Подвиг народа" и "ОБД Мемориал" нет ни одного офицера 712-го иптап, павших в августе 1944 года. Что же касается сержантского и рядового состава, то тут и вовсе поразительная картина. 19 августа безвозвратные потери бригады составили 13 человек сержантского и рядового состава (большая часть - артиллеристы 712-го иптап и два разведчика из 569 иптап). На следующий день в истребительно-противотанковой бригаде, отражавшей немецкий контрудар, погиб 1 военнослужащий - орудийный номер 1 батареи 712 иптап Кутырин Иван Сергеевич. Полагаю, что низкий уровень потерь связан сразу с несколькими факторами: грамотно выбранная огневая позиция, отсутствие вражеской авиации, боевой опыт артиллеристов, управление боем опытных командиров, поддержка действий подразделения артиллерийским огнём и личным составом.

Резюме

Итак, по наградным листам Каирбаева, Василенко и Сазонова, складывается более-менее понятная картина. 19 августа 1944 года одна из батарей 712 иптап (номер установить не удалось) выдвигается на выгодную позицию, перекрывая важную дорогу к Шауляю. Отбита первая атака, затем огневые позиции батареи 712-го иптап обходит немецкая пехота, которая сталкивается с подкреплением под командованием старшего лейтенанта Каирбаева. В какой момент были потеряны три пушки и сколько раз на огневой позиции происходила рукопашная схватка - непонятно. Более-менее достоверно можно утверждать, что немцы не менее восьми раз атаковали позицию батареи. Такое развитие событий существенно отличается от версии очевидца (или литобработчика, помогавшего генералу в работе над мемуарами). Вспомните фразу из книги: "весь орудийный расчет в борьбе с танками погиб и последние две машины Сазонов подбил в одиночку".

Как бы ни развивались события 19-20 августа, к юго-западу от Шауляя, но итог можно подвести текстом из наградного листа командира 712 иптап. "Полк подполковника Мельникова в боях 19 и 20 августа 1944 г. показал образцы стойкости и мужества всего личного состава, умение управлять своими подразделениями в самых трудных, ожесточённых боях с наступающими танками противника. В боях за дер.Швендрис, Пурвиня и Кужи полк отражал натиск противника силой до 50 танков и самоходных орудий. В результате боя полк нанёс урон противнику. Сожжено и подбито танков, самоходных орудий - 14, сожжено бронетранспортёров и автомашин - 5, уничтожено до 340 солдат и офицеров противника."
Если смотреть на ситуацию шире, то атаки немецкой 3-й танковой армии в районе Шяуляя не удались. Положение окончательно стабилизировалось после ввода в бой пусть обескровленных, но опытных частей 5-й гвардейской танковой армии. Следует отметить, что 5 ГвТА использовалась в качестве основного подразделения для развития успеха в ходе операции «Багратион». К сожалению, в ходе Вильнюсской наступательной операции за два дня боёв ударное соединение понесло такие потери, что командующий армией П.А. Ротмистров был освобождён от должности. 18 августа армию принял генерал-лейтенант Василий Вольский.
22 августа гитлеровцы полностью прекратили атаки на шяуляйском направлении. Тем не менее, 20 августа началось немецкое наступление в 100 км севернее Шауляя. Противник наносил удары с запада и востока на Тукумс. Немцы отбили город и на короткий срок восстановили сухопутное сообщение по берегу Рижского залива между группами армий «Центр» и «Север». В конце августа наступил перерыв в сражениях. 1-й Прибалтийский фронт завершил свою часть операции «Багратион».

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4, Артиллерийский музей

Счетверённая зенитная пулемётная установка М-4

12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., №НЯ 951

В январе 1945 года войска 1-го Украинского фронта, прорвав немецкую оборону, переправились через Одер в районе населённого пункта Кёбен (ныне — Хобеня, Польша) и захватили плацдарм на его западном берегу. 25 января немецкая авиация попыталась уничтожить наведённую сапёрами переправу. В этот день шагнул в историю зам.командира отделения младший сержант Иван Брусов. Было ему тогда всего 18 лет. Краткое описание подвига: "25.1.45 г. обороняя переправу через реку Одер, командир зенитнопулеметного отделения Брусов при налете 12 ФВ-190 открыл меткий интенсивный огонь и сбил один ФВ-190. Самолёты противника стали давить зенитнопулеметную точку Брусова. Сделали 2 захода, пикируя и сбрасывая бомбы, обстреливая из пушек и пулеметов, но Брусов огня не прекращал. Огнем из самолетов был убит 1-ый номер пулемета. Брусов тяжело ранен, но долг и мужество подняли Брусова на ноги. Брусов открыл меткий огноь и сбли лично сам самолет ФВ-190. Противник в ярости еще сделали заход и стали обстреливать зенитную точку Брусова, но Брусов вел меткий огонь до последнего дыхания. Сраженный пулей с самолета упал вместе с пулеметом, но боевого оружия из рук не выпустил. Ведя бой против 12 ФВ-190 т.Брусов проявил мужество, героизм и стойкость. Пал смертью храбрых героев, но врагу подавить боевого оружия не дал. Самолеты ушли не бомбив переправы т.к. израсходовали боеприпасы.
Командир полка подполковник Ударцев. 5 февраля 1945 г.
"

12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей

12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., №НЯ 951 на универсальном станке обр.1938 года в положении для стрельбы по воздушным целям

За свой подвиг младший сержант Брусов посмертно удостоен звания Героя Советского Союза и навечно зачислен в списки 1995-й гвардейского Петроковского зенитно ариллерийского ордена Александра Невского полка. Попробуем идентифицировать павшего вместе с ним номера расчёта крупнокалиберного ДШК. Для начала немного теории из "Наставление по стрелковому делу для 12,7-мм пулемётов обр. 1938/46 г. и 1938 г". В период Великой Отечественной войны боевой расчет крупнокалиберного пулемета ДШК состоял из 3-4 бойцов. Первый номер — наводчик. Второй номер — прицельный (подаёт ленты в приемник, принимает знаки и сигналы от командира отделения). Третий номер — водитель. Четвёртый человек в расчёте - командир отделения. Следовательно, нам нужно отыскать в донесениях о потерях рядового или сержанта с воинской специальностью наводчик, погибшего 25.01.1945 в том же месте что и Брусов. Однако не всё так просто. Во-первых, изменилось название части - 17 марта 1945 года 1995 зенап преобразован в 431 гвардейский зенитно-артиллерийский полк (431 гв. запоанп). Это переименование вкупе с разнообразными формами сокращенного наименования воинской части осложнили поиск. Во-вторых, многие бойцы зенитно-артиллерийского полка не имели наград, а значит информация по ним только в донесениях о потерях и послевоенных справках военкоматов. В-третьих, часть погибших проходят по базам данных, как пропавшие без вести. Следовательно, обстоятельства гибели их неизвестны, а в ряде случае накладывется ошибка составителя документов. Характерный пример: сержант Бережной и рядовой Соколов.

12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм станковый пулемёт ДШК обр.1938 г., Артиллерийский музей

Дульный тормоз

Быстросъемный ствол с поперечным оребрением для улучшение охлаждения. Над ним - зенитный прицел обр.1941 года

Итак, используя "Память народа" и ОБД "Мемориал" находим, что в 431 гв. запоанп на 25.01.1945 учтены следующие потери:
Погиб зам.командира отделения младший сержант Брусов Иван Никифорович (1926 г.р.)
Погиб разведчик рядовой Гацелюк Михаил Макарович (1925 г.р.). Место гибели: г. Крилаву. "Убит в бою с немецкими захватчиками при налете самолетов противника на батарею 25.1.45 года когда стоял на боевом посту и сообщал батарее о действиях самолетов".
Пропал без вести командир отделения управления старший сержант Бережной Григорий Ульянович (1916 г.р.) Посмертно награждён орденом Отечественной войны II степени, погиб в тот же день что и Брусов. "Выполняя боевой приказ: подвоз боеприпасов, попал в окружение, сражался до последнего и был убит". Таким образом, обстоятельства гибели военнослужащего изложены в наградном листе.
Пропал без вести разведчик рядовой Соколов Иван Михайлович (1926 г.р.). Посмертно награждён орденом Отечественной войны II степени, погиб при подвозе боеприпасов, вероятно при тех же обстоятельствах что и гв.сержант Бережной. Пропал без вести телефонист рядовой Васильев Михаил Михайлович (1922 г.р.)
Пропал без вести орудийный номер рядовой Брисовский Михаил Андреевич (1903 г.р.)
В 1995 зенап на интересующую нас дату потерь нет, а вот в списках 431 гв. закоанп учтены двое: Пропал без вести шофер рядовой Мазуренко Петр Трифонович (1914 г.р.) - 431 гв. закоанп
Пропал без вести телефонист рядовой Юткин Тихон Филиппович (1899 г.р.). Из дополнительной информации по Юткину только: Польша, Келецкое воеводство.

Скорее всего, пропавшие телефонисты напоролись на немцев. С водителями тоже более-менее ясно: вместе с Бережным и Соколовым убиты при подвозе боеприпасов. Остаются два человека, которые могли принять последний бой вместе с Брюсовым: либо Гацелюк, либо Брисовский. По рядовому Брисовскому у меня есть сомнения: если неназванный 1-ый номер расчёта Брусова погиб рядом с пулемётом, то откуда запись "пропал без вести"? Обстоятельства смерти рядового Гацелюк описаны в документе, да и место сходится с местом гибели Брусова, но всё-таки разведчик находился на посту оповещения, а не в расчёте ДШК. По мл.сержанту Брусову точно известно, что его похоронили на берегу Одера, а позднее перезахоронили в Трептов-парке. В донесении о потерях первичное место захоронения - г.Крилаву, точно как у рядового Гацелюк. Окончательный вывод делать рано, надо отыскать ЖБД.

12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., №190

Статья в Википедии практически дословно цитирует старую версию таблички из музея: 8 августа 1944 года в бою в районе станции Аувере Эстонской ССР командир зенитно-пулеметного взвода старшина Михаил Козомазов заменил собой командира зенитно-пулемётной роты. 8 контратак противника отразила огнём рота под его командованием. Лично, огнём из пулемёта и гранатами М.И. Козомазов подбил две танкетки и в рукопашной схватке уничтожил двух гитлеровцев. Несмотря на полученное тяжелое ранение продолжал руководить боем до похода подкрепления. В современной версии Вики-статьи (текст заимствован на сайте «Герои страны») эта же история, но немного изменённая: "В критический момент боя за высоту 84,6 Козомазов заменил собой командира пулемётной роты и два раза поднимал своих бойцов в атаку, выбив противника из занимаемых им траншей. В тот день Козомазов со своей ротой отразил 8 вражеских контратак, лично уничтожив танкетку и более 100 солдат и офицеров противника. Был контужен, но продолжал сражаться".
Итак, что мы видим? Со временем осталась одна уничтоженная танкетка, но добавилось более 100 уничтоженных [ротой] солдат и офицеров противника. Давайте посмотрим, насколько эти описания соответствуют документам.

Первую свою награду сержант получил в 1943 году - медаль «За боевые заслуги» за вражеский самолёт, сбитый 26 января 1943 года.
27.03.1944 командир пулемётного взвода пулемётной роты 632 зенап 7 зенад РГК старший сержант Михаил Козомазов награждён орденом Славы III степени. Описание подвига: "Тов. Козомазов в боях с немецкими захватчиками проявляет отвагу и геройство. Отлично слаженным расчетом, мужественно и стойко не раз вступал в бой с фашистскими стервятниками. 15.02.44 года находясь на переднем крае, огнем своего пулемета недопустил Ме-110, летевший на бреющем полете бомбить боевой порядок пехоты и сбил его. Всего на боевом счету тов. Козомазова три сбитых самолёта противника. В бою заменил выбывшего командира взвода при этом проявил свои смелые волевые качества младшего командира. Под сильным арт.обстреле противника оказал мед.помощь 4 раненым товарищам и вынес их из-под огня! Тов. Козомазов дисциплинированный, инициативный младший командир".

12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., Артиллерийский музей 12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., Артиллерийский музей

12,7-мм крупнокалиберный пулемёт системы Дегтярёва-Шпагина, обр.1938 г., №190

ДШК на универсальном станке обр.1938 года в положении для стрельбы по наземным целям

Прицельная планка и затыльник пулемёта

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 ноября 1944 года старшина Михаил Козомазов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Краткое изложение личного боевого подвига или заслуг уместилось на двух страницах: "Старшина Козомазов с сентября 1942 года сражается с немецкими оккупантами на Ленинградском фронте, проявляя при этому мужество, отвагу и героизм. Во время боев по прорыву блокады г.Ленинграда тов.Козомазов показал исключительную стойкость и мастерство зенитчика-пулеметчика.
12 января 1943 года, после артподготовки, вместе с передовыми отрядами пехоты, пулемет под командованием старшины Козомазова одни из первых занял позицию на левом берегу р.Нева. Тов.Козомазов, не дожидаясь всей роты, по собственной инициативе, вступил в бой с наземным противником. Продвигаясь вместе с пехотой, тов. Козомазов своим огнем уничтожил 4 пулеметных точки противника и до взвода немецких солдат.
26 января 1943 года, отражая налет 24 вражеских бомбардировщиков Ю-88, тов.Козомазов открыл боевой счет, лично сбив вражеский бомбардировщик, упавший возле ОП. 3 февраля 1943 года тов.Козомазов из своего пулемета сбил самолет Ме-110, пытавшийся штурмовать нашу пехоту.
Воинская находчивость, доблесть и мужество проявил тов. Козомазов в боях по разгрому немцев под Ленинградом. 25 янвраяя 1944 г. в районе Тайцы тов. Козомазов, командуя взводом, вел яростный бой с группой немецких автоматчиков, пытавшихся перерезать дорогу и зайти в тыл нашим частям. Тов. Козомазов быстро разгодал маневр противника и, отрезав ему вероятный путь отхода, обрушил на врага всю мощь огня своего взвода, уничтожив полтора десятка немецких солдат и сорвав выполнение его задачи.
В боях за плацдарм на левом берегу р.Нарва, благодаря храбости и умелого управления огнем, 26 марта 1944 года тов. Козомазов, будучи ранен, не ушел со своего поста и продолжая командовать взводом сбил 2 Ю-87, которые упали непосредственно около ОП взвода.
28 и 29 марта 1944 года, отражая массированный налет вражеской авиации, сочетавшийся с ожесточенным артиллерийско-минометным обстрелом ОП взвода, пулеметчики старшины Козомазова, воодушевленные личным мужеством и стойкостью в бою своего командира, сбили ещё 2 самолета противника типа Ю-87.
3 августа 1944 года в боях за освобождение Советской Эстонии, в районе Ластеколонии, во время массированного группового налета вражеских бомбардировщиков, под разрывами вражеских бомб и снарядов, тов. Козомазов лично сбил Ю-87, который упал западнее Ластеколонии.
С сентября 1942 года старшина Козомазов со своим пулеметом, а затем со своим взводом, принял участие в отражении 125 групповых налетов бомбардировочной авиации противника общей численностью около 2100 самолетовылетов
."

Вырисовывается совершенно иная картина, без подбитых танкеток. Житель Горьковской области Михаил Козомазов призван в РККА в 1939 году. Судя по документам, на фронт он попадает 25 июня 1942 года, причём сразу в самое пекло - на Сталинградский фронт. Это несколько странно, потому что Сталинградский фронт образован несколько позже - 12 июля 1942 года. 3 сентября 1942 года Козомазов уже в составе Ленинградского фронта. Такое перемещение - очень интересный факт. Дело в том, что 22.08.1942 вражеская авиация нанесла массированный удар по Сталинграду (около 2 000 самолёто-вылетов), нанеся городу страшные разрушения. 23.08.1942 немецкий 14-й танковый корпус прорвался к Волге севернее Сталинграда, отрезав 62-ю армию. Поэтому вывод сил из-под Сталинграда (ну не одного же Козамозова перевели) и отправка их под Ленинград - для меня просто удивительный факт. Не сталкивался ранее с подобными вещами.

Под Ленинградом линия фронта находилась в относительно стабильном состоянии и первая боевая операция в которой Козомазов отличается это прорыв блокады (операция «Искра»). К этому моменту он уже сержант, командир зенитного пулемета 1-й пульроты. Его ценят, считают инициативным младшим командиром. В марте 1944 года он командует пулемётным взводом 632-го зенитного артиллерийского полка 7-й зенитной артиллерийской дивизии 8-й армии Ленинградского фронта. После боёв в Прибалтике (в августе 44-го) его личный счёт прирастает. Осенью заслуженный старшина удостаивается звания Герой Советского Союза. В мае 1946 года Козомазов был демобилизован. Проживал в Арзамасе, был сначала заведующим сберегательной кассой, затем работал в колхозе. В феврале 1949 года его судьба делает крутой поворот - фронтовик приступает к работе в КБ-11 (ВНИИ экспериментальной физики) в закрытом городе "Арзамас-16". Работа необычная, он неоднократно выезжает на испытания атомных устройств. Скончается Герой Советского Союза Михаил Козомазов 18 мая 1983 года.

Звукоуловитель

Звукоуловитель, Артиллерийский музей Звукоуловитель, Артиллерийский музей Звукоуловитель, Артиллерийский музей Звукоуловитель, Артиллерийский музей

Звукоуловитель

звукоулавливатель (раньше он находился в зале, посвященном предвоенной Красной Армии, который был закрыт лет двадцать назад)

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель»

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель»

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей 150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель», Артиллерийский музей

150-сантиметровая радиолокационная прожекторная станция РП-15-1 «Искатель»

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., Артиллерийский музей

Прибор управления зенитным огнём ПУАЗО-4А обр. 1944 г., №5317

См. также:
Прибор управления артиллерийским зенитным огнем ПУАЗО-5 «Овод» в Техническом музее, г.Тольятти
Прибор управления огнем зенитной артиллерии ПУАЗО-4 обр.1944 года. Музей Войск ПВО страны, Балашиха

Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3

Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3, Артиллерийский музей Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3, Артиллерийский музей Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3, Артиллерийский музей Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3, Артиллерийский музей

Пехотный ранцевый огнемёт РОКС-3 (Ранцевый Огнемёт Клюева — Сергеева) образца 1942 года

7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС

7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС, Артиллерийский музей 7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС, Артиллерийский музей 7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС, Артиллерийский музей 7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС, Артиллерийский музей

7,62-мм авиационный пулемёт ШКАС (Шпитального — Комарицкого авиационный скорострельный)

Немецкие РПГ

Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей

Немецкие РПГ

Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей Немецкие РПГ, Артиллерийский музей

Немецкие РПГ

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41, Артиллерийский музей

Немецкая 88-мм противотанковая пушка Pak.43/41

Немецкий 120-мм миномет GWr-43

Немецкий 120-мм миномет GWr-43, Артиллерийский музей Немецкий 120-мм миномет GWr-43, Артиллерийский музей Немецкий 120-мм миномет GWr-43, Артиллерийский музей Немецкий 120-мм миномет GWr-43, Артиллерийский музей

Немецкий 120-мм миномет GWr-43

Долгожданный стенд: почему автомат АК-47 нельзя назвать копией штурмовой винтовки Sturmgewer 44

7,62-мм автомат образца 1942 года - одна из ранних работ Михаила Калашникова, Артиллерийский музей 7,62-мм автомат АК-47 конструкции Михаила Калашникова, Артиллерийский музей 7,92-мм штурмовая винтовка Sturmgewer 44 конструкции Гуго Шмайссера, Артиллерийский музей 7,92-мм штурмовая винтовка Sturmgewer 44 конструкции Гуго Шмайссера, Артиллерийский музей

7,62-мм автомат образца 1942 года - одна из ранних работ Михаила Калашникова

7,62-мм автомат АК-47 конструкции Михаила Калашникова

7,92-мм штурмовая винтовка Sturmgewer 44 конструкции Гуго Шмайссера




Вернуться к оглавлению раздела

На главную страницу

Создано 30/04/2017
Обновлено 06/07/2017