Ярославский музей боевой славы

Месторасположение: Ярославль, ул. Угличская, дом 44А,
Официальный сайт: Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Навигация по странице:
Штурмовики ИЛ-2 «Ярославский комсомолец»
Подводная лодка М-104 «Ярославский комсомолец»
Флаг командира соединения кораблей ВМФ СССР
Уроженец Ярославской области контр-адмирал И.А. Колышкин
Лётчик 715 ночного лёгкого бомбардировочного полка Т.А. Кардонов
Ученики школ Ярославля — будущие Герои Советского Союза
Ярославская 234-я стрелковая коммунистическая дивизия
225-ая моторазведрота 234-й стрелковой дивизии
Руководитель концертной бригады 234-й сд В.П. Митрофанов
Снайпер 2-й стрелковой роты 1340-го сп 234-й сд Н.В. Пальмин
Партизанский отряд «Ярославец»
БМД-1
Бронетранспортёр БТР-70
Чехословацкий учебно-тренировочный самолёт Аэро Л-29 «Дельфин»
Средний танк Т-54Б
Транспортно-заряжающая машина ПР-11Д ЗРК С-75
Транспортно-заряжающая машина 5Т82М ЗРК С-200
Транспортно-заряжающая машина ТЗМ-143 и БПЛА Ту-141 разведывательного комплекса ВР-2 «Стриж»
85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

Штурмовики ИЛ-2 «Ярославский комсомолец»

Начнём с того, что ненадолго перенесёмся в наше, сравнительно близкое, советское прошлое. Старший сержант Иван Илларионович Рощин начал воевать на Южном фронте в октябре 1941 года. Там, на юге, он прошёл путь от помкомвзвода управления 32-го артполка 31-й стрелковой дивизии до агитатора 89 штрафной роты при 47 армии. При штурме станция Крымская, находясь в боевых порядках штрафников, младшего политрук Рощин контузило второй раз. Затем учёба в Высшем военно-педагогическом институте Красной Армии в Ленинграде и снова фронт — с октября 1944 по май 1945 года. За свою службу гвардии старший лейтенант Рощин получил два ордена Красной звезды, две контузии и уже под конец войны, в 1945 году, ранение под венгерским городом Секешфехервар.

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

45-мм полуавтоматическая универсальная пушка 21-К

В послевоенное время ветеран Великой Отечественной войны трудился спецкором в газете «Труд». Одним из направлений его деятельности стал поиск документов и людей, которые на свои сбережения приобретали для Красной Армии оружие и боевую технику, а также тех, кто на этой боевой технике впоследствии воевал. На основе книг Ивана Илларионовича Рощина неизвестным мне автором была скомпилирована статья "История некоторых именных самолетов". Приведу объёмную цитату из этого материала:

"13 сентября 1941 года комсомольцы Сталинского района Яроcлавля решили сверх плана изготовить вооружение для частей Красной Армии. Инициативу поддержали комсомольцы других районов Ярославля. В патриотическом движении приняли участие все поколения ярославцев. Ребята из Ярославского Дворца пионеров решили собирать средства для строительства самолётов. Так было построено звено истребителей "Ярославский пионер".
Продолжалось большое патриотическое дело, начатое в первый год войны - сбор средств на военную техцику - и в 1942 году. По инициативе комсомольцев колхоза "Заря свободы" Брейтовского района началось создание эскадрильи "Ярославский комсомолец". В Ярославском отделении Государственного банка был открыт счёт, номер которого до сих пор памятен многим ветеранам - 14 022. На него перечислялись добровольные взносы. На эти средства были построены 2 эскадрильи штурмовиков Ил-2.
31 декабря 1942 года делегация молодёжи области выехала на Ленинградский фронт в часть майора 3oрина, чтобы вручить 20 боевых самолётов. На торжественном митинге воины и ярославские комсомольцы поклялись крепить дружбу, которая помогает бить врага. Лётчики обратились к молодёжи области с письмом:
"От всей глубины сердца мы благодарим вас, славные сыны Ленинского комсомола, за заботу о Вооружённых Силах Красной Армии. Нас тоже воспитал Ленинский комсомол, закалил нашу волю. Мы черпаем силы и волю к победе у нашей партии большевиков, в беспредельной любви к своей Отчизне. Клянёмся вам, дорогие товарищи, что приняв замечательные самолёты, не щадя своих сил и самой жизни, будем истреблять немецких оккупантов. Мы понесём на этих крыльях смерть фашизму !"
Вернувшись в Ярославль, выезжавшая на фронт делегация широко оповестила молодёжь области о том, как помогает бить врага техника, построенная на собранные юношами и девушками средства. Делегация обратилась к землякам с инициативой - собрать средства на строительство и подводной лодки "Ярославский комсомолец".
"

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

50-мм ротный миномёт Шавырина образца 1938 г. РМ-38

Выделим из текста факты: количество передаваемой техники, дату поездки, фамилию командира части. В базе Подвиг народа нам подходит несколько человек, однако командиром авиационной части является только Денис Михайлович Зорин, который командовал 996 шап 224 шад. В 1922 году, восемнадцатилетним юношей, он воевал с басмачами, а в предвоенный период служил инспектором техники пилотирования одного из военных округов. Опытный лётчик выжил в мясорубке первых месяцев войны с фашистской Германией — с 22.06.1941 по 17.09.1941 он летал на бомбардировщике СБ. Из документов мы узнаём, что 996 штурмовой авиаполк сформирован в августе 1942 года. После переучивания лётного состава часть прибыла на фронт 20 марта 1943 года, где была подчинена в состав 224 штурмовой авиадивизии. Обратите внимание, что в тяжелейший для СССР начальный период войны, полк штурмовиков не бросили в бой, более полугода ушло на обучение и слаживание лётчиков.

Возвращаясь к передаче самолётов, отмечу, что нам повезло — событие попало в газеты и в киножурнал «Союзкиножурнал» № 1-2, январь 1943 года. Интересующей нас сюжет начинается в конце третьей минуты выпуска. Честно говоря, запись ценна эмоциональной составляющей и возможностью взглянуть на лица людей, собравших деньги на штурмовики и тех пилотов, которые сражались и гибли за Родину на этих Ил-2. К сожалению, ни одной фамилии в сюжете не прозвучало.
Существенно больше информации можно почерпнуть из публикации в газете «Комсомольская правда» за 1 января 1943 года. В статье «Новогодний подарок ярославских комсомольцев» упоминаются фамилии военнослужащих, принимавших машины: Брюхалов, Орлов. Тут же помещён фотоснимок, на котором первый секретарь Ярославского обкома ВЛКСМ Владимир Николаевич Костаков пожимает руку земляку — лётчику Юрию Павлову. В результате недолгого поиска выясняется, что все вышеупомянутые лица служили в том самом 996 шад, которым командовал майор Зорин.

Репортаж на аэродрома снимал фотокорреспондент «Комсомольской правды», известный советский фотожурналист Иван Михайлович Шагин. Кадры, не попавшие в газету, можно найти в выском разрешении, например, на сайте Военный альбом. Учтите, что аннотации к этим снимкам на сайте некорректны: совершенно точно это не 448-й шап и не Ленинградский фронт.
Возвращаясь к фоторепортажу Шагина отмечу, что на оборотной стороне одной из фотокарточек сохранилась надпись: "Москва, 31 декабря 1942 года. Борисова, Сергеева, Андреева, Кашицина, Павлова, Чистяков, неразборчиво". Вообще, для меня осталось загадкой, почему И.И. Рощин мог писать о поездке ярославской делегации на Ленфронт, ведь 224-ая шад с августа 1942 года по сентябрь 1943 года находилась на Брянском фронте. Между тем, подпись на обороте фотоснимка однозначно указывает, что передача 996-му шап самолётов ИЛ-2 с надписью «Ярославский комсомолец» состоялась 31.12.1942 в Москве.

Теперь о дальнейшей судьбы вышеупомянутых офицеров 996 шап:
- Подполковник Д.М. Зорин не вернулся с боевого задания 29 апреля 1944 года.
- Уроженец города Рыбинска Ярославской области командир звена младший лейтенант Юрий Иванович Павлов убит 13 марта 1944 года в Житомирской области.
- Герой Советского Союза капитан Степан Степанович Брюханов погиб 3 мая 1945 года во время выполнения боевого задания, похоронен в польском городе Гливице.
- Парторг полка Евгений Гаврилович Орлов закончил войну гвардии капитаном, заместителем командира стрелкового батальона 205 гв.сп 70 гв.сд.

Необходимо отметить, что в ряде материалов по эскадрилье «Ярославский комсомолец», упоминается лётчик П. Кизенков. В 996 шап служил Алексей Иванович Козенков, но этот молодой лётчик начал воевать существенно позже, в феврале 1944 года. Скорее всего речь идёт о доблестно воевавшем на Ленинградском фронте гвардии младшем лейтенанте Петре Ивановиче Кизенкове. Он летал на Ил-2 в 15 гв. шап 277 шад. 02.11.1943 лётчик Кизенков Петр Иванович и воздушный стрелок Орлов М.П. не вернулись с боевого задания.
У меня есть только одно предположение, объясняющее упоминание Ленинградского фронта и этого пилота. Трудящиеся Ярославской области собрали деньги на 20 штурмовиков Ил-2. Возможно, в 996 шап было передано только 10 самолётов (о чём и был сделан репортаж), а ещё 10 передали в один из авиаполков Ленинградского фронта. Одним из подтверждений моей гипотезы может быть количество ИЛ-2, попавших в объективы кинооператора и фоторепортёра. Двадцать штук там никак не набирается. Впрочем, это не более чем предположение, которое требует дальнейших поисков в архивах.

Подводная лодка М-104 «Ярославский комсомолец»

Как нам уже известно, в 1942 году далеко от Северного моря, в местности к северо-востоку от Москвы, происходили важные события. После успеха со звеном истребителей и с двумя эскадрильями штурмовиков, молодёжь Ярославской области начала сбор денег на приобретение подводной лодки. Денег хватило на небольшую подлодку XII серии типа "М". Тогда и родилось решение: присвоить почётное название следующей построенной субмарине этого типа, что и было сделано 22 февраля 1943 года приказом наркома ВМФ. 23 февраля 1943 года на базе в Екатеринской гавани прошёл митинг в честь присвоения М-104 названия «Ярославский комсомолец». В присутствии делегатов ярославских комсомольцев над подлодкой подняли Военно-морской флаг. На следующий день субмарина вошла в состав Северного флота. В делегацию входили: секретарь Рыбинского горкома М. Зыбин, мастер резиноасбестового комбината А. Соболева, секретарь комсомольской организации цеха колхоза «Горшиха» А. Щукина (Печенкина) и агроном колхоза «Красный пахарь» А. Малышева.

С основными вехами боевой службы М-104 можно ознакомиться на сайте Ильи Курганова «Русский Подплав»: М-104, КБП-27, УТС-32, Ярославский комсомолец, историческая справка. В краткой форме итог таков: за шесть боевых походов подлодка «Ярославский комсомолец» совершила три безрезультатные торпедные атаки с выпуском шести торпед.
Давайте разберёмся с таким низким результатом боевой работы советских подводников. Автономность лодок XII серии была невелика - 10 суток. В этот короткий срок нужно было занять место на позиции, найти противника и вернуться в базу. Учитывая погодные особенности театра военных действий, не должны вызывать удивления многочисленные случаи обнаружение лодкой целей с помощью ГАС, при невозможности проведения атаки из-за плохой видимости. В тех случаях, когда удавалось выйти в атаку на цель, начинали действовать причины, по которым ни одна из выпущенных «Ярославским комсомольцем» торпед не попала в цель.

1) Подводные лодки типа "М" XII серии имели в носовом отсеке два торпедных аппарата, без запасных торпед. Таким образом, "малютку" можно уподобить охотнику, который идёт с двухствольным ружьём на хищного зверя. По одному патрону в стволе и никакого запаса в патронташе.

2) Однотипные изделия могли иметь существенный разброс по фактической скорости, а это значит что возникала случайная ошибка в угле упреждения из-за значительного разброса скорости торпед.

3) Проблемы с обеспечением беспузырной и бездифферентной стрельбы. Наиболее эффективный метод атаки - залпа "веером" торпед из носовых аппаратов считался среди советских подводников опасным из-за перспективы выбрасывания лодки на поверхность. Предотвратить нарушение скрытности после пуска должна система "беспузырной торпедной стрельбы" (БТС). Её назначение - обеспечивать скрытность лодки путём отсечения и слива в специальную цистерну БТС воды и воздуха, поданного из боевого баллона для выстреливания торпеды. Таким образом, предотвращается появление на поверхности моря демаскирующего воздушного пузыря. Система БТС появилась в советском ВМФ в 1940 году, когда её получили "Малютки" и "Щуки", плавучесть которых при выстреле изменялась в наибольшей степени. БТС не только требовала тщательной настройки, но и обладала рядом конструктивных и эксплуатационных недостатков. В результате в 1941-1942 годах число отказов системы достигало 30-50% от общего числа выстрелов.

533-мм торпедный аппарат подводной лодки М-104, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

Торпедный аппарат подводной лодки М-104 «Ярославский комсомолец»

533-мм торпедный аппарат подводной лодки М-104, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

На задней крышке торпедного аппарата хорошо различим номер: 2

4) Кроме БТС на достижение той же цели - обеспечение скрытности, но несколько иным путём, работают ещё две системы. Во-первых, залп тяжёлых торпед облегчает нос подлодки и нарушает её диферентовку (баланс). Избежать неконтролируемого подвсплытия помогает торпедозаместительная цистерна, которая принимает вес воды, равный весу выстреленного боезапаса. Во-вторых, при приготовлении аппарата к стрельбе пространство между торпедой и трубой (кольцевой зазор) заполняется водой из цистерны кольцевого зазора.
С работой этой системы связана ещё одна проблема, существенно снижавшая эффективность советских подводников: ухудшение характеристик боезапаса из-за его замачивания. Из-за проблем с БТС и длительного (несколько минут) заполнения кольцевого зазора торпедных аппаратов наши командиры хулиганили. Кольцевой зазор заполнялся забортной водой, не перед атакой, а заранее, что позволяло дифферентовать подлодку. Некоторые заходили ещё дальше, и весь поход держали открытыми передние крышки торпедных аппаратов. Всё это приводило к коррозии торпед и к разбросу параметров при следующем приготовлении изделий.
В штормовую погоду бывали и случаи потерь боезапаса, как например на "Щ-403", утратившей в ноябре 1941 года сразу две торпеды. В известной работе А.В. Платонова есть статистика по случайным пускам торпед - т.е. открытые передние крышки ТА явно не были случайным явлением.

5) До 1943 года советские подлодки не имели устройств изменения установок хода без извлечения торпед из аппаратов. Соответственно, торпеды использовались только как прямоходящие. Сюда же стоит добавить отсутствие надёжного неконтактного взрывателя. Иллюстрация проблем со стабильностью характеристик отечественными торпедами, это срыв атаки 16 апреля у мыса Лангбунес торпеда, выпущенная М-104 выскочила на поверхность и взорвалась на виду противника, не достигнув цели.

6) До конца Великой Отечественной войны на советских подлодках фактически не было счётно-решающих приборов. Как минимум две атаки М-104 сорвались из-за сложностей с удержанием угла прицеливания: 14 апреля, когда боцман не сумел удержать ПЛ на перископной глубине и 20.09.1943, когда пришлось давать торпедный залп по конвою с невыгодного курсового угла. Надо осознавать сложность стрельбы прямоходной торпедой, не имевшей систем самонаведения. Прицеливание производилось корпусом подводной лодки, а управление стрельбой - голосом. Командир оценивал параметры движения цели, наблюдая за ней в перископ, затем с использованием таблиц рассчитывал элементы атаки, после чего данные голосом передавались торпедистам. Значение угла поворота гироскопа (прибор Обри) и глубина хода вручную вводилось в торпеды. Команду на пуск отдавал командир, выкрикивая ее через люк в центральный пост. Далее она репетовалась в концевой отсек - торпедисту, после чего тот дергал за спусковую рукоятку торпедного аппарата.

Флаг командира соединения кораблей ВМФ СССР

В музейной витрине - флаг командира соединения кораблей ВМФ СССР. Таблички, поясняющей его историческую ценность, поблизости не обнаружено. На размышления наводит выставленный рядом китель контр-адмирала Колышкина. Он как раз занимал должность командира бригады подводных лодок. Судя по скромным размерам полотнища, поднимался он на одной из подлодок бригады, когда на борт поднимался комбриг.
На фоне флага, рядом с портретом командира подводной лодки М-104 «Ярославский комсомолец» Ф.И. Лукьянова, размещена ещё одна интересная фотография. Это снимок торжественной церемонии присвоения подводной лодке М-104 названия «Ярославский комсомолец». Происходило это мероприятие 23 февраля 1943 года на базе Северного флота в Полярном. Во время митинга, кроме офицеров, на ограждении рубки находились представители ярославских комсомольцев. Остальные фотографии с митинга доступны на сайте Военный альбом 1941-1945.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Флаг командира соединения кораблей; портрет командира подводной лодки М-104 «Ярославский комсомолец» Ф.И. Лукьянова. В центре витрины - снимок от 23.02.1943 года, в этот день на М-104 торжественно поднят Военно-морской флаг

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Нагрудные знаки РККА: №1 - Знак «Ворошиловский стрелок», 2 ступень, после 1932 года. №2 - Знак «Отличник РККА», 1940-е годы. №3 - Знак «Снайпер», 1940-е годы. №4 Знак «За отличную стрельбу». №5 - Знак «За отличную артиллерийскую стрельбу», конец 1930-х годов.

Немецкие авиационные часы фирмы Junghans. Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Немецкие авиационные часы фирмы Junghans J30E FL.25591. О принадлежности к люфтваффе расскажет надпись на внутренней поверхности тыльной части корпуса. Там же должен быть выбит год выпуска и серийный номер.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Кортик офицера Люфтваффе обр. 1937 года с подвесом и темляком

Уроженец Ярославской области Герой Советского Союза контр-адмирал Иван Александрович Колышкин

Интересный экспонат: зажигалка, подаренная Ивану Александровичу Колышкину. С 19 февраля 1943 года и до конца войны И.А. Колышкин командовал бригадой подводных лодок Северного флота. В 1944 году ему присвоено воинское звание контр-адмирала. Судя по цифрам на торце зажигалки "1944", подарок может быть приурочен к вышеупомянутому повышению в звании.
Теперь о том, откуда взялась «Умба». Табличка в музее гласит, что так называлась подводная лодка, моряки которой и одарили комбрига зажигалкой. Это утверждение является ошибкой. Давайте разберёмся: что это за «Умба»? В октябре 1933 года, по только что сооруженному Беломорско-Балтийскому каналу, два отряда боевых кораблей перешли с Балтики в Кольский залив. Такова история формирования Отдельного дивизиона подводных лодок Северной флотилии. В состав соединения вошли три подводные лодки типа «Декабрист» и плавучая база подводных лодок «Умба». Плавбаза «Умба» это небольшой грузо-пассажирский пароход, переданный из торгового флота военно-морскому.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Зажигалка подаренная Ивану Александровичу Колышкину моряками плавучей базы подводных лодок «Умба»

Парадный китель контр-адмирала Ивана Александровича, Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Парадный китель Героя Советского Союза контр-адмирала Ивана Александровича Колышкина

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

На рукавах кителей офицерского состава расположены нарукавные знаки. У контр-адмирала — средняя и широкая желтые полосы. Высшие флотские чины также имеют внутри звезды вышитый якорь

Знак «Командир подводной лодки». Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Знак «Командир подводной лодки». У Колышкина на фотоснимках военной поры не видно этого знака, введённого в 1942 году. Первый раз "лодочка" появляется на его парадном фото в 1950-1953 гг, в бытность начальником ЧВВМУ. По ряду признаков экспонат похож на знаки, изготавливавшиеся во второй половине XX века.

Лётчик 715 ночного лёгкого бомбардировочного полка Тимофей Андреевич Кардонов

Ярославский ГВК призвал Тимофея Андреевича Кардонова в январе 1941 года. С 24 июня 1942 года младший лейтенант Кардонов воюет на Воронежском фронте, в должности командира звена 715 ночного лёгкого бомбардировочного полка. За лето и осень пилот совершил 196 боевых вылетов: уничтожал ДЗОТы, разрушал железнодорожное полотно, бомбил скопления живой силы противника. Его боевая работа была оценена командованием - лётчик получил орден Красного звезды.
В середине января 1943 года в ходе Острогожско-Россошанская наступательной операции пилот выполняет специальное задание командующего 3 танковой армией П.С. Рыбалко по разведке своих войск. Необычность задания связана с тем, что 14.01.1943 танки Рыбалко прорвали оборону противника на 10-километровом фронте и продвинулись на глубину в 23 км. Израсходовав всё горючее и боеприпасы, действуя в труднопроходимой для них местности 12-й и 15-й танковые корпуса встали, оторвавшись от нашей пехоты на 6-8 км. Авиаторам была поставлена задача в условиях сильных морозов, частых снегопадов и сильных метелей отыскать вырвавшиеся далеко вперёд части, доставить им приказы командарма и забрать боевые донесения. Опираясь на данные авиаразведки к танкистам направлялись подвозчики топлива и боеприпасов.
15-16 января 1943 года танковые корпуса ушли ещё дальше, на 25-30 км. Несмотря на сильное отставание стрелковых частей, началось окружение и рассечение вражеских группировок на три части.
С 19 по 27 января произошла окончательная ликвидация расчленённой на части острогожско-россошанской группировки итальянских и венгерских войск. Пытавшиеся прорваться на запад части противника попадали под удар перегруппировывавшихся к реке Оскол соединений 3-й танковой армии, а также частей 7-го кавалерийского корпуса у Валуек.
18 января младший лейтенант Кардонов посадил свой самолёт в расположении противника, где немедленно попал под ружейно-пулемётный огонь. Тем не менее, пилот смог поднять свой повреждённый По-2 в воздух и в конце концов отыскал нашу наземную часть. Наградой лётчику стал орден Отечественной войны I степени.
За время службы в 715 нлбап Тимофей Андреевич Кардонов выполнил 448 ночных боевых вылетов, дорос до заместителя командира эскадрильи.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Шлем, очки и навигационная линейка Тимофея Андреевича Кардонова. Похоже, что навигационная линейка штурмана ещё довоенного образца и тип её мне установить не удалось. Маркировка может находиться на обратной стороне движка

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Телефонный аппарат из Рейхстага

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Трофейное немецкое холодное оружие

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Личный жетон (erkennungsmarke) военнослужащего из 481-го пехотного полка вермахта, личный номер (наносился в оружейной мастерской, расшифровать можно по тетради учёта жетонов) и группа крови владельца - первая. 481-й полк существовала до октября 1942 года, затем переформирован в гренадёрский. Разгромлен в июле 1944 под Витебском

В 1944 году капитан Кардонов перешёл в 447 отдельную армейскую авиационную эскадрилью 38 армии на должность заместителя командира по лётной части. В новой части он руководил ночными полётами, подготовил и ввёл в строй 5 ночных лётчиков, одновременно выполнив 74 вылета на задания. За эту боевую работу капитан получил Орден Отечественной войны II степени.
Представление от 14 мая 1945 года подводит итоги его деятельности в 447 оааэ: под его руководством выполнено 1693 самолёто-вылетов без лётных происшествий и потери материальной части самолётов. Авиаэскадрилья выполняла задачи по поддержанию связи, а в ходе ночных полётов сбросила на территории противника 3675 бомб и более миллиона листовок. В ходе Ясловской, Моравского-Остравской и Оломуцкой операций в сложных метеоусловиях эскадрилья обеспечила управление войсками 38 армии. Лично капитан Кардонов совершил 146 боевых вылетов на связь с передовыми частями, бомбометание и разбрасывание листовок. За эти достижения Тимофея Андреевича награждили орденом Александра Невского.

Ученики школ Ярославля — будущие Герои Советского Союза

Ученик школы №16 — Наумов Алексей Федорович воевал на Донском фронте в должности командира танка, в 344 танковом батальоне 91-й отдельной танковой бригады. Экипаж, которым он командовал, шагнул в бессмертие 21 января 1943 года в бою за немецкий аэродром «Питомник» у населённого пункта Новая Надежда.
«Питомник» был одним из семи главных аэродромов, использовавшихся вермахтом во время Сталинградской битвы. Именно в этом месте 30 ноября 1942 года совершил огненный таран капитан Николая Абрамашвили, воевавший в 13 иап 201-й истребительной авиационной дивизии. Он направил свой горящий истребитель на скопление вражеской техники и погиб, нанеся противнику большой урон. В 1995 году ему было присвоено звание Герой Российской Федерации.
На этом же аэродроме 13 января 1943 года произошла крупнейшая авиакатастрофа Великой Отечественной войны. Выгрузивший боеприпасы Ju 290V1 принял на борт 75 пассажиров, в том числе 40 раненных. При взлёте перегруженная машина рухнула на землю и разрушилась. Предположительно, носилки с раненными сместились в хвост и нарушили центровку тяжёлой четырёхмоторной машины.

На завершающем этапе Сталинградской битвы через последний оставшийся у немцев аэродром «Питомник» шло снабжение окружённых немецких войск. Для перекрытия канала снабжения генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский ввёл в бой 91-ю отдельную танковую бригаду полковника И.И. Якубовского. Танкистам 344-го танкового батальона было приказано овладеть высотой Безымянная и хутором Новая Надежда, лежавшими на подступах к немецкому аэродрому.
Существует две версии боя. Согласно первой произошла извечная беда: пехота за танками не пошла. Вторая версия принадлежит командиру бригады Якубовскому. В послевоенных мемуарах он пишет о том, что наши войска заняли хутор Новая Надежда и танкисты готовились отразить контратаку противника.
Наградной лист, написанный вскоре после драматических событий рассказывает о произошедшем крайне обтекаемо. В любом случае, подбитый КВ оказался на окраине хутора, занятого противником. Двигаться танк не мог, но способность вести огонь не потерял и обстреливал местность вплоть до центра населённого пункта.
Из показаний пленного офицера-артиллериста (первоисточник мне уточнить не удалось) известно, что для уничтожения КВ посылались три группы добровольцев, которые успеха не имели. Артиллерийский обстрел противника лишь на время подавлял неподвижную бронированную огневую точку. Когда танкисты израсходовали все боеприпасы, немцы через переводчика предложили экипажу сдаться. Из-под брони последовал ответ: «Мы русские и фашистам в плен не сдаёмся пока будем жить» (так в наградном листе). Подтянув две бочки бензина, немецкие солдаты облили танк горючим и подожгли. Экипаж погиб смертью героев.

После освобождения хутора весь экипаж похоронили рядом с местом гибели. В 1968 году над могилой танкистов установили монумент работы скульптора А.В. Голованова. Похоронены все пятеро, но на торце памятника выбиты только четыре фамилии. Упомянуты командир танка лейтенант Алексей Наумов, механик-водитель старшина Павел Смирнов, командир орудия младший сержант Пётр Норицын и радист младший сержант Николай Вялых. Заряжающий орудия сержант Феодосий Ганус, немец по национальности, был вычеркнут из списка награждённых. 18 декабря 1943 года и 7 января 1944 года командование бронетанковых войск делало повторные запросы по поводу представления Ф.Г. Гануса к званию Героя Советского Союза, но безуспешно. Справедливость вострожествовала лишь в 1996 года — сержанту Ганусу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации, на Мамаевом кургане установлена каменная плита с его именем.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Куртка учащегося школы, 1940-ые годы. Ученики школ Ярославля — будущие Герои Советского Союза: тетрадь А.М. Балдина, аттестат А.Ф. Наумова, похвальная грамота Н. Кривова

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Тетрадь по литературе ученика 9-го класса школы №12 г. Ярославля Анатолия Балдина, будущего Героя Советского Союза

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Нагрудные знаки Осоавихим: «Ворошиловский стрелок» №1 - 1 ступени (до 25.12.1933), №3 - после 1936 года. «Готов к ПВХО» №2 - 1 ступени, после 1935 года, №4 - 2 ступени, после 1936 года. №6 - знак «Готов к ПВО». №7 - «Заводская охрана Осоавихим», 1930-ые гг. №8 - «Знак члена Осоавихим»

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Школьники на занятиях Всевобуча, 1940-ые годы

Ученик школы №12 Анатолий Балдин — будущий командир звена 92-го гвардейского штурмового авиационного полка 4-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии. В 1940 году поступил в Свердловскую военную авиационную школу пилотов, затем, в 1941 году направлен на переподготовку в Энгельскую ВАШП. В боях Великой Отечественной войны с июля 1942 года. К маю 1945 года совершил 170 боевых вылетов. Звание Героя Советского Союза присвоено Анатолию Михайловичу Балдину указом от 13 апреля 1944 года.
После войны он продолжал службу и в 1955 году окончил Военно-воздушную академию. В 1976—1980 годах командовал 19-м корпусом ПВО (город Челябинск) 4-й отдельной Краснознаменной армии ПВО.

Николай Кривов учился в ярославской школе №16, где и закончил 9 классов. В В 1940 году он поступил в Энгельскую военную авиационную школу пилотов. После выпуска перегонял боевые машины из завода в действующую армию. Боевое крещение 20-летний пилот получил 11 сентября 1942 года под Воронежем. В этом вылете осколки зенитных снарядов самолёт перебили тросы управления, но лётчик смог выполнить задание и вернуться на аэродром. 20 декабря 1942 года после десяти боевых вылетов, в том числе шести с полной бомбовой загрузкой в 600 кг, старший сержант Кривов был представлен к ордену Отечественной войны II степени.
16.06.43 года во время разведки войск противника с попутной штурмовкой обнаруженных целей лётчик-штурмовик снова попал в переплёт - был атакован вражескими истребителями. Только боевое мастерство позволило пилоту уйти от противника, спасти экипаж и дотянуть сильной повреждённый Ил-2 до аэродрома. 22.07.1943 его наградили орденом Красного Знамени.

12.07.43 года при выполнении боевого задания Кривов шёл замыкающим в группе, при выходе из атаки группа Ил-2 была атакована шестью Ме-109. Пропустив вперёд "самолёты без вторых точек" [видимо одноместные Ил-2], Кривов принял на себя весь огонь фашистских истребителей, умело отразил все атаки, а его воздушный стрелок Валерий Конарев "длинной очередью из БС" сбил Ме-109.
15.07.43 года при штурмовке танков противника в районе Беленихино Кривов прямым попаданием РС'ов поджёг один танк, уничтожил три автомашины, подавил одну точку зенитной артиллерии. При выходе из атаки прямым попаданием зенитного снаряда был почти полностью разбит киль, пробито колесо. Несмотря на опасность разрушения хвостовой части самолёта Кривов прилетел на свой аэродром и отлично посадил его. Через два дня самолёт снова был в боевой готовности. 28.09.1943 лётчика-штурмовика наградили вторым орденом Красного Знамени. В тот же день сержант Валерий Конарев награждён орденом Красного Знамени за 23 боевых вылета, 47 отбитых атак истребителей и 1 сбитый самолёт противника.

Последний бой заместитель командира эскадрильи лейтенант Кривов провёл в районе Фастова 6 ноября 1943 года. При атаке цели на звено штурмовиков набросилось несколько ФВ-190. Ведомым у командира звена был опытный пилот, лейтенант Леонид Шишов, но вероятно немцы всё-таки разделили пару штурмовиков и затем добивали порознь. Уже известный нам воздушный стрелок сержант Конарев предположительно сбил один из истребителей, но это не спасло избитый Ил-2. Штурмовик Николая Кривова сильно пострадал — пушечно-пулемётным огнём отбит ящик с боеприпасами, ранены пилот и стрелок.
Тяжелораненный Кривов посадил Ил-2 на фюзеляж и скончался в кабине. Это был девяносто второй боевой вылет 21-летнего юноши. Вынужденная посадка произошла на территории противника. Ночью крестьяне из ближайшего хутора тайно от фашистов похоронили лётчика. Через два дня хутор заняли наши войска, и Николая Кривова с военными почестями перезахоронили на центральной улице села Западинка. 31 декабря 1943 года командир 2-й Воздушной армии подписал приказ о награждении отважного лётчика орденом Отечественной войны I степени.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Кривову Николаю Александровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Подобная задержка характерна для советской системы награждения. Командир авиаполка, принимая во внимание спущенную сверху разнарядку (сколько дали на часть орденов Красной Звезды, сколько Красного знамени и т.д.), подписывал представления на награды или "заворачивал" их. Зачастую комполка мог придержать награждение строптивого либо "слишком умного" офицера. Затем представления попадали к командиру дивизии, оттуда в Военный Совет фронта, где могли утвердить либо изменить награду, а затем передавали выше, например, командиру воздушной армии, а оттуда к комфронта.
Этот маршрут легко проследить на пример наградного листа Николая Кривова. Представление на лейтенанта Кривова подписано командиром 61 шап незадолго до его гибели, 30.10.1943, а в указ его фамилия попала только 04.02.1944 года. К моменту награждения пилот уже погиб.
Нельзя не отметить ряд изъянов этой бюрократической системы. Приказ НКО №0299 от 19 августа 1941 года позволял даже нелетавшим командирам полков получать ордена себя за результативность своего подразделения. Действовала, например, такая норма: "Командир и комиссар полка, уничтожившего в воздушных боях не менее 30 самолетов противника и потерявшего при этом своих не более 5 самолетов, представляются к ордену ЛЕНИНА". Кроме того, в зависимости от обстоятельств, групповые победы могли быть "превращены" в личные. Т.е. система допускала изрядную долю произвола.

Теперь немного о других участниках воздушного боя. Судя по награждению в 1985 году юбилейной наградой, воздушный стрелок Валерий Конарев выжил. Воевал ли он после ранения в ноябре 1943 года — непонятно, записи о наградах за 1944-1945 годы отсутствуют.
Одногодок погибшего героя, его ведомый Леонид Михайлович Шишов, в декабре 1943 года представлен к званию Герой Советского Союза (указ вышел в феврале 1944 года). Лётчик-штурмовик закончил войну гвардии капитаном, на счету которого 153 боевых вылета. Записей о сбитых самолётах или ранении в день гибели Кривова в его документах нет, так что немцы скорее всего действительно разбили пару Ил-2 и затем добили машину Николая Кривова.

Ярославская 234-я стрелковая коммунистическая дивизия

234-я стрелковая дивизия формировалась по инициативе Ярославского обкома партии в соответствии с Постановлением ГКО № 804 от 15 октября 1941 года. Военная подготовка личного состава, набранного из добровольцев Ярославской области производилась без отрыва от производства. Формальный пересказ текста о формировании дивизии вряд ли будет интересен. В качестве замены предлагаю фрагмент рассказа единственного из живых ветеранов 234-й сд разведчика 225 омрр Алексея Андреевича Сотскова.
"В сентябре месяце 41-го меня и всех ребят из техникума резиновой промышленности зачисляют в парашютный десант и приказывают: «Ждите повесток. Вас повезут в Иваново». А через два дня вдруг всех вдруг отправили на картошку в деревню Коромыслово Гаврилов-Ямского района. Зима тогда началась рано, так что картофель пришлось выковыривать лопатами и ломами из-подо льда. Из стратегических задач на тот период наиважнейшей оказалась не подготовка десанта, а копка картофеля! Надо было кормить город и спасать урожай.
Через неделю приезжаю домой, мать причитает: «Алёшка, тебе повестка пришла». Тут стало мне нехорошо – «Мать моя. По повестке не явился – это же трибунал». Я бегу к ребятам в общежитие на Республиканской. Они меня успокоили: «Не переживай. Нам тоже всем принесли повестки, но комендантша их не приняла».
Спустя пару дней начинается формирование коммунистической дивизии. Вызывают в резино-комбинатовский райком партии. Там сидят: секретарь райкома партии, секретарь райкома комсомола, первый депутат верховного совета СССР – Валяева (Лидия Ивановна Валяева – прим. С.С.). Кто-то заикнулся: «Мы на 4-м курсе. Нам бы учебу закончить» — «Ничего. Вот Гитлера разобьем и закончите». Таким образом, с парашютным десантом было покончено.
Так я оказался в Ярославской 234-й. К 15 ноября людской состав дивизии был сформирован. Оружие тоже было, но пока только учебное. Началась подготовка к фронту. Учили в основным вещам: колоть штыком чучело, ползать по-пластунски, совершать марш-броски на 10 км. Вот собственно и вся учеба. Вооружали нас уже под Москвой. Мы туда прибыли 2 января 42-го года.
По ночам я дежурил с пулеметом в дотах Можайского УРа. Морозы были ужасающие. Вместо положенных двух часов дежурили час и сменялись, чтобы отогреться. Меня очень сильно выручала присланная сестрой телогрейка. Кормили плоховато: привозили мороженый хлеб, который мы пилили пилкой и аккуратно делили.
...
У нас все командование было из пожарников, участковых и политработников. Кадровых командиров почти не было. Из кадровых военных был командир роты лейтенант Варнаков. Но его убило еще утром вместе с командиром взвода (бывшим пожарником) Степановым. А почему их убило? Так скажем, глупости везде хватало. Ярославская дивизия в отличие от всей Красной армии была одета не в шинели, а в бушлаты цвета хаки. Все это было пошито в сверхурочное время Ярославскими рабочими. Сверху мы одевали маскхалаты. Командиров же всех вырядили в шикарные белые полушубки. Они красиво перепоясались крест-накрест портупеями. Ну, их немцы и щелкали как куропаток в первую очередь. Вот и вся война.
А, к примеру, взять нашего Докукина. У него была какая-то накидка вроде кавалерийской куртки и подшлемник на голове. И попробуй, отличи его от остальных. Ходит как обормот какой-нибудь. В одной руке — пистолет, а в другой — противотанковая граната. Так что мне кажется попадать в плен, пусть даже и случайно, он видимо не собирался [смеётся]."

Нож капитана А.М. Ромашева. Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Нож подаренный капитану А.М. Ромашеву, 1943 год

Капитан Александр Михайлович Ромашев. Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Капитан Александр Михайлович Ромашев

Боевое знамя 1340-го сп, входившего в состав 234-й сд. Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Боевое знамя 1340-го стрелкового полка, входившего в состав Ярославской 234-й стрелковой коммунистической дивизии

Пистолет ТТ. Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

ТТ - первый советский армейский самозарядный пистолет, разработанный в 1930 году конструктором Фёдором Васильевичем Токаревым

В состав дивизии входили 1340, 1342 и 1350-ый стрелковые полки. Нас интересуют 1340-ой и 1350-ый, ведь на стенде размещена фотокарточка с аннотацией: политрук А.М. Ромашов из 1340-го стрелкового полка 234-й сд. Надпись же на ноже указывает на то, что капитан Ромашов в 1943 году получил этот предмет в 1350-м сп. Буквы на гравировке бликуют, однако даже простой поиск по фамилии на сайте "Память народа" не даёт ни одного упоминания о капитане Ромашове (Романове/Домашове/Томашеве), служившем в 234-й сд. Зато нашлось представление к ордену Красного Знамени майора Александра Михайловича Ромашева, призванного Гаврилов-Ямским РВК Ярославской области. Надо сказать, что Ярославская 234-я стрелковая коммунистическая дивизия отличилась на Смоленщине, где и получила почётное наименование Ломоносовская.

Вот как раз в боях у деревни Ломоносовская и получил страшное ранение майор Александр Михайлович Ромашев, фотография которого находится на стенде в Ярославском музее. Агитатор 1350-го стрелкового полка в августе 1943 года под деревней Ломоносово Смоленской области получил третье ранение и вторую контузию. У офицера были перебиты обе ноги и утрачено зрение. Дальнейшая его судьба по базам данных не прослеживается, но нет его и в базе погибших либо умерших от ран.
Что же касается поиска на сайте "Память народа", то он не давал результатов, поскольку в наградном листе название полка выцвело. Таким образом, при сканировании и распознавании документа в соответствующее поле базы данных записали "330 сп 234 сд 1 ПрибФ". Впрочем, это не отменяет необходимости исправить ошибку на музейной табличке в написании фамилии и номера воинской части.

225-ая моторазведрота 234-й стрелковой дивизии

Разбирая фотографии из ярославского музея, я и не предполагал, что ключом к экспонатам одного из стендов станет портрет офицера, зажавшего курительную трубку в зубах. Удивительно, сколько воспоминаний в сердцах однополчан оставил Иван Докукин. Помимо упоминаний в автобиографической повести «Дневник разведчицы», в своих рассказах о нём вспоминают два ветерана: Сотсков Алексей Андреевич и Коротков Борис Павлович.

Сначала несколько эпизодов из рассказа А.А. Сотскова: "— Разведка была полковая или дивизионная?
— Дивизионная. Это были «глаза и уши» командира дивизии. Нам ставились более крупные задачи. А была еще армейская разведка, они ходили в глубокий тыл к немцам. Один раз нам поставили задачу протолкнуть армейскую разведку через большак. Их было пять человек, навьюченных с ног до головы, с заданием дойти до старой границы. А через большак проскочить была задача не из рядовых. Вдоль нее постоянно патрулировали танкетки и авиация. Это была основная магистраль связывающая Смоленск, Белый и Ржев.
— Опишите структуру роты.
— Это была отдельная часть в составе дивизии. 225-я отдельная мото-разведывательная рота. То есть имела свое название, свой номер и печать. Роте могли давать задания даже из штаба армии.
...
По существу, разведка является элитной частью, предназначенной для выполнения специфических задач. Так как резервов у Турьева уже не было, он бросил нас в атаку в качестве обычной пехоты. Рассказать подробно об этом я уже не смогу, в голове держатся какие-то отдельные обрывки воспоминаний. Сам понимаешь, сколько времени прошло. События происходили стремительно, и ситуация менялась словно в калейдоскопе. Что помнится? Из расположения роты попали прямо в окопы. Помню, как комиссар полка Морозов перед атакой надрывно кричал: «Докукинцы вперед! Докукинцы, не посрамите командира! Вперед!» Затем по окопам немцев и по деревне стала работать наша артиллерия. Потом мы выскочили из окопов на бруствер и рванулись вперед. Помню, как командиры орали до хрипоты: «Вперед! Вперед! Ближе к разрывам. Ближе к разрывам». Это какое-то безумие. Жара. В плащ-палатке припекло. Из-под каски, разъедая глаза, ручьем течет пот. Бежишь, на ходу стреляешь из пулемета. А из глотки только что-то нечленораздельное – «А-а-а-а». Фактически сам себя подбадриваешь этим криком. ...
Докукин по моему прибытию был старшим лейтенантом. Потом стал капитаном. Он был, кстати, довольно известной личностью. Его знали по обе линии фронта. Немцы обещали за него награду в несколько десятков тысяч марок. Был такой период, когда наша разведка брала 75% языков от общего количества языков, взятых на Калининском фронте. Продолжительный был этот период или нет, я не знаю. Но факт остается фактом, он очень быстро рос в звании. При мне ему присвоили майора и дали батальон. Он с нами распрощался, расцеловался. Напоследок говорит: «Приходите на мой участок. Я буду вести наблюдение и буду вам сообщать, когда на моем участке можно будет провести операцию».
"

Слова однополчанина дополнит Б.П. Коротков: "Я попал в 1342-й полк. Лейтенант Николай Андреевич Стаценко набирал в разведку 13 человек. Я, как повелось, был тринадцатым. Под Москвой разведроту принял, уже хлебнувший лиха под Москвой и раненый там же, выпускник Подольского училища - лейтенант Докукин.
...
Ребята нащупали артиллерийский склад в Гавровском лесу возле шоссе. Докукин с разрешения штаба дивизии поднял наш взвод и двух саперов под командованием Стаценко. Аккуратно подошли, наблюдаем. Охраны нет! Решили не ждать. В вещмешках принесли мины ЯМ-5. (Мина ЯМ-5 – буквально Я(щик) М(ина). Мина, изготовление которой не требовало больших затрат времени, дефицитных материалов, квалифицированных специалистов и сложных взрывателей. На сегодняшний день не сохранилось ни образца, ни чертежей данной мины. Эта модификация выпускалась с конца 1941 по 1944 год, была снята с вооружения по причине появления более совершенных мин. – Прим. С.С.) Хорошо помню, как мы со Славой открывали деревянные ящики, и потрошили ножами уложенные в них мешочки с порохом. Саперы в это время делали свои дела, а мы ждали команду зажечь порох. Вдруг слышим свист идущего от ручья к складу человека. Дальше все происходит быстро. Докукин хладнокровно прицеливается и дает с автомата длинную очередь по немцам, сам лично все проверяет, а затем поджигает порох.
- Отход!
Бежим со всех ног. Пламя от горящего пороха поднялось на высоту двухэтажного дома. Когда отбежали метров на 200, начали рваться боеприпасы и над головами полетели осколки.
Домой возвращаемся, пехота подначивает: «Опять разведка дел понаделала». А чего нам? В ответ скромно улыбаемся... Потом ребята притащили газету «За отчизну» с заметкой «Взрыв артсклада».
"
...
Докукин ушел на повышение. Ему дали батальон. В 43-м побежал встречать взятого разведкой языка и напоролся на мину. Будучи в звании полковника умер в 1953 году от полученных во время войны ран."

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Девушки на фото, слева направо: санитарка 225-й омрр - Анна Тюканова, переводчица 234-й сд - Минна Малая, неизвестная. В центре - трофейный кинжал В.В. Чистякова, 1943 год. Справа - фотография командир 225-й омрр Ивана Афанасьевича Докукина, 1942 год.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Траншейный перископ разведчика 225-й моторазведроты Софьи Петровны Аверичевой

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Летняя форма (гимнастёрка и юбка) разведчика 225-й моторазведроты Софьи Петровны Аверичевой

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Немецкая агитационная мина (требует уточнения)

За бликующим стеклом - вещи разведчика-наблюдателя 225-й отдельной разведывательной роты краноармейца Софьи Аверичевой. Мне сложно тягаться с мастерами слова, поэтому вместо моего вольного пересказа известных фактов, пусть выступит уже известный нам поэт Марк Лисянский, чей фотоаппарат мы только что видели на музейной витрине. Редактор фронтовой газеты написал очень ёмкое и информативное предисловие к книге Софьи Петровны Аверичевой «Дневник разведчицы».
"Молодая актриса театра имени Волкова уходит добровольно на фронт. Может, она не любит театр, может, неудачно складывается ее судьба как актрисы? Нет, Соня Аверичева так любила театр, что в семнадцать лет поступила шофером в театр рабочей молодежи на Дальнем Востоке. Там и начался ее сценический путь. А в двадцать три года в Ростове-Ярославском она уже сыграла Нору в пьесе Ибсена «Нора». Аверичева справилась с этой сложной ролью и после фестиваля театров области была переведена в театр имени Волкова. Здесь ей поручают ответственные роли, такие, как Луиза в шиллеровском «Коварстве и любви», Анна в горьковских «Варварах», Ирина в «Трех сестрах» Чехова, Машенька в пьесе Афиногенова «Машенька». В течение трех лет Соня Аверичева завоевывает признание и любовь ярославцев, о ней пишут в газетах как о талантливой актрисе.
И вот война. Аверичева поступает на курсы мотоциклистов с тем, чтобы попасть в моторазведывательную роту. Она преодолевает все препятствия и добивается своего. По велению сердца идет туда, где всего трудней и опасней, где решалась судьба нашей страны. Так случилось, что мы оказались в разных дивизиях, но на одном Калининском фронте. Соня — в Ярославской 234-й дивизии, я — в Ярославской 243-й. Помню, как в нашу дивизию дошла весть: Аверичева — разведчица, взяла «языка». Все мы, ярославцы, очень за нее волновались, тревожились о ней. Не дай бог, попадет в лапы гитлеровцев!
До окончания войны Аверичева воевала в Ярославской дивизии, сначала бойцом-разведчиком, затем автоматчиком, дважды была ранена, заслужила восемь правительственных наград — от медали «За отвагу» до ордена Красного Знамени! Актриса, коммунистка, разведчица, она прошла с честью трудной фронтовой дорогой и вернулась в свой родной Ярославский театр.
"

Куда проще, без доли пафоса вспоминает А.А. Сотсков: "Они прибыли в дивизию с маршевым пополнением в 42-м году в июле месяце. Мы были на задании. До базы нам было далеко идти, поэтому старшина подвез нам продукты в термосах. И на этой же подводе сидит Аверичева. Блондинка! Волосы немного рыжеватые. На ней уже одет трофейный немецкий накомарник. Зеленый такой, красивый. Она его нацепила на манер шляпки. Ну, артистка, чего тут говорить. До сих пор в ушах звучит, как она, тонким голоском задыхаясь от волнения, кричала: «Вперед товарищи». Тут конечно больше театрального…"

Наградные листы Софьи Аверичевой дополняют вышесказанное. Медаль «За отвагу» - поиск 6 сентября 1942 года в районе смоленской деревни Кузьмино. Разведчица заметила группу немцев, обходившую разведчиков с тыла, первая забросал противника гранатами, уничтожив трёх нацистов. Свой доклад она подтвердила немецкой винтовкой, двумя запасными пулемётными стволами и документами убитых. В 225-й омрр Софья Петровна воевала с июля 1942 по март 1943 года.
Сотсков вспоминает, что после ухода Докукина новый командир разведроты, Крохалев, выжил всех трёх девушек. Медсестра Тюканова Анна пришла в разведроту из дивизионного медсанбата, в него же и вернулась. С августа 1943 по ноябрь 1944 года участвовала в 250 средних и тяжёлых хирургических операциях, лично сделала 85 переливаний крови. Войну девушка закончила в том же медсанбате 234-й сд, в звании старшины с двумя медалями и орденом Красной Звезды за оказание помощи 390 бойцам и командирам в январе-марте 1945 года.
Валя Лаврова ушла в артиллерийскую разведку. В конце октября Лаврова Валентина Васильевна с группой красноармейцев 234-й сд попала в плен. После отступления немцев её тело было найдено среди трупов советских солдат, на всех - следы пыток.
Аверичева же попала в роту автоматчиков 1342-го сп, к Печенежскому. 30 апреля 1943 в ходе боя, она уничтожила вражеский пулемёт с его расчётом, но получила тяжёлое ранение. К лету девушка поправилась и уже 17 июня 1943 года, действуя в группе захвата, бесшумно преодолела болото, три минных поля и проволоку малозаметного препятствия. Вместе с другими разведчиками она забросала пулемётную ячейку гранатами и взяла контрольного пленного. За эти подвиги Софью Аверичеву наградили орденом Красного Знамени.
Весной 1945 года, за выявление огневых точек противника, при форсировании одного из каналов на территории Германии, разведчик-наблюдатель пешей разведки 1340 стрелкового полка ефрейтор Аверичева награждена орденом Красной Звезды.

Руководитель концертной бригады 234-й сд В.П. Митрофанов

За стеклом музейной витрины лежит немецкий нож. Аннотация к экспонату рассказывает нам: трофей взят в бою старшим лейтенантом Митрофановым В. П. у первого убитого им немца. Вроде бы ничего необычного, пока не узнаешь историю человека и его боевой путь. Начать придётся издалека, с ярославского театра 1930-ых годов.
"В первые годы советской власти Ярославский театр получает название «Советский имени Волкова театр». Во второй половине 30-х годов труппа Волковского театра объединяется в замечательный, строгий и стройный ансамбль мастеров сцены, на многие десятилетия определивших творческое лицо театра. Это С. Ромоданов, А. Чудинова, А. Магницкая, В. Соколов, С. Комиссаров, В. Политимский, Г. Свободин. Репертуар 30-х годов представлен русской классикой, прежде всего драматургией Островского («Гроза», «Бесприданница», «Без вины виноватые», «Последняя жертва»).
В годы Великой Отечественной войны многие волковцы ушли на фронт, встав с оружием в руках на защиту Родины. Среди них актеры Валериан Соколов, Владимир Митрофанов, Дмитрий Аборкин, Владимир Мосягин, декоратор, а впоследствии актер Константин Лисицын, удостоенный звания Героя Советского Союза, актриса, ставшая фронтовой разведчицей, Софья Аверичева, актриса Мария Рыпневская, художественный руководитель театра Давид Манский. Молодой режиссер Семен Оршанский пришел в театр в 1940 году. Дебютировал спектаклем «Горячее сердце» А. Н. Островского, успел поставить «Парень из нашего города», «Овод». В 1942 году погиб в боях за Сталинград.
" Источник: Ярославский драмтеатр - история театра

Давайте попробуем проследить боевой путь артиста драматического театра, посмотрим его наградные листы. Читаем представление от 20 февраля 1943 года к медали «За боевые заслуги» на техника-интенданта 1 ранга Митрофанова Владимир Петрович. Выясняется, что начальника библиотеки дивизионного клуба Митрофанов - профессиональный артист, который создал агитбригаду. За полгода агибригада дивизионного клуба под его руководством дала 150 концертов, их которых 71 - на переднем крае обороны, в блиндажах. Упоминается также участие в бою под деревней Фёдоровка Пречистенского района Смоленской области. Следующий документ, от 1 мая 1944 года, расскажет нам о том, что бывший артист сменил воинскую часть и должность - стал помощником начальника штаба 1 отделения штаба 154-й стрелковой дивизии. Летом 1944 года адьютант 2-го стрелкового батальона 437-го сп 154-й сд капитан Митрофанов представлен к награждению орденом Красной звезды. В ходе наступления 27 июня 1944 года капитан бесперывно находился в боевых порядках батальона и обеспечивал выполнение поставленных задач. 7 июля 1944 года он разработал и реализовал план форсирования реки Друйка (в Браславском районе Витебской области Белоруссии), благодаря чему у противника был отвоёван важный рубеж обороны.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Немецкий охотничий нож - взят в бою начальником штаба стрелкового батальона старшим лейтенантом Митрофановым В. П. у первого убитого им немца, дер.Заозёрье, Смоленская область, 28 марта 1942 года

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Фотоаппарат редактора дивизионной газеты "В бой за Родину" поэта Марка Лисянского (призывался из Ярославля, но попал в 243-ую сд). Военный корреспондент В.М. Щепкин в Берлине. Участник штурма Берлина И.Б. Рабинович

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Награды нацистской Германии

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Награды нацистской Германии

По странном стечению обстоятельств, об этом боевом эпизоде собраны свидетельства очевидцев. Дело в том, что в 7-й стрелковой роте 3-го стрелкового батальона того же полка служил рядовой Георгий Эфрон - сын Марины Цветаевой. Рядовой и ещё несколько его сослуживцев бесследно исчезли, будучи ранены в боях у Друйки и отправлены в медсанбат. В 1970-ые годы подполковник Станислав Викентьевич Грибанов попытался выяснить обстоятельства его гибели. Результаты поиска он опубликовал в статье «Строка Цветаевой» («Неман», 1975, № 8). Существенно позже исследование лётчика-фронтовика продолжил публицист Виктор Сенча. С итогами поисковой работы можно ознакомиться в написанной для журнала «Новый мир» статье «Как погиб Георгий Эфрон». Приведу краткую цитату из этой публикации:
"7 июля 1944 года подразделения 437-го стрелкового полка вышли на рубеж Кочерги — Бернатовщина — Друйск. В бою за деревню Друйка гитлеровцы оказали серьезное сопротивление. «Я хорошо помню этот бой — рассказывал Грибанову бывший командир взвода 3-го батальона младший лейтенант Александр Храмцевич. — Немцы с высотки встретили нас плотным огнем. Мы залегли — кто где мог: в воронках от снарядов, в любом углублении. Два раза опять поднимались в атаку — и снова залегли, пробежав несколько метров вперед. Третья атака нам удалась с помощью соседей. Так была взята деревня Друйка. Раненых отправили в 183-й медсанбат». С 9 июля 1944 года рядовой 437-го стрелкового полка Сергей Эфрон был снят со всех видов довольствия и, согласно книге приказов полка по строевой части, убыл «на излечение в 183 медсанбат по ранению». На этом след рядового Георгия Эфрона обрывается навсегда.

Речушка Друйка стала линией фронта. Наступление 154-й дивизии приостановилось. Целью наших частей было опрокинуть вражескую оборону и заставить немцев отступить как можно дальше — на территорию Прибалтики к Даугавпилсу. Судьба группы армий «Север» решалась именно здесь, на берегах едва просматриваемой на топографических картах белорусской речки. Именно поэтому так отчаянно сопротивлялись гитлеровцы. И так много осталось здесь лежать наших солдат. Днем 7 июля 1944 года за высотку у деревни Друйка разгорелся ожесточенный бой. Согласно записям в книге приказов полка по строевой части, 38 раненых: 18 человек из состава 1-го стрелкового батальона, 20 — из 2-го были отправлены в 183-й медсанбат. 14 солдат и офицеров полка погибли.
"

Снайпер 2-й стрелковой роты 1340-го сп 234-й сд Николай Васильевич Пальмин

Николай Пальмин родился в 1914 году в деревне Русиново Даниловского района Ярославской области. До войны он работал на ордена Ленина Ярославском шинном заводе. В декабре 1941 года юноша попал на фронт, где стал инициатором снайперского движения в своей 234-й стрелковой дивизии. К З июня 1942 года красноармеец Н.В. Пальмин уничтожил из своей винтовки 34 фашиста, что был награждён медалью «За отвагу». Окончательный итог его снайперской деятельности - 247 уничтоженных солдат и офицеров противника, затем Пальмина направляют на курсы младших командиров. Дальнейший боевой путь отмечен двумя наградными листами за 1945 год.
10 апреля 1945 года командир стрелковой роты 137-го гв.сп 47-й гв.сд старший лейтенант Н.В. Пальмин отличился оборонительных боях на западном берегу реки Одер, за что и награждён орденом Красной Звезды. Из текста представления к награде мы узнаём, что наш герой получил два тяжёлых ранения: 04.03.1943 в ходе обороне Харькова и 07.07.1944 при наступлении на Ковель.
Позже, за отличие в боях на Берлинском направлении, в том числе за форсирование реки Шпрее под огнём противника, старший лейтенант Н.В. Пальмин награждён вторым орденом Красной Звезды.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Значок «Ворошиловский стрелок» первой ступени снайпера 2-й стрелковой роты 1340-го сп 234-й сд Николая Васильевича Пальмина, лично уничтожившего 247 врагов

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Шприц в футляре, трофейный. Неврологический молоточек полковника медицинской службы Григория Ермолаевича Лопатухина, начальника эвакогоспиталя № 1780, который в военные годы располагался в здании ярославской школы № 53 в Зеленцовском переулке

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Сумка санитара образца 1943 года. Идеальное состояние заставляет подозревать в экспонате современную реплику.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Витрина с материалами об участии ярославцев в обороне Ленинграда. В центре - ППШ с рожковым магазином.

Партизанский отряд «Ярославец»

Достоверный и лаконичный рассказ о партизанском отряде «Ярославец» написан кандидатом исторических наук С.В.Стяжкиным. Ознакомьтесь с фрагментом публикации «Испытание огнём» из сборника очерков «Верой и правдой». Начало цитаты:
"9 января 1942 года начальник Управления НКВД ЯО майор государственной безопасности Губин направил в Москву документ, в котором он обосновывал целесообразность формирования партизанского отряда и заброски его в тыл врага. Отряд планировалось создать из заключенных Волголага. Это — одна из примет того времени. Как известно, во второй половине 30-х годов репрессиям подверглись командные кадры РККА и НКВД. К началу войны многие из них оставались в системе ГУЛАГа. Во время боевых действий остро встала проблема нехватки квалифицированных военных специалистов.

П.А.Судоплатов поддержал предложение В.В.Губина. Из лагерей досрочно освободили 45 человек и разрешили УНКВД по Ярославской области организовать из них партизанский отряд. План его использования за линией фронта разрабатывался непосредственно сотрудниками 4-го Управления НКВД СССР. Перед партизанами стояли задачи: получение разведывательных данных о противнике и о политическом состоянии оккупированных районов, разрушение коммуникаций, подрыв железнодорожных сооружений, военных объектов, складов, проведение террористических актов против германского командования и уничтожение предателей.

В Ярославль из 4-го Управления НКВД СССР направили руководство отряда и радиста В.И.Бойкова. Командиром отряда назначили старшего лейтенанта госбезопасности Б.Л.Соколова, его помощником — младшего лейтенанта госбезопасности С.Б.Лапука. Первоначально Соколов, Лапук и Бойков готовились 4-м Управлением НКВД СССР к нелегальной работе в оккупированной Москве. Комиссаром отряда стал бывший сотрудник УНКВД, освобожденный из заключения, М.И.Снетков. Помощником комиссара — сержант государственной безопасности В.Б.Демченко. Начальником штаба — освобожденный из заключения А.Ф.Чаплин. Помощником начальника штаба — сержант милиции Д.М.Гагарин.

Окончательно сформированный партизанский отряд «Ярославец» насчитывал 65 человек. В него вошли: 44 бывших заключенных Волголага, осужденных за должностные и воинские преступления, в прошлом работники НКВД и комсостав Красной Армии, 4 подростка 16—17 лет — воспитанники детской колонии НКВД, 7 человек из партийного актива, готовившиеся для руководства партизанскими отрядами, 6 сотрудников УНКВД и три девушки-медсестры. У партизан имелось 5 автоматов, 50 иностранных винтовок, 3 русские трехлинейные винтовки, 6 спецприборов для бесшумной стрельбы. Каждый боец отряда имел пистолет, финский нож, гранаты. Все были хорошо одеты: каждому выдали полушубок, шапку-ушанку, ватную фуфайку и брюки.

С 3 по 13 февраля 1942 года сотрудники Управления проводили с бойцами отряда особого назначения практические и теоретические занятия, на которых изучались предметы: Отечественная война и партизанское движение, боевая подготовка, топография, подрывное дело, диверсия, лыжная подготовка, разведка. Личный состав отряда изучил оружие немецкого производства. В итоге было сформировано подразделение с высоким боевым потенциалом. В тыл немецкой армии партизан перебросили на участке 179-й дивизии 22-й армии в Смоленской области. «Ярославец» шесть месяцев успешно действовал на оккупированной территории и нанес существенный урон противнику. Было уничтожено 1137 немецких солдат и офицеров, 147 полицейских, взорвано 12 мостов, 2 артиллерийских склада, произведено крушение 4-х вражеских эшелонов. В тылу противника «Ярославец» сформировал еще три партизанских отряда."

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Записка о смене базы Ярославского партизанского отряда. Андрей - это, вероятно, А.Ф. Чаплин. Сложности с датированием документа: 26 мая или 26 июня 1942 года?

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Надпись на деревянной кобуре Маузера: "Боевому товарищу Шевченко В.Ф. от Снеткова Михаила Ивановича, 1942 год". Подарок проводнику от комиссара отряда, бывшего сотрудника УНКВД, освобожденного из заключения

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

В центре - телогрейка И.Ф. Сугробова - партизана ярославского отряда имени Суворова. Ниже его портрета — портсигар, подаренный жителем Витебской области за спасение его дочери во время бомбёжки. Коричневые свитки - газета «Народный мститель», выходившая на бересте

.
Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

7,65-мм пистолет Walther PP

На всех этапах войны одной из главных задач, решаемых органами НКВД в тылу врага, была разведка. Ее вели непосредственно бойцы отряда и внедренная агентура в немецких организациях. Вторая составляющая имела особое значение. Органами НКВД создавались широкие агентурные сети на оккупированной территории. Отряду «Ярославец» помогали 85 человек. Эффективность их работы была высокой. Например, агент Яша, внедренный в немецкую разведку, первоначально помогал выявлять немецкую агентуру, действовавшую против партизан. Затем он сумел внедриться в немецкую разведывательно-диверсионную школу в селе Дубовицы. Оттуда он передал в отряд данные на курсантов и преподавателей, а потом содействовал уничтожению школы партизанами «Ярославца».

Разведчица отряда Вера была устроена в комендатуру, где с риском для жизни доставала чистые бланки паспортов, обеспечивала партизан пропусками, добывала важные сведения военного характера. Разведчицу Лиду удалось устроить в другую комендатуру. С ее помощью в результате ночного налета была разгромлена комендатура и уничтожен резидент немецких спецслужб. В проведении визуальной разведки «Ярославцу» помогали три мальчика 12—13 лет. Они под видом нищих ходили в глубокую разведку и, по свидетельству В. Б. Демченко, приносили очень важные материалы.

К весне 1942 г. партизанское движение окрепло и превратилось в силу, способную при правильном руководстве решать задачи стратегического характера. Стало ясно, что эффективность в войне с противником возрастет при четкой координации действий вооруженных формирований на фронте и на оккупированной территории. Были рассмотрены различные варианты управления партизанским движением.
30 мая 1942 года для руководства вооруженной борьбой на оккупированной территории при Ставке Верховного Главнокомандования был организован Центральный штаб партизанского движения, при военных советах фронтов — фронтовые штабы, а при военных советах армий — оперативные группы. Этим штабам органы НКВД передали многочисленные партизанские отряды, а сами сосредоточились на проведении наиболее сложных разведывательно-диверсионных операций в тылу врага.
В августе 1942 года по указанию руководства «Ярославец» возвратился на свою базу в поселок Красный Холм в Ярославскую область."
Конец цитаты.

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Боевая характеристика на Александра Константиновича Тютнева, командира отделения партизанского отряда им. Л.П. Берия, 9 февраля 1943 года

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Удостоверение, выданное Украинским штабом партизанского движения А.К. Тютневу о том, что он с 5.06.1943 по 5.02.1945 состоял в партизанском отряде

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Военный билет, выданный партизану А.К. Тютневу в 234-м запасном стрелковом полку, куда его направили после встречи с частями Красной Армии

Музей боевой славы, филиал Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

Грамота о награждении А.К. Тютнева знаком чехословацкого партизана

БМД-1

БМД-1, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

БМД-1

БМД-1, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

БМД-1

БМД-1, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

БМД-1

БМД-1, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

БМД-1

Бронетранспортёр БТР-70

Бронетранспортёр БТР-70, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

Бронетранспортёр БТР-70

Бронетранспортёр БТР-70, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

Бронетранспортёр БТР-70

Бронетранспортёр БТР-70, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

Бронетранспортёр БТР-70

Бронетранспортёр БТР-70, Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

Бронетранспортёр БТР-70

Чехословацкий учебно-тренировочный самолёт Аэро Л-29 «Дельфин»

Средний танк Т-54Б

Транспортно-заряжающая машина ПР-11Д зенитно-ракетного комплекса С-75

Транспортно-заряжающая машина 5Т82М зенитно-ракетного комплекса С-200

Транспортно-заряжающая машина ТЗМ-143 и БПЛА Ту-141 разведывательного комплекса ВР-2 «Стриж»

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К), Музей боевой славы, филиал Ярославского музея-заповедника

85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К)