Мемориальный Музей космонавтики


Навигация по странице:
Сергей Павлович Королёв и Совет Главных конструкторов
Катапультируемый контейнер для подопытных животных
Орбитальные станции
Установки для проведения биологических экспериментов на орбитальных станциях
Макет орбитальной станции «Мир»
Макеты космических аппаратов
Полёт Алексея Леонова и Павла Беляева на космическом корабле «Восход-2»
Лётчик-космонавт №8, дважды Герой Советского Союза, Владимир Комаров
Космические скафандры
Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток»
Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»)
Советская лунная программа
Макет советского пилотируемого лунного космического корабля
Программа орбитальных пилотируемых станций «Алмаз»
Программа создания орбитального корабля «Буран»
Фотоаппарат «Агат-1»
Макет космического корабля «Союз»
Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37»
Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7»
Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга»

Месторасположение: г.Москва, метро ВДНХ, проспект Мира, 111
Официальный сайт: Музей космонавтики
4 октября 1964 года, в седьмую годовщину запуска первого спутника, рядом с главным входом ВДНХ был открыт монумент «Покорителям космоса». Возвели его по проекту архитекторов А. Н. Колчина и М. О. Барща, инженера Л. Щипакина и скульптора А. П. Файдыша-Крандиевского. Обелиск высотой 107 метров представляет собой облицованный титановыми панелями шлейф взлетающей ракеты.
В апреле 1981 года к 20-летию полета в космос первого землянина в стилобате монумента открыли Мемориальный Музей космонавтики. В 2000-ых годах столичные власти выделили деньги на его реконструкцию, что позволило увеличить залы музея на 100 квадратных метров, а площадь фондохранилища - в 4 раза. 11 апреля 2009 года музей торжественно открыли после реконструкции.
Режим работы: с 10:00 до 19:00, понедельник - выходной. Основные экспозиции: «Утро космической эры», «Творцы», «Исследования планет Солнечной системы», «Международное сотрудничество в космосе», «Дом на орбите» (орбитальная космонавтика), «Ракетно-космическая промышленность России». Неподалёку расположен филиал – мемориальный дом-музей академика Сергея Павловича Королёва.

Дополнительно:
Музейно-выставочный центр «Самара Космическая»
Выставка «Космические войска: через тернии к звёздам». Военно-патриотический парк «Патриот»
Космическая, железнодорожная и другая специальная техника в Техническом музее, г.Тольятти

Сергей Павлович Королёв и Совет Главных конструкторов

Интерьер кабинета-комнаты отдыха главного конструктора С.П. Королёва, Музей космонавтики

Интерьер кабинета-комнаты отдыха главного конструктора С.П. Королёва на предприятии ОКБ-1 (позднее ЦКБЭМ, НПО «Энергия»). Вторая часть кабинета являлась официальной - для встреч, совещаний, советов Главных конструкторов

Телефонный аппарат начальника дежурного расчета пуска космодрома Байконур, Музей космонавтики

Телефонный аппарат начальника дежурного расчета пуска. Использовался для обеспечения стартов первых советских космонавтов (с 1961 по 1965 годы), а также как контрольный аппарат ВЧ-связи между Кремлём и космодромом Байконур

Прорезиненный плащ С.П. Королёва, Музей космонавтики

Прорезиненный плащ С.П. Королёва, которым он пользовался в период пусков первых баллистических и геофизических ракет на полигоне Капустин Яр (1947-1950 гг.). На рукаве - красная повязка "СК", означает принадлежность к стартовой команде

С.П. Королёв с собакой Рыжиком, Музей космонавтики

С.П. Королёв с собакой Рыжиком, совершившей полёт на высоту 110 км, 19 августа 1951 года. Фото с места приземления "четвероногих космонавтов"

Подарки С.П. Королёва дочери - Наталье, Музей космонавтики

Подарки С.П. Королёва его дочери Наташе

Подарок С.П. Королёва супруге - Нине Ивановне в день рождения, 1949 год, Музей космонавтики

Подарок С.П. Королёва супруге - Нине Ивановне в день рождения, 1949 год

С.П. Королёв с трёхмесячной дочерью Наташей, 1935 год, Музей космонавтики

С.П. Королёв с трёхмесячной дочерью Наташей, 1935 год

Сергей Павлович и Нина Ивановна Королёвы, Музей космонавтики

Сергей Павлович и Нина Ивановна Королёвы

Звание Героя Социалистического Труда присвоено С.П. Королёву 20.04.1956 за заслуги в деле создания дальних баллистических ракет, Музей космонавтики

Звание Героя Социалистического Труда присвоено С.П. Королёву 20.04.1956 за заслуги в деле создания дальних баллистических ракет

Личные вещи С.П. Королёва. Записка от 6 июня 1962 года. Что выгоднее: станция в космосе или на Луне?, Музей космонавтики

Личные вещи С.П. Королёва. Записка от 6 июня 1962 года. Что выгоднее: станция в космосе или на Луне?

14.02.1958 С.П. Королёву присуждена Золотая медаль имени К.Э.Циолковского, экземпляр №1, Музей космонавтики

14.02.1958 за работы по созданию и успешному запуску Первого в мире искусственного спутника Земли С.П. Королёву присуждена Золотая медаль имени К.Э.Циолковского, экземпляр №1

Нарукавная повязка с автографами участников запуска космического корабля «Восток-2» с космонавтом Германом Титовым. 12 августа 1962 г., Музей космонавтики

Нарукавная повязка с автографами участников запуска космического корабля «Восток-2» с космонавтом Германом Титовым. 12 августа 1962 г

"Строгий контроль за каждым человеком, находящимся у ракеты в последние предпусковые часы и минуты, дело очень важное. Важное не только из тех соображений, чтобы никто лишний не путался под ногами у работающих, но и ради обеспечения безопасности людей: легко представить себе, что осталось бы от человека, который, зазевавшись, оказался бы на стартовой площадке в момент пуска! Поэтому на космодроме постепенно отработалась и неуклонно действовала строгая и чёткая система. Каждый, кто, согласно стартовому расписанию, должен был что-то делать у ракеты-носителя и космического корабля в день пуска, учитывался специальными жетонами, перевешиваемыми на контрольных щитах, а люди, которым полагалось присутствовать на площадке на самых последних этапах подготовки к старту, получали специальную нарукавную повязку.
Повязки были разного цвета: красные, синие, белые. Каждому цвету соответствовало своё твёрдое время ухода с площадки. Например, после того как из репродукторов громкоговорящей командной сети раздавалось: «Объявляется часовая готовность!» (это означало, что до старта — один час) — носители повязок, скажем, белого цвета, оставаться на площадке больше не имели права. Любой замешкавшийся незамедлительно выводился, так сказать, под руки непреклонными контролёрами специально на сей предмет существующей команды.
...
Последняя, совсем небольшая группа людей — её отличали красные нарукавные повязки — ушла с площадки после команды «Объявляется готовность пятнадцать минут» и не уехала, как все остальные, в степь, а опустилась под землю, в бункер управления пуском.
"
Источник: Марк Лазаревич Галлай. «С человеком на борту»

Личные вещи и награды Ю.А.Гагарина, Музей космонавтики

Личные вещи и награды Ю.А.Гагарина

Извещение о присуждении Сталинской премии II степени Михаилу Сергеевичу Рязанскому, Музей космонавтики

Извещение о присуждении Сталинской премии II степени Михаилу Сергеевичу Рязанскому — за разработку первого советского радиолокатора «Пегматит»

Пропуск М.С. Рязанского периода его работы в Германии по изучению систем наведения ракет Фау-2, Музей космонавтики

М.С. Рязанский — участник разработки радиосистем для баллистических ракет, космических ракет-носителей, спутников. Один из членов знаменитого Совета Главных конструкторов

, Музей космонавтики

Личные вещи и награды Николая Алексеевича Пилюгина — главного конструктора системы управления ракет, члена Совета Главных конструкторов

, Музей космонавтики

Доверенность, выданная С.П. Королёвым в 1961 году, Мишину Василию Павловичу

, Музей космонавтики

Награды Василия Павловича Мишина. Звания Героя Социалистического Труда он удостоен в 1956 году за создание первой советской стратегической ракеты Р-5 с дальностью полёта до 1200 км и отделяющейся головной частью

, Музей космонавтики

Линейка для определения показателей надёжности систем, применялась В.П.Мишиным в 1960-ых годах при разработке ракетной техники

, Музей космонавтики

Книга, подаренная С.П. Королёвым своему заместителю: "Василию Павловичу Мишину - моему дорогому другу и товарищу по многолетней совместной работе..."

Катапультируемый контейнер для подопытных животных

"По программе подготовки пилотируемого полета человека в космос 20 августа 1960г. был осуществлен запуск на орбиту ИСЗ прототипа космического корабля «Восток», на котором в катапультном кресле размещался гермоконтейнер с двумя собаками («Белка» и «Стрелка»). Катапультное кресло по конструкции основных систем представляло собой близкий аналог кресла космонавта. На этапе спуска кресло с гермоконтейенером катапультировалось из СА по штатной схеме, принятой для космонавта корабля «Восток». Гермоконтейнер был успешно посажен на землю с использованием парашютных систем; собаки в гермоконтейнере хорошо перенесли все перегрузки космического полета и приземления".
Источник: Б.А. Рабинович "Безопасность космонавта при посадочном ударе спускаемого аппарата о грунт"

Катапультируемый контейнер для подопытных животных второго космического корабля-спутника, Музей космонавтики

Катапультируемый контейнер для подопытных животных второго космического корабля-спутника, который был запущен 19.08.1960 по программе подготовки полета человека в космос

Катапультируемый контейнер для подопытных животных второго космического корабля-спутника, Музей космонавтики

20.08.1960 собаки Белки и Стрелки вернулись на Землю. В контейнере размещались: кабина для собак с автоматом кормления, ассенизационным устройством и системой вентиляции

Катапультируемый контейнер для подопытных животных второго космического корабля-спутника, Музей космонавтики

Аппарат оснащён устройствами катапультирования и парашютными системами, радиопередатчиками для пеленгации катапультируемого кресла и другим оборудованием

Катапультируемый контейнер для подопытных животных второго космического корабля-спутника, Музей космонавтики

Контейнер катапультировался при спуске космического корабля на высоте 7 километров. Его скорость при приземлении 6-8 метров в секунду

Орбитальные станции

Космический паяльник, Музей космонавтики

Космический паяльник для работы в невесомости. Припой внутри сменных жал-насадок, выделяется дозированно, при соприкосновении с местом пайки

, Музей космонавтики

Фантом-манекен - модель тела из смеси зёрен пшеницы, древесных опилок и смолы. Материал по восприятию радиации близок к биоткани человека. В 20 точках заложены детекторы. Манекен использовался в ходе экспериментов по изучению радиации на больших высотах, во время полётов на Ту-144

Панель для хранения инструментов для работы на внешней поверхности орбитальной станции в скафандрах «Орлан», Музей космонавтики

Панель для хранения инструментов для работы на внешней поверхности орбитальной станции в скафандрах «Орлан». Перед выходом космонавты укладывают инструменты в переносной контейнер

Устройство «Якорь А-Р» для фиксации ног космонавта во время работы на поверхности орбитальной станции в открытом космосе, Музей космонавтики

Устройство «Якорь А-Р» для фиксации ног космонавта во время работы на поверхности орбитальной станции в открытом космосе

Андрогинный периферийный агрегат стыковки космического корабля «Союз» (технологический дубликат), Музей космонавтики

Андрогинный периферийный агрегат стыковки космического корабля «Союз» (технологический дубликат)

, Музей космонавтики

Идея андрогинного стыковочнного узла появилась в противовес несимметричным системам типа «штырь — конус»

, Музей космонавтики

Основное преимущество: стыковочное кольцо любого АПАС могло стыковаться с любым стыковочным кольцом другого корабля

, Музей космонавтики

Установка «Герметизатор» предназначена для проведения ремонта модулей МКС. Разгерметизация устраняется методом подогрева, смешения компонентов герметизирующей смеси и нанесения её в зону повреждения

"– Да, мы начали переговоры, в которых приходим к идее андрогинного узла. Чтобы не было обидно ни той, ни другой стороне, на каждом корабле будут совершенно одинаковые половинки.
– А почему вы его называете андрогинным, что это значит? Тут уже Вильницкий пришел на помощь Бушуеву:
– Это будет узел «гермафродит». В отличие от теперешней схемы, когда «активный» штырь попадает в «пассивный» конус, там конструкция на «активной» и «пассивной» стороне будет одинаковой. Гермафродит, как считали древние греки, был сыном Гермеса и Афродиты. Он был так красив, что боги сделали его двуполым. Вводить в техническую документацию термин «гермафродит» сочли неэтичным. Поэтому воспользовались терминологией, принятой в ботанике для двуполых растений, – «андрогины».
– Да, с вами не соскучишься, – заключил Устинов.
...
Что касается андрогинного агрегата, то он был разработан и в 1975 году обеспечил стыковку и встречу экипажей «Союза-19» и «Аполлона». После этого в наших отечественных программах он использовался только еще один раз при стыковке корабля «Союз ТМ-16» к одному из модулей станции «Мир». При объективном сравнении наших и американских вариантов стыковочных агрегатов без особых споров приоритет был отдан нашим. Мало кому известный в том памятном 1971 году инженер Владимир Сыромятников принял на себя ответственность за создание стыковочных агрегатов для многоразовых американских космических кораблей «Спейс шаттл» и международной космической станции.
"
Источник: Борис Евсеевич Черток. «Ракеты и люди»

Профилактический пневмовакуумный комплект «Чибис» использовался для предотвращения расстройств сердечно-сосудистой системы путём воздействия пониженного барометрического давления на нижнюю часть тела космонавта, Музей космонавтики

Профилактический пневмовакуумный комплект «Чибис» использовался для предотвращения расстройств сердечно-сосудистой системы путём воздействия пониженного барометрического давления на нижнюю часть тела космонавта

, Музей космонавтики

Бортовой холодильник для хранения продуктов на орбитальной станции (этот экземпляр использовался для наземных испытаний)

, Музей космонавтики

Установка «Поток 150МК» пропускает воздух через электрическое поле такой силы, которое разрушает любые вирусы и микроорганизмы. На борту МКС сейчас работают два обеззараживателя воздуха «Поток 150МК»

, Музей космонавтики

Космическая еда

"После завтрака космонавты занялись отработкой бортжурналов и подгонкой тренировочных костюмов, которые впервые будут использоваться в предстоящем полете. Назначение тренировочного костюма состоит в том, чтобы заставить мышцы тела работать в условиях невесомости. Костюм, изготовленный из плотной ткани по фигуре космонавта, имеет на передней своей части большое количество резиновых амортизаторов, создающих сжимающую осевую нагрузку от ног к голове, для преодоления которой мускулы ног, спины, живота и других частей тела должны постоянно работать. По идее, костюм может быть очень полезным профилактическим средством, но он имеет кое-какие конструктивные недостатки, затрудняющие его применение: резиновые амортизаторы очень узкие, во многих местах они непрерывно трутся и через 5-6 дней работы могут порваться. Жаль, что этот костюм мы увидели только сегодня, - до полета его уже не успеют усовершенствовать."
Источник: Николай Петрович Каманин. «Скрытый космос». Книга 4 (1969-1978 годы)

Установки для проведения биологических экспериментов на орбитальных станциях

, Музей космонавтики

Термостат «Термоконт-М» позволяет учёным доставлять биоматериалы за 4 часа до старта космического корабля и получать их после приземления

, Музей космонавтики

С помощью установки «Трапеция» на орбитальных станциях изучались рост и развитие растений

, Музей космонавтики

Установка «Малахит-2» предназначалась для выращивания орхидей. Блоки с цветущими орхидеями доставлялись на орбитальную станцию транспортными грузовыми кораблями «Прогресс»

, Музей космонавтики

С помощью установки «Биогравистат» (центрифуги) на орбитальных станциях проводили эксперименты с определением гравитационной чувствительности растений. Было установлено, что для роста необходима микрогравитация

Макет орбитальной станции «Мир»

Демонстрационный макет. Представленный экземпляр ГСт использовался для наземных тренировок космонавтов. ГСт предназначена для переноса грузов и перемещения космонавтов в скафандре «Орлан» с одного отсека орбитальной станции на другой во время работы в открытом космосе. Грузовая стрела станции «Мир» состояла из 10 секций (углепластиковые трубки-вкладыши), складывающихся как телескопическая удочка. Выдвигались "колена" ГСт космонавтом вручную, образуя стрелу для переноса груза с одного отсека «Мира» на другой. Стрела вращалась ручным приводом: вокруг себя - на полный круг, вверх-вниз - на прямой угол.

Макет орбитальной станции «Мир», Музей космонавтики

Демонстрационный макет орбитального комплекса «Мир»

Макет орбитальной станции «Мир», Музей космонавтики

Макет базового блока орбитальной станции «Мир»

Макет орбительной станции «Мир», Музей космонавтики

Грузовая стрела (справа, сверху) для переноса груза с одного отсека станции «Мир» на другой. Стрела вращалась ручным приводом, состояла из 10 секций (углепластиковые трубки-вкладыши), складывающихся как телескопическая удочка

Шлюзовой отсек орбитальной станции «Мир», входивший в состав модуля «Квант-2», Музей космонавтики

Шлюзовой отсек станции «Мир», входивший в состав модуля «Квант-2» для обеспечения выходов в космос без разгерметизации рабочих и жилых отсеков. Экспонат ранее использовался для тренировок космонавтов в условиях кратковременной невесомости на самолёте-лаборатории Ил-76

Шлюзовой специальный отсек (ШСО) орбитальной станции «Мир». Это специальный герметичный отсек орбитальной станции. Предназначается для выходов двух космонавтов в скафандрах типа «Орлан» в открытый космос без разгерметизации рабочих и жилых отсеков. В шлюзовом отсеке два герметичных люка, одним из которых он сообщается с отсеком станции, второй люк - для выхода космонавтов в открытый космос. Скафандры одеваются внутри шлюзового отсека. С использованием ШСО в условиях кратковременной невесомости на самолете-лаборатории Ил-76 отрабатывались такие операции как: выход космонавта в скафандре «Орлан», выход космонавта в скафандре из узла фиксации, закрепление ног космонавта в скафандре в устройстве фиксации типа «Якорь», открытие-закрытие выходного люка и другие действия.

Центральный пост управления базового блока орбитального комплекса «Мир», Музей космонавтики

Центральный пост управления базового блока орбитального комплекса «Мир»

Слева от люка - космический туалет, Музей космонавтики

Стол с продуктами питания и нагревательными элементами для разогрева пищи в базовом блоке станции «Мир». За столом - индивидуальная каюта, на стене которой зафиксирован спальный мешок. Слева от люка - космический туалет

Макеты космических аппаратов

"Вслед за системой стабилизации и ориентации, разработанной в НИИ-1 отделом Раушенбаха, наибольшие хлопоты доставляло фототелевизионное устройство «Енисей», которое все именовали «банно-прачечным трестом». Это ФТУ разработал по нашему заданию ленинградский НИИ-380, впоследствии известный как Всесоюзный научно-исследовательский институт телевидения. Команда энтузиастов во главе с директором Игорем Росселевичем, инженерами Петром Брацлавцем и Игорем Валиком в совершенно фантастические по современным представлениям сроки разработала саморегулирующуюся фототелевизионную аппаратуру. Фотоаппарат с двумя объективами проводил съемку с автоматическим изменением экспозиции.
Процесс начинался только по получении команды о точном наведении на Луну. После окончания съемки пленка поступала в устройство автоматической обработки, где проводилось ее проявление, фиксирование, сушка, перемотка в специальную кассету и подготовка к передаче изображения. Я был фотолюбителем еще с детских лет. Может быть, по этой причине проникся особой симпатией к коллективу фототелевизионщиков, на который во время испытаний «Енисея» на полигоне обрушивался гнев начальства и упреки испытателей за многочисленные отказы и постоянные срывы графика подготовки. Для преобразования негативного изображения, полученного на пленке, в электрические сигналы использовались электронно-лучевые трубки и фотоэлектронный умножитель. Далее следовала электроника развертки луча, усиления, формирования сигнала и все прочее, необходимое для подачи информации в радиолинию. Новостью было широкое применение полупроводников — транзисторов — вместо ламп. Тогда это считалось экзотикой и было связано с большим риском.
Передача изображения с борта на Землю осуществлялась по линии радиосвязи, которая служила для измерения параметров движения самой станции и передачи телеметрических параметров. По этой же радиолинии осуществлялась передача радиокоманд для управления бортовыми системами и получения ответных квитанций. Это была сложная комплексированная радиосистема, разработанная в НИИ-885 под руководством Богуславского. Во время работы над этой системой у меня с ним было много довольно мирных споров по поводу выбора принципа радиопередачи.

Макет автоматической станции «Луна-3», Музей космонавтики

Макет автоматической станции «Луна-3», которая 07.10.1959 впервые облетела Луну. После проявления плёнки на борту, фотографии обратной стороны Луны были переданы на Землю с помощью фототелевизионной системы «Енисей»

Макет искусственного спутника Земли «Интеркосмос-1», Музей космонавтики

Макет искусственного спутника Земли «Интеркосмос-1», предназначеного для исследования УФ и рентгеновского излучений солнца и их влияния на атмосферу Земли. Запущен 17 октября 1969 года

Макет космического аппарата глобальной навигационной системы «Глонасс-М» 2-го поколения, Музей космонавтики

Макет космического аппарата глобальной навигационной системы «Глонасс-М» 2-го поколения

ИСЗ «Надежда» - элемент спутниковой системы «КОСПАС–САРСАТ», предназначенный для определения в аварийных ситуациях координат радиобуев, установленных на судах и самолетах, Музей космонавтики

Макет искусственного спутника Земли «Надежда». Элемент спутниковой системы «КОСПАС–САРСАТ», предназначенный для определения в аварийных ситуациях координат радиобуев, установленных на судах и самолетах

7 октября в 6 часов 30 минут на борту АС начало работать ФТУ. Станция при этом находилась на прямой между Луной и Солнцем. В сеансе связи на Кошке лихорадочно расшифровывали телеметрию, которая шла со сбоями. Я не стерпел и сказал: — Это Луна мешает прохождению информации. Надо было экономить электроэнергию, чтобы не разрядить аккумуляторы при работе ФТУ, поэтому телеметрию выключили. Фотографирование уложилось в положенные сорок минут. На летящей уже к Земле станции начался ответственный процесс проявления и фиксирования в «банно-прачечном» отделении. Для нас было крайне интересно, с какой высоты велось фотографирование.
Обработка траекторных измерений производилась параллельно в баллистическом центре НИИ-4 и ОПМ. Теперь уже Келдыш сидел на телефоне. Королев проявлял нетерпение. Своим спокойным голосом Келдыш сказал: — Они в третий раз пересчитывают, но это на всякий случай. А пока уверяют, что над поверхностью Луны мы прошли не более чем в семи тысячах километров и все, как будто, идет по расписанию. Теперь надо смотреть, чтобы станция не зарылась в атмосферу. Луна возмутилась, что заглядываем в ее запретную зону, и теперь баллистики выясняют, как это возмущение скажется на траектории движения к Земле. Пошли часы мучительного ожидания, во время которых я и Осташев не переставали теребить Брацлавца, чтобы по телеметрическим данным он нас заверил в безотказном функционировании ФТУ.
По приглашению Келдыша на Кошку приехал астроном Андрей Северный — директор Крымской солнечной обсерватории. Он пытался внести панику в атмосферу напряженного ожидания. По его словам, не было никаких оснований волноваться по поводу исправной работы ФТУ. Никакого изображения мы в принципе получить не сможем, по той простой причине, что космическое облучение засветило пленку. Ее могла бы спасти только свинцовая защита толщиной, по крайней мере, в пять-шесть сантиметров. Будем ждать! Я пристроился рядом с Богуславским у аппарата открытой записи на электрохимической бумаге.
С приемного пункта докладывали: — Дальность — пятьдесят тысяч. Сигнал устойчивый. Есть прием! Дали команду на воспроизведение изображения. Опять ответственность лежит на ФТУ. На бумаге строчка за строчкой появляется серое изображение. Круг, на котором различить подробности можно при достаточно большом воображении. Королев не выдержал и ворвался к нам в тесную комнатку. — Ну что там у вас?
— У нас получилось, что Луна круглая, — сказал я.
Богуславский вытянул из аппарата записанное на бумаге изображение, показал Королеву и спокойно разорвал. СП даже не возмутился.
— Зачем же так сразу, Евгений Яковлевич? Ведь это первый, понимаешь, первый!
— Плохо, много всякой грязи. Сейчас мы уберем помехи и следующие кадры пойдут нормально.
Постепенно на бумаге появлялись один за другим все более четкие кадры. Мы ликовали, поздравляли друг друга. Богуславский успокаивал, что на фотопленке, которую обработаем в Москве, все будет гораздо лучше.
"
Источник: Борис Евсеевич Черток. «Ракеты и люди»

Полёт Алексея Леонова и Павла Беляева на космическом корабле «Восход-2»

Из воспоминаний Алексея Леонова, опубликованных в "Российской газете" 18 марта 2005 года:
— Когда создавали корабль для выхода в открытый космос, то приходилось решать множество проблем, одна из которых была связана с размером люка. Чтобы крышка открывалась внутрь полностью, пришлось бы урезать ложемент. Тогда бы я в него не поместился в плечах. И я дал согласие на уменьшение диаметра люка. Таким образом, между скафандром и обрезом люка оставался зазор по 20 мм с каждого плеча.

На Земле мы проводили испытания в барокамере при вакууме, соответствующем высоте 60 км… В реальности, когда я вышел в открытый космос, получилось немного по-другому. Давление в скафандре — около 600 мм, а снаружи — 10 — 9; такие условия на Земле смоделировать было невозможно. В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань. Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги — из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил… пока бы они совещались… И кто бы взял на себя ответственность? Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь. И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосфер. Это второй режим работы скафандра. Если бы к этому времени у меня не произошло вымывание азота из крови, то закипел бы азот — и все… гибель. Я прикинул, что уже час нахожусь под чистым кислородом и кипения быть не должно. После того, как я перешел на второй режим, все «село» на свои места.

На нервах сунул в шлюз кинокамеру и сам, нарушая инструкцию, пошел в шлюз не ногами, а головой вперед. Взявшись за леера, я протиснул себя вперед. Потом я закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно ногами. Иначе я бы не смог, ведь крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Поэтому мне пришлось разворачиваться (внутренний диаметр шлюза — 1 метр, ширина скафандра в плечах — 68 см). Вот здесь была самая большая нагрузка, у меня пульс дошел до 190. Мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено, но у меня был такой тепловой удар, что я, нарушая инструкции и не проверив герметичность, открыл шлем, не закрыв за собой люк. Вытираю перчаткой глаза, а вытереть не удается, как будто на голову кто-то льет. Тогда у меня было всего 60 литров кислорода на дыхание и вентиляцию, а сейчас у «Орлана» — 360 литров… Я первый в истории вышел и отошел сразу на 5 метров. Больше этого никто не делал. А ведь с этим фалом надо было работать, собрать на крючки, чтобы не болтался. Была громадная физическая нагрузка.

Единственное, что я не сделал на выходе, — не смог сфотографировать корабль со стороны. У меня была миниатюрная камера «Аякс», способная снимать через пуговицу. Ее нам дали с личного разрешения председателя КГБ. Управлялась эта камера дистанционно тросиком; из-за деформации скафандра я не смог до него дотянуться. А вот киносъемку я сделал (3 минуты камерой С-97), и за мной с корабля постоянно следили две телевизионные камеры, но у них была не высокая разрешающая способность. По этим материалам потом сделали очень интересный фильм.

Но самое страшное было, когда я вернулся в корабль, — начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм! Но ведь 460 мм — это гремучий газ, ведь Бондаренко сгорел на этом… Вначале мы в оцепенении сидели. Все понимали, но сделать почти ничего не могли: до конца убрали влажность, убрали температуру (стало 10 — 12°С). А давление растет… Малейшая искра — и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули… видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува… Что произошло фактически? Поскольку корабль был долгое время стабилизирован относительно Солнца, то, естественно, возникла деформация: ведь с одной стороны охлаждение до — 140 °C, с другой — нагрев до +150°С… Датчики закрытия люка сработали, но осталась щель. Система регенерации начала нагнетать давление, и кислород стал расти, мы его не успевали потреблять… Общее давление достигло 920 мм. Эти несколько тонн давления придавили люк и рост давления прекратился. Потом давление стало падать на глазах.

Лётчик-космонавт №8, дважды Герой Советского Союза, Владимир Комаров

Много лет спустя, когда прибегать к репрессиям «по истечении срока давности» не имело смысла, была высказана еще одна, может быть, наиболее достоверная причина катастрофы, не зафиксированная ни одной из подкомиссий. Ограниченный круг людей на нашем заводе догадывался, но счел за благо молчать. Тем более, что этой причиной было нарушение технологии, устранить которую на будущее не составляло никаких трудностей.
Согласно штатной технологии, после обмазки спускаемого аппарата теплозащитным покрытием он помещался в автоклав, в котором при высокой температуре происходила полимеризация синтетических смол, являющихся составной частью теплозащиты. В отступление от утвержденной технологии все СА до № 4 и № 5 поступали в автоклав без парашютных контейнеров. Как это часто бывает, изготовление контейнеров по срокам отставало от всего корпуса. Это было, казалось бы, безобидное нарушение технологического процесса. Для беспилотных пусков такое отступление допускалось. Для самолетных испытаний макеты СА просто обклеивали пенопластом, без всякой теплозащиты. Поэтому операция в автоклаве не требовалась.
Начиная с № 4 и № 5, предназначенных для пилотируемых пусков, всякие отступления от штатной технологии были категорически запрещены. Спускаемые аппараты для № 4 и № 5 в автоклавы помещались вместе с контейнерами. Но теперь оказалось, что по срокам отстали штатные крышки парашютных контейнеров. Чем и как закрывали контейнеры вместо крышек, если кто и помнил, то не рассказывал. Когда я ради этих мемуаров интересовался подробностями, оказалось, что живых свидетелей уже нет. Высказывались предположения, что контейнеры, по всей вероятности, чем-то закрывали, но неплотно.
Другими словами, технологи цеха № 1 не подумали вовсе о том, что в автоклаве на внутреннюю поверхность контейнеров могут осаждаться летучие фракции обмазки, образующиеся при полимеризации, от чего поверхность превращалась в шероховато-бугристую и клейкую. Из такого контейнера тормозному парашюту вытащить плотно забитый основной действительно оказалось не под силу.
"
Источник: Борис Евсеевич Черток. «Ракеты и люди»

Космические скафандры

Скафандр СК-1, Музей космонавтики

Скафандр СК-1

Скафандр «Ястреб», Музей космонавтики

Скафандр «Ястреб»

Скафандр «Ястреб», Музей космонавтики

Скафандр «Ястреб»

Скафандр «Беркут», Музей космонавтики

Скафандр «Беркут»

Скафандр «Сокол-К», Музей космонавтики

Скафандр «Сокол-К»

Скафандр орбитального базирования «Орлан», Музей космонавтики

Скафандр орбитального базирования «Орлан-Д» (постоянно находился на станции, индивидуальными являются лишь перчатки, которые доставляются экипажем)

Скафандр «Орлан-Д», Музей космонавтики

Первый выход в скафандрах «Орлан-Д» в открытый космос: 20.12.1977, космонавты Г.М. Гречко и Ю.В. Романенко, станция «Салют-6»

Скафандр «Орлан-Д», Музей космонавтики

Скафандр «Орлан-Д»

Советский полужёсткий космический скафандр «Кречет-94», разрабатывавшийся для экспедиции на Луну, Музей космонавтики

Советский полужёсткий космический скафандр «Кречет-94» изготовлен на заводе «Звезда» во второй половине 1960-х годов для программы Н1-Л3. «Кречет» имеет собственные системы радиосвязи, телеметрии, устройство обеспечения питьевой водой и удаления жидких отходов

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток»

"Космический корабль "Восток" состоял из двух основных отсеков: спускаемого аппарата и приборного отсека с тормозной двигательной установкой. Он имел ряд бортовых систем. Система ориентации и стабилизации обеспечивала автоматическую и ручную ориентацию корабля при выполнении программы полета. Для контроля работы систем и ручной выдачи команд имелись приборная доска, пульт управления и ручка ориентации. В качестве исполнительных органов были выбраны газовые сопла (тяга одного сопла — 1,5 кгс), входящие в состав двух автономных систем (по 8 сопел в каждой). Они работали на азоте, поступавшем из шар-баллонов, находившихся снаружи корабля.
Система управления бортовой аппаратурой и электропитания размещалась в отсеках корабля. Она включала командно-логические и электрокоммутационные устройства, блоки аккумуляторных батарей (в приборном отсеке), автономную аккумуляторную батарею (в спускаемом аппарате), а также преобразователи тока.
Системы жизнеобеспечения и терморегулирования поддерживали в спускаемом аппарате нормальную атмосферу с давлением 755-775 мм ртутного столба с 21-25% кислорода по объему и температуру 17-26 °С. Индивидуальное снаряжение космонавта включало скафандр с системами вентиляции и кислородного питания. Запасы пищи, воды и емкости для сбора отходов были рассчитаны на 10 суток.
Системы радиосвязи. Для обеспечения двухсторонней телефонной связи включали УКВ-радиолинию и две КВ-радиолинии. Имелись КВ-передатчики системы "Сигнал" для передачи данных о самочувствии космонавта. Дублированный комплект радиоаппаратуры обеспечивал траекторные измерения. На борту был также широковещательный приемник.
Два комплекта приемных и дешифрирующих устройств аппаратуры командной радиолинии с блоками коммутации обеспечивали прием на корабле 63 команд с Земли для управления комплексом бортовой аппаратуры. Данные о работе бортовых систем передавали на Землю дублированные комплекты радиотелеметрической системы. С момента введения основных парашютов космонавта и спускаемого аппарата была предусмотрена работа пеленгационных КВ-передатчиков, а после приземления — и УКВ-передатчиков".
Программно-временное устройство обеспечивало заданную циклограмму работы бортовой аппаратуры корабля. Тормозная двигательная установка (ТДУ). Выдавала импульс "на торможение" для схода корабля и орбиты. ТДУ имела полную массу 396 кг, включала в себя жидкостный двигатель с тягой 1600 кгс, торовые топливные баки и систему подачи топлива. Запас двухкомпонентного топлива (окислитель — азотная кислота с добавками и горючее на основе аминов) составлял 280 кг. Для схода с орбиты ТДУ должна была "убавить" орбитальную скорость корабля на 100— 140 м/с. Стабилизация корабля при работе ТДУ осуществлялась автоматически по сигналам от гироскопов с помощью рулевых сопел.
Источник: Бобков В., Космический корабль «Восток»

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток», Музей космонавтики

На внешней стороне поверхности спускаемого аппарата установлена плата с разъемами электрокоммуникаций, обеспечивающих связь с другими отсеками

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток», Музей космонавтики

Иллюминатор с оптическим визиром для ручной ориентации по Земле

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток», Музей космонавтики

Тормозной парашют

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Восток», Музей космонавтики

Перед разделением корабля разъемы автоматически отстыковываются

Система приземления спускаемого аппарата имела вытяжной парашют площадью 1,5 м2, вводимый в поток крышкой парашютного контейнера, отстреливаемой по команде от бародатчиков, тормозной — площадью 18 м2, вводимый на высоте 4 км при скорости 200 м/с, и основной (вводимый на высоте 2,5 км) площадью 574 м2. Скорость приземления спускаемого аппарата составляла 10 м/с.
Катапультируемое кресло космонавта было оснащено двумя парашютами: основным и запасным. В состав основного входил тормозной площадью 2 м2. Основной — площадью 83,5 м2 располагался в верхней части кресла в контейнере, а запасной — площадью 56 м2 на специальной отделяемой спинке кресла. Ввод запасного парашюта происходил при отказе основного (Примеч.- При посадке Ю. А. Гагарина для повышения безопасности был реализован автоматический ввод запасного парашюта после раскрытия основного (посадка на двух парашютах).) В нижней части кресла размешался отсек для носимого аварийного запаса (НАЗа) и кислородного прибора. Стреляющий механизм кресла придавал креслу с космонавтом скорость на выходе из спускаемого аппарата до 20 м/с за 0,1-0,2 с. Для спасения космонавта в случае аварии ракеты-носителя на старте или в начале полета были предусмотрены дополнительно 2 пороховых ускорителя, с помощью которых можно было придать креслу скорость до 48 м/с.
По команде автоматики системы приземления на высоте 7 км при скорости 220 м/с происходило отделение крышки входного люка и через 2 с — катапультирование. Одновременно автоматически закрывалось остекление шлема скафандра, подтягивались плечевые ремни и включался кислородный прибор. После выхода кресла вводился тормозной парашют, а через 3 с одновременно с отделением от кресла космонавта вместе со спинкой, запасным парашютом и НАЗом отключался тормозной парашют и вводился основной (на высоте 4 км и при скорости 70 м/с). Спустя 10 с после сброса кресла от космонавта отделялся НАЗ и повисал на фале длиной 15 м. Скорость приземления космонавта на основном парашюте составляла 6 м/с.
Корпус СА, сваренный из листов алюминиевого сплава толщиной 3 мм, состоял из сферических долек и конических обечаек, переходящих в сферу. Теплозащита представляла в основном асбестовую ткань, пропитанную бакелитовой смолой. Максимальная толщина теплозащиты в лобовой части составляла 110 мм, а минимальная — 40 мм в тыльной.
В верхней части СА располагались 3 люка с диаметром "в свету" 1 метр. Один из них (со стороны ног космонавта) являлся технологическим. Через другой люк (напротив технологического) осуществлялась посадка космонавта и катапультирование кресла с ним. Через третий люк вытягивалась из контейнера парашютная система. Спускаемый аппарат имел три иллюминатора, два из которых размещались на крышках люков. Внутри СА покрывался декоративной обшивкой (поролоном). Приборный отсек корабля объемом 3 м3 представлял собой два соединенных основаниями усеченных конуса, В нем размещались аппаратура и оборудование основных систем корабля, обеспечивавших орбитальный полет. Корпус отсека был сварен также из листов алюминиевого сплава толщиной 2 мм и точеных шпангоутов. Со стороны СА корпус приборного отсека имел вогнутую сферическую оболочку, а с противоположной стороны — цилиндрическую нишу для размещения ТДУ. Перед полетом отсек заполнялся сухим азотом".
Источник: Бобков В., Космический корабль «Восток»

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»)

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), предназначавшегося для проведения медико-биологических экспериментов и исследования влияния факторов космического полета на живые организмы. Запущен 14.12.1983 с космодрома Плесецк.

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

«Бион» — серия космических аппаратов, разработанных «ЦСКБ-Прогресс» на основе разведывательного спутника «Зенит-2М». На борту «Бион-6» находились две обезьяны семейства макак-резусов — Абрек и Бион

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Биологический спутник «Бион-6» был запущен 14.12.1983 для проведения экспериментов по защите живых организмов от действия невесомости и космических излучений

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

По программе «Бион» в 1983–1996 гг. запущено 12 космических аппаратов, на шести из них совершили полеты 12 обезьян

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Кабель-мачта обеспечивает связь с другими отсеками

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Ниже иллюминатора - плата с разъемами электрокоммуникаций, к которой подведена кабель-мачта

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

На силовом шпангоуте - один из баллонов с газом высокого давления

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Спускаемый аппарат крепится к приборному отсеку стяжными металлическими лентами

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Система трубопроводов с охлаждающей жидкостью, расположенных на внешней поверхности и прикрытого подвижными жалюзи

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

Створки жалюзи можно поднимать, открывая трубы системы терморегулирования

Технологический дубликат искусственного спутника Земли «Космос-1514» («Бион-6»), Музей космонавтики

На макете - имитация сопла двигателя

Советская лунная программа

Макет (масштаб 1:18 ) ракетно-космического комплекса Н1-Л3, Музей космонавтики

Макет (масштаб 1:18 ) ракетно-космического комплекса Н1-Л3, разрабатывавшегося с 1964 года в ОКБ-1 под руководством Главного конструктора С.П.Королёва. Произведено 4 испытательных пуска, все - аварийные (в связи с неполадками в работе 1-й ступени). Программа закрыта в 1974 г.

Знаменитая справка, выданная С.П. Королёвым, о том что Луна - твёрдая, Музей космонавтики

Знаменитая справка, выданная С.П. Королёвым, подтверждающая, что лунный корабль следует проектировать, предполагая посадку на твёрдый грунт типа пемзы

Государственный флаг СССР, доставленный на Землю экипажем американского космического корабля «Аполлон-11», Музей космонавтики

Государственный флаг СССР, доставленный на Землю экипажем американского космического корабля «Аполлон-11» 24 июля 1969 года

20 крупинок из состава 105 граммов лунного реголита, которые доставила «Луны-16» на Землю 24 сентября 1970 года, Музей космонавтики

20 крупинок из состава 105 граммов лунного реголита, которые доставил на Землю 24 сентября 1970 года возвращаемый аппарат автоматической станции «Луны-16»

"Спускаемые аппараты автоматических космических аппаратов «Луна-16, -20 и -24», предназначенные для посадки на Землю после забора лунного грунта, имели форму шара диаметром 0,5 м. Эта форма не требует создания специальной системы ориентации, необходимой для спускаемого аппарата, обладающего аэродинамическим качеством. Спуск в атмосфере происходил по баллистической траектории. Главным здесь было требование ограничения по массе для спускаемого аппарата. Отсутствие же космонавта снимало препятствия, накладываемые большими перегрузками.
Посадочная ступень этих автоматических станций «Луна», представлявшая собой спускаемый аппарат для посадки на Луну, служила и стартовым устройством для космической ракеты «Луна — Земля». Последняя имела в своем составе жидкостный ракетный двигатель со сферическими баками для компонентов топлива, а также приборный отсек с четырьмя штыревыми антеннами и спускаемый аппарат, крепившийся к приборному отсеку стяжными лентами. Приборный отсек служил местом установки приборов системы управления, радиокомплекса, аккумуляторной батареи и бортовой автоматики.
После того как станция «Луна-16» с помощью грунтозаборного устройства провела бурение лунной поверхности, бур с грунтом был вложен внутрь контейнера спускаемого аппарата, после чего контейнер был загерметизирован и по окончании подготовительных операций по проверке готовности система управления по команде включила двигательную установку лунной ракеты, и та стартовала вертикально вверх. По окончании работы двигательной установки ракета имела скорость 2708 м/с, достаточную для преодоления лунного притяжения.
Полет ракеты к Земле проходил по баллистической траектории, для которой не требовалась и не предусматривалась коррекция (полет к Земле длился около 3 сут). За 3 ч до входа в атмосферу Земли спускаемый аппарат с помощью пиротехнических средств отделялся от ракеты. Вход в земную атмосферу совершался со скоростью более 11 км/с.
На этапе аэродинамического торможения спускаемый аппарат под воздействием набегающего воздушного потока разворачивался лобовой частью в направлении движения, и демпфирующее устройство устойчиво удерживало его в этом положении. Далее процесс посадки осуществлялся средствами бортовой автоматики. Вследствие большого угла входа в атмосферу Земли спускаемый аппарат испытывал перегрузку в 350 g, а его теплозащита подвергалась воздействию температуры более 10000 К. По достижении высоты 14,5 км, скорость спускаемого аппарата снижалась до 300 м/с.
"
Источник: Попов Е.И., «Спускаемые аппараты»

Оператор вскрывает контейнер с лунным грунтом в приёмной лаборатории Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского, 1970 год, Музей космонавтики

Оператор вскрывает контейнер с лунным грунтом в приёмной лаборатории Института геохимии и аналитической химии им.Вернадского, 1970 год

Приземлившийся спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16», Музей космонавтики

Приземлившийся спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16». Хорошо видны два гибких баллона со сжатым воздухом и антенны радиомаяка

Спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16», Музей космонавтики

Спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16»

Спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16», Музей космонавтики

Спасаемый аппарат автоматической станции «Луны-16» и контейнер в котором на Землю впервые был доставлен лунный грунт

"В этот момент по команде от датчика перегрузок производился отстрел крышки парашютного отсека и вводился в воздушный поток тормозной парашют. На высоте 11 км по сигналу барометрического датчика тормозной парашют отцеплялся и вводился основной парашют. Посадка осуществлялась на твердый грунт, хотя спускаемый аппарат мог спускаться и на воду. Для повышения плавучести в верхней части спускаемого аппарата после отстрела парашютной крышки были надуты два гибких баллона сжатым воздухом.
Спускаемый аппарат этой лунной станции представлял собой герметичный металлический шар, наружная поверхность которого имела теплозащитное покрытие, обеспечивавшее сохранение аппарата на участке аэродинамического торможения при входе в атмосферу Земли. Теплозащитное покрытие имело переменную толщину: в лобовой части наибольшую (до 35 мм), а с противоположной стороны — всего несколько миллиметров.
Конструктивно спускаемый аппарат состоял из трех отсеков: приборного, парашютного и цилиндрического контейнера для образцов лунного грунта. В приборном отсеке размещались радиопеленгационные передатчики, аккумуляторные батареи, элементы автоматики и программное устройство. В парашютном отсеке находились (в сложенном виде) парашют, четыре антенны пеленгационных передатчиков и два эластичных баллона, используемые после посадки и их наддува для фиксации положения спускаемого аппарата, а также для создания плавучести при посадке на воду.
Этот спускаемый аппарат имел относительно малые размеры, разброс места посадки в заданном районе достигал сотен квадратных километров, и поэтому возникла проблема с поиском аппарата после приземления. В связи с чем установленные в нем пеленгационные передатчики непрерывно передавали сигналы на строго фиксированной частоте, позволяя его легко запеленговать и определить место посадки. Снизу внутри корпуса в лобовой части спускаемого аппарата устанавливался демпфер, позволивший гасить колебания аппарата при прохождении этапа аэродинамического торможения
".
Источник: Попов Е.И., «Спускаемые аппараты»

Макет (масштаб 1:1) искусственного спутника Луны, выведенного на орбиту автоматической межпланетной станцией «Луна-10», Музей космонавтики

Макет (масштаб 1:1) искусственного спутника Луны, выведенного на орбиту автоматической межпланетной станцией «Луна-10». Станция состояла из состоял из перелётной ступени, осуществлявшей коррекцию траектории и переход с неё на окололунную орбиту, и отделяемого спутника Луны

Макет автоматической межпланетной станцией «Луна-9», Музей космонавтики

Макет автоматической межпланетной станцией «Луна-9»

Макет спускаемого аппарата станции «Луна-9», Музей космонавтики

Макет спускаемого аппарата станции «Луна-9»

Копии вымпелов и знаков с символикой СССР, устанавливаемых на автоматических межпланетных станциях, Музей космонавтики

Копии вымпелов и знаков с символикой СССР, устанавливаемых на автоматических межпланетных станциях «Луна-12», «Луна-16», «Луна-17», «Луна-20», «Луна-22» (1966-1974 гг.)

, Музей космонавтики

Макет «Лунохода-1» - первого лунохода, доставленного на Луну. Доставлен на Луну автоматической станцией «Луна-17» в район Моря Дождей 17 ноября 1970 года для проведения комплексных научных исследований на ее поверхности. Отработал 318 суток, за это время он прошёл 10 540 метров

, Музей космонавтики

«Луноходы» создавались под руководством Г. Н. Бабакина в конструкторском бюро Машиностроительного завода имени С.А.Лавочкина. Самоходное шасси для лунохода было создано под руководством А.Л.Кемурджиана в ленинградском ВНИИтрансмаш

, Музей космонавтики

В рамках реализации советской лунно-посадочной пилотируемой программы Н-1-Л3 в экспедициях предусматривалось использование модификации луноходов, дооборудованных радиомаяком (для предварительного выбора места посадки) и ручным управлением (как транспорт для перемещения космонавта)

, Музей космонавтики

Солнечная батарея, обеспечивавшая «Луноход» энергией

Макет советского пилотируемого лунного космического корабля

Макет советского пилотируемого лунного космического корабля, Музей космонавтики

Макет пилотируемого космического корабля «Союз 7К-Л1» (другие названия: Зонд, Л1, Зонд-М, Л1С и др.), разработанного для полётов к Луне с возвращением на Землю

Макет советского пилотируемого лунного космического корабля, Музей космонавтики

Было изготовлено 15 экземпляров КК 7К-Л1, из которых 5 совершили успешные или частично успешные полёты под названиями «Космос-146», «Космос-154», «Зонд-4» — «Зонд-8». «Зонд-5» — «Зонд-8» выполнили облёт Луны и возвращение на Землю

Кандидат в космонавты по программе Н1-Л3 В.Е. Бугров, Музей космонавтики

Кандидат в космонавты по программе Н1-Л3 В.Е. Бугров отрабатывает выход на поверхность Луны на макете лунного модуля, 1960–е годы

Эскизный проект пилотируемого космического корабля «ЛК» для облёта Луны, 1965 год, Музей космонавтики

Эскизный проект пилотируемого космического корабля «ЛК» для облёта Луны, 1965 год

Программа орбитальных пилотируемых станций «Алмаз»

Макет ракетно-космического комплекса «Алмаз», Музей космонавтики

Макет ракетно-космического комплекса «Алмаз» в составе: орбитальная пилотируемая станция, транспортный корабль снабжения с многоразовым возвращаемым аппаратом, грузовые капсулы для доставки информации на Землю

Макет транспортного корабля снабжения ТКС, Музей космонавтики

Макет транспортного корабля снабжения. ТКС состоит из функционально-грузового блока 11Ф77 и возвращаемого аппарата 11Ф74

Макет орбитальной пилотируемой станции «Алмаз», Музей космонавтики

Макет станции «Алмаз», разработанной для ведения фотографической и радиотехнической разведки и управления с орбиты наземными военными средствами. На станции установлен телескоп-фотоаппарат «Агат-1» и 14 длиннофокусных фотокамер

, Музей космонавтики

Люк для посадки экипажа перед стартом и эвакуации после посадки. Для перехода космонавтов в функционально-грузовой блок на днище, покрытом теплозащитным экраном, имеется ещё один люк

"После первых удачных пусков УР-500 инициатива ОКБ-52 в космонавтике не ограничивалась предложениями по облету Луны. Челомей, его заместители Герберт Ефремов и Аркадий Эйдис в 1965 году предложили создать орбитальную пилотируемую станцию (ОПС) для комплексного наблюдения и разведки. Главное разведывательное управление Генштаба было крайне заинтересовано в комплексной и оперативной разведке. Предполагалось, что участие космонавтов в работе на борту космического разведчика при получении информации с помощью оптической, телевизионной, радиолокационной и фотоаппаратуры высокого разрешения будет качественным скачком по сравнению с деятельностью специализированных беспилотных спутников-разведчиков. Была разработана орбитальная станция «Алмаз», первые корпуса которой впоследствии по нашему предложению были использованы для создания долговременных орбитальных станций (ДОС), получивших наименование «Салют».
Первый удачный пуск «Алмаза» состоялся 3 апреля 1973 года с помощью трехступенчатой УР-500К, отработанной пусками по программам Л1 и ДОС. «Алмаз» из соображений секретности был назван «Салютом-2», чтобы не было сомнений в его таком же мирном предназначении, какое имел наш ДОС – первый в серии «Салютов». Запуски по программе «Алмазов» были прекращены в 1976 году в связи с расширением фронта для международного сотрудничества и концентрацией сил на одном типе пилотируемых орбитальных станций – «Салютах» типа ДОСов. «Алмазы», выведенные в космос, получили названия «Салют-2, -3 и -5». ДОСы именовались «Салют-1, -4, -6, -7» – вплоть до «Мира».
...
Напряженную обстановку в комнате технического руководства разрядил неожиданно зашедший Керимов.
– Мне как председателю Госкомиссии сделано серьезное предупреждение из Москвы. ЦК доложили, что мы назвали орбитальную станцию «Заря». Это может обидеть китайцев, которые якобы уже объявили о подготовке к пуску своей новой ракеты, которую раньше нас назвали «Зарей». Что будем делать? Перекрашивать?
– Зачем перекрашивать? В космосе никто наш ДОС фотографировать не будет, а для сообщения ТАСС придумаем новое название, – предложил я.
Какое? Кто-то предложил – «Салют». Всем понравилось. Так появилась серия орбитальных станций под общим названием «Салют».
"
Источник: Борис Евсеевич Черток. «Ракеты и люди»

Многоразовый возвращаемый аппарат 11Ф74 на макете ракетно-космического комплекса «Алмаз», Музей космонавтики

Многоразовый возвращаемый аппарат 11Ф74 на макете ракетно-космического комплекса «Алмаз»

Макет ракетно-космического комплекса «Алмаз», Музей космонавтики

На макете хорошо виден огромный фотоаппарат «Агат-1», выставленный в этом же музее

В.Н. Челомей показывает секретарю ЦК КПСС Я.П. Рябову наземную станцию-аналог в Центральном конструкторском бюро машиностроения, 1976 год, Музей космонавтики

В.Н. Челомей показывает секретарю ЦК КПСС Я.П. Рябову наземную станцию-аналог в Центральном конструкторском бюро машиностроения, 1976 год

"Макет "Алмаза" я видел еще пять лет тому назад - он и тогда (в первоначальном варианте) был, бесспорно, хорош. Но решения о строительстве "Алмаза" не было более пяти лет - его принятию мешали С.П.Королев и В.П.Мишин при поддержке Л.В.Смирнова и Д.Ф.Устинова. Только в августе 1970 года состоялось, наконец, решение ЦК и Совмина: Челомея обязали построить и испытать станцию во второй половине 1971 года, а в 1972 году сдать ее на вооружение МО. Обязать-то обязали, но лишили возможности строить: отобрали весь задел по "Алмазу" и передали его Мишину для разработки ДОС-7К и одновременно переподчинили ему филиал ОКБ Челомея в Филях во главе с Бугайским.
Мишин с пеной у рта пытается доказать, что его ДОС-7К дешевле и лучше "Алмаза", что надо построить десять станций ДОС-7К и закрыть программу "Алмаз". Он стремится окончательно закрепить за собой Бугайского, чтобы лишить Челомея производственной базы. У Мишина сейчас пять КБ и более 60 тысяч рабочих, он захватил себе работы по "Союзам", 7КС, Л-3, ДОС-7К и другим объектам и почти по всем программам, кроме "Союза", терпит провалы. У Челомея же осталось одно ОКБ и 8 тысяч рабочих, но при этом он успешно справляется с морскими ракетами и построил хорошую ракету УР-500 (на сегодня это наш самый мощный действующий носитель).
"Алмаз" Челомея на порядок лучше мишинской ДОС-7К - это ясно всем, кто способен объективно сравнить эти две космические станции. Но отношение к "Алмазу" и его автору - В.Н.Челомею - со стороны Д.Ф.Устинова по меньшей мере ошибочное. Устинов дал зеленую улицу ДОС-7К и зажег красный свет перед "Алмазом". По этому поводу Владимир Николаевич высказался так: "Для того, чтобы "Алмаз" взлетел вовремя, нам нужно хотя бы 10 процентов того внимания, которое Устинов уделяет ДОС-7К". Несмотря ни на что, работы по "Алмазу" заметно продвинулись вперед.
"
Источник: Николай Петрович Каманин. «Скрытый космос». Книга 4 (1969-1978 годы)

Многоразовый возвращаемый аппарат ракетно-космического комплекса «Алмаз», Музей космонавтики

Многоразовый возвращаемый аппарат 11Ф74 ракетно-космического комплекса «Алмаз»

Многоразовый возвращаемый аппарат 11Ф74 ракетно-космического комплекса «Алмаз», Музей космонавтики

Пороховая двигательная установка АДУ в верхней части конуса с двигателями ориентации и торможения с автономными системами управления

Программа создания орбитального корабля «Буран»

После закрытия программы «Буран» командир лётной группы И.Волк символически заклеил гермошлем и сдал его в музей, Музей космонавтики

После закрытия программы «Буран» командир лётного отряда Игорь Волк символически заклеил гермошлем и сдал его в музей

Первый отряд лётчиков-испытателей орбитального корабля «Буран», Музей космонавтики

Первый отряд лётчиков-испытателей орбитального корабля «Буран». Командир – Герой Советского Союза Игорь Петрович Волк, летчик-космонавт СССР №58

Вымпел на борту макета спускаемого аппарата автоматической межпланетной станции «Венера-4», Музей космонавтики

Вымпел на борту макета спускаемого аппарата автоматической межпланетной станции «Венера-4». 18.10.1967 станция впервые осуществила плавный спуск в атмосфере Венеры и провела первые прямые измерения температуры, плотности, давления и химического состава атмосферы планеты

Жидкостный ракетный двигатель РД-107, Музей космонавтики

Жидкостный ракетный двигатель РД-107 создан в ОКБ-456 (НПО «Энергомаш» им. В.П. Глушко), серийно производится в Самаре (ПАО «Кузнецов»). ЖРД используется как двигательная установка боковых блоков ракет-носителей серии Р-7, содержит 4 основные и 2 рулевые камеры

Фотоаппарат «Агат-1»

Макет космического корабля «Союз»

Макет космического корабля «Союз», Музей космонавтики

Макет бытового отсека космического корабля «Союз»

Макет космического корабля «Союз», Музей космонавтики

Макет бытового отсека космического корабля «Союз»

Макет космического корабля «Союз», Музей космонавтики

Макет бытового отсека космического корабля «Союз»

Макет космического корабля «Союз», Музей космонавтики

Макет спускаемого аппарата космического корабля «Союз»

Макет космического корабля «Союз», Музей космонавтики

В спускаемом аппарате перед космонавтами, находящимися в креслах, установлена центральная приборная доска, по краям которой размещены командно-сигнальные устройства

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37». Экипаж старта: Виктор Горбатко, Фам Туан (Вьетнам). Запуск 23 июля 1980 года

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Экипаж в составе Горбатко и Фам Туан — седьмая экспедиция посещения станции «Салют-6». Шестой международный полёт по программе «Интеркосмос»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

11 октября 1980 в спускаемом аппарате корабля «Союз-37» на Землю вернулся четвёртый основной экипаж станции «Салют-6» — Леонид Попов и Валерий Рюмин

Лучшим описанием к этим фотографиям послужит цитата из воспоминаний Борис Евсеевич Чертока, в части, описывающей схему парашютной системы «Союзов» и причины гибели «Союза-1» с космонавтом Владимиром Комаровым.
"В корпусе спускаемого аппарата находились два контейнера для парашютных систем, имевших форму эллиптических цилиндров. Больший из них предназначен для основной парашютной системы, меньший — для запасной.
Пакеты с парашютами с большим усилием заталкивались в тесные контейнеры после того, как весь корпус СА проходил термообработку в специальном автоклаве при температуре в несколько сот градусов для полимеризации теплозащитного покрытия. Перед этим отверстия пустых контейнеров должны быть закрыты штатными крышками, так как они, являясь частью наружной поверхности СА, имеют такое же теплозащитное покрытие. При спуске по достижении давления внешней атмосферы, соответствующего высоте 9,5 километра, специальный бароблок выдает команды на отстрел крышки ОСП. После укладки парашютов и закрытия крышки контейнеры герметичны и в них сохраняется нормальное атмосферное давление.
При отстреле крышки контейнера давление внутри него резко снижается до значения, соответствующего высоте 9,5 километра. На корпус контейнера действует внутреннее давление СА, близкое к одной атмосфере. За счет перепада давлений на всю поверхность контейнера действует сжимающая сила. Отстреливаемая крышка увлекает в набегающий поток вытяжные парашюты, вытягивающие в свою очередь тормозной парашют. Временной механизм отсчитывает задержку в 17 секунд, необходимую дня наполнения тормозного парашюта и торможения СА до установившейся скорости спуска. По команде на 17-й секунде тормозной парашют начинает вытягивать из контейнера пакет с основным парашютом. После введения в поток купола основного парашюта тормозной улетает вместе с чехлом, в который был уложен основной. При спуске на ОСП скорость встречи с Землей составляет около 7 метров в секунду. Чтобы смягчить перегрузки при ударе, используется самостоятельная система мягкой посадки. Установленный на днище СА гамма-лучевой высотомер на высоте одного метра от поверхности дает сигнал на включение четырех тормозных пороховых двигателей. При этом скорость приземления снижается с 7 до 2,5 метров в секунду. При мягкой посадке лишь слабо деформируется днище СА. Амортизаторы кресел служат резервньм средством снижения перегрузки на космонавта в случае отказа гамма-лучевого высотомера или пороховых двигателей.
Для того чтобы сработали гамма-лучевой высотомер и двигатели мягкой посадки, на высоте около трех километров по сигналу бароблока отстреливается массивная теплозащитная крышка всего лобового днища СА.
Независимо от основного бароблока внешнее давление контролирует второй бароблок, который на высоте 5,5 километров включает барометрический прибор, измеряющий изменение давления за фиксированное время. Если скорость изменения давления превышает нормальную для режима спуска на основном парашюте, то выдается команда на отстрел крышки контейнера ЗСП.
При посадке на ЗСП система мягкой посадки также снижает скорость встречи с Землей до 2,5 метров в секунду.
Конечными исполнительными элементами всех команд являются пиропатроны. Они отстреливают люки, тормозной парашют, уже на земле — стренги парашютов и т.д. Там, где в принципе достаточно одного, мы ставили для надежности не менее двух пиропатронов. В электрической схеме все приборы, выдающие команды, реле и кабельная сеть были зарезервированы. Одиночный отказ любого элемента электрической схемы не мог привести к отказу ОСП или ЗСП
."

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Один из пороховых двигателей мягкой посадки

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Эти надписи уцелели при спуске потому что находились под теплозащитным щитом, прикрывавшим также двигатели мягкой посадки и высотомер

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

На высоте около трех километров по сигналу бароблока массивная теплозащитная крышка всего лобового днища спускаемого аппарата отстреливается

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Контейнер для запасной парашютной системы

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Двигатели управления по крену (система управления спуском) работает на 85-процентной перекиси водорода

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Контейнер для основной парашютной системы

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

Поперечные срезы теплозащиты (люки, стыки и т. д.) закрыты окантовками из плотного абляционного (абляция - потеря массы при нагреве) материала, т.е. допускающего разрушение внешнего слоя и частичный унос массы тепловой защиты

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз-37», Музей космонавтики

В нижней части по окружности спускаемого аппарата расположены шесть двигателей системы управления спуском. При возвращении корабля на Землю эти двигатели помогают удерживать спускаемый аппарат в положении, позволяющем использовать его аэродинамические качества

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

Стартовый экипаж «Союз ТМ-7»: А.А.Волков, С.К.Крикалёв, Ж.Л.Кретьен. Волков и Крикалёв заменили на борту станции Титова и Манарова. Кретьен пробыл на борту только 3 недели. Во время выхода в космос (почти 6 часов) Кретьен и Волков установили платформу с пятью технологическими экспериментами по программе Гермес

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

Волков и Крикалёв заменили на борту станции Титова и Манарова. Кретьен пробыл на борту только 3 недели. Старт задержали на неделю, ожидая французского президента Франсуа Миттерана. На старте присутствовали музыканты «Pink Floyd», чей альбом «Delicate Sound of Thunder» советские космонавты взяли на борт

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

«Союз ТМ-7» приземлился 27.04.1989 с экипажем 4-й основной экспедиции орбитальной станции «Мир». Кроме экспериментов в области рентгеновской и УФ-астрономии, врач Валерий Поляков изучал приспособляемость к невесомости, особенности циркуляции крови в органах чувств и вестибулярном аппарате, потерю кальция в теле

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

«Союз ТМ-7» имел на борту микрокалькулятор «Электроника МК-52», который предполагалось использовать для расчёта траектории посадки в случае выхода из строя бортового компьютера

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

Усовершенствованные пороховые двигатели мягкой посадки спускаемых аппаратов кораблей серии «Союз ТМ»

Спускаемый аппарат космического корабля «Союз ТМ-7», Музей космонавтики

На внешней поверхности видны перекисные двигатели управления спуском, управляющие ориентацией аппарата во время полёта в атмосфере. Это позволяет использовать его аэродинамическое качество и снизить перегрузки

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга»

Капсулами «Радуга» были оснащены девять транспортных беспилотных грузовых кораблей «Прогресс-M». Грузовики типа «Прогресс» создавались на базе космического корабля «Союз» для обеспечения длительного функционирования орбитальных станций. На Землю транспортные корабли не возвращались, их существование заканчивалось в плотных слоях атмосферы над заданным районом Тихого океана. Соответственно, их нельзя было использовать для доставки грузов на Землю. Интересным решением транспортной проблемы стало использование возвращаемых баллистических капсул «Радуга». Судя по маркировке (№4), этот экземпляр капсулы использовался в составе транспортного корабля «Прогресс M-10» 11Ф615А55, стартовавшего к орбитальной станции «Мир 17 октября 1991 года. Рассказать об этом изделии мне поможет книга Гудилина В.Е., "КК «Прогресс», «Прогресс-M» и их модификации". Цитирую:

"В связи с непрерывным ростом объема научно-технических исследований на орбитальных станциях типа «Салют» и «Мир» возникла проблема оперативного возвращения на Землю материалов с результатами исследований. В апреле 1988 года начальник отдела 181 О.Н. Лебедев и начальник сектора В.Е. Миненко доложили главному конструктору Ю.П. Семенову результаты проработок по этой проблеме, после обсуждения которых было принято решение о создании возвращаемой баллистической капсулы. Выводить и возвращать капсулу планировалось с помощью грузовых кораблей «Прогресс M». Для этого на участке от выведения на орбиту и до стыковки со станцией она разъединялась на две части и размещалась в грузовом отсеке корабля; экипаж станции перед отстыковкой грузового корабля закладывал внутрь капсулы материалы с результатами исследований, соединял обе части капсулы вместе, закреплял ее на фланце люка стыковочного агрегата корабля, проверял готовность ее систем к выполнению операций для возвращения на Землю. После расстыковки со станцией грузовой корабль выдавал тормозной импульс. Капсула перед входом в плотные слои атмосферы выталкивалась из грузового отсека пружинным механизмом, входила в плотные слои атмосферы, осуществляла баллистический спуск, затем спуск и посадку на парашюте с высоты 11 000-17 000 м.

В июле 1988 года был издан приказ генерального директора о создании капсулы в кратчайшие сроки, в соответствии с которым в январе 1989 года был разработан эскизный проект, а к концу 1990 года изготовлена первая капсула массой 350 кг. Масса возвращаемого груза составляла до 150 кг. В разработке эскизного проекта капсулы принимали участие проектные отделы 178 (начальник отдела К.П. Феоктистов), 179 (начальник отдела В.А. Овсянников), 174 (начальник отдела Л.И. Дульнев), 154 (начальник отдела Г.И. Казаринов) и ведущие конструкторы Г.Г. Табаков и Е.П. Вяткин.

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга», Музей космонавтики

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга» могла доставлять на Землю до 150 кг грузов

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга», Музей космонавтики

Парашютный контейнер капсулы

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга», Музей космонавтики

Впервые такая капсула была установлена на грузовом космическом корабле «Прогресс М-5» в 1990 году

Возвращаемая баллистическая капсула «Радуга», Музей космонавтики

Теплозащитное покрытие

В 1990-1994 гг. было выведено на орбиту и возвращено на Землю девять капсул (одна из них была потеряна), с помощью которых со станции «Мир» на Землю было доставлено материалов массой более 500 кг с результатами исследований. Успешное выполнение программы возвращения полезных грузов со станции «Мир» с помощью возвращаемой баллистической капсулы «Радуга» привлекли к ней внимание мировой общественности, что во многом было обусловлено удачным выбором ее проектных параметров, оптимальным соотношением аэробаллистических характерис­тик и относительно приемлемыми размерами отсека полезного груза. Аналогичные параметры характеристик полезных возвращаемых грузов рассматривались в проектах капсул "Карина" (Франция) и "Экспресс" (Германия). Поэтому в НПО "Энергия" обратились сразу несколько западноевропейских фирм с предложением на базе возвращаемой капсулы "Радуга" спроектировать автономный малоразмерный космический аппарат для проведения ряда ответственных экспериментов с аппаратурой Японии и Германии. В частности, предусматривалось проведение следующих экспериментов: синтез цеолитов и смешанных оксидных и сульфидных катализаторов для нефтеперерабатывающей промышленности; получение новых типов бездефектных кристаллов большого размера; подтверждение работоспособности новых элементов теплозащиты и исследование внешней среды, окружающей капсулу".

Утрата «Радуги» произошла в ходе восьмой основной экспедиции на станцию «Мир» (космонавты Виктор Афанасьев и Муса Манаров). В литературе это описано следующим образом: "7 мая в 01 ч 59 мин 36 с «Прогресс М-7» расстался с орбитальным комплексом. В 19 ч 24 мин 00 с заработала двигательная установка грузовика, и он начал снижаться. На высоте около 130 км от него должна была отделиться возвращаемая баллистическая капсула. Начиненная в основном телеметрической аппаратурой, поскольку является экспериментальной, капсула так и не заявила о себе. Возможно, она вместе с кораблем сгорела в плотных слоях атмосферы".
Источник: «Мир»: восьмая основная. «Шаттл»: очередные полеты. – М.: Знание, 1991. – 64 с., ил. – (Новое в жизни, науке, технике. Сер. «Космонавтика, астрономия»; № 11).
Проектант отечественных космических кораблей доктор технических наук Виктор Елисеевич Миненко несколько иначе рассказывает о причинах этого отказа техники. По его словам, в результате ошибочных действий бортинженера Манарова оказались повреждены кабели, поэтому не сработала система, выталкивающая капсулу из «Прогресса».